Неожиданная встреча. Часть 3

в 7:05, , рубрики: научная фантастика, Читальный зал, чтение

Ангар освещался тусклым резервным освещением. В продырявленной как сито железной стенке ангара лазерным резаком вырезали проём. Когда линия реза замкнулась кусок железа нехотя с грохотом упал на палубу ангара. За проёмом на полу, усыпанном осколками железа и пластика, виднелось тело человека. Рядом с ним лежала электромагнитная импульсная граната (ЭМИГ) зализанной формы, весь корпус которой был перфорирован мелкими отверстиями.

Неожиданная встреча. Часть 3 - 1

Ссылка на часть 1 и оглавление

— Ты смотри на ЭМИГу – это не армейская модель!

— Да, явно штучка далеко не для простых смертных. Теперь понятно почему у нас проблемы с нейросетями были. Нам нужно вернуться – мне теперь сканер придётся заново калибровать. Если он вообще работать нормально будет. Нейросети тоже проверить стоит.

— А с этим что делать?

— Пакуем его. ЭМИГу тоже берём – такие штуки, даже использованные, на каждом углу не валяются. Командир же был уверен, что кто-то есть ещё на корабле – теперь его нет. Кстати, вон ту штуку тоже нужно будет отсюда обязательно забрать, — он ткнул в сторону корабля-курьера.

— Эй, Фэк, не хочешь нам помочь?

Стоящий невдалеке человек наставил на них роторную пушку, которая начала со свистом раскручиваться. Стоявшие в проёме люди переглянулись, рассмеялись и принялись за дело. Через десять минут они покинули ангар.

***

Лекс и Лаэра сидели в противоположных отводах вентиляционных туннелей выше уровня ангаров. Лекс прислушивался к отголоскам человеческой речи, доносившимися снизу, пытаясь понять, что происходит внизу. Лаэра смотрела на Лекса. Когда их взгляды встретились она почувствовала эмоциональную волну разочарования, утраты, недовольства с оттенками злости. Лекс отвел взгляд.

— Давно ты с Финком? – тихо спросила Лаэра.

Лекс помолчал, о чём-то сосредоточенно думая, и так же тихо ответил.

— У тебя либо врождённые, либо нейросетевые способности к эмпатии. Мне стоило об этом раньше догадаться.

— Мне жаль, что так получилось.

— Финк очень надёжный напарник. Был… Как твоя нейросеть?

— Когда сработала ЭМИГа ушла в защиту, но сейчас всё нормально, – соврала Лаэра так как, на самом деле, к собственному изумлению, её нейросеть как будто и не заметила мощного всплеска электромагнитного излучения, только появилось уведомление о срабатывании контура электромагнитной защиты.

Они помолчали. Когда шум внизу стих, Лекс выждал еще минут десять и начал слезать вниз. Лаэра помедлила и полезла за ним. Они спустились по вентиляционной шахте и вылезли в ангар через вырезанный проём. Лекс покрутился на месте, словно пытаясь что-то рассмотреть и быстро пошёл к своему кораблю-курьеру. Контроля за пространством он не опасался, так как сработавшая ЭМИГа наверняка всё выжгла в пределах ангара. Лаэра последовала за ним.

Перед кораблём Лекс остановился и обошёл его по периметру. Не обнаружив ничего подозрительного, Лекс вызвал интерфейс нейросети и вызвал пункт управления ближайшей техники. В появившемся списке он выбрал пункт с изображением космического корабля, напротив которого значился номер KFN-34-AC57. После выбора появился структурированный список доступных функций, из которых Лекс активировал пункт процедуры идентификации и получения доступа на корабль. Нейросеть попыталась установить удалённую связь с кораблём и через пару секунд выдала сообщение: «Бесконтактная связь с кораблём установлена. Ожидаю данные идентификации». Лекс представил картину: на белом фоне медленно перебирая мощными лапами шёл ргит (хищник семейства кошачьих на родной планете Лекса), как бы стоя на месте, вот ргит остановился и зевнул, при этом его уши навострились, а спереди морды усы смешно встопорщились.

