Ant Financial как один из фаворитов глобальной гонки мобильных платежей

в 7:20, , рубрики: Ant Financial, payonline, Блог компании PayOnline, мобильные платежи, сервисы, Статистика в IT, финансы, электронная коммерция

imageВ апреле 2016 года в ходе раунда финансирования размер рыночной капитализации Ant Financial, дочерней компании Alibaba group, увеличился до 60 млрд долларов. В конце 2016 года, по оценкам гонконгской инвестиционной компании CLSA, эта цифра выросла до 75 млрд. Для сравнения капитализация American Express составляет те же 75 млрд долларов, Discover — 26 млрд, Mastercard — 121 млрд, PayPal — 53 млрд, а Visa — 221 млрд.

Люси Пенг, одна из основателей Alibaba, как-то сказала: «Сила малого в едином движении по направлению к общей цели». Это высказывание хорошо характеризует стратегию, которой Ant Financial ныне руководствуется для роста и расширения своего бизнеса в глобальных масштабах.

Подход Alibaba и Ant Financial

  1. Найти несколько развивающихся рынков с относительно неразвитыми онлайн-платежами и системой предоставления финансовых услуг.
  2. Взять ориентир на основную массу потребителей этих рынков, владеющих мобильными телефонами, заинтересованных в использовании онлайн-транзакций для получения финансовых услуг.
  3. Инвестировать в лидирующих игроков этих рынков, занятых в сфере мобильных платежей и коммерции, или сразу же приобрести их.
  4. Добавить к этому возможность китайских потребителей совершать покупки по всему миру с помощью самых привычных для них учетных платежных данных — Alipay.

В этом суть подхода Ant Financial на глобальном рынке мобильных платежей.

В 2015 году Alibaba и Ant вложили 680 млн долларов в индийскую платежную компанию Paytm, увеличив свою долю в ней до 40%. В прошлом месяцев они сделали еще одно денежное вливание в компанию в размере 177 млн долларов, в результате чего доля китайских акционеров достигла 50%. Известно также, что на прошлой неделе крупнейший акционер Alibaba, Softbank, рассматривал возможность инвестирования 1 млрд долларов в Paytm, что, по данным некоторых источников, может позволить создать новую дочернюю компанию в рамках бренда Paytm. Аудитория индийской платформы на сегодня составляет 200 млн пользователей, а в декабре вице-президент компании сообщил, что через Paytm каждый день проходит более 7 млн транзакций, что больше суммарного количества всех дебетовых и кредитных дневных операций страны. В свете этих данных, эксперты считают, что столь крупное вложение Softbank в Paytm может снизить беспокойства регуляторов по поводу повышенного вмешательства Китая в индийский рынок.

Индийская история становится еще интереснее из-за слухов о том, что некоторая часть вложения Softbank может быть использована для финансирования сделки по приобретению Paytm крупного индийского онлайн-маркетплейса Snapdeal, который, по некоторым данным, также рассматривает возможность аналогичной сделки с Flipkart. В 2015 году Alibaba, Softbank и Foxconn вложили в Snapdeal 500 млн долларов.

В 2016 году Ant инвестировала в таиландскую коммерческую группу Ascend Money. Технология цифровых платежей Ascend используется на онлайн-рынках Таиланда, Вьетнама, Камбоджи, Филиппин и Мьянмы. Сумма сделки не разглашается.

В феврале этого года, Ant Financial совершила другую сделку (сумма которой не разглашается), позволившую ей стать полноценным миноритарным акционером Gcash — лидера рынка мобильных платежей Филиппин с базой в 3 млн пользователей. Как и Alipay, Gcash предоставляет своим пользователям целый ряд услуг — платежи, прямые выплаты, оплату счетов, онлайн-шоппинг. Владелец сервиса, компания Mynt, в свою очередь, предоставляет займы физическим лицам и мерчантам.

