После патча. Часть 2

в 10:08, , рубрики: литература, научная фантастика, Читальный зал

В заражённом здании выжил только один человек. Профессиональный геймер, который утверждает, что застрял в игре. Говорит ли он правду, или под этой личиной скрывается кровожадный монстр? У идущего по его следу охотника остаётся мало времени, чтобы ответить на этот вопрос.

Содержание

image

IV

Через несколько минут охотник с напарником сидят в квартире, куда только что стучалась убитая девочка. В полутёмную прихожую, где они расположились, свет проникает только из чуть приоткрытой входной двери. Билл всё никак не может прийти в себя и бессмысленно таращиться по сторонам. Кайн умело накладывает жгут на его руку. Рана охотника намного серьёзнее, но он пока держится.

С лестничной площадки доносятся шаркающие шаги. Эта походка прекрасно знакома Кайну. Дверь с треском распахивается — на пороге возникает высокая тёмная фигура. С тупым мычанием она неловко вваливается в прихожую. Гремит выстрел, и пришедший валится к ногам охотника. Об пол громыхнул выпавший из рук зловещего гостя мясницкий тесак. Билл ошарашенно переводит взгляд с дымящегося пистолета охотника на распластанное на полу тело.

— Надо забаррикадировать дверь, сейчас же! — Кайн помогает напарнику встать на ноги, — Ну же, помоги мне.

Охотник захлопывает дверь и оглядывает прихожую в поисках мебели. Хорошо, что замок не пострадал — отмычка Билла не подвела. Но это ненадолго остановит их. Вот небольшой дешёвый шкаф из ИКЕЯ. Вместе с Биллом они вываливают содержимое на пол: какая-то старая одежда, вся в пыли и изъеденная молью. Передвигают шкаф к двери и забрасывают хлам обратно вовнутрь.

В помещении стало темно. Кайн шарит по стене в поисках выключателя. Щелчок — на потолке загорается тусклая лампочка. Она освещает захламлённую прихожую. Вокруг не видно ни одной умной вещи. Кроме шкафа обнаруживается допотопный, покосившийся комод и кривой деревянный стул. На грязном полу валяются старые компьютерные журналы. Пахнет пылью и запустением, как будто здесь давно уже никто не живёт. Но именно в этой квартире сканер обнаружил выжившего.

В этот момент заражённый на полу застонал и слабо зашевелился. Он выглядит так, как и должен — один в один зомби из старых фильмов ужасов. Из его беззвучно раскрывающейся пасти наконец раздаётся приглушенный рык.

— Билли, пошевеливайся, — командует Кайн, — Делай своё дело и сматываемся отсюда.

Техник таращится на зомби. Он всё ещё не может поверить в то, что видит:

— Почему они выглядят так?

Кайн подталкивает его к существу на полу:

— Так видим их мы — охотники. Это и есть истинная суть заражённых — безмозглые кровожадные твари. Хватит болтать! Твоя задача — вычислить владельца ботнета.

Билл, морщась от боли, достает из рюкзака увесистый системный блок с квантовыми модулями. Он закрывает глаза и подключается к нему по беспроводному интерфейсу. Импланты обеспечивают высокоскоростное соединение мозг-компьютер, поэтому для работы не нужны никакие дополнительные устройства ввода-вывода. Пальцы его здоровой руки быстро порхают по видимой только ему виртуальной панели управления.

— Начинаю перехватывать и расшифровывать трафик, — говорит он, — Мне понадобится минут пятнадцать.

Кайн в это время сковывает зомби по рукам и ногам наручниками. Эти существа удивительно живучи. Заражённый дико дёргается, почувствовав программу-перехватчик Билла. Он приподнимается на локте, раскрывает глотку и воет, словно волк на луну. Кайн с размаху бьет его по лицу. Зомби откидывается на пол и теряет сознание. В прихожей повисает липкая тишина.

Последние силы покидают охотника. Он устало приваливается спиной к стене. От головокружения перед глазами всё плывет, кровь из раны сочится на кожаный рукав пальто. Нашивка корпорации — белый перевёрнутый треугольник в чёрном кругу — стала красной. В такую переделку он ещё не попадал.

Заражённые, которые встречались ему раньше были медлительны, безоружны и глупы. Но этому парню на полу хватило ума найти на кухне тесак. И что за маленькая бестия встретилась им в подъезде? Она оказалась достаточно резвой, чтобы достать его самого. Похоже, новый тип вируса лучше работает с моторикой мышц человека и, кроме того, оставляет своим жертвам минимальные воспоминания.

В тёмном коридоре, ведущем из прихожей вглубь квартиры, раздаются шаги. Кайн из последних сил поднимает пистолет и напряжённо вглядывается через его мушку в провал прохода. На него бредёт какой-то неясный силуэт. Неизвестный спотыкается, едва ловит равновесие и продолжает тащиться на охотника. Кайн уже приготовился стрелять, когда слабый свет из прихожей упал бледное лицо. Давно немытые волосы всклокочены, красные глаза бессмысленно таращатся. Вылитый зомби, но нет главного признака заражения — светящейся вокруг головы ауры.