— Лекс Ортон, Даона 37 приветствует вас, — протранслировала мелодичный голос корабля нейросеть — Внимание! Из-за мощного электромагнитного импульса сработала защита основной линии авторизации. Основная линия деактивирована. Задействована резервная линия L1R1.

Лекс мысленно обратился к кораблю.

— Даона 37. Открой аппарель. Выдай список доступных нейросетей в зоне видимости.

Перед взглядом Лекса появился список доступных нейросетей. Первая была его, он перешёл в список функций второй нейросети. Там он увидел только идентификатор нейросети и его название «Лаэра-С» — вся остальная информация была закрыта для просмотра. Пользователю этой нейросети он назначил гостевой доступ на корабль. На все эти действия ушло не более десяти секунд времени. Аппарель медленно выдвигалась.

Лекс с Лаэрой поднялись по выдвинувшейся лесенке курьерского корабля. Они прошли небольшой шлюзовой отсек, коридор и попали внутрь рубки. Лекс сел в своё кресло.

— Можно? – поинтересовалась Лаэра.

— Да, садись конечно. У тебя гостевой доступ на корабль.

— Уже не боишься, что я тебя сдам?

— Если бы хотела это сделать, то просто бы спихнула меня в шахту. До низу я бы живым вряд ли долетел.

— Я не с ними.

— А с кем?

— У меня есть контракт. Я обязана его выполнить. Я очень дорогой специалист, поверь мне. Твоя цель прибытия суда – обеспечение доставки груза в точку назначения. Наши цели совпадают в независимости от заказчиков.

— А если бы не совпадали?

— Тогда вряд ли бы вы выжили ещё в центре управления, — честно призналась девушка.

— Откровенно. О моём заказчике догадаться несложно, зная кто я такой. А ты?

Лаэра молчала, смотря на Лекса и раздумывая над своим ответом. Пауза затянулась.

— Лаэра, мы либо доверяем друг другу, либо нет. Ситуация сложная. И подготовка не является никакой гарантией – посмотри, как Финк глупо погиб.

— Я внештатный сотрудник НБС, — наконец проговорила Лаэра после недолгой паузы.

— Это… многое объясняет, — медленно поговорил Лекс.

Переоценка Лаэры у Лекса наступила почти моментально. Накопленная статистика по фоновому поведению Лаэры и полученная последняя капля информации о ней – всё сложилось в единую картину. Лекс осознал и понял всю опасность ситуации, в которую он попал в центре управления, когда, на первый взгляд, беззащитная девушка, фактически, контролировала всех. Игольник, наверняка переведённый в режим работы по сектору, накрывал всех сразу с той точки, где она находилась. Надо было только невзначай махнуть рукой, например, сымитировав падение. И Лекс не был уверен в том, что его нейросеть отработала бы такую ситуацию автоматически на упреждение – агрессия же в явном виде проявлена не была бы. А когда они её обнаружили? Она уже контролировала весь ангар и наверняка знала о них. В такой ситуации наличие агента НБС воспринимается неоднозначно. С одной стороны, это может быть везением — очевидно же, что Лаэра явно не простой сотрудник НБС – скорее уж она универсал от НБС, о возможностях которого Лекс мог только догадываться. Но, с другой стороны, кто его знает, какие у неё там директивы – НБС очень закрытая организация, а такие организации не любят «лишних» или «случайных» людей в их делах и «просто так», только потому что ситуация сложилась, помогать никогда не торопятся.

— Даона 37. Поиск информационных узлов. Установка спецсвязи с любым их них, код приоритета по моему личному идентификатору.

Через пару минут пришёл ответ от корабля.

— Информационные узлы не обнаружены.

Лекс посмотрел на Лаэру.

— Обычная связь похоже заглушена полностью. Или мы покинули зону связи. Что очень странно, так как в пространстве СЦМ таких «дыр» практически нет.

— Можно я попробую?

