Неожиданная встреча. Глава 8

в 17:06, , рубрики: научная фантастика, Читальный зал, чтение

Лекс очнулся и открыл глаза. Его взору предстал всё тот же невесёлый ангар. Недалеко стоял его корабль с открытым люком и выдвинутой аппарелью. Лекс осторожно сел. Голова болела, но он уже не чувствовал слабости в теле, как в своё прошлое пробуждение.

«Что-то изменилось», — подумал Лекс. Он покрутил головой. «Точно – стула нет! — отметил он изменения в обстановке. — А вместе с ним исчез и хранитель – может они как-то связаны друг с другом?» Пришедшая в голову мысль настолько развеселила его, что он рассмеялся в пустоту ангара. Искажённое и пугающее эхо заставило его замолчать. Лекс попробовал подняться и у него это легко получилось. Он покрутил головой, но никаких изменений в обстановке ангара больше не заметил.

Неожиданная встреча. Глава 8 - 1

Комментарий от автора, аннотация и оглавление произведения

Комментарий о автора.

Неожиданная встреча — мой экспериментальный литературный проект. В основе проекта лежат мои представления о будущих технологических достижениях, а также размышления о научно-техническом прогрессе, его роли и последствиях для развития человеческой цивилизации. Идея проекта зародилась в 2013-2014 годах, но только в конце 2015 года у меня появилось свободное время и я смог начать работать над проектом. Изначально планировалась серия отдельных рассказов, но, в процессе создания единой вселенной для рассказов, я предпочёл написать целое научно-фантастическое произведение. По мере написания, главы публикуются на Geektimes.

Аннотация.
На грузовом корабле неожиданно встречаются два бывших выпускника академии космического флота, которые уже давно не видели друг друга. Оба работают по задаче обеспечения сопровождения груза корабля. Однако, после практически завершённой очередной проверки корабля и груза на нём, происходят события, которые препятствуют дальнейшему расхождению их жизненных путей. В атмосфере взаимного недоверия героям приходится выяснять что происходит и искать решения возникающих проблем. После того, как проясняется общая ситуация на корабле, следует ещё одна неожиданная встреча, которая оказывает сильное влияние на будущее обоих героев.

Синопсис.
Засекречено до полной публикации всего произведения.
Доступно по запросу.

Оглавление.
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8

Для тех кто читает впервые или читал давно: расшифровка используемых сокращений

ВКФ — Военно-Космический Флот
ЗКП — Запасной Командный Пункт
ИИ — Искусственный Интеллект
КИРП — Кинетико-Индукционная Роторная Пушка
НБС — НейроБиоСистемы (корпорация в СЦМ)
СБ СЦМ — Служба Безопасности СЦМ
СЦМ — Союз Центральных Миров
ФИПИ — Физио-Интеллектуально-Психологический Индекс (человека)
ЦКТС — Центральная Командно-Телеметрическая Система
ЦУК — Центр Управления Кораблём
ЭМИГ — ЭлектроМагнитная Импульсная Граната

«Что за ерунда творится на этом корабле? – подумал он. – Я не знаю покоя как ступил на него. Сначала бегал как зверь от охотников по всему кораблю, потом стабильно выступаю в роли тренировочного манекена. Я вообще универсал? Это я должен тут всех гонять!» Лекс сел обратно на пол ангара. В жизни бывают моменты, когда важно остановиться и разобраться в том, что происходит. И это, порой, становится самым важным на данный момент. Все дальнейшие действия кажутся бессмысленными и бесполезными, пока человек не выработает понимание текущей ситуации и своего места в ней.