— Какого чёрта здесь творится? — спрашивает парень, проходя мимо. На нём драные джинсы, фиолетовая футболка и резиновые шлепанцы.

Не останавливаясь, он заходит в туалет. Оттуда доносится шум сливающейся воды. Кайн целится в дверь, за которой скрылся незнакомец. Тот выходит, замечает на полу тело и рядом склонившегося над аппаратурой Билла.

— Мистер Смит? — неуверенно зовёт он, — Что вы делаете с моим соседом?

— Вопросы здесь задаю я, — начинает Кайн, — Кто ты и что здесь делаешь?

— Я Дэйв. А это моя квартира, — отвечает парень. Он наконец замечает направленный на него ствол и, подняв руки, отступает на шаг назад.

— Почему ты не покинул здание, когда объявили об эвакуации?

— Какой ещё эвакуации? Послушайте, я простой геймер. Играю двадцать четыре часа в сутки безвылазно. Высшая лига, сами понимаете. Что тут происходит, меня мало интересует. Вы не могли бы закончить здесь свои дела и, уходя, закрыть дверь? У нас сейчас матч начнётся.

Дэйв с поднятыми руками пятится вглубь коридора к своей комнате. Кажется, его словно магнитом тянет продолжить игру. В этот момент из подъезда доносится вой. Кайн невольно вздрагивает. И без того бледное лицо Дэйва становится белее полотна. Похоже, до него наконец дошло, что в происходящем таится серьёзная опасность. Билл открывает глаза и затравленно озирается по сторонам.

Кайн чувствует, что вот-вот потеряет сознание. В глазах темнеет, ослабевшая рука опускается под тяжестью пистолета. Из-под чуть приоткрытых век он смотрит на растерянных и очень напуганных молодых ребят. Кайну ясно одно — если он сейчас отключится, им обоим конец. Нет, он будет бороться до последнего! Неуклонная решимость отражается на его лице.

— Билл, — шепчет он, — дай стимулятор.

Техник с готовность бросается к рюкзаку, шарит в нём здоровой рукой и достает шприц, который протягивает Кайну. В стеклянной ёмкости переливается густая зеленоватая смесь из стимулятора и медицинских нанороботов — новейшая разработка корпорации. Она все ещё находится на стадии прототипа и как следует не тестировалась на людях.

Кайн разглядывает стеклянную колбу. Выбора нет — если не сделать укола, он вот-вот потеряет сознание. Охотник решительно вгоняет иглу в плечо и нажимает на спуск. Боль медленно отступает, а в голове проясняется. Через несколько секунд вокруг раны начинается сильный зуд — за работу принялась автоматика. Кровотечение вроде бы уменьшается.

Где-то неподалеку раздаются всё новые и новые приглушенные звуки. Но теперь Кайн готов встретить опасность лицом к лицу. Он настороженно вслушивается, пытаясь понять, что же творится там в подъезде. Холодный пот выступает у него на лбу — это скрипы открывающихся дверей и топот множества ног, поднимающихся по лестнице. Такого слаженного поведения заражённых он ещё ни разу не встречал. Погруженный во тьму дом в один миг ожил и пришёл в движение. Кажется, что все жильцы одновременно вышли из своих квартир и устремились сюда.

— Так парни, здесь становится жарко, — с напускной бодростью говорит он, — Пора убираться отсюда. Билл, что там у тебя?

— Я не смог взломать шифрование, — отвечает техник, — Не верится, что одиночка смог бы написать такое.

Кайн хватает рюкзак, переворачивает его вниз головой и с грохотом вываливает на пол громоздкий железный предмет. Он включает устройство и на сенсорном экране устанавливает таймер — три минуты.

— Это ещё что? — спрашивает Дэйв.

— Магнитная бомба, — отвечает Кайн.

— Боже! — геймер с ужасом отшатывается, — Ведь это оружие запрещено международной конвенцией.

Снаружи на лестничной площадке раздаётся топот множества ног. В следующее мгновение дверь содрогается от мощнейшего удара. Билл подпрыгивает на месте от неожиданности.

— Уходим отсюда, — охотник подталкивает обоих парней в коридор.

Заражённые молотят в дверь. Судя по звукам, они орудуют топорами. Слышен треск ломаемого дерева. Перекрывший вход шкаф заходил ходуном.

— Дэйв, где тут окна? — спрашивает охотник.

— В моей комнате.

Они пробегают по коридору в небольшое тёмное помещение. Кайн нервно сжимает пистолет, ожидая засады. Этот Дэйв ему определённо не нравится. Но он живой, и сейчас это самое главное. Разберёмся с ним, когда выберемся отсюда.