Также в феврале Ant инвестировала 200 млн долларов в южнокорейский сервис мобильной оплаты Kakao Pay, установленный на 95% всех смартфонов страны. Его пользовательская база насчитывает 48 млн человек. Эта инвестиция связана с планами Kakao по расширению своего портфолио финансовых услуг и поиску новых клиентов среди оффлайн-мерчантов.

В начале апреля Ant приобрела helloPay, оператора крупнейшей в Юго-Восточной Азии сети мобильных платежей, и сразу же сделала ребрендинг всех имен, сменив их на AliPay Singapore, Alipay Malaysia, Alipay Indonesia, и Alipay Philippines. Еще до сделки helloPay был самым популярным способом оплаты на рынке Lazada — крупнейшей в Юго-Восточной Азии платформы электронной коммерции, обслуживающей 8 млн пользователей региона, общая численность потребителей которого составляет 600 млн человек.

На прошлой неделе Lazada попала в заголовки новостей по другому поводу, после того, как объявила о партнерстве с Netflix и Uber с целью составить конкуренцию недавно вышедшей на филиппинский рынок Amazon. Теперь вещание Netflix и VIP-услуги Uber доступны в рамках других предложений электронной платформы Lazada. В прошлом году Alibaba вложила в компанию 1 млрд долларов для повышения логистической и операционной эффективности — мера, призванная положительно повлиять на конкурентоспособность компании в регионе.

В августе 2016 года Alipay и Ant заключили договор с Ingenico, делающий возможным проведение оффлайн-платежей для мерчантов, обслуживающих 10 млн китайских туристов, посещающих Европу. По информации Ingenico, добавление поддержки Alipay в ее платежный шлюз позволило мерчантам легко подключать платежный сервис в POS-терминалах.

В октябре 2016 года Verifone и Alipay объявили о схожей сделке, упрощающей механизмы интеграции Alipay в платежные терминалы всех 150 обслуживаемых Verifone стран, в том числе и США.

Отдельно следует отметить, что Alipay также активно заключает сделки с мерчантами, направленные на удовлетворение шоппинговых привычек китайских потребителей: прием оплаты в крайне популярных у китайских путешественников «дьюти фри» магазинах в аэропортах, а также в целом ряде сайтов для бронирования жилья и путешествий.

Все эти действия тесно связаны с объявленным в 2015 году запуском фирменной системы ePass, значительно упростившей для мерчантов возможность добавления Alipay в качестве способа оплаты.

Если Ant удастся выиграть торги за право приобретения MoneyGram, то она получит доступ к потребительской базе MoneyGram, ее цифровым активам, международной сети из 350 тыс. физических агентов и 2 млрд банковских счетов, которые американская компания использует для отправки переводов и хранения средств. Сделка была одобрена правлением MoneyGram, однако для ее совершения сторонам еще предстоит получить разрешение со стороны Комитета по иностранным инвестициям и Министерства юстиций США.

Как бы то ни было, возникает стойкое ощущение, что подобная деятельность «дочки» Alibaba направлена на организацию единой международной сети мобильных финансовых услуг, нацеленной на обслуживание жителей стран с высоким порогом доступа к традиционным банковским продуктам. Тех самых 2.5 млрд человек, ради работы с которыми карточные системы преобразуют свои активы и инфраструктуру. Именно так охарактеризовала планы компании Люси Пенг во время своего декабрьского визита в Кремниевую Долину, сообщив, что Африка и Латинская Америка ­— следующие в списке рынков, выход на которые компания всерьез рассматривает в данный момент.

Если все сделанное компанией ранее — лишь пролог, значит, вскоре нас ждут новости о новых партнерских сделках или приобретениях действующих игроков этих регионов, способных предоставить китайской финансовой группе выход к своим клиентам.

Что будет дальше?

