Есть лучший способ использовать ваши таланты, чем разработка социальной сети для собак

в 6:57, , рубрики: Google, IT-Биографии, longread, биографии, будущее здесь, правительство, Программирование, социальные проекты, США, электронное правительство

Всем привет!

Я работаю программистом в калифорнийском офисе Гугл и хочу поделиться с вами переводом выступления другого бывшего гуглера, где он зовет инженеров на работу в правительство. Но для начала дам немного контекста.

В 2014 году в США прогремела история про нескольких программистов, спасших ключевой проект программы Барака Обамы о доступном здравоохранении от полного краха. Они появились на обложке Time, Обложка Time их пригласили в белый дом, о них написали ведущие СМИ, и эта история получила мощное развитие, о ней до сих пор пишут как в российской, так и в американской прессе.

На самом деле произошедшее выходит далеко за пределы успеха конкретного проекта или даже нового департамента правительства США. Она заставила многих программистов из ведущих IT компаний мира задуматься о своих профессиональных приоритетах.

В США нет бесплатной медицины как таковой. Медицинское обслуживание осуществляется в рамках социальных и медицинских страховых программ, таких как Medicare и Medicaid. Из-за стоимости и ограниченной доступности субсидий до недавнего времени более 10% американцев не имели медицинской страховки. По разным оценкам, в год в США умирает от 25 до 45 тысяч человек из-за отсутствия доступа к медицинскому обслуживанию. При этом стоимость медицинского обслуживания в США в разы превышает аналогичные показатели в схожих странах. Администрация Барака Обамы решила изменить сложившуюся ситуацию, выдвинув в 2010 году “Акт о защите пациентов и доступном медицинском обслуживании”. Самые существенные поправки, расширяющие доступность субсидированной страховки для социально незащищенных категорий, были приняты в 2014 году. Для успешной реализации закона требовалось, чтобы у всех желающих была техническая возможность подписаться на субсидированную страховку. Подписка должна была осуществляться через сайт healthcare.gov.

Дальше привожу целиком перевод выступления Майки Дикерсона, администратора службы цифровых услуг США, на интерактивном фестивале SXSW 2015 на тему “Ошибки в правительстве и как вы можете их исправить” (за перевод огромное спасибо Леше Климову и Виктории Моключенко).

Для меня эта история началась в октябре 2013

Только что был запущен healthcare.gov, и, если вы помните, дела у него шли не очень. Я был сосредоточен на своей работе в Google (в Калифорнии). Несмотря на то, что я был волонтёром во время кампании в поддержку Обамы, у меня не было никаких особых связей с администрацией президента и никакого опыта работы в правительстве.

Я был в гостях у знакомых по предвыбороной кампании в Чикаго, когда по очень сложной цепочке, которую я до сих пор не понимаю, до меня дошла информация о том, что Белый дом собирает команду для оценки состояния веб-сайта [healthcare.gov]. Чтобы узнать подробности, я должен был присоединиться к телефонной конференции. Она была назначена на 8:30 утра по стандартному восточному времени, то есть 5:30 утра для меня. Это было не очень удобно, но я все равно позвонил.

На другом конце провода был Тодд Парк. Я никогда о нем до этого не слышал, но прочитал о нем в Википедии, пока мы говорили. Еще пара звонков, и меня уговорили прилететь в Вашингтон, чтобы оценить ситуацию.

Вот что я там увидел:

Правительство возобновило работу после приостановки, и провал healthcare.gov был главной новостью на всех кабельных каналах изо дня в день. По первоначальным оценкам бюджетного управления Конгресса, за первый этап [на программу доступного здравоохранения] должно было подписаться 7 миллионов человек, но Тодд сказал что если в сложившихся обстоятельствах мы достигнем 4 миллионов, это будет пределом мечтаний.

