Что я узнал о будущем после прочтения 100 научно-фантастических книг

в 4:02, , рубрики: будущее, искусственный интеллект, Киберпанк, межзвездные путешествия, научная фантастика, Научно-популярное, электронные книги

Что я узнал о будущем после прочтения 100 научно-фантастических книг

За последние два года я прочитал более сотни научно-фантастических книг, в среднем около одной в неделю. Полный список можно посмотреть здесь, я даже отметил свои любимые.

Я начал читать научную фантастику, просто чтобы скоротать время. У меня остались хорошие воспоминания о прочтении «Парк Юрского периода» в детстве. Я продолжил читать, потому что я заметил, что эта книга дала мне кое-что: сильное воображение, нелюбовь к обыденности.

Я словил себя на том, что мои идеи отличаются от тех, которые множество черпают из тех же статей TechCrunch, Hacker News, Хабрахабра и других «ежедневных» сайтов жителей Силиконовой долины. Мой бизнес — это продажа идей, а эти книги одновременно настоящее сокровище и мой инструментарий.

Как говорит футуролог Джейсон Сильва:

«Воображение позволяет нам ощущать восхитительные будущие возможности, выбрать наиболее удивительную, и двигать настоящее вперед, чтобы в конце-концов встретить её.»

Я думаю, что чтение этих книг помогло мне и в создании идеи и в движении к ней.

Каждая хорошая научная фантастика, по сути, это мысленный эксперимент, и я хотел бы запустить свой собственный прямо сейчас:

Что если эти книги представляют собой справедливую догадку о том, на что наше будущее будет похоже?

Это предположение не так уж и надумано. Читая ранние произведения классиков Жюля Верна или Герберта Уэллса, меня больше поражает не то, насколько они ошибались, а то, насколько они были правы в своих догадках. Я выбирал какие книги прочесть из подборки «Топ-100 лучших научно-фантастических произведений всех времен», так что скорее всего в этих книгах представлены лучшие (или хотя бы самые интересные) идеи из всех возможных.

Вот к какому будущему мы направляемся, как и предсказывали наши величайшие фантасты:

1. Для того, чтобы спасти человечество, мы должны потерять его

Мы все знаем, что долгосрочное выживание нашего вида зависит от колонизации других планет, и в итоге других звездных систем. Вопрос не в том, станет ли наша планета непригодной для жизни, это вопрос о том, когда это произойдет.

Просто взглянув на расстояния и возможные сроки, связанные с этим процессом, становится ясно — как только мы его начнем, мы начнем отдалятся друг от друга.

Разрыв начнется с языка и культуры. Поселения на отдельных планетах, разделенные миллионами километров и временными промежутками в передаче сигналов связи, начнут развивать свои собственные диалекты, свой сленг, свою музыку, свои тенденции и стремления.
Достаточно посмотреть на изменения в английском языке, между горными шотландцами и калифорнийскими серферами, южноафриканскими бурильщиками и жителями Карибского бассейна — это даст вам прозрачный намек на грядущий культурный дрейф.

Следующим будет политический и экономический разрыв. Подобно становлению и культурному самоопределению американского общества, завершившееся обретением независимости, в колониях начнется процесс самоидентификации самих себя, своих отличий, и в конечном счете они потребуют правительство, которое будет представлять их интересы. С учетом расстояний, мы будем в состоянии подавить первые несколько восстаний, но их отрыв станет только вопросом времени.

Экономическая интеграция будет расширяться, но гораздо медленнее, чем скорость колонизации и разведки. К тому времени, когда мы можем полностью интегрировать эти колонии в нашу экономику, у них будут разработаны самодостаточные экономические системы.

Наконец, мы начинаем видеть генетический разрыв. Несмотря на наше огромное разнообразие здесь, на Земле, мы все один вид, и это значит что любой человек может иметь завести ребенка с любым другим человеком противоположного пола, на протяжении вот уже более 160 000 лет.

