Будущее глазами Эрика Шмидта: «Новый цифровой мир»

в 18:38, , рубрики: ar.drone, Google, будущее, будущее здесь, Джулиан Ассанж, диктатура, дополненная реальность, книга, свобода информации, футурология, электронное правительство, метки: , , , , , , ,

Будущее глазами Эрика Шмидта: «Новый цифровой мир»Эрик Шмидт — председатель совета директоров Google, долго занимавший должность исполнительного директора компании. Сергей Брин и Ларри Пейдж пригласили его, потому что Эрик Шмидт отлично понимает, в каком направлении происходит развитие технологий, куда движется вместе с ними и всё человечество. В годы руководства компанией у него не было времени поездить по миру, почитать, поговорить с людьми (такими как Джулиан Ассанж) осмыслить увиденное — и написать собственную книгу. Теперь у него появилось это время. Очень замечательно, что только что вышедшую книгу Эрика Шмидта «Новый цифровой мир. Как технологии меняют жизнь людей, модели бизнеса и понятие государств» мгновенно перевели на русский язык.

Читать рассуждения Эрика Шмидта о будущем очень необычно. Потому что он сам — один из тех, кто воплощал и воплощает это будущее в реальность. Мы читаем не просто прогноз, а план действий, программу развития технологий, как это видится Эрику Шмидту и его единомышленникам Ларри с Сергеем.

Книга начинается с бытового и детального описания, как выглядит через несколько десятилетий утро простого человека, «молодого профессионала, живущего в одном из американских городов».

Утреннее пробуждение не будет сопровождаться сигналом будильника, по крайней мере в его традиционном понимании. Вместо него вас разбудит аромат только что сваренного кофе, солнечный свет, ворвавшийся в комнату после того, как раздвинулись автоматические шторы, и нежный массаж спины, который сделает вам ваша высокотехнологичная кровать. Наверняка, проснувшись, вы будете чувствовать себя отдохнувшим, поскольку встроенный в матрас специальный датчик отслеживает ритмы вашего мозга и точно определяет, в какой момент вас можно разбудить, не прервав фазу быстрого сна.

Ваша квартира — настоящий электронный оркестр, которым дирижируете вы. Несколько движений рукой и голосовых команд — и вы отрегулируете температуру и влажность воздуха, включите музыку и свет. Дожидаясь, пока появится вычищенный и выглаженный костюм из автоматического гардероба — судя по электронному календарю, сегодня важная встреча, — вы просматриваете последние новости на полупрозрачных экранах. Затем направляетесь на кухню завтракать, не прекращая смотреть новости, поскольку одно из голографических изображений благодаря датчику движения всё время проецируется перед вами, пока вы идёте по коридору. Берёте чашку кофе, горячую булочку, только что идеально испечённую в вашей печи с функцией контроля влажности, и пробегаете взглядом по новым сообщениям электронной почты на голографическом «планшете», спроецированном прямо перед вами. Центральный компьютер предлагает вашему вниманию список домашних дел, которыми собираются заняться сегодня роботы, и вы его одобряете.

… Перемещаясь по кухне, вы — чёрт! — пребольно ударяетесь ногой об угол шкафа. Тут же хватаете мобильное устройство и запускаете диагностическое приложение. Внутри устройства есть крошечный микропроцессор, который сканирует ваше тело с помощью субмиллиметровых волн вроде рентгеновских, но с меньшим уровнем радиации. Быстрый анализ показывает, что палец на ноге не сломан, это просто ушиб. И вы отказываетесь от предложения устройства запросить медицинское заключение у ближайшего доктора.

У вас осталось совсем немного времени до того момента, когда нужно отправляться на работу — естественно, на беспилотном автомобиле.

В этом описании уже проявляются некоторые технологии дополненной реальности, реализованные в Google Glass, а также беспилотные автомобили, которые большинство американцев уже сейчас готовы покупать скорее у компании Google, чем у Ford или General Motors, потому что к Google больше доверия, чем к автопроизводителям.

Не выпить ли ещё чашечку кофе? Но тактильный будильник, встроенный в задник вашего ботинка, уже мягко сжимает вашу ногу — сигнал, что если вы задержитесь, то опоздаете на утреннюю встречу.

«Если вы относитесь к числу людей с самыми высокими в мире доходами (а это большинство жителей богатых западных стран), то многие из перечисленных технологий окажутся в вашем распоряжении. Вероятно, с какими-то вы уже имели дело. Конечно, кто-то сможет отказаться от автомобилей и летать на работу на беспилотных вертолётах», — пишет автор.

От домашнего комфорта Эрик Шмидт переходит к будущему государства и личных данных. Эта часть во многом основана на его интервью с Джулианом Ассанжем, полный текст которого опубликован на Wikileaks в апреле 2013 года.