На стене висит запыленное старое зеркало — то что надо. Кайн вызывает капитана Кларка, и вместо отражения появляется встревоженное лицо полицейского.

— Мы выходим в окно, — говорит охотник, — Десятый этаж, посылаю схему здания. Пусть пожарные подготовят подушки. Магнитная бомба запущена. Осталось две минуты. Режим тишина!

— Что ещё за тишина? — подаёт голос Дэйв.

Билл поспешно выключает свой имплант и тут же окрашивается в серый цвет — он покинул реальность.

— Отключай всю электронику в себе, — отвечает техник, — Когда рванёт — мало не покажется.

Дэйв поспешно следует его совету и тоже сереет. В прихожей гремит рухнувший на пол шкаф. Они уже внутри. Геймер рывком раздвигает плотные, светонепроницаемые шторы и распахивает настежь окно. В затхлое помещение врываются свежий воздух, вместе с огнями и шумом ночного города. Внизу под окнами виднеется большая ярко-жёлтая пожарная подушка.

— Ты первый, — Кайн подталкивает Дэйва к окну.

— Хорошо.

Парень забирается на подоконник и, не колеблясь ни секунды, прыгает вниз. Слышен его затихающий крик и упругий удар тела о подушку. Кайн одобрительно отмечает про себя, что Дэйв не из робкого десятка.

Из тёмного коридора доносятся приближающиеся шаги. Едва различимые силуэты рвутся сюда. Слабый свет из окна отражается на лезвиях ножей и топоров. Между охотником и толпой заражённых меньше десяти метров. Бах-бах-бах! Гремят выстрелы. Тела, как подкошенные, валятся на пол. Щелк. Первый магазин пуст. Он вылетает и гремит о старый паркет. Второй магазин за поясом — вставлен, затвор передернут. В коридоре колышется бесформенная масса. Что-то спотыкается, падает, ползёт, снова встает. Бах!

— Пошёл! — кричит Кайн напарнику.

Билл мешкает перед окном и не может решиться. Кайн со всей силы толкает его в спину. Техник вылетает в окно вперёд головой. Как бы не свернул себе шею. Но это всё равно лучше, чем оставаться здесь и сойти с ума. «Щёлк!», — второй магазин пуст. Кайн быстро взбирается на подоконник и прыгает в ночь. На место, где он только что находился, обрушивается чудовищный удар топора. Подоконник разлетается в щепки.

В полёте Кайн выходит из реальности и выключает свой имплант. Мир вокруг теряет свои насыщенные краски, становится бесцветным и скучным. Но как мила эта серость для охотника. Нет ни назойливой рекламы, ни вечно встревающих виртуальных помощников, ни жутких монстров из ночных кошмаров. Всё просто и минималистично, как в старые добрые времена.

До взрыва остаётся две секунды. Мимо проносится, всё ускоряясь, серое полотно бетонной стены. Где-то наверху грохочет бомба, выжигая мозги всех заражённых в этом проклятом здании.

V

— Всё было именно так, как я рассказал, — заканчивает свою историю Дэйв.

Помещение для допросов, где он сидит, сверкает стерильной белизной. Неприятные ассоциации с операционной не покидают парня с первого мгновения, как он здесь оказался. Большой блестящий хромированным металлом стол только усиливает это сходство. Дэйв непроизвольно поёжился — всё, что связано с врачами, вызывает у него безотчётный ужас. Но почему? Он никак не может вспомнить.

Напротив, опираясь на стол кулаком, стоит Кайн и, насупившись, смотрит на парня. Охотник провалил задание. Такие неудачи у него крайне редки. Их можно пересчитать по пальцам. Итог операции: из заражённых не выжил никто, а образец вируса безнадёжно утерян. Только если… этот странный парень.

— Хорошо. Тебя сейчас проводят обратно в камеру, — вздыхает Кайн.

— Вы долго ещё меня держать будете? — недовольно бурчит Дэйв, — Турнир уже полным ходом идёт. Дайте хотя бы команде весточку отправить.

— Нет, об этом не может быть и речи, — отвечает охотник.

Помещения для задержанных представляют собой клетки Фарадея. Никакой сигнал не пройдет через эти стены во внешний мир. Видно, что подобная изоляция сильно угнетает Дэйва. Он стал похож на испуганную загнанную в угол мышь. Входит хмурый охранник и, взяв Дэйва под локоть, выводит его из комнаты. В длинном коридоре ещё долго раздаётся гул их удаляющихся шагов.

Кайн задумчиво садится за стол. Обдумывая услышанное, он рассеяно дотрагивается до места недавнего ранения. Быстро же хирурги корпорации его подлатали. Но шрам по-прежнему нещадно зудит. Дверь бесшумно открывается и входит босс. Его мягкая кошачья походка всегда ставила Кайна в тупик. Она никак не соответствует мощной комплекции борца-любителя. Босс следил за допросом из соседней комнаты. Теперь он занял за столом место только что ушедшего Дэйва.