Он пояснил, что им нужна команда независимых экспертов, чтобы оценить, насколько серьёзны проблемы, и что можно сделать, чтобы спасти ситуацию до конца года. И добавил, что если исправить ничего невозможно, то это станет политической катастрофой в свете приближающихся выборов [в Конгресс] 2014 года и не начавшего работать непопулярного закона [о здравоохранении]. Поддержка демократов скорее всего сильно пошатнется, выборы провалятся, прездиент утратит влияние на 2 года раньше срока, и никто не будет трогать эту тему по крайней мере еще целое поколение. Но, разумеется, мы хотим услышать ваше честное мнение.

«Система сработала как обычно, и с ожидаемым результатом: веб-сайт, стоящий на сотни миллионов долларов больше чем следовало, и при этом не работающий. Совсем».

Мы обнаружили немало удивительных вещей. Во-первых, у этой системы не было мониторинга. Если вы занимаетесь поддержкой распределенных систем, вы понимаете, что это как если бы вы управляли автобусом с непрозрачным лобовым стеклом. Во-вторых, были задействованы сотни людей и десятки компаний, но никто не отвечал за систему целиком. В-третьих, никто не ощущал, что ситуация требует срочного вмешательства. Как я понял через некоторое время, все вели себя так, как будто не случилось ничего из ряда вон выходящего. И как раз потому, что ничего из ряда вон выходящего не случилось.

Система сработала как обычно, и с ожидаемым результатом: веб-сайт, стóящий на сотни миллионов долларов больше, чем следовало, и при этом не работающий. Совсем.

Так как мы обнаружили очень много совсем простых проблем, мы заключили, что веб-сайт скорее всего можно довести до состояния, которое позволит воспользоваться программой 4 миллионам человек. Разумеется, после этого нас попросили остаться, чтобы воплотить наши рекомендации в жизнь. (Это называется эскалация обязательств, и мы будем этим пользоваться. Это единственный раз, когда я вас о чем-то предупреждаю).

3-дневная поездка превратилась в почти 3 месяца работы

31 декабря 2013 года я отправил отчет за 9 недель, и в среднем я работал по 17,5 часов в день. У меня были галлюцинации и другие проблемы, связанные с недостатком сна в течение трех месяцев. Это был самый тяжелый период в моей жизни, и я очень надеюсь, что в будущем не испытаю ничего даже близкого к этому.

“Моя жизнь не вернулась в прежнее русло; стали происходить все более и более странные вещи".

Когда я вернулся домой, другие люди взяли на себя ежедневную работу по поддержанию сайта, чтобы закончить первый этап подписки, который продолжался до 31 марта. Но моя жизнь не вернулась в прежнее русло; стали происходить все более и более странные вещи. СМИ уже проявляли интерес к людям из “технологической волны”, и когда в марте объявили о том, что число подписавшихся составило более 8 миллионов человек, трое из “технологической волны” оказались на обложке Таймс. В мае я снова вернулся [в Вашингтон] чтобы встретиться с президентом.

Я рассказываю это вам не для того, чтобы доказать, насколько мы были круты, но чтобы продемонстрировать обратное

С точки зрения наших привычных стандартов мы не делали ничего технически сложного. Это были простые проблемы с простыми решениями. Отсутствие мониторинга решается установкой модуля мониторинга. Недостаток отвественности за систему в целом решается сбором всех в одной комнате, чтобы было проще координировать работу. И так далее. Это не было сложной инженерной проблемой, любой из вас мог бы её решить, и тем не менее, это было важнее и имело гораздо больший смысл чем всё, что я мог бы сделать за всю свою жизнь на предыдущей работе.

Более 8 миллионов человек впервые получили доступ к здравоохранению, и для многих из них это был вопрос жизни и смерти. Я не думаю, что мы когда-либо вернемся к временам, когда люди, которым нужна медицинская страховка, не будут иметь возможности её купить.

Я вернулся на предыдущую работу и попытался вести себя так, как будто она была по-прежнему важна. У меня не получилось. С одной стороны, компания не так уж сильно нуждается во мне: есть тысячи других инженеров, которые так же хороши или еще лучше меня. С другой стороны, даже если я буду невероятно успешен, результатом этого станет переход нескольких миллиардов долларов от одного миллиардера к другому. С тех пор и до сегодняшнего дня мне очень сложно понять, почему это должно меня беспокоить.