Лекс колебался, но профессиональное любопытство взяло верх. «А что я теряю, всё равно доступ будет не капитанский же. Интересно будет посмотреть, что она будет делать и как будет развиваться ситуация, учитывая какой ИИ установлен на корабле… Глупая, наверное, идея, учитывая ситуацию… Но не каждый же день с агентом НБС сталкиваешься», — подумал Лекс.

— Даона 37. Пользователю с идентификатором «Лаэра-С» изменить гостевой доступ на доступ навигатора.

Нейросеть Лаэры выдала запрос-приглашение на установку авторизованной связи с кораблём, имеющем идентификационный номер KFN-34-AC57. Лаэра утвердительно ответила.

— Лаэра-С, Даона 37 приветствует вас. У вас навигационный уровень доступа на корабль. Запущена процедура первичной идентификации. Ожидаю данные идентификации.

Лаэра представила себе картину заката, которую она ежедневно наблюдала, когда недавно отдыхала на одной закрытой элитной курортной планете в центре СЦМ. Хотя Лаэра не была привязана к какому-то обязательному выполнению задач, являясь абсолютно самостоятельным и независимым сотрудником, она не так часто позволяла себе быть предоставленной самой себе. В конце концов, не редко она осуществляла скрытное сопровождение высокопоставленных чиновников СЦМ. Стильно одетая стройная женщина с дорогими украшениями, выгодно подчёркивающими её обаяние, эффектно вписывалась в элитное общество рядом с высокопоставленной сопровождаемой персоной. Персона обычно вовсю старалась добиться большего, чем просто расположение Лаэры, мужская часть общества завидовала сопровождаемому, женская часть общества испытывала гамму чувств от восхищения до ненависти. Лаэра нередко испытывала удовольствие от этих моментов своей женской безоговорочной власти. Однако всё же это была выматывающая работа, потому что, хотя и не стоило сильно заботиться о внешних угрозах, но приходилось пристально и больше интуитивно следить за тем, что происходило рядом со своим подопечным. Подстроенное грубое нарушение протоколов встреч, недостойное поведение или специально создаваемая провоцирующая ситуация, которые могли быть на следующий день использованы против репутации человека в СМИ. Обаятельная девушка как бы легко и непринуждённо гасила и разрешала острые моменты. Хуже было, если приходилось парировать физическую угрозу – приходилось не только защищать объекта, но и как-то не «засветиться». Однако такие ситуации были крайне редкими исключениями. Поездки, встречи, вечеринки, курорты – всё это было внешне похоже на отдых, но никак не заменяло его в полной мере. Поэтому Лаэра хорошо помнила те, моменты, когда действительно она могла себе позволить расслабиться, не думая больше ни о чём. «Надо будет всё же чаще делать перерывы в работе», — подумала девушка.

— Данные идентификации приняты, — услышала она голос корабля.

— Даона 37, запусти процедуру изменения данных идентификации.

Лаэра повторила ту же процедуру с образом так запомнившегося ей заката, но уже без лишних мыслей и желаний.

Лаэра быстро разобралась с настройками навигационного интерфейса корабля. Дополненная реальность заменила панели управления, расположенные перед ней на необходимую информацию, графики, диаграммы, различную информацию, полученную со сканеров. Сформировалось информационное пространство для навигатора. По центру стола вместо голограммы изображения корабля Лаэра видела трёхмерную координатную сетку, различные точки с подписями, линии соединяющие отрезки других линий и прочую навигационную информацию. Лаэра слегка помотала головой – картинка осталась стабильна, часть реальности надёжно заменялась виртуальностью. Лишь только периферийное зрение улавливало немешающее яркое оранжевое свечение – сигнализация и предупреждение нейросети о том, что часть реальности ненастоящая. Лаэра закрыла глаза. Свечение сменилось на красное и остались только объекты дополненной реальности. «Давно я не работала с подобным оборудованием», — подумала Лаэра.