Но так сложилось исторически. На протяжении большей части доисторического периода, по крайней мере несколько видов гоминид бродили по планете и только быстрое появление и экспансия вида homo sapiens sapiens из Африки по всему миру явилось залогом единого человечества.

В момент когда некоторые из нас покинут планету, наша общая ДНК начнет расходиться снова. Начиная с условий ограниченного генофонда и при разных давлениях, разных источниках смертности, при разных уровнях радиации и мутации — «космические мореплаватели» встанут на новый эволюционный путь развития.

В конце концов, за сотни лет или за тысячи, одна роковая мутации в одной отдаленной, изолированной колонии сделает воспроизведение невозможным, отрезав эту ветвь человечества навсегда.

Для того чтобы спасти человечество, мы должны колонизировать звезды, и при этом единое человечество, таким как мы его знаем, будет потеряно навсегда.

2. Время будет нашим самым главным врагом

С завоеванием трёх измерений пространства, 4-ое измерение времени станет наибольшей нашей проблемой.

Первая причина заключается в замедлении времени, что доказано следствием теории относительности (совсем недавно эту тема поднималась в фильме Interstellar), но которое играет важную роль в десятках научно-фантастических рассказов, написанных на протяжении предыдущих десятилетий. Замедление времени является феноменом различного течения времени на разных скоростях в зависимости от того, как быстро вы движетесь, а это значит, что кто-то путешествуя на скорости близкой к скорости света будет стареть более медленно, чем кто-то на Земле.

Гуманитарные последствия этого явления поражают. Долгосрочные космические путешественники вернутся на родную планету где все кого они знали, мертвы и их больше нет. Семьи будут растянуты через века, с людьми, пережили своих пра-пра-внуков. Исторические персонажи выйдут из космических капсул еще молодыми. Те, кто захочет видеть будущее будет отправлен на длинное, высокоскоростное путешествие туда и обратно, прибывая в желаемое время. Это будет подобно машине времени без возможности возвращения в прошлое.

Вторая причина заключается в огромных расстояних, участвующих в межзвездных путешествих. Вполне вероятно, что первым отправившийся в межзвездное путешествие не будет первым прибывшим — пока они находятся в пути, новые технологии будут развиваться, позволяя более поздней экспедиции обогнать их. Представьте, что вы погружены в криогенный сон, в первой группе межзвездных путешественников, только для того, чтобы проснуться и обнаружить что цель вашего путешествия была колонизирована сотни лет назад.

Третья причина заключается в технологических различиях. Технология будет крайне важна в космических цивилизациях и будет улучшаться так быстро, что даже небольшие различия будут иметь далеко идущие последствия:

  • Возьмите две системы с незначительным различием в скорости технологического развития и вы обнаружите огромный разрыв между ними через несколько десятилетий или столетий. Их общество может быть настолько принципиально различным, что общение и обмен между ними представить будет трудно.
  • Технологии отправленные к удаленным системам будут устаревшими к тому времени, когда они их получат. Даже отправка информации на скорости света не может быть достаточно быстрой для звездных систем, находящимися на расстоянии несколько световых лет друг от друга. Это сведет торговлю на нет, кроме разве что крайне редких сырьевых материалов.
  • Войны на столь огромные расстояниях будут тщетными, потому любые атакующие силы, отправленные на субсветовых сторостях будут устаревшими к времени прибытия. Но это также может означать нескончаемую войну, где ни одна из сторон не может выиграть, как это описывает Джо Холдеман в романе «Бесконечная война» (The Forever War, 1975)

Мы уже испытываем ограничения времени в космических путешествиях. В недавнем документальном фильме о космическом аппарате Rosetta, запущенном Европейским космическим агентством, для приземления на комету, заметно что камеры зонда имеют разрешение всего в 4 мегапикселя, что было достаточно неплохо в 2004 году, когда он был запущен. Сегодня даже смартфоны обладают более современными камерами.

Посадочный зонд Philae, был оснащен тщательно выверенной системой гарпунов и сверл для льда, и мы думали что этого будет достаточно для успешной посадки. Но в последующие годы мы обнаружили, что поверхность кометы на самом деле смесь пыли, гравия и льда, что делает это оборудование гораздо менее подходящим для работы.