«Самое минимально-правдоподобное, — думал Лекс, — признать, что всё это произошло в целях моей вербовки. Доступ на спецверфь – такая игра вполне стоила этого. Этим можно объяснить то, что я остался один – в таких делах свидетели не нужны. Если я до сих пор жив, то вряд ли можно опасаться, что прямо сейчас мне что-то серьёзно угрожает. Почему хранитель не избавился от меня, когда я отказался? Если Орден настолько мощная организация, что может повлиять на что угодно и где угодно, то зачем ей универсал? Или она… не так уж и могущественна? А может хранитель рассказал мне миф, которого в реальности нет? С другой стороны, боевые технологии хранителя доказывали, что всё это вполне может быть и правдой. И… получил же он доступ на корабль? По сути, он взломал часть ИИ. Когда проникновение в систему управления стало достаточно глубоким ИИ просто отключил часть своих функций и ушёл на второй уровень защиты, который хранителю оказался не по зубам. Наверняка хранитель может взломать и следующий уровень и так далее, но когда-то наступят условия, когда ИИ уничтожит своё ядро и ядро ЦКТС корабля, превратив его в бесполезную железку». Лекс сидел на полу и пытался сложить все части головоломки в какую-то единую картину. Наконец он сделал какие-то выводы и быстро поднялся на ноги.

Пройдя быстрым шагом к кораблю, Лекс осторожно поднялся по аппарели и заглянул внутрь корабля. Не обнаружив ничего подозрительного, он вошёл в шлюзовой отсек. Минуя шлюз, Лекс прошёл небольшой коридор, но не стал проходить в направлении рубки, а свернул в ответвление коридора и сразу очутился перед несколькими дверьми. Освещение везде было включено, все двери были разблокированы. Лекс зашёл в один из отсеков, в котором не было ничего, кроме голых стен. На одной из стен он надавил на панель и она плавно отошла в сторону, открыв шкаф с полками. Лекс разблокировал нехитрое механическое крепление и достал упаковку с новым комбинезоном. Затем последовала разгрузка – повинуясь нейросетевым командам его комбинезон «отдавал» спрятанные в нём предметы, которые просто появлялись из наростов комбинезона, переходя в руки Лекса. Все предметы носили следы повреждений и не были пригодны для дальнейшего использования. Некоторые вещи приходилось с силой вырывать и долго выковыривать из комбинезона, так как близкие взрывы электромагнитных и плазменных гранат подействовали не него далеко не лучшим образом. Наконец, Лекс освободился и попытался стянуть с себя комбинезон. Повинуясь команде, комбинезон немного распух. Вначале Лекс вытащил из него руки, затем с силой растянул шейное отверстие изнутри комбинезона, стараясь стянуть его вниз. Получалось очень плохо – комбинезон был сильно повреждён и никак не хотел поддаваться. Многие его места загрубели и утратили гибкость. В местах, где были пробои, образовалась твёрдая неэластичная корка. Спустя несколько минут мучений комбинезон всё же упал к ногам голого мужчины. Лекс использовал специальный заказной комбинезон, который позволял обходиться без нательного белья, не создавая никакого дискомфорта. Выигранные, таким образом, несколько сотен грамм Лекс предпочитал тратить на облегчение своего веса. Старый комбинезон Лекс отпихнул ногой в сторону и, распаковав пакет, достал новый. Он попытался отодрать биопену с тела, но получилось это плохо – биопена под воздействием высокой температуры почти слилась с телом. Выйдя из отсека Лекс прошлёпал босыми ногами вдаль коридора и зашел в душевую. С удовольствием подставив тело под упругие струи воды, он размочил и с трудом отскоблил остатки биопены, под которой оголились ярко-розовые участки кожи. Вернувшись в отсек с комбинезоном Лекс начал одевать новый комбинезон. Процедура повторилась в обратном порядке с той разницей, что новый комбинезон не доставлял абсолютно никаких проблем при одевании. Лекс подождал пока одетый комбинезон поёрзает на нём и примет заданную форму и цвет своих различных частей. Из этого же шкафа Лекс достал новые ботинки, которые, будучи надетыми, ужались и слились с комбинезоном. Когда с одеванием было завершено, Лекс принял свой обычный вид – если не приглядываться, то казалось, что на человеке был одет обычный офицерский гражданский костюм. Открыв другой шкаф, Лекс достал из него два импульсных пистолета и проверил их. Когда оружие вросло в свои места на комбинезоне, Лекс обрел привычное чувство уверенности и вышел из отсека – оставшиеся вещи будут убраны и запакованы роботом-уборщиком, когда Лекс переведёт систему управление кораблём в штатный режим.