Такие технологии применялись только в спецзаказах. На всех современных кораблях полноценное ручное управление давно уже было заменено голосовым, визуальным, нейросетевым в их различных комбинациях. Всё сводилось к тому, что члены экипажа формировали тем или иным способом общие команды оборудованию. Конечно, требовалось очень хорошо понимать, что происходит в процессе их выполнения, знать последовательности выдачи команд и целесообразность их использования в различных условиях. Надёжность нейросетевого и электронного оборудования была высокой и считалось, что гораздо вероятнее откажет двигательное, навигационное или генераторное оборудование, нежели многократно дублированная система управления кораблём.

Этим кораблём мог управлять человек вообще без нейросети: вручную выполнять навигационные измерения и расчёты, задавать низкоуровневое управление, например, вектор тяги, параметры работы генераторной установки, системы жизнеобеспечения. Подавляющее большинство людей с подобными знаниями и опытом занималось разработкой и постройкой кораблей, а также их обслуживанием и ремонтом на крупных верфях. Наличие таких кораблей у универсалов было оправдано в силу специфики их работы. Если окажется повреждена система управления корабля, универсал мог подключиться к ней напрямую, фактически заменив ИИ корабля частью своих имплантатов и нейросетью. В случае проблем со своей нейросетью универсалы могли вручную управлять кораблём – все знания, опыт и навыки для этого у них имелись.

— Даона 37, создай виртуальную среду с двойными стандартными параметрами.

— Среда создана, передаю данные для подключения.

Лаэра обратилась к навигационным сканерам, запустив скрытый поиск любых точек информационного доступа. Пока система отрабатывала запрос, Лаэра попыталась получить прямой доступ к передатчику дальней связи. Система корабля сразу заблокировав работу с любым оборудованием по низкоуровневым протоколам. Тогда Лаэра пошла на хитрость. Она выделила часть своей нейросетевой среды, изолировала её, слила с выделенной кораблём виртуальной средой и стала наращивать объём информационных запросов на навигационное оборудование, добавляя на него специальные кодовые конструкции. Лаэра ожидала, когда сработает уязвимость в нейросетевой архитектуре – виртуальный обработчик должен был интерпретировать часть потока данных как команду, при этом внутривиртуальное пространство «задумывалось», что позволяло пробросить поток данных через монитор нейросреды первого уровня и выполнить команду напрямую, как разрешённую ИИ корабля. Трюк очень старый и давно уже никем не используемый, но у Лаэры имелись шаблоны конкретно под ИИ типа «Даона» и мощная собственная нейросеть. Лаэра всё наращивала и наращивала обмен, но искусственный интеллект корабля этого как будто и не замечал. «Странно, серия Даона хоть и является специальной, но уже и не считается наисовременнейшей. ИИ тут явно специально обученный или вообще нестандартный для этой серии кораблей», — подумала Лаэра. Прошло уже около полуминуты и у Лаэры осталось ещё около полутора минут, чтобы констатировать отсутствие связи, сообщить об этом Лексу и не вызвать подозрений с его стороны.