С годами, наша понимание самой сути времени изменится, и мы обнаружим что 4-ое измерение создает для нас нам гораздо больше проблем, все 3 физические измерения вместе взятые.

3. Будущее будет странным

Если бы мне пришлось выбрать одно слово, чтобы описать будущее, как оно представляется по рассказам, которые мне показались наиболее убедительными и правдоподобными, было бы странно. Позвольте мне объяснить.

Такие писатели, как Рэй Курцвейл, проделали хорошую работу, объясняя почему это так трудно для нас — представить себе будущее, к которому мы направляемся. Он утверждает, что все наши исконные эвристики являются линейными — как отслеживание антилопы, проходящую через саванну, подсчет оставшихся продуктов в магазине, — но из-за закона Мура, мы вступаем в фазу экспоненциального изменения, что эти эвристики просто не готова справится.

Другими словами, мы смотрим на скорость изменения от недавнего прошлого, и экстраполируем на ближайшее будущее. Но теперь, когда мы достигаем экспоненциальной части графика, этот вид экстраполяции просто не применим.

Я считаю этот аргумент убедительным, но что самое интересное для меня это не просто скорость перемен, но и непредсказуемость его направления. Истории, которые я читал, привели меня к мысли что мы едва знали о будущих последствиях некоторых из технологий, уже разработанных, и что эти последствия проявляются совершенно странным образом.

Возьмите знакомства например. Как будут происходить знакомства в мире высокоразвитых методов анти-старения? Представьте себе мужчину и женщину на свидании. Они оба выглядят примерно на 25, но их внешний вид совсем ничего не значит. Они должны играть в сложную игру тестирования и прощупывания знаний друг друга в области поп-культуры и не только, чтобы попытаться определить друг друга возраста, не называя их самостоятельно. Будут существовать целые отрасли индустрии, школы и новое мировоззрение касательно того как (и зачем?) встречаться с людьми, которые на многие десятилетиям (столетия?) старше или моложе вас.

Область, где мы увидим эту странность в самом скором времени это виртуальная реальность. Забавно, что большинство предположений о виртуальной реальности построены на том, она будет наследовать обычную реальность, с реалистичными человеческими телами в реалистичных мирах. Но я думаю, что мы очень быстро поймем, что такой вид реальности это скорее баг, а не фича.

Как бы вы выглядели, если вы могли бы принять любую форму? Будут существовать новые отрасли, призванные помочь нам испытать опыт жизни в роли других людей, животных, неодушевленных предметов и иностранцев. Другие отрасли будет посвящены проектированию окружающей среды, законов физики, психических состояний, личностей, воспоминаний и многих других вещей, над которыми мы будем иметь контроль. Пример подобного сценария представил Робин Райт, в 2013 году в фильме Конгресс (по мотивам фантастического романа Станислава Лема).

Но лучшим примером того, каким странным будет будущее, будет искусственный интеллект.

Сама идея позади технологической сингулярности в том, что существует точка в нашем будущем, дальше которой мы не видим. Предположительно эта точка, когда искусственной интеллекта человеческого уровня получает доступ к своему собственному исходному коду, положив начало экспоненциальному взрыву интеллекта.

Но что означает «сверх-человеческий» интеллект? Чего мы можем ожидать от компьютера, мощность которого, скажем, в миллион раз превышает вычислительные мощности всех людей, которые когда-либо жили?

Мы полагаем, что было бы разумно направить его на решение «трудных» задач, таких как решения проблемы голода в мире, моделирование климата Земли, расшифровка структуры мозга, и т.д. Но наше антропоморфное, линейное мышление снова играет с нами злую шутку.