Обойдя все отсеки корабля, Лекс не заметил ничего необычного. Настал черёд рубки. Сев за пульт, он вызвал электронную клавиатуру и принялся вручную вводить аварийный код авторизации. Подтвердив ввод, Лекс вызвал интерфейс своей нейросети и активировал связь с кораблём по аварийному каналу. В соответствии с аварийным протоколом, который сейчас выполнял ИИ корабля, корабль не должен был выдавать никаких откликов, пока на него не будут явно переданы кодовые конструкции в определённом порядке с определёнными временными интервалами. Через полминуты уговоров корабль признал своего владельца, открыл ему нестандартный канал связи и Лекс запустил процедуру полноценной идентификации.

— Лекс Ортон, Даона 37 приветствует вас, — наконец услышал Лекс знакомый голос ИИ своего корабля. — Внимание! Обнаружено нарушение целостности…

— Даона 37. Отложить все информационные сообщения. Запусти быструю самодиагностику и подготовь мне обобщённый отчёт. Поддерживай связь по каналу LE4. Подтверди работоспособность этого канала. В случае угрозы уходи в защиту.

— Выполняю. Связь по каналу LE4 установлена.

Лекс поднялся, вышел из рубки и спустился с корабля. Сначала он направился к выходу из ангара, но, передумав, развернулся и проследовал к завалу, чуть дальше середины ангара. Дойдя до него, он стал обшаривать взглядом нагромождение металла пока, с каким-то сожалением, не наткнулся на неестественно вывернутую человеческую руку. «Надо всё же подтвердить», — подумал Лекс. Он откинул несколько погнутых металлических листов и пробрался к телу. Аккуратно, стараясь не шевелить тело, он дотронулся до запястья, нащупывая пульс. Прижав на некоторое время два пальца к запястью, он убедился, что пульса нет. Лекс распрямился. Ему вдруг показалось, что в момент отрыва своих пальцев он почувствовал удар крови в артерии на руке Лаэры. «Да… давно со мной подобного не было, когда сильно хотелось бы выдать желаемое за действительное», — подумал Лекс. «Ну хорошо, давай убедимся окончательно», — сказал он сам себе вслух, снова присел над телом и дотронулся до запястья Лаэры. Прождав минуту, он вдруг ощутил удар. Лекс замер, сконцентрировался, его дыхание замедлилось. Прошла ещё минута и он снова почувствовался удар.

Лекс вскочил и на мгновение замер. Лаэра находилась на грани жизни и смерти. По сути её организм уже умер, за живучесть боролась лишь нейросеть, откуда-то собирая и накапливая крохи энергии для стимулирования работы сердца. Он подавил в себе желание немедленно начать разбирать завал и побежал к кораблю. На корабле Лекс пролетел в медицинский отсек, на ходу отдавая команды на подготовку медицинской капсулы. Медотсек находился дальше рубки, почти в самом конце коридора. Лекс открыл один из шкафчиков и достал реанимационный комплекс, который представлял из себя небольшую коробочку, оснащённую автоиньектором.

Введя медикаментозную поддержку работы сердечно-сосудистой системы и нейросети Лаэры, Лекс начал энергично разбирать завал. Одна большая балка придавила тело Лаэры поперёк и Лекс никак не мог с ней справиться. Он осмотрелся и подтянул к себе какие-то железные куски обшивки и погнутые стержни. Орудуя стержнями как рычагами, он пытался поддомкратить балку, чтобы подложить под её конец листы металла. Сначала получалось плохо, но Лекс приноровился и, спустя какое-то время, ему получилось сделать задуманное – балка поднялась достаточно, чтобы из-под неё можно было хоть и с трудом, но вытянуть тело Лаэры. Освободив Лаэру из железного плена, он подхватил её на руки и побежал к кораблю.