В те старые времена, когда Alipay был еще только платежным способом внутри Alibaba, обслуживающим китайских потребителей, приходящих на онлайн-рынок компаний за покупками, борьба за клиентов происходила на другом уровне — внутри Китая, за право быть принятым среди локальных мерчантов. Глобальные карточные сети могли участвовать в работе Alipay только если им бы им удалось вложить свои карты в бумажники китайских потребителей. Однако до недавнего времени они были фактически исключены из конкурентной борьбы на китайском рынке.

Банки могли выпускать карты только в рамках принадлежащей государству платежной сети Union Pay. У некоторых китайских потребителей были карты MasterCard и Visa, но пользоваться ими они могли только за пределами Китая, а не внутри страны. Теоретически барьеры для работы на рынке были сняты в результате принятого два года назад постановления ВТО, однако международные карточные сети по-прежнему не имеют разрешения на работу. Как только они получат его, им придется проделать долгий путь от выпуска местными банками новых карт, до их распространения и использования китайскими потребителями.

Это значит, что международным карточным сетям, вероятнее всего, не следует в ближайшее время ожидать большого роста своей доли в обработке китайских транзакций, в том числе даже несмотря на то, что их карты теперь доступны в кошельках Alipay.

Все это указывает на то, что в следующие несколько лет полем глобальной игры станут рынки всех развивающихся стран, куда в последнее время стремятся попасть все международные сети. И конечно же, мы будем наблюдать все больше попыток изобрести способ «завести» мобильные платежные системы на таких рынках.

Как это произошло в Индии с ее крупным локальным игроком Paytm.

Без труда не выловишь рыбку из пруда

Многомиллиардные долларовые вложения Ant за пределами Китая могли бы помочь компании обогнать глобальные карточные сети за счет создания единой международной сети мобильных финансовых услуг, позволяющей потребителям платить мерчантам, а мерчантам эту оплату принимать, без необходимости выпускать брендированные карты или покупать POS-терминалы. Такой подход также откроет заинтересованным локальным игрокам доступ ко всем сервисам, которые Ant Financial предлагает китайским потребителям сегодня — кредитованию, банкингу и инвестированию. Поддержку этой сети будут оказывать 450 млн китайских пользователей, ставших ее клиентами благодаря закрытости Китая.

Однако все это еще не означает, что успех достанется Ant легко.

Прежде всего не следует забывать о том, что в Китае есть немало других игроков со схожими амбициями, не снискавшими однако того же успеха за пределами своего внутреннего рынка. Например, Xiaomi, Tencent и Baidu или другие, получившие ранее финансирование Alibaba предприятия — ShopRunner и электронный рынок 11 Main, закрывшийся через год после запуска.

Крупнейшие и наиболее успешные китайские компании принадлежат государству и управляются им же, что делает государство их крупнейшим акционером. Такого рода контроль открывает неограниченный доступ к капиталу и механизму финансирования, который, с одной стороны питает их рост, а с другой — сдерживает внутренних конкурентов на определенном уровне. Однако преимущество внутри Китая совсем необязательно перетекает в таковое за его пределами.

По данным исследования Interbrand, живущие за пределами Китая потребители по-прежнему скептически относятся к китайским брендам, имеющих репутацию дешевых в производстве и иногда опасных, низкокачественных продуктов. Общепринято и мнение об отсутствии у китайских компаний стратегического понимания потребностей и желаний потребителей из других стран.

И похоже, что желание избежать этих ошибок — один из приоритетов команды Ant Financial.

IPO Alibaba дало компании средства для инвестирования за пределами Китая, а их финансовая отчетность позволяет им получить еще больше взаймы на реализацию своих планов. Запланированное в этом году IPO Ant позволит добавить в копилку еще больше денег.

Чтобы избежать синдрома «сделано в Китае», Ant решила действовать путем приобретения в целевых странах их родных брендов. Это предоставит компании доступ к репутации и налаженным отношениям с клиентами, которыми она сможет эффективно воспользоваться и вывести на новый уровень.