— Что скажешь Нил? — спрашивает его Кайн.

— Парень не врёт.

Свет в помещении немного тускнеет, а одна из стен превращается в экран. На нём проигрываются видеозаписи сцен из жизни Дэйва. Вот улыбающийся веснушчатый мальчишка идёт в школу. А вот уже повзрослевший юноша, запинаясь и краснея, защищает диплом.

— Коллеги из АНБ предоставили материалы по задержанному, — поясняет Нил, — Теперь мы знаем про этого парня всё.

Видео на стене ускоряется, кадры сливаются в неразборчивую мешанину. Кайн с помощью своего виртуального помощника обрабатывает видеопоток.

— А вот полная история его действий в Интернете и переписка, которую он когда-либо вёл в своей жизни.

Теперь на экране проносятся строчки убористого текста. Кайну становится не по себе. Он представляет, что точно такое же досье есть у шефа и на него. Но что поделать? Мы живём в мире, напичканном умными вещами, которые просто не могут не следить за своими владельцами.

Перед нами биография Дэйва. Вехи жизни рядового члена нашего общества: работа интерном в ИТ компании после университета, неудачный роман с молодой замужней секретаршей, смерть матери от туберкулёза, попытка суицида, бегство в компьютерные игры от депрессии.

Вот кое-что интересное — видеозапись, сделанная на приёме у доктора корпорации Майндсофт. Дэйв говорит, что хочет потратить свой первый крупный выигрыш на турнире (несколько миллионов долларов), чтобы обновить мозговой имплант. Его цель — ускорить реакцию и добиться ещё лучших показателей в игре. Врач предупреждает, что операция очень сложная и небезопасная, но Дэйв не желает ничего слушать. Он согласен пойти на любой риск. Что за странный парень? Тратит миллионы и рискует жизнью ради самосовершенствования и какого-то крошечного превосходства в игре, но при этом живёт как нищий.

В комнате неожиданно гаснет свет и экран. В темноте невозможно ничего разглядеть.

— Что за чертовщина? — восклицает Нил. Он что-то тихо бубнит себе под нос. По всей видимости, связывается с дежурным техником.

В темноте и тишине проходит несколько минут томительного ожидания. Кайна не покидает странное чувство, что происходящее жутко противоестественно. Как могут быть перебои питания в головном офисе крупнейшей корпорации? Что если именно в этот момент идёт атака на сервера Набла?

Свет неожиданно загорается вновь. Экран мигает, и на нём появляется картинка. Сначала Кайн не понимает, что именно происходит на записи. На операционном столе судорожно дёргается и извивается чьё-то бледное худощавое тело. Над ним возвышается хирург в белом халате и маске. Стройная фигура подсказывает, что это женщина. Из-под медицинского колпака выбиваются локоны огненно-рыжих волос. В её руках скальпель и зажим. Она склонилась над головой пациента, и орудует в его раскрытом черепе. Кричащие пятна крови мелкой россыпью усеивают её белоснежную одежду. Охотник узнаёт в искаженном мукой лице пациента Дэйва. Миг и экран гаснет. Что это было? Сцена вживления нового импланта? Но почему операция проходила без наркоза?

Нил словно не заметил этой жуткой сцены на экране. Его лицо задумчиво, а взгляд рассеянно скользит по поверхности стола.

— Из всего этого выходит, что Дэйв — не хакер, которого мы ищем, — оторвавшись от своих мыслей, заключает босс, — Но обрати внимание: когда началась атака на дом, он играл. Мы засекли почти всех игроков, контактировавших с ним в тот день. Трое из них китайцы, ещё один парень из Штатов. Всего — пятеро. Последний из них называет себя Джон. Он единственный, чьё местоположение определить нам так и не удалось.

— Думаешь, он и есть хакер? — Кайн сконцентрировался на словах шефа, отогнав подальше жуткий образ женщины-хирурга.

— Да. Вполне возможно, что мы имеем дело с русскими хакерами, а Дэйва они просто завербовали. Почему-то я не доверяю этому парню.

— Кстати, — вдруг вспоминает Кайн, — в том здании был кто-то ещё. На десятом этаже на нас напала заражённая. Когда мы прикончили её, кто-то выскочил из квартиры и ранил Билла. После этого неизвестный выпрыгнул в окно.

— Ты шутишь?

— Нет. Но я не успел разглядеть нападавшего.

Нил опять тихо с кем-то говорит через реальность. На экране снова появляется картинка. Кайн напрягся, ожидая увидеть продолжение зловещей операции над Дэйвом в застенках Майндсофт. Но теперь перед ним кадры съёмки, сделанной со спутника.

— Когда примерно на вас напал этот тип?

— Около десяти вечера.