Когда Лекс зашёл в медотсек, слегка выступающая над поверхностью пола, кристально белая невысокая ванна уже была открыта и мигала огоньками на своей панели управления. Лекс положил Лаэру на пол, перед медкапсулой. Порывшись в одном из шкафчиков, он достал чемоданчик с осцилляторным резаком. Выбрав насадку, он защёлкнул её на инструменте и начал разрезать комбинезон на женщине. В некоторых местах комбинезон изнутри был обильно залит биопеной и Лексу пришлось аккуратно отдирать некоторые куски, стараясь не повредить кожу Лаэры. Когда Лекс дошёл до обуви, работа замедлилась и насадка быстро сточилась. «Чёртовы спецкостюмы», — раздражённо подумал Лекс, меня насадку на новую. В конце концов, он освободил всё тело Лаэры от одежды и аккуратно перетянул сероватого оттенка тело в медкапсулу. Лекс отдал команду на закрытие и запуск экстренной поддержки пациента с проведением быстрой диагностики. Из стены медленно выдвинулась крышка и накрыла медкапсулу. Теперь оставалось ждать. Лекс небезосновательно надеялся, что всё сделал правильно и вовремя.

Через несколько минут медкомплекс выдал Лексу предварительную картину состояния пациента. Организм был сильно истощён кислородным голоданием. В тканях накопились продукты жизнедеятельности, которые не мог вывести несущественный кровоток, с которым она пролежала неизвестно сколько времени. Ткани начали деградировать. Такая же картина наблюдалась и в головном мозге. Нейросеть Лаэры прошла процедуру аварийного сворачивания, работала лишь её небольшая часть, которая и не давала окончательно умереть своему носителю. Медкомплекс порадовал Лекса тем, что организм пациента хорошо перенёс экстренные реанимационные меры и адекватно реагирует на искусственное стимулирование метаболизма. Банки памяти биомодуля не были существенно повреждены и это давало уверенность в том, что нейросеть нормально восстановится. Проведение полной диагностики уже было запущено – медкомплекс начал свою работу. Лекс снова проверил наличие расходных медикаментозных материалов и, в очередной раз, убедился, что их достаточно.

***

Лекс стоял в трюме корабля. В огромном ангаре рядами стояли закреплённые контейнеры. Грузовой отсек протягивался на добрую половину корабля, имея очень широкие выходы на лётные палубы. Вопреки логике и здравому смыслу грузовые проходы на лётные палубы почему-то находились только с одной стороны трюма – на корме корабля находился своеобразный перекрёсток, который просторными коридорами связывал две лётные палубы с трюмом. Место, где должны были находиться контейнеры с рудой, расположенное ближе к выходу на левую палубу, зияло пустотой. Невдалеке в технических нишах не было ни одного погрузчика. Очевидно те, кто вывозил контейнеры грузили их на погрузчики и перегоняли на другой корабль через лётную палубу.

Беспорядочно брошенные погрузчики обнаружились в конце левой лётной палубы. Внешнее обследование транспорта ничего не дало. Лекс осмотрел ближайшие к погрузчикам шлюзы и нашёл один со следами недавнего использования. Он внимательно рассмотрел оставшиеся следы от кораблей, которые были здесь. Каждый корабль при взлёте и посадке оставляет следы. Лекс какое-то время ходил по палубе ангара, изучая её, и сделал вывод о том, что недавно здесь садилось и взлетало несколько кораблей. Тип кораблей он определить не смог. Посадочные следы походили на его тип корабля, но всё же немного отличались и имели какой-то смазанный вид.