Лаэра резко остановила поток информации от себя, вызвала свою обширную библиотеку несанкционированного управления оборудованием, нашла тип корабля, активировала и отослала короткоживущий вирус, замаскированный под запрос данных со сканеров корабля. Это была крайняя мера, так как «засветка» боевых вирусов не поощрялась, но Лаэра посчитала, что сейчас именно та ситуация, в которой его применение обосновано. После отправки вируса, она заблокировала прямую связь с кораблём, переведя всё взаимодействие с ним через виртуальную среду. Спустя несколько секунд пришёл отчёт от вируса о частичном перехвате управления и получении капитанского доступа к системам корабля. Лаэра попыталась выполнить низкоуровневое подключение к оборудованию связи корабля. Но неожиданно получала мощный удар от сопротивлявшегося вторжению ИИ корабля. Даона свалила на неё практически всё, что от неё получала раньше. Все полученные данные были модифицированы и представлены как отчеты со сканеров корабля. Для Лаэры ответная атака от корабля стала полной неожиданностью. Нейросеть пыталась анализировать поступающую информацию, сильно нагрузилась, а затем перестала успевать обрабатывать входные данные. Загрузившийся в середине информационного потока вирус попытался активироваться, однако полностью развернуться ему не дала антивирусная система нейросети. Полуработающий вирус начал генерировать и сыпать свои запросы к нейросети Лаэры, некоторые запросы нейросеть маркировала как «особо опасные». Лаэра пыталась дополнительно изолировать соединение с кораблём и, одновременно, не потерять связь со своим вирусом в системе, отфильтровывая информационный поток мусора, который на неё свалился при обмене с системами корабля. Это продолжалось до тех пор, пока за контроль доступа к оборудованию связи не схлестнулись вирус в корабле, которым управляла Лаэра, и вирус в нейросети Лаэры, которым формально управлял корабль, но за счет своей частичной активации он работал по одному ему известным алгоритмам. В результате коллизий и нарушений работы по низкоуровневым протоколам Лаэра поняла, что утрачивает контроль, когда на запросы по настройке оборудования от её вируса иногда удавалось отвечать чужому. Наконец, Лаэра отдала команду вирусу удалить следы своего присутствия в системе корабля и деактивироваться. После этого уже не составило никакого труда разорвать соединение и очистить изолированное пространство нейросети, выделенное под данный сеанс работы с кораблём.

Лаэра перевела дух. Голова была тяжелая, в висках стучало. Однако давление, пульс и прочие медицинские параметры были в норме – нейросеть парировала нагрузку. Прошло всего лишь не более минуты времени. «Давно я не получала такой наглой сдачи», — подумала девушка – «И чисто сработать не получилось». Лаэра заново установила связь с кораблём.

— Даона 37, выполни поиск ближайших информационных узлов.

— Оборудование связи недоступно.

«Ну что за день?!», — взмолилась Лаэра.

— Даона 37, какая причина недоступности?

— Нестабильность работы всех интерфейсных подмодулей блоков связи. Подозрение вторжения в систему. Запущены процедуры диагностики и восстановления подсистемы связи. Запущена самодиагностика системы корабля. Система связи будет доступна через два часа тридцать шесть минут.

Видимо в результате частичного контроля ИИ корабля, хаотичной работы недоактивированного вируса, иногда отвечающего на запросы её вируса создались условия, которые начисто «повесили» систему связи корабля. «Это очень интересная и довольно уникальная ситуация. Надо будет обязательно проанализировать сохранившиеся записи», — подумала девушка и покосилась на Лекса.

Лекс, до этого наблюдавший за непонятной деятельностью спутницы, но не имевший возможности ознакомиться с детальными отчётами систем корабля, потому что на некоторое время он вообще не получал ответы на свои запросы, сейчас активно пытался понять, что именно произошло. Он видел командные отчёты, его нейросеть обнаруживала и анализировала нестыковки в них, но общая картина произошедшего не складывалась. Наконец, Лексу пришло уведомление о запуске самодиагностики систем корабля и восстановлении нормальной работы подсистемы связи, которая будет неработоспособна ближайшие два с половиной часа. Лекс покачал головой и посмотрел на Лаэру.

— Насколько я понимаю, вопрос доверия полностью прояснён между нами.

Лаэра получила уведомление об изменении уровня доступа на гостевой. Она чувствовала не столько чувство вины за не вовремя сломанное оборудование, сколько профессиональный стыд за неуместные, неаккуратные и неграмотно выполненные действия. Таких конфузов она не помнила ещё со времён обучения в академии. Она привыкла работать быстро, чётко и надёжно. Тут же, в условиях чудовищного лимита времени она отступила от правил и порядков, понадеявшись на известные возможности ИИ корабля данного типа и мощь своей нейросети: предварительно не изолировала соединение, слабо изолировала задействованный сектор нейросети, вместо предварительного изучения после внедрения сразу дала команду на командное управление. Спустя несколько минут после того как всё закончилось ей уже не казалось, что возможные риски стоили получения беспроблемного доступа к передатчику дальней связи.