Запись на экране-стене перематывается. Вокруг здания снуют полицейские, вспыхивают пару раз выстрелы, подъезжают репортеры. Вот у здания останавливается чёрный электрокар. Выстрел в заражённого полицейского. Охотник и Билл входят в здание.

— Стоп, — командует Кайн, — Увеличить северное крыло.

Запись останавливается, и картинка на экране масштабируется. Высокое разрешение видео позволяет рассмотреть все детали, вплоть до мельчайшего камешка на тротуаре.

— Проиграть медленно.

Кайн напряженно вглядывается в экран. Сейчас он увидит своего врага. Вот вылетает разбитое стекло, а за ним вываливается какой-то неясный чёрный силуэт.

— Что это? — брови Кайна удивленно взлетают вверх.

На следующем кадре прекрасно виден широкий размах крыльев крупной птицы.

— Ворон, — отвечает Нил.

— Думаешь, это он напал на Билла?

— Что если он — животное-киборг?

— Вполне возможно. Оно могло занести заразу в здание. Но так или иначе его направляла рука человека. Давай для начала расспросим Дэйва о его друге.

VI

Через стенку пассажирского отсека доносится размеренный гул двигателей. Единственный источник света — это небольшие иллюминаторы под потолком. В них можно разглядеть лазурную синеву неба, не потревоженную ни облачком. За бортом катера едва слышно плещутся волны залива Сан-Франциско.

Кайн сидит, задумчиво уставившись в крашенную серой краской стену. Он мысленно перебирает клубок запутанной вереницы событий, который начался с обычного вызова по тревоге, а закончился на этом судне. Как так вышло, что допрос задержанного привёл его в Твердыню? Охотника передёрнуло от одной только мысли об этом зловещем месте.

На повторном допросе Дэйв рассказал, что знаком с Джоном уже год. Они встретились однажды в игре и быстро подружились. Между ними обнаружилось много общего — оба были одиноки и сходили с ума по видеоиграм. Вскоре Джон уже участвовал в каждом матче Дэйва. Они хорошо сыгрались и стали практически непобедимой командой. Таинственный друг оказался внимательным и мудрым наставником. Под его руководством Дэйв далеко продвинулся в своем мастерстве. Но, как ни странно, вне игры они никогда не встречались.

Дэйв, услышав что Джон скорее всего виновен в гибели всех жильцов его дома, был ошарашен и долго отказывался поверить в это. История с вирусом стала для него серьёзным ударом. Тяжело принять тот факт, что человек, перед талантом которого ты преклоняешься, оказался безжалостным убийцей. После недолгих колебаний Дэйв согласился сотрудничать и рассказал Кайну всё, что знал о своём друге. Но этих сведений не хватило даже для того, чтобы однозначно установить личность Джона.

Кайн почувствовав, что задержанный что-то скрывает, спросил его прямо:

— Скажи, а не был ли тот день, когда вирус проник в здание, каким-нибудь особенным?

На лице Дэйва отразилось волнение и растерянность. Наконец он решился говорить начистоту:

— Да. В этот день вечером мы с Джоном договорились встретиться по-настоящему, чтобы обсудить нашу стратегию на турнире. Я дал ему свой адрес.

Теперь понятно, что именно произошло в тот день. Парень сам оставил свои координаты злоумышленнику. Можно сказать, что он настежь открыл хакеру дверь в свой дом. Ведь Джон наверняка за год знакомства успел просканировать своего друга, хорошенько изучить версию его импланта и даже купить на черном рынке программы-отмычки к нему. Игрок стал брешью в системе безопасности дома, через которую и проник вирус.

На следующий день после допроса Дэйву разрешили сделать один звонок. Конечно же, его прослушивали. На звонок ответил женский голос. Это оказалась бывшая подружка Дэйва. Неужели замужняя девушка — это единственный близкий человек, который у него есть? Кайн внимательно следил за этим странным разговором. Его запись до сих пор хранится в архивах корпорации.

— Послушай, Новалин, у меня возникли серьёзные проблемы, — быстро начинает Дэйв, — Хочу чтобы ты знала, что я сейчас в Сан-Франциско в офисе корпорации Набла. Если со мной что-нибудь случится… я оставил завещание.

— Дэйв? — испуганный голос на том конце, — Я не понимаю тебя. С тобой все в порядке?

— Да, я говорю про завещание. Банк Америки, там открыт мой счет. Все средства на нём останутся тебе.

В линии послышалось шипение статики, какие-то помехи… щелчок.

— Здравствуй, Дэйв.

— Джон? — голос парня задрожал от страха.

— Буду краток — за твоё предательство ты умрешь.

— Но я…

Соединение разорвалось. Техники корпорации не смогли отследить, откуда звонил хакер. Зато теперь не осталось никаких сомнений в том, кто настоящий преступник.