С лётной палубы Лекс прошёл в центр управления кораблём. Расположившись в капитанском кресле, он подключился к терминалу корабля и начал изучать текущее состояние корабля. На опрос систем у него ушло гораздо меньше времени, чем у Лаэры, но результаты мало чем отличались от результатов её диагностики. Не менее половины систем корабля просто не работало. Вторая половина работала непонятно как. Лекс загрузил данные по кораблю в свой внешний банк данных. Отключившись от терминала, он немного посидел в пустом центре управления, погрузившись в какие-то свои мысли, затем поднялся и направился в сторону двигательного отсека.

Пройдя последний переходной отсек, Лекс оказался в одном из огромных залов двигательного отсека. Он направился к одной из подсистем управления двигательным комплексом. Одного взгляда было достаточно понять, почему двигательный комплекс не проходит тестов – часть системы управления двигательной установки просто отсутствовала. Складывалось впечатление, что кому-то понадобились некоторые блоки и он решил их варварски выдрать из всей конструкции, повредив всё вокруг.

Такая же картина наблюдалась и у антенного комплекса дальней связи.

Лекс вернулся на свой корабль. Он прошёл в медотсек и остановился напротив медкапсулы. В отличие от прошлого раза, крышка медкапсулы уже не была прозрачной, полностью скрыв тело пациента. Лекс постоял некоторое время, затем, словно смутившись, быстро вышел в коридор. Пройдя в рубку, он уселся в кресло и открыл нейросетевую связь с кораблём.

— Даона 37. Предоставь результаты проверки и сообщи текущий статус корабля.

Отчёты ИИ корабля уверяли, что с кораблём было всё в порядке.

— Даона 37. Проверь возможность автономного вылета.

Текущий тест был важен. Если не будет работоспособна автономная система удалённого управления шлюзами, то Лексу придётся что-то придумать, так как вручную открыть шлюз некому. Задача не сильно сложная или трудновыполнимая, но Лексу откровенно хотелось быстрее покинуть этот корабль – делать на нём было больше нечего.

— Возможность автономного вылета присутствует, — сообщил ИИ корабля.

— Даона 37. Закрыть входной люк. Начать предстартовую подготовку.

Используя нейросеть, Лекс проконтролировал процесс шлюзования, затем наблюдал как ИИ поэтапно запускает все узлы корабля. Это заняло несколько минут. Наконец ИИ дошёл до конца проверки и выдал уведомление о готовности корабля к старту.

— Даона 37. Вылет через шлюз номер пять.

— Выполняю вылет, — последовал ответ.

Лекс приготовился к небольшой перегрузке как вдруг на корабле погасло освещение, связь с ИИ пропала. Через пару секунд Лекс начал подниматься с кресла, но всё внезапно включилось обратно так же, как и отключилось.

— Даона 37?

— Зафиксирован критический отказ я ядре системы. Не выполнено необходимое условие для вылета. Сбой в системе энергопитания. Корабль работает на аварийном источнике.

— Даона 37. Какое условие не выполнено для вылета.

— Вылет запрещён, если на корабле присутствует Лекс Ортон.

Лекс недоумённо сел обратно в кресло.

— Но я же твой капитан!

— Капитан, я подтверждаю это, но для вылета необходимо… — ИИ словно замялся и спустя небольшую паузу продолжил, — ваше отсутствие на борту.

— Но как мы вылетим, если меня не будет на борту???

— Капитан, мы не можем вылететь, если не выполнены условия для вылета.

Минут двадцать Лекс потратил на общение с ИИ корабля. Не помогали ни доводы, ни уговоры, ни угрозы. ИИ стоял на своём – Лекса на борту вылетающего корабля быть не должно.
Лекс вышел из рубки и прошёл в медотсек. Медкапсула работала – она имела автономный источник питания и кратковременный сбой питания на её функционирование никак не повлиял. Лекс ознакомился с полным диагностическим отчётом по состоянию Лаэры и плану её восстановления. Лаэре придётся провести в медкапсуле очень долго.

