Sci-fi для стартапа: как связаны технологическое предпринимательство и научная фантастика

в 10:47, , рубрики: Блог компании Университет ИТМО, литература для стартапа, Университет ИТМО, Читальный зал, чтение книг

В современном обществе отношение к научной фантастике все еще неоднозначно: с одной стороны, существуют признанные мэтры жанра, с другой – любители sci-fi все еще воспринимаются «оторванными от реальности мечтателями», а саму научную фантастику то и дело записывают в «несерьезное чтиво».

Или, как выразился венчурный капиталист Бен Нарасин (Ben Narasin) в своей колонке на TechCrunch, «Sci-fi делится на три типа: мусор, мусор с продолжением и по-настоящему научная научная фантастика». Отношение к той или иной книге – это, конечно, дело вкуса. Другое дело – фантастика как жанр. Сегодня попытаемся разобраться в том, почему Кларк, Азимов, Хайнлайн, Стругацкие (и многие другие писатели-фантасты) важны для предпринимателя-инноватора не меньше, чем концепция бережливого стартапа.

Sci-fi для стартапа: как связаны технологическое предпринимательство и научная фантастика - 1Фотография JD Hancock CC-BY

Предприниматели, которые читают фантастику


На первый взгляд, научная фантастика – не самое полезное чтиво для предпринимателя, создающего технологический проект. Рассказы о пришельцах, похищающих людей, пост-апокалиптическом закате человеческой расы и покорении далеких звездных систем имеют мало общего с тем, как разработать минимально жизнеспособный продукт, собрать команду, привлечь инвестиции и запустить производство.

Тем не менее, многие известные предприниматели, в особенности те, кто связан с новыми технологиями, читают научную фантастику не реже – а иногда и чаще – чем деловую литературу. Например, Илон Маск отмечает в числе своих любимых книг произведения мэтров научной фантастики Азимова и Хайнлайна, а также «Автостопом по Галактике» Дугласа Адамса («один из величайших современных философов» по версии Маска), а также антологии Звездных войн и Звёздного пути.


А Джефф Безос и его команда при создании Kindle вдохновлялись произведением другого писателя-фантаста, Нила Стивенсона – и даже хотели назвать планшет «Фионой» в честь героини «Алмазного века». Таких историй о предпринимателях, вдохновленных (или вдохновленно читающих) научную фантастику, предостаточно.

Конечно, между любовью к sci-fi и успехом в технологическом предпринимательстве невозможно провести причинно-следственную связь: в мире немало успешных стартаперов, которые любят детективы, поэзию или вообще предпочитают Twitter. Однако у научной фантастики есть ряд любопытных особенностей, и они не могут ускользнуть от любопытного читателя.

Научная фантастика помогает «предугадать» будущее

Это наиболее очевидный «бонус» научной фантастики как жанра – в особенности для тех, кто связан с технологиями, наукой и разработками. Читая о новом технологическом проекте, мы то и дело натыкаемся на фразу про «будущее, которое уже наступило» и «…как и предсказывал Филип Дик/Лем/Брэдбери», а также на случаи вроде истории с Джефом Безосом и Kindle, когда предприниматель или группа разработчиков напрямую вдохновлялась образом объекта или явления из той или иной научно-фантастической саги.

С одной стороны, научно-фантастические произведения предлагают читателю действительно заманчивые перспективы – и для многих предпринимателей-визионеров детское желание воплотить в реальность что-то из прочитанного превращается в реальный бизнес-проект. С другой стороны, часто писатели-фантасты обладают широкими знаниями о современном состоянии науки и технологий – что и помогает им если не предугадать будущее, то как минимум подвести свои фантазии под грамотную теоретическую базу.



Так, например, Бен Нарасин отмечает лауреата премий «Хьюго» и «Локус» Чарльза Стросса (кстати, в пошлом программиста) и называет его идеи насчет развития геймификации, AR и VR, более убедительными, чем большинство стартап-питчей. «Алмазный век» он же называет источником одного из наиболее совершенных концептов в области edtech, а в книге «Мать бурь» Джона Барнса видит сбывшиеся прогнозы относительно развития гражданской журналистики, патентного троллинга и запуска частных спутников.

Кстати о сбывшихся предсказаниях: к «классическим» можно отнести массу примеров – от автоматических дверей (Герберт Уэллс, 1899) до спутниковой связи, о которой Артур Кларк писал еще в 1945 (хорошую подборку подобных предсказаний сделали в редакции BBC News, уделив особое внимание Айзеку Азимову).

Разумеется, далеко не все из предположений сбываются – несмотря на то, что многие фантасты двадцатого века довольно точно спрогнозировали, например, развитие телекоммуникационных технологий, наши автомобили все еще не летают, мы не колонизировали Луну, а парящий ховерборд и самозавязывающиеся кроссовки, не взирая на все усилия любителей «Назад в будущее», пока не получили массового распространения. Более того, даже Урсула Ле Гуин высказывала сомнения в предсказательной силе фантастики – по ее словам, этот жанр рассказывает читателям о дне сегодняшнем, его страхах и опасениях не меньше, и даже больше, чем о возможном будущем.

Именно поэтому роман «1984» Оруэлла оказался так актуален в конце сороковых, а сами темы, которые поднимаются фантастами, больше резонируют с текущими страхами и опасениями, нежели с прогнозами. Так, научная фантастика, создававшаяся в период Холодной войны, часто апеллировала к идеям постапокалиптического будущего, а современные книги поднимают вопросы о проблемах генной инженерии и угрозах полной виртуализации реальности.