Кайну поручили лично сопровождать свидетеля на остров. Он бросает недовольный взгляд на Дэйва, сидящего в кресле напротив. Лицо парня выглядит измученным и истощенным. Он молчалив и погружен в свои мысли. Похоже, у него началась депрессия. Та скорлупа, в которую Дэйв прятался от жестокого окружающего мира, вмиг разбилась вдребезги. Пропущенный турнир серьёзно ударит по геймерской карьере, а единственный друг хочет его убить.

Кайн встаёт с кресла и смотрит в иллюминатор. Там вдалеке показалась громада острова, подёрнутая утренней туманной дымкой. Очертания скал постепенно проступают из серой мглы. На их вершинах разбросаны приземистые служебные постройки. Над ними возвышается двадцатиэтажное здание. Внушительное строение сразу приковывает к себе внимание. Даже без реальности оно выглядит впечатляюще — облицовка чёрного мрамора сливается с тонированными стеклами. Лучи восходящего солнца отражаются на бесшовных глянцевых стенах. Чем-то этот монолит напоминает древний египетский обелиск. Такой же безмолвный и надёжно хранящий тайны ушедших в прошлое поколений.

Мало кто знает, что находится внутри чёрной башни. Но Кайн в эту тайну посвящён. Больше всего в жизни он боится окончить свои дни на этом проклятом острове. Как абсурдно всё вышло: единственным по-настоящему безопасным местом для свидетеля оказалась тюрьма, где содержатся заражённые.

Кайн вспоминает, кто из его коллег уже стал узником этой неприступной крепости. Старый Фил давно пополнил ряды заключенных. Легендарный охотник и учитель Кайна, который стоял у истоков корпорации. Фил один из первых понял, что программы антивируса недостаточно, чтобы бороться с угрозами. Он начал собственноручно истреблять заражённых. В те далёкие дни он действовал на свой страх и риск. Каждое задание могло стать для него последним. Полиция, хакеры, корпорации — все преследовали Фила и желали его смерти. Он в одиночку воевал буквально со всем миром. Как жаль, что люди слишком медленно реагируют на перемены. Тогда ещё не было закона о том, что каждый заражённый приравнивается к серийному убийце и заслуживает смертной казни. Именно благодаря таким героям как Фил, человечество избежало глобальной вирусной эпидемии на заре эпохи мозговых имплантов.

Но даже лучшие из людей не идеальны — ошибаются и они. Жизнь внимательно следит за нашими действиями. Случается, что ошибки проходят бесследно. Но только не тогда, когда ставки игры по настоящему велики. Ты словно бежишь по лезвию бритвы. Малейшая оплошность, слабина — и ты летишь в самую жуткую бездну безумия. Фил угодил в подстроенную хакером ловушку и заразился. Такова официальная версия произошедшего. Каждый сотрудник Наблы знает, что защитная программа корпорации надёжна и не может дать сбой. Тем более её продвинутая версия для сотрудников. Значит, в случившемся виноват сам Фил.

Набла умеет тщательно хранить свои секреты. Если бы кто-нибудь узнал о заражениях среди охотников — это уничтожило бы репутацию корпорации и веру в идеальность её решения. Никто не стал бы слушать о том, что сработал человеческий фактор. Все бы ужаснулись голому факту — тот кто должен отличать здоровых от больных, сам стал чьей-то марионеткой.

Конечно, корпорация никогда не стала бы тратить такие колоссальные средства только для того, чтобы спрятать своих бывших сотрудников. Основные клиенты Твердыни — это VIP персоны, ставшие жертвами вирусов. Актёры, политики, миллионеры — заметные люди, которых нельзя просто взять и убрать по-тихому. Их помещают сюда, а родственники оплачивают содержание. В новостях рассказывают, как какой-то министр серьёзно заболел, или очередная телезвезда покинула небосвод масс-медиа. Но вполне возможно, что их путь окончился именно здесь.

Твердыня — это настоящая золотая жила для корпорации. Ведь содержание одного заключенного обходится его родным в целое состояние. Формально есть вероятность, что когда-нибудь бедолагу удастся вылечить. Но в этом по-настоящему не заинтересован никто — ни счастливые наследники, прожигающие состояние дядюшки, ни тем более сама Набла.

Кайн ловит на себе утомлённый взгляд Дэйва. У парня обнаружился внушительный счёт в банке. Именно из него корпорация и оплатит пребывание свидетеля на острове. Правда, никакого выбора у него не было. Дэйва просто заперли в комнате с контрактом и не выпускали, пока бумага не была подписана. Грязная игра, но Кайн верит, что это единственный шанс выжить для парня. Хочет он того или нет.

Игрок вздрогнул, словно очнувшись от оцепенения.

— У меня странное чувство, что все происходящее нереально, — говорит он.

— Почему?

— Последнее, что я помню отчетливо — это игра. Я был в каких-то джунглях вместе с Джоном. Потом случилось нечто странное. Игра закончилась, но я не смог отключится. Я так и остался в тех джунглях. Не смог выбраться оттуда.