Тем временем в Вашингтоне события продолжали развиваться

Люди, давно работавшие над технологическими реформами в правительстве получили серьезную поддержку после начального провала healthcare.gov. Так что очень скоро Тодд Парк снова позвонил мне, и предложил работать в группе, которая сейчас известна как служба цифровых услуг США. Несколько месяцев ушло на уговоры, и в августе я окончательно ушел из Google и переехал в Вашингтон.

“Я ожидал, что будет очень сложно найти еще 10 инженеров, которые согласятся сделать сомнительный жизненный выбор, и убедить агентства принять нашу помощь”.

Концепция службы цифровых услуг США заключается в использовании тех же ингридиентов, что помогли спасти healthcare.gov, для нескольких других приоритетных проектов. Используя деньги, оставшиеся в фонде развития информационных технологий, я планировал нанять 10-12 человек и взяться за 3 проекта, которыми должны были стать доступное здравоохранение, помощь ветеранам и иммиграция. Я ожидал, что будет очень сложно найти еще 10 инженеров, которые согласятся сделать столь сомнительный жизненный выбор, и убедить агентства принять нашу помощь.

С тех пор произошло несколько неожиданных событий

Пока я волновался о том, как найти 10 человек, мы получили более тысячи заявок. Спрос со стороны агентств был выше, чем мы могли бы удовлетворить. Мы провели встречи с представителями 22 агентств и составили список из 60 проектов, которым требовалась помощь.

Пожалуй, удивительнее всего было то, что в декабре Конгресс принял объединенный бюджет, в котором была полностью удовлетворена заявка на 20 миллионов долларов на работу службы цифровых услуг США. Это позволит нам увеличить штат до 40 человек и взяться за 10 проектов в 2015 году.

А теперь к тому, что вы можете сделать

Прямо сейчас, вот в этот момент, федеральное правительство нуждается в инженерах, таких как вы. И у нас есть ошеломляющее количество предложений от людей, готовых помочь.

Поэтому в бюджете 2016 года мы предложили выделить 105 миллионов долларов на создание аналогов службы цифровых услуг внутри 24 важнейших агентств и на найм 500 человек. Искусственная граница, разделившая технологическую индустрию и государственный сектор на две разные ветви эволюции, открывается, и если достаточно людей её перейдет, она может быть полностью разрушена.

Не все, но некоторые из вас, работают над новым приложением для обсуждения фотографий еды или социальной сетью для собак. И я здесь, чтобы сказать вам, что у нашей страны есть лучший способ использовать ваши таланты.

“Всё это сводится к проблемам проектирования и обработки информации, и каждая из них — это вопрос жизни и смерти для миллионов граждан, и каждую из них вы можете исправить, если решитесь это сделать”.

Я уже рассказал вам про доступное здравоохранение. Служба социального обеспечения рассылает бумажные чеки через программу на COBOL, запущенную на мейнфрейме. Возможно, это нормально, если не считать того, что более половины обслуживающих эту систему работников скоро выйдут на пенсию. Что случится потом? Департамент по делам ветеранов не справляется с заявками по инвалидности. Служба гражданства и иммиграции США обрабатывает заявки на вид на жительство и все прочие только на бумаге. Если вы потеряете грин-карту, вам потребуется 6-8 месяцев, чтобы получить новую, и в течение этого времени вы не сможете доказать, что имеете право находиться в стране или работать.

Всё это сводится к проблемам проектирования и обработки информации, и каждая из них — это вопрос жизни и смерти для миллионов граждан, и каждую из них вы можете решить, если решитесь это сделать.

К чему все сводится

Это рыночная экономика, и вы – вместе со своими талантами – ключевой капитал. Задумываетесь вы об этом или нет, вы принимаете решения о том, как мы распределяем