Посмотрим на это через аналогию: представьте муравья, наблюдающего за поведением человека. С точки зрения муравья, человек не тратит свое время «на решение трудных муравей-ориентированных задач». Практически ничего из того что делает человек не является ни отдаленно понятным, и даже не наблюдается непосредственно, так как масштаб и сложность простейших действия человека выходит далеко за рамки концепций муравья. С этой точки зрения, я думаю, можно сделать вывод, что муравей использовал бы для описания человека слово "странный".

И это как раз то слово, как мы будем описывать действия и мышление сверхчеловеческого ИИ. Если взрыв уровня интеллекта действительно произойдет, то он очень быстро достигнет уровня превосходящего нас так, как мы превосходим муравьев и даже больше.

Кто знает какие действия они предпримут? Может быть, они изобретут новую логическую систему, несовместимую с человеческой неврологией. Может быть, они обнаружат, что наша Вселенная является смоделированной и вступят с нашими создателями, в контакт, переговоры или культурный обмен. Может быть, они используют чистую математику, чтобы разобрать темную материю и сдвинуть нашу реальность в альтернативное квантовое состояние, где они являются творцами, и мы — искусственной формой жизни. Скорее всего, они будут делать то, для чего у нас нет даже языка, чтобы это описать.

Почему это важно

Есть много других интересных идей, но так как этот пост становится длинным, настало время его завершать. Возможно я напишу продолжение.

Когда я начал читать научную фантастику, я подумал что это интересный способ предугадать будущее для себя лично. Но я начал изучать целый ряд методов, которые полагаются на принципы научной фантастики, чтобы создавать вещи в реальном мире. Повествование и наука являются одними из самых мощных инструментов к которым мы имеем свободный доступ — и их объединение имеет большой потенциал.

Я начал с книги под названием Science Fiction Prototyping: Designing the Future with Science Fiction. Ее мне порекомендовало руководство в фирме, где я работал в то время, как наиболее важную книгу, которую можно рекомендовать для инноваций, и мое любопытство было задето.

Она описывает свободный процесс использования общих элементов научно-фантастических рассказов создания и проверки последствия от новых технологий. Так же, как повествование отражает человеческий опыт, НФ прототипы использует фантастику чтобы исследовать потенциальный опыт новых технологий.

Один из моих любимых футуристов, Томас Фрей, использует процесс под названием "situational futuring" позволяющий быстро создавать и исследовать вероятностные сценарии развития будущего, которые могут быть использованы для всего: от геополитической стратегии до разработки продукции. Огромный объем увлекательных сценариев которые он придумывает в своем блоге является убедительным доказательством эффективности этого метода.

Я даже недавно узнал о «Appreciative inquiry», модели, созданной в Западном резервном университете Кейза в ответ на нашу одержимость решением проблем. Она основана на «упреждающий принципе», который утверждает, что «то, что мы делаем сегодня руководствуется нашим представляемым образом будущего». Эта модель использует «хитрое создание положительного образа на коллективной основе для упреждающей реальности».

Я не уверен, как это применить на практике, но думаю что это стоит отметить что кто-то работает над тем, чтобы сделать научно-фантастические прототипирование более строгим.

Суть в том, грань между наукой и научной фантастики становится очень размытой. Каждый день приносит весть о ошеломляющих открытиях, продвижениях или изобретениях, которых не должно было случиться в течение многих лет. Возможность создания в чисто воображаемом будущем сценариев, и выработать тонкие последствия принципиально новых возможностей, становится полезной не только для писателей — она ​​становится ключевым навыком для создания этих возможностей в первую очередь.

Автор Нассим Талеб в своей книге Antifragile обсуждает эмпирическое правило которое он использует, чтобы оценить через сколько времени что-то будет вокруг нас: чем дольше это «что-то» было вокруг, дольше это, вероятно, останется. По этому показателю, пока конкретные технологии приходят и уходят, и пока мы экспериментируем с практически каждый аспектом нашей окружающей среды и сознания, инстинкт повествования по-прежнему будет оставаться главной человеческой чертой.

Я предлагаю научиться использовать его, чтобы рассказывать истории о будущем, которое стоит создать.

Автор: Kpyto

Источник

Поделиться

* - обязательные к заполнению поля