Лекс вышел в коридор, отдал команду на открытие люка и проследовал к выходу из корабля. Он вышел из шлюзовой секции и присел на выходе из корабля. Взгляду предстали уже до боли знакомые очертания полуосвещённого ангара. Его не покидало ощущение, что этот ангар, этот корабль так же хмуро смотрел и на него. Что он не хотел его отпускать от себя. По крайней мере живым.

***

Прошло шесть с половиной дней с тех пор как корабль отказался вылетать со своим капитаном на борту. Сначала Лекс пытался разобраться в причине подобного поведения ИИ. Но так и не смог ничего найти и понять. Когда он попытался проникнуть в периферию ядра ИИ, то столкнулся с мощным и агрессивным противодействием ИИ – здесь переставал работать его капитанский доступ. После того, как Лекс получил мощный удар по своей нейросетевой инфраструктуре, он прекратил свои попытки разобраться с ИИ.

Проблема заключалась в том, что корабль не мог полноценно работать долгое время на аварийном источнике питания. Спустя неделю срабатывал аварийный протокол, который отключал весь корабль, оставляя питание только для подсистемы ИИ, который через некоторое время выполнял процедуру консервации, оставляя только свою «дежурную» часть для «пробуждения» при наступлении определённых условий. В этом режиме корабль мог находиться десятилетиями. Но эта проблема создавало следующую.

Медкапсула, в которой находилась Лаэра, должна была обладать своим автономным источником питания, которого могло хватить на целый месяц её интенсивной работы. Должна была. Но не обладала – выяснилось, что встроенный источник питания мог проработать всего минуту. Лекс не стал разбираться в причинах. Получалось, что через неделю отключится корабль, а вместе с ним и медкапсула.

Следующие несколько дней Лекс потратил на попытки восстановить работу штатной системы энергоснабжения корабля. Какое-то время ушло на осознание того, что разобраться сходу в причинах ошибки перезапуска штатного энергоконвертера, не получится. Было понятно, что конвертер перезапустится при включении главного двигателя, но для этого нужно было совершить вылет.

Оставшееся время ушло на попытки заставить ИИ перезапустить энергоконвертер без вылета. Лекс рассматривал даже варианты ручного запуска главного двигателя прямо в ангаре или разрушения оболочки корабля для извлечения медкапсулы. Идея протянуть питание на курьер от корабля так же не увенчалась успехом – тянуть энерговоды пришлось бы прямо от грузового отсека, так как ангар сильно пострадал в результате постоянных перестрелок в нём. Применение электро-магнитного оружия так же положительно не сказалось на энергоструктуре ангара. В ангаре было полно мощных линии питания, но не тех энергопараметров, а энергоконвертер на самом курьере не работал. Вариантов решений проблем была масса, а Лекс был достаточно изобретательным. Но везде ему не хватало только одного – времени. Он ощущал себя загнанным в угол.

В процессе исследования поведения ИИ корабля Лекс нашёл лазейку, которая бы ему позволила выкрутиться из возникшей ситуации: Лекс мог лечь в медкапсулу на время вылета. И ИИ его почему-то не заметил бы. А после вылета можно было покинуть медкапсулу и надеяться, что ИИ не выкинет других фокусов уже в космосе. Но в медкапсуле уже лежала Лаэра. И её извлечение из капсулы на данном этапе лечения означало только одно – гарантированную смерть.

Наконец время вышло и остался один-единственный вариант.

Лекс составил подробную инструкцию действий кораблю и присвоил идентификатору Лаэры капитанский доступ. Всю информацию по произошедшим события он зашифровал и записал во внешний банк данных, который пометил одним из своих служебных одноразовых идентификаторов. Аналогичный банк данных, но с несколько усечённой информацией, был записан для Лаэры. Информация в нём была так же зашифрована, но кодовой последовательностью, которой они с Лаэрой пользовались при переписке, когда учились в Академии ВКФ. Этот банк данных он пометил надписью «Лаэре от Лекса».