До совершения сделки с Paytm, Ant прежде всего рассмотрела возможность открытия в стране собственной компании, позже, однако, отказавшись от этой идеи. Это одна из причин, по которым сделка с MoneyGram теперь выглядит в глазах компании еще привлекательнее. MoneyGram даст ей глобальный актив и узнаваемый по всему миру бренд, которым можно будет пользоваться в том числе и в других целях. Если сделка состоится, Ant едва ли сделает ребрендинг MoneyGram, а если это и произойдет, то уж точно не сразу.

Однако успех Ant, а вместе с ним и возможность компании вести деятельность в глобальных масштабах будет также серьезно зависеть от еще одного очень важного момента: экономической жизнеспособности развивающихся рынков, на которые она будет входить и того, как скоро этим странам удастся сгенерировать сколь бы то ни было значимый объем транзакций.

В этом плане хорошим показателем эффективности усилий Ant Financial по созданию глобальной сети мобильных платежей и финансовых услуг будет Индия — рынок, где благодаря проведенной в ноябре прошлого года по инициативе премьер-министра демонетизации, прямо сейчас, в реальном времени, происходит зарождение системы мобильных платежей и экономики финансовых услуг.

Индия в центре всеобщего внимания

Paytm и Ant Financial делают серьезные ставки на индийский рынок. Однако то же самое можно сказать и о карточных сетях, профинансированных и запустивших совместимое с другими инструментами решение на основе QR-кодов — BharatQR, упрощающее прием платежей у оффлайн-мерчантов и прямые переводы между владельцами карт RuPay, MasterCard, Visa и American Express.

Как только потребитель скачивает банковское мобильное приложение, у него появляется возможность совершать оплату с помощью сканирования QR-кодов в магазине мерчанта. Средства переводятся с банковского счета потребителя на счет мерчанта без необходимости использования терминала для приема карт и вообще без применения пластиковых карт как таковых. Четырнадцать банков уже работают над включением поддержки BharatQR, и многие другие их коллеги по сектору собираются присоединиться к первопроходцам в течение ближайших нескольких месяцев.

В то же время Paytm вливает миллионы в собственную систему на основе QR-кодов, совместимую с BharatQR. По словам представителей компании, ее платформа QR-кодов вскоре достигнет уровня 1 млн мерчантов-участников и компания уже наняла 10 тыс. «полевых агентов» для привлечения оффлайн-мерчантов. Похоже, что эта стратегия Paytm нацелена на привлечение мерчантов, и прежде всего тех из них, большинство покупателей которых активно пользуются услугами Paytm и имеют соответствующие счета в системе.

Очевидно, что ставки для глобальных сетей в этой игре высоки, а жизнь их была бы куда проще в отсутствии планов Paytm и их основательной финансовой поддержки со стороны Ant Financial/Alibaba.

Высоки они и для других желающих во что бы то ни стало пробиться в высший эшелон.

Новый главный директор Ant Эрик Джинг в ноябре 2016 сказал, что в ближайшие 10 лет его компания будет создавать открытую экосистему, нацеленную на предоставление финансовых услуг для более чем двух миллиардов пользователей.

По мере развития событий в Индии, будет весьма занятно понаблюдать какие партнерства родятся на этой почве и при каких обстоятельствах это произойдет. И найдется ли в этой «открытой экосистеме» место для карточных сетей, чьи учетные реквизиты, вполне можно хранить и в кошельках Alipay/Paytm. А как насчет PayPal? Или Amazon, которая, по некоторым данным, вкладывает около миллиарда долларов ежегодно с целью стать ведущим онлайн-маркетплейсом в Индии? А кроме того, есть и Facebook, его Messenger и различные коммерческие возможности, над реализацией которых обе компании работают.

Помимо возможности наблюдать за тем как с чистого листа создается и растет система мобильных платежей в этой стране, у нас, по всей видимости, появится также и хороший вид на глобальную битву гигантов как в Индии, так и на других мировых рынках.

image

Автор: PayOnline

Источник

Поделиться

* - обязательные к заполнению поля