— Даона 37. По окончании проверки корабля подготовить подробный отчёт о результатах проверки и действиях по нормализации работы оборудования. Подтвердить команду.

— Принято, капитан, по окончании проверки корабля подготовить подробный отчёт о результатах проверки и действиях по нормализации работы оборудования.

— Даона 37. Какой статус передатчика дальней связи? Подробно.

— Оборудование дальней связи исправно, но работа с ним невозможна из-за проведения комплексной проверки подсистемы связи корабля. Зафиксирован сбой интерфейсных подмодулей всех блоков связи. Предполагаемая причина – неизвестный тип атаки на информационную инфраструктуру корабля. Предполагаемый источник – член команды, имевший навигационный доступ.

— Даона 37. Создать универсальный канал низкоуровнего доступа к оборудованию, отключить передатчик дальней связи от системы связи корабля и подключить к каналу низкоуровнего доступа.

— Выполнено, передаю параметры канала низкоуровнего доступа.

Лекс получил данные и через нейросеть подключился к оборудованию дальней связи. При взаимодействии с передатчиком не требовалась очень большая скорость принятия решений и быстрый анализ приоритетов ответов при множестве одновременных входных запросов как, например, при управлении всем кораблём, поэтому Лексу было несложно. Поддержание активного низкоуровневого соединения обеспечивалось в фоновом режиме – нейросети Лекса были известны практически все известные корабельные протоколы. Лексу было только необходимо управлять передатчиком, как и любым другим устройством, через нейросеть. Команд было довольно много и нужно было знать порядок их выдачи, но у Лекса уже имелись макрокоманды – расписанные списки из последовательностей команд. Используя мысленно-визуальный интерфейс нейросети Лекс довольно быстро подготовил передатчик к работе.

— Лаэра, я попробую использовать дальнюю связь.

— Нас сразу же засекут!

— Есть ещё какие-то варианты? Обычную связь ты положила более чем на два часа.

Лаэра промолчала.

— Да в любом случае, я не нашёл ни один ретранслятор поблизости. Связь хорошо глушится. Мне нужно сообщить о случившемся хоть как-то. Пока ещё есть такая возможность и мы вообще можем использовать этот корабль. Поэтому я попробую отослать информацию о захвате.

— Ты управляешь напрямую?

— Да. Так бы можно было оставить сообщение и убраться. Оно бы автоматически отправилось по готовности оборудования. Теперь мне придётся быть на связи. Пока я раскочегарю этот передатчик нас точно обнаружат. А дальше как повезёт – может успею закончить передачу до того, как сюда гости пожалуют, а может и нет.

— Я могу остаться здесь и выполнить передачу. Сложившаяся ситуация – моя вина, — призналась Лаэра.

— Боюсь я.

Лаэра никак не ожидавшая подобного ответа посмотрела на Лекса.

— Что?

Какое-то время Лекс доставил себе удовольствие созерцать непонимающе женское лицо изумлённого недоумения. Потом он просто рассмеялся, пытаясь сбросить собственное психологическое напряжение.

— Боюсь, что если тебя тут оставить одну, то этот корабль придётся потом в утиль списывать.

Лаэра полуотвернулась от него и даже немного расслабилась.

— Я могу вставить в передачу какое-нибудь твоё сообщение. Наверняка в НБС эта информация попадёт, если это сфера её интересов.

— Спасибо, Лекс, не нужно.

Лекс хмыкнул.

— Тогда тебе стоит посмотреть пути отхода. С передатчиком я начну работать, как только ты покинешь ангар. Через десять минут начнётся передача, которая будет идти пару минут. Через четырнадцат минут нас в ангаре уже не должно быть! Это в идеале конечно…

— Уходить лучше через ту же дыру, к нам она расположена ближе всех остальных помещений.

— Да, я тоже так думаю. Проблема только в том, что по шахте надо вверх лезть. И я не уверен, что во второй раз мне так же повезёт, если явится наш знакомый со своей кинетической пушкой.

— Я подготовлю обманку в пятом техническом помещении от входа. Как будто там кото-то режет металл. Это даст время.