— Но ты же помнишь, как мы вытащили тебя из заражённого здания?

— Я не уверен, что это было по-настоящему. Я бродил по лесу целый день и ночь, а под утро свалился без сил и заснул прямо на земле. Что если я до сих пор сплю? — Дэйв испытующе смотрит на Кайна, ища у него поддержки.

— Не переживай, парень, ты не спишь. Это самая настоящая действительность. Сейчас мы прибудем на остров. Там ты будешь в полной безопасности, пока мы не поймаем твоего дружка.

VII

Кайн сидит, откинувшись в кресле, в своём личном кабинете на сороковом этаже головного офиса корпорации Набла. На настенном экране перед ним прокручиваются материалы по делу Джона. Он ищет хоть какую-то зацепку, которая вывела бы его на хакера. Но кажется, что всё тщётно. Злоумышленник ни разу не ошибся. Давно охотник не сталкивался с таким высококлассным специалистом.

Кайн рассматривает свой кабинет: окно зашторено чёрными плотными занавесками, свет холодных люминесцентных ламп приглушён. Кажется, здесь что-то изменилось. Этих странных штор он не помнит. Вообще, в последнее время охотник чувствует себя нездоровым. Происходят события, о которых знают все кроме него. Иногда он обнаруживает себя в незнакомом месте и не знает как и зачем там оказался. Например, сейчас. Давно ли он здесь сидит? Какой сегодня день недели? Кажется, что всего пару часов назад он ехал с Дэйвом в Твердыню.

Кайн бросает тревожный взгляд на настольный календарь. Тот утверждает, что транспортировка Дэйва была три дня назад. Но как дни могли пролететь столь быстро и незаметно? Такое чувство, что в голове вязкий кисель. Мысли путаются, ни на чем не удаётся сконцентрироваться.

Охотник включает трансляцию новостей на настенном экране. Может быть это поможет разобраться в происходящем? Первые же слова диктора окончательно выбивают Кайна из колеи. На экране репортаж с места настоящих боевых действий. Неужели началась война, а охотник об этом ничего не знает? Репортёр говорит, и чем дольше Кайн его слушает, тем меньше верит в реальность происходящего. Всё началось три дня назад с беспорядков и народных волнений в нескольких южных штатах: Калифорния, Аризона, Нью-Мексико и Техас. Граждане выступили против размещения американских ядерных боеголовок в Прибалтике. Ведь этот шаг неизбежно приведёт к полномасштабной мировой войне. Местные власти оказались благоразумнее федеральных и отказались разгонять протестующих. В ответ президент личным указом привлёк национальную гвардию для наведения порядка. Дальше началось настоящее безумие.

На экране измазанное копотью лицо бойца калифорнийского ополчения. Он кричит и брызжет слюной в камеру. Из его речи невозможно ничего разобрать. Это сплошной поток ругательств в адрес «светловолосого тирана, представляющего угрозу всему человечеству». Слово снова берёт диктор. Он рассказывает об исконном суверенитете штата Калифорния и его независимом положении на протяжении всей истории Америки.

Что это за бред? Кайн тянется к виртуальной кнопке на столе, чтобы переключить канал. Кажется, что ещё вчера все как один жители Калифорнии патриотично размахивали звёздно-полосатыми флагами и украшали ими свои дома. Но уже сегодня эти флаги демонстративно срываются и сжигаются. И как столько людей сошло с ума так быстро?

«А может быть сошёл с ума я?» — ловит себя охотник на дикой мысли.

Внезапно гаснет свет. У Кайна возникает дурное предчувствие. Такое с ним точно уже случалось и совсем недавно. Но когда и при каких обстоятельствах? Он никак не может вспомнить.

Вдруг снаружи здания раздаётся грохот. Пол под ногами угрожающе завибрировал. Похоже, что-то взорвалось в двух шагах от небоскрёба. Кайн резко вскакивает с кресла, подходит к окну и отдёргивает шторы.

Кажется, что кадры из программы новостей разворачиваются вживую прямо перед ним. По улице внизу ползёт колонна бронетехники защитного зелёного цвета. Очевидно — это подразделение национальной гвардии. Впереди колонны на перекрёстке горят покрышки, поднимая чёрный смог дыма. И это происходит в даунтауне Сан-Франциско! В следующий миг обнаруживается источник грохота. Из приземистого здания за перекрестком гремит выстрел из ручного гранатомёта. Броневик в голове колонны вспыхивает, как бенгальский огонь. Тут же на здание, где засели повстанцы, обрушивается шквал пулемётного огня.

Картина жестокого боя буквально в нескольких шагах от головного офиса корпорации потрясает. Кайн, как завороженный, смотрит на мечущихся внизу людей. Ополченцы в здании открыли беспорядочный огонь из лёгкого оружия. Колонна гвардии встала. Теперь на заблокированной улице творится настоящий ад. Крошечная фигурка одного из бойцов приковывает внимание охотника. Ему удается разглядеть ярко-рыжие волосы гвардейца. Он бежит, не скрываясь, прямо на баррикады противника. Миг, и чёрный смог застилает происходящее внизу.