Мы встречались с Ассанжем в июне 2011 года, когда он содержался под домашним арестом в Великобритании… В ходе интервью Ассанж поделился с нами двумя своими главными соображениями на эту тему, причём обе посылки связаны друг с другом. Первое: человеческая цивилизация основана на всей совокупности результатов нашей интеллектуальной деятельности, следовательно, правильным является как можно более тщательно фиксировать эти результаты, чтобы обеспечить информацией следующие поколения людей. Второе: поскольку различные лица всегда будут пытаться уничтожить или скрыть часть этой общей истории в своих интересах, цель каждого человека, ценящего истину и стремящегося к ней, — фиксировать как можно больше информации, препятствовать её уничтожению, а также делать её максимально доступной для всех жителей планеты.

«Почему правительственные организации стремятся к секретности?» — задаёт он риторический вопрос. И сам отвечает на него: потому что их планы, стань они известными широкой публике, встретили бы отпор, а секретность помогает им воплотить их. Тот, чьи планы не противоречат интересам общества, не встречает противодействия, и ему нечего скрывать, добавляет он.

Вряд ли кто поспорит, что у Google и Wikileaks, по большому счёту, одинаковая миссия в этом мире. Обе эти организации «рассекречивают» информацию, делая её доступной вместо ограниченного круга лиц большому числу людей.

В своей книге Эрик Шмидт очень много влияния уделяет политике и анализу репрессивных диктаторских режимов, деятельности оппозиции, в том числе в России. Он много говорит о том, как диктаторские режимы тоже могут использовать новые технологии в своих целях: «взламывать» мобильные устройства ещё до их продажи, собирать о своих гражданах больше сведений, чем до наступления цифровой эпохи, «вычислять» тех, кто установил на своих устройствах приложения для обхода цензуры.

Представители государства станут проводить эпизодические случайные проверки и обыски компьютеров на предмет наличия программ для шифрования и прокси-приложений, владение которыми будет караться штрафами, тюремным заключением или означать включение в специальные списки правонарушителей. А после у каждого, кто скачал и установил средства для обхода цензуры, вдруг внезапно усложнится жизнь: он не сможет получить кредит в банке, арендовать автомобиль или заплатить через интернет, не столкнувшись с теми или иными проблемами. Агенты спецслужб будут ходить по учебным аудиториям школ и университетов страны и добиваться исключения всех, кого система слежения за онлайн-активностью уличила в загрузке на их мобильные телефоны запрещённого программного обеспечения. При этом репрессии могут распространиться на знакомых и родственников этих студентов, чтобы отбить охоту к такому поведению у как можно большего числа людей.

В общем, жителям авторитарных государств придётся несладко. Тем более что правительства таких стран действуют очень интеллектуально, применяя более тонкие формы контроля над обществом.

Добсон перечисляет множество средств, при помощи которых современные диктаторы концентрируют власть в своих руках, создавая при этом видимость демократии: псевдонезависимая судебная система; ручной «всенародно избранный» парламент; широкое толкование и селективное применение законов; медийный ландшафт, допускающий существование оппозиционных СМИ, но только до тех пор, пока оппоненты режима признают существование негласных границ, которые нельзя переходить. По словам Добсона, в отличие от диктатур и государств-изгоев прошлого, современные авторитарные государства — это «сознательно и искусно созданные проекты, их заботливо выстраивают, укрепляют и постоянно совершенствуют».

Что же делать гражданам в таких условиях? Вот что рекомендует председатель совета директоров Google.

Даже в странах с репрессивными режимами, где вовсю используется шпионское программное обеспечение, виртуальное преследование инакомыслящих и распространение телефонов с заранее установленными программами слежки, целеустремлённые люди найдут способы передать своё сообщение за пределы страны. Это можно делать с помощью контрабандных SIM-карт, подпольных «ячеистых сетей» (то есть совокупности беспроводных устройств, где каждое действует как маршрутизатор, в результате чего возникает сеть передачи данных с множеством промежуточных узлов, а не с одним центральным хабом) или «невидимых» телефонов, конструкция которых не предполагает записи разговоров (скажем, в случае, когда все голосовые вызовы осуществляются по технологии VoIP) и позволяет пользоваться интернет-услугами анонимно.

По мере того, как разные государства будут всё больше контролировать и фильтровать интернет в своих национальных границах, произойдёт своеобразная фрагментация Сети, считает Эрик Шмидт.