— Сколько тебе нужно времени?

— За пять минут управлюсь.

— Хорошо, работай и покидай ангар. Как пролезешь через дыру, минут через пять, я вышибу ворота ангара. Будет утечка атмосферы. Дыра будет небольшая, автоматика её перекроет, но на это потребуется время – мне хватит на передачу. Ещё будут сильные помехи от эмиттеров гиперполя.

Лаэра покинула корабль, быстро добежала до нужного помещения и из извлечённых предметов из своего рюкзачка быстро сконструировала обманку. Обманка представляла собой несколько соединённых друг с другом блоков-имитаторов эффектов, подобных тем, что продаются для развлечений, только гораздо компактнее и мощнее. Один отвечал за звук, второй за несильную вибрацию, третий при изменении картинки комнаты должен был взорваться, четвёртый периодически излучал сигналы, имитируя радиообмен, пятый просто светился в инфракрасном диапазоне, другие блоки тоже выполняли какие-то свои задачи. Лаэра уложилась в четыре минуты и побежала к дыре в вентиляционной шахте.

Как только Лаэра спустилась с корабля, Лекс стал работать с передатчиком. Дав команды на инициализацию аппаратуры, он нацелил передающий комплекс с сторону одного из створов ангара. «Как удачно корабль стоит носом к воротам ангара» — подумал Лекс – «Иначе пришлось бы весь корабль разворачивать, вот тогда бы точно все сбежались». Насколько хорошо пройдёт сигнал Лекс не знал, он вообще никогда не использовал передающий комплекс не в космосе, поэтому выкрутил передатчик на предельную мощность, да ещё и подбавил несколько процентов сверх предела, пользуясь возможностями тонкой настройки оборудования используя низкоуровневый доступ.

Передача происходила в так называемом пятом измерении — гиперпространстве. В том, что именно происходило в момент активации точки перехода, путались сами учёные, преимущественно отписываясь обширными математическими теориями с красивыми картинками, содержащими «воронкообразные» рисунки. Теорий было несколько. По самой распространённой теории образовывалась точка входа, поведение которой больше всего походило на чёрную дыру, параметры которой инициировали создание точки выхода. Пространственно-временной континуум на границе точки входа разрушался и засасывался ею, выбрасываясь и структурируясь из точки выброса. По теории, при прохождении гиперпространственного туннеля течение времени внутри него, относительно времени вне его, довольно интересно зависело от расстояния до точки выхода: на близких расстояниях время существенно замедлялось, на дальних — ускорялось. Казалось бы – вот она давняя мечта человечества о телепортации – можно не только далеко «прыгнуть», так ещё и время сэкономить. Но на практике сказывалась куча теоретических ограничений и технологических сложностей, которые не позволяли использовать технологию прокола в пространстве откуда угодно и куда угодно. Существовал оптимальный диапазон расстояний, техника переходов на котором была достаточно хорошо изучена. На этих расстояниях время внутри и вне туннеля менялись примерно одинаково, однако расстояния впечатляли. При накопленной статистике работы конкретного оборудования и сноровке можно было пробивать расстояния достаточно далеко и точно. Методы и оборудование существенно различались для передачи данных или проброса кораблей через гиперпространство. При передаче информации, обычно имелась базовая станция-ретранслятор, месторасположение и параметры которой были известны. Передающий абонент имел синхронизированное с этой станцией время, либо корректировал его по известным ближайшим пульсарам, производил точный расчёт местоположения, получал нужные параметры и вектор передачи, формировал комплексом передатчика точку перехода и по готовности канала излучал в него сигналы с направленных антенн.