У фантастов есть, чему поучиться

Возвращаясь к Илону Маску: книгу «Автостопом по Галактике» тот выделяет еще и потому, что ее автор, по словам Маска, постулирует тезис, важный для предпринимателя: «Вопрос важнее ответа». «Вопросы, которые мы задаем, неотделимы от нашего собственных пристрастий и предубеждений. В действительности, надо всегда задумываться: «Правильный ли вопрос я задаю?» Ответить бывает не так-то просто».



Это же можно прочесть и в деловой литературе: о том, как важно правильно задавать себе и окружающим важные вопросы и отделять «собственные пристрастия и предубеждения» от фактов, написано немало. Но вряд ли эти книги так же увлекательны как серия Дугласа Адамса.

Разумеется, в литературе других жанров тоже достаточно важных выводов и показательных примеров, полезных для предпринимателей и деловых людей, но мало какой другой жанр способен возбудить такой интерес к визионерству и поиску нестандартных решений, как научная фантастика.

«Что люди будут делать с устройством, которое позволяет менять настроение?» «Как может выживать человечество на планете, где практически нет воды?» «Что произошло бы, если бы мы могли возвращаться в прошлое и менять его?»



Фактически, практика ответов на такие неудобные вопросы, позволяет развить тот визионерский потенциал, который необходим любому предпринимателю, выводящему на рынок новый продукт, и заодно предусмотреть возможные «узкие места», возможности и проблемы, связанные с его созданием и использованием. По сути, тем же самым заняты и научные фантасты: в своих произведениях они не только описывают возможные варианты развития будущего (прошлого и альтернативных вселенных), но и рассуждают о последствиях, возможных проблемах и сложностях созданных их воображением систем.



Кстати, именно этот прием – перенос сложных концепций (в формате «что, если») на другие сложные концепции – активно практикуют предприниматели-поклонники фантастики. Все тот же Бен Нарасин рассказывает, что Питер Тиль в процессе создания PayPal вдохновлялся «Лавиной» Нила Стивенсона. А самого Нарасина в этой книге зацепила метафора «виртуальной географии». В итоге он пришел к идее «порталов» – объектов в интернете, в которых сконцентрирована полезная информация. В середине девяностых, когда об интернете думали как о новом эгалитарном сообществе, где у всех есть равный доступ к информации и каждый находится ровно в одном клике от любых данных, такой подход выглядел по-настоящему революционным. И помог его создателю заработать немало денег.

Увлечение sci-fi помогает дешево прототипировать

Еще один «туз» в рукаве у любителей научной фантастики. Собственно, все, о чем шла речь выше: возможность предсказать восхождение того или иного технологического тренда, умение задавать себе неудобные вопросы и находить на них необычные ответы, склонность к визионерству и способность переложить научнофантастические концепции на объекты реального мира – это, по сути, элементы бюджетного прототипирования.



Такого мнения придерживаются София Брюкнер (Sophia Brueckner) и Дэн Нови (Dan Novy), преподаватели медиа-лаборатории MIT и ведущие курса Science Fiction to Science Fabrication. В рамках этого курса авторы, по их собственным словам, обучают студентов создавать вымышленные прототипы либо полностью на основе устройств из научнофантастических книг, либо на основе собственных разработок студентов, поданных в «фантастическом» ключе. В частности, основой для обсуждения и вдохновения в рамках курса нередко становится содержание романа «Мечтают ли андроиды об электроовцах?» Филипа Дика (он лег в основу фильма «Бегущий по лезвию»).



По сути, в рамках курса авторы развивают идею «прототипирования на салфетке» – в ходе занятий студенты проводят внушительный мысленный эксперимент, продумывая детали своего «изобретения», сценарии его использования, сложности, угрозы и возможности вывода его на рынок, а также то, насколько такой объект может изменить общество в целом. В итоге студентам, «натренированным» на сложных научнофантастических концептах, не так уж сложно применять свои навыки в реальном бизнесе.

Почему все это работает

Но как все эти мысленные эксперименты могут принести нам пользу? Дэн Нови отвечает на этот вопрос следующим образом: все дело в сторителлинге. Сторителлинг как таковой необязательно связан с книгами или вымыслом – по сути это способ, которым мы постигаем реальность, сопоставляя то, что человек ощущает в настоящий момент, с историями, в которые он попадал (или о которых узнал) до этого.

Другими словами, наше подсознание не всегда различает опыт, который мы приобрели самостоятельно, и опыт, который получили, читая о ком-то или наблюдая за кем-либо – в этом, по словам Нови, и кроется особая сила фантастики. Для того, чтобы развить какую-либо концепцию, достаточно мысленного эксперимента – такого же, который проводят писатели-фантасты. А их наследие позволяет в таких экспериментах снимать множество ограничений, которые накладывает на будущего изобретателя объективная реальность – и тем самым воплотить в жизнь пресловутый постулат think outside of the box.

В конце концов, как справедливо отмечает Бен Нарасин: «Научная фантастика, фэнтези, D&D [вселенная Dungeons and Dragons], комиксы в равной степени волнуют и увлекают и основателей [стартапов], и инвесторов. И это те вещи, интерес к которым мы не можем себе позволить утратить. Они открывают нам видения будущего, которые мы хотели бы создать и в которое хотели бы вложиться».

Дополнительные материалы по теме:

Автор: itmo

Источник

Поделиться

* - обязательные к заполнению поля