Кайн отворачивается от окна. Лампы на потолке вспыхивают вновь. На экране телевизора возникает измождённое, худое лицо Дэйва. Охотника от неожиданности словно прошибает электрический ток. Он тупо таращится на экран. Это всё сон, не иначе!

— Меня зовут Дэйв Страйк. Мне двадцать девять лет, — начинает парень, — Я обычный гражданин Сан-Франциско.

— Чем вы занимаетесь сейчас и что делали раньше? — спрашивает женский голос за кадром.

— На данный момент я профессиональный игрок. До этого работал системным администратором в компании Шесть Граней.

— Для наших зрителей наиболее интересен вопрос — где вы сейчас находитесь, и как вы там оказались?

— Я нахожусь в месте известном, как Твердыня…

В кабинет буквально вламывается Нил. Лицо шефа покраснело от гнева. Он пыхтит и сопит, как несущийся паровоз. Но спустя мгновение ему удается совладать с собой.

— Ты немедленно отправляешься в Твердыню за парнем, — говорит он, — Мы связались с корпорацией Майндсофт. Сейчас они пришлют своего оперативника.

— Я не ослышался? Оперативник нашего главного конкурента попадёт в Твердыню?

— После такого, — Нил кивает на экран, — Это уже не важно. Один ты не справишься, а все наши сейчас в городе из-за беспорядков. Мы должны вернуть контроль над островом любой ценой.

— Но я работаю один…

— Это не обсуждается. Билла тоже возьмёшь с собой. Ваша задача — прикончить эту крысу и как можно скорее. Похоже Джон таки добрался до острова и освободил парня. Они работают заодно, теперь это очевидно. Времени у нас нет — у входа в здание уже ждёт бронеавтомобиль до пристани.

— Почему не вертолёт?

— Все частные полёты в штате сейчас запрещены. Как только появится возможность, мы вышлем подкрепление.

— Понял.

Охотник выбегает из кабинета и несётся к лифту. Мимо проносятся белые стены офиса, голубые окна, бледные лица коллег. Всё это сливается в сплошной хоровод светлых красок. Вот перед глазами расплывается серое пятно железной двери, как клякса на бумаге. Лифт стремительно несётся вниз в арсенал.

Кайн резко дёргается и приходит в себя. Он сидит в кресле в тесном запертом помещении с серыми стенами. Где-то совсем рядом плещется вода. Пол под ногами ритмично покачивается. Очевидно, он находится на катере. Справа от него сидит Билл. На лице техника крайняя степень смущения. В кресле напротив — молодая, стройная девушка в облегающем кожаном костюме. Кайн намётанным глазом быстро оценивает её гибкие и сильные мышцы. На ногах незнакомки высокие шнурованные ботинки со стальными вставками. Огненно-рыжая копна волос едва касается плеч девушки. Это ещё кто? Кайн внимательно разглядывает её костюм и замечает на рукаве синюю нашивку корпорации Майндсофт. Неужели это и есть подкрепление?

— Как тебя зовут? — спрашивает он.

— Сарра.

Что-то неестественное послышалось в её высоком, равнодушном голосе. В грациозной и вместе с тем хищной фигуре девушки чувствуется какая-то отстраненность и даже холодность. Кайну это очень не понравилось. Смутное подозрение зашевелилось в его голове. Но он никак не может ухватить ускользающую мысль. Не встречался ли он раньше с этим оперативником Майндсофт? Этот образ кажется ему очень знакомым.

В помещении повисает напряженная тишина. Сарра словно вывела Кайна из равновесия. Снова возникло беспокойство. Как он оказался на катере? Скорее всего, охотник принял слишком большую дозу стимулятора. Поддавшись неожиданному инстинкту, Кайн потянулся к своей налобной пластине, чтобы на время выйти из реальности. Но в последний момент что-то остановило его. Он поднял глаза и увидел горящие голубым пламенем глаза Сарры. Под этим диким взглядом охотник замер в нерешительности. Он опустил руку, и девушка тут же отвернулась от него.

«Со мной творится что-то неладное», — думает Кайн, — «Сразу после задания надо показаться дежурному врачу корпорации».

Последняя сцена, которую удерживает его память — это тирада разъяренного Нила и приказ немедленно отправиться в Твердыню. Кажется, там возникли какие-то проблемы с этим свидетелем Дэйвом.

Билл бросает взгляд на экран своей универсальной отмычки.

— Пятиминутная готовность к высадке, — говорит он.

Кайн заученными до автоматизма движениями проверяет своё оружие и экипировку — всё на месте. Он готов к большой охоте.

Автор: JohnT

Источник

Поделиться

* - обязательные к заполнению поля