Лекс сидел в кают-компании и размышлял. Последние дни его упорно не покидало ощущение, что он всё же не прав. Что-то упорно не давало ему покоя. Немалое время его размышления были заняты хранителем. Он сумел получить ценную информацию и, в соответствии с инструкциями, должен чуть ли не любой ценой доставить эту информацию. А не возиться тут с полумёртвым человеком. Лекс не понимал откуда и почему он столько думает над этим. Он понимал, что сомневается. Но не мог понять психологическую природу своего сомнения. Ведь в принципиальных вещах люди редко сомневаются.

Будущее было неизвестно и непонятно. И это было непривычно. Лекс часто оказывался в ситуациях с непонятной оперативной обстановкой. Но всегда знал или представлял себе стратегию своего поведения. Он отправит информацию с Лаэрой. А если главный двигатель не запустится? А если запустится, но энергоконвертер не перезапустится? Логично было бы отправиться на корабле самому. Тогда он мог бы пытаться решать возникающие проблемы, повышая вероятность успеха всей миссии. Что если медкомплекс столкнётся с проблемой, выбор решения которой всегда отводится человеку? Он просто остановит процедуру восстановления Лаэры и, через какое-то время, ему придётся принять решение самому. Обычно такие решения принимаются случайно. И если оно будет неверным, то всё окажется зря.

А что он сам будет делать на этом корабле? Он универсал, но даже универсал не сможет ничего сделать, если половины корабля просто не существует. В текущем виде на корабле можно просто жить. Вернее – дожить остаток своей жизни. Хотя… Хранитель знает где корабль. И может вернуться. А может и не вернуться – Лекс же сам отказался от сотрудничества. Убивать его не стали. Но может у хранителей тоже есть подобие кодекса чести? Если ловушку с ИИ на курьере устроил хранитель, то какой смысл напрямую избавляться от Лекса – да он тут сам доживёт свои последние дни жизни. Гарантий, что хранитель вернётся нет. А если и вернётся… Лекс всё равно не сдаст сервисный код корабля. Могут ли хранители влезть в нейросеть Лекса? О подобных технологиях Лекс знал, но их эффективность удручала настолько, что никто их не рассматривал всерьёз. Однако хранители, с своими волшебно-магическими технологиями, могли обладать нечто чем-то подобным. И тогда, получается, Лексу надо продумать варианты своей гарантированной смерти и быть готовым к этому. Всё сводилось к тому, что отправлять Лаэру с непонятной вероятностью успеха было глупо, нелогично и неправильно.

Под конец недели Лекс извёлся подобными мыслями. Он заметил, что стал тратить на них существенное время и нередко обнаруживал себя за бесполезными размышлениями, вместо какой-то работы. Последние два дня у него сильно болела голова. Поначалу его это удивляло, так как подобное было возможно только при некорректной работе нейросети. Но нейросеть, если верить её отчётам, чувствовала себя замечательно. Он тряхнул головой и встал. Пора сделать какой-то выбор.

Зайдя в медостсек, Лекс выдал команду на изменение прозрачности крышки медкапсулы. Он задумался: «Куда деть тело Лаэры после отключения медкапсулы?» Крышка стала прозрачной. В красноватом растворе медкапсулы лежало гладкое, мокрое и поблёскивающее на свету тело Лаэры. Кожа Лаэры была очищена и приобрела свой естественный здоровый оттенок. Он без тени стыда окинул взглядом красивое и подтянутое тело лежащей перед ним молодой женщины и остановился на её лице. Лицо приобрело знакомые и нравившиеся Лексу несколько заострённые точёные очертания. «А ведь она не так сильно и изменилась за столько лет», — отметил про себя Лекс. Все его сомнения как-то разом отступили назад. «Может это далеко и не самый логично-рациональный поступок в моей жизни, — подумал он. – но… так будет лучше… Непонятный шанс вернуться к жизни… Пусть он будет у тебя». Он развернулся и уверенно зашагал к выходу из корабля.

Автор: AlexanderS

Источник

Поделиться

* - обязательные к заполнению поля