То, что начиналось как всемирная паутина, начнет походить на сам мир, разделённый на части и наполненный взаимоисключающими интересами. В интернете появится необходимость получения некоего аналога виз. Сделать это можно будет быстро, в электронном виде: механизм, обеспечивающий передачу информации в обоих направлениях, запустится после того, как пользователь, желающий попасть в интернет той или иной страны, зарегистрируется и согласится с определёнными условиями. Если Китай решит, что для доступа в китайский интернет всем иностранцам нужна виза, резко ослабнут человеческие связи, станет труднее заниматься международным бизнесом и проводить аналитические исследования. А если добавить к этому внутренние ограничения, в XXI веке возникнет аналог известной в семнадцатом столетии японской доктрины сакоку («закрытой страны»), направленной на практически полную изоляцию страны.

Конечно, это худший сценарий, которого хотелось бы избежать. Но вот чего никак не удастся избежать — так это масштабных кибервойн, то есть операций шпионажа и саботажа в компьютерных сетях, проводимых по заданию правительственных служб. Эти операции уже начались сейчас, а в будущем их масштабы и последствия будут только расти.

Сегодня возможности проведения крупномасштабных кибератак есть у очень небольшого количества стран (остальных сдерживает отсутствие быстрых каналов связи и технических талантов), но в будущем в эти действия окажутся втянутыми десятки новых участников, как нападающих, так и обороняющихся. Многие специалисты считают, что положено начало новой гонке вооружений, в ходе которой США, Китай, Россия, Израиль, Иран и другие страны активно инвестируют в наращивание своих технологических возможностей и поддержание высокой конкурентоспособности. В 2009 году, примерно в то же время, когда Пентагон выпустил директиву о создании Кибернетического командования США (USCybercom), министр обороны Роберт Гейтс провозгласил киберпространство «пятой областью» военных операций наряду с сушей, морем, воздухом и космосом. Возможно, в будущем в армии появится виртуальный аналог элитного спецподразделения «Дельта», а в состав новой администрации войдёт министерство кибервойн. Если это кажется вам слишком сильной натяжкой, вспомните о создании министерства национальной безопасности в качестве реакции на теракты 11 сентября. Всё, что нужно, — это один серьёзный случай национального масштаба, и в распоряжении правительства окажутся огромные ресурсы и мандат на все необходимые действия. Помните, как в результате террористических актов ирландских сепаратистов в каждом уголке Лондона появились камеры видеонаблюдения, что одобрила бóльшая часть его жителей? Конечно, были люди, недовольные тем, что каждый их шаг на улице будет записан и сохранён, но в моменты, когда нация в опасности, мнение «ястребов» всегда превалирует над мнением «голубей». Посткризисные меры безопасности традиционно обходятся чрезвычайно дорого, поскольку власти вынуждены действовать быстро и совершать дополнительные усилия, чтобы ослабить тревогу населения. Некоторые эксперты оценивают годовой бюджет нового «киберпромышленного комплекса» в диапазоне $80–150 млрд.

Новые технологии помогут и террористам.

Скорее всего, оружием террористов будущего станет некая комбинация бытового беспилотного летательного аппарата («дрона») и мобильного СВУ. Такой дрон можно будет купить через интернет или в любом магазине игрушек. На рынке уже сейчас есть простые вертолёты с дистанционным управлением. Накануне Рождества 2011–2012 годов одним из самых популярных подарков оказался игрушечный квадролёт AR.Drone компании Parrot. Он снабжён видеокамерой, а управляется при помощи смартфона. Представьте его более сложную версию: с генерируемой «на борту» сетью Wi-Fi, вооруженной самодельной бомбой… Речь идёт о совершенно новом уровне локального терроризма, причём он уже не за горами. В ближайшем будущем практически каждому будут доступны знания, ресурсы и технические навыки, необходимые для сборки такого аппарата. Благодаря системам автономной навигации, о которых мы уже говорили (а купить их можно будет повсеместно), террористам и преступникам станет легче проводить атаки с помощью дронов, находящих цель без вмешательства человека.

Хотя новые технологии приносят новые риски, но и ведь и защититься от них мы можем с помощью тех же новых технологий. Например, если мы боимся за своё правительство, то можно просто просто сделать резервную копию, пишет Эрик Шмидт, хотя это выглядит несколько наивно.

В будущем люди станут создавать не только резервные копии своих данных, но и «бэкап» правительства. В постепенно возникающем прототипе реконструкции параллельно с реальными институтами будут существовать виртуальные, одновременно выполняя роль их резервной копии — на всякий случай. И вместо здания для физического хранения документов и выполнения государственных функций министерству будет достаточно иметь «облачное» хранилище информации и онлайн-платформу. Если город разрушит цунами, все министерства продолжат свою работу в виртуальном пространстве, пока их деятельность не будет восстановлена в полном объёме.

Чтобы такое будущее стало реальным, пишет Шмидт, нужны быстрые, надёжные и безопасные сети, технически совершенные платформы и 100-процентный доступ населения в интернет. Рано или поздно всё это станет реальностью.

Автор: alizar

Источник

Поделиться

* - обязательные к заполнению поля