После того как Лаэра покинула ангар, Лекс выждал пять минут и отдал команду на запуск генератора корабля и начальную подготовку оборудования. Передние нижние панели на корабле сместились и из недр корабля выдвинулось несколько платформ с расположенным на них различным оборудованием. Спустя несколько минут, по готовности передатчика дальней связи, Лекс отдал команду на пару залпов из лазерной пушки в точку, на которой заранее было сфокусирован передающий комплекс. Тишину ангара прорезали два сухих свистящих звука, создаваемых генераторами накачки пушки. Спустя мгновение через образовавшуюся дыру начал с шумом уходить воздух. По ангару разнеслась тревожная сирена и зажглись, предупреждающие об опасности, красные маячки. Дублирующие ворота со скрипом стали медленно закрываться. С выдвинутых платформ в космос ушли несколько невидимых лазерных лучей. Громко треснул разряд и образовавшаяся гелий-водородная плазма, выброшенная направленными инжекторами-ускорителями, унеслась в космос на скорости полутора тысяч километров в секунду, позолотив, словно направляющие рельсы, лазерные лучи. Через полминуты накопитель энергии зарядился снова, процесс повторился и очередная порция созданного солнечного ветра унеслась в пространство.

— Даона 37, какие наши координаты? Я запросил координаты четыре минуты назад!

— Капитан, слишком малый обзор, я не могу скореллировать имеющийся кусок карты звездного неба с известным пространством в СЦМ. Перехожу в систему LCF для определения координатного сдвига. Передаю предварительные данные. Для уточнения мне нужно ещё шесть минут.

«Какого чёрта!? Соотнести вид созвездий с точкой в пространстве СЦМ никогда больше двух минут не занимало. Это вообще секундное дело для ИИ», — подумал Лекс – «Дыру надо было больше сделать. Да ещё плазма мешает, наверное. В любом случае — нет времени ждать». Лекс выбрал набор навигационных данных, напротив которых высвечивался максимальный процент достоверности в 14%. Спустя пять минут часть добела раскалённых эмиттеров гиперполя резко почернела. Освещение в ангаре мигнуло под воздействием сильной помехи. На расстоянии полумиллиона километров от корабля пространство вспыхнуло белой вспышкой и сразу же угасло. Около точки входа образовался слабый аккреционный диск, вращающийся в плоскости выброса плазмы. Навигационное оборудование зафиксировало локальное искажение пространственно-временной метрики. Лекс начал передачу подготовленного сообщения, который содержал краткий отчёт о сложившейся ситуации. На двадцатой секунде следящая система зафиксировала гравитационное возмущение и рекомендовала повторить передачу. Лекс перезапустил передачу. Уже спустя минуту Лекс быстро отдавал команды окончания работы комплекса передачи. Точка перехода, оставшись без внешней подпитки, разрушится, совершив, напоследок характерный узкий двунаправленный выброс энергии, направленный перпендикулярно плоскости вращения аккреционного диска и красиво выглядевший в совмещённом инфракрасном, рентгеновском и гамма спектрах.

Двери ангара практически закрылись. Лекс быстро поднялся и побежал к выходу. В коридоре он задержался и выдернул из одного шкафчика небольшой рюкзак. Сбегая вниз по аппарели, он отдал команду кораблю на блокировку. Аппарель начала медленно убираться и когда Лекс добежал до её основания, ему пришлось спрыгнуть на холодный пол ангара с высоты около метра.

— Капитан, координатное смещение определено, — раздался голос корабля — Номер текущего сектора P8-N4-P1 в формате LCF. Гиперпередача данных успешна с вероятностью 0%. Перехожу в режим ожидания. Конец связи.

Лекс побежал в сторону дыры в вентиляционной шахте. В голове у него крутилась только одна мысль: «Да это вообще нереально – один прыжок ограничен дальностью одного светового года, а до текущего номера сектора с десяток прыжков от места где они встретили корабль». Когда до дыры осталось несколько метров у главного входа в ангаре появилась группа людей. Оценив обстановку часть группы двинулась в направлении технического помещения, из которого шли непонятные звуки, а вторая – по направлению к воротам. Лекс успешно скрылся в вентиляционной шахте и, резво пробираясь наверх, услышал хлопок взрыва и начавшуюся беспорядочную стрельбу.

Автор: AlexanderS

Источник

Поделиться новостью

* - обязательные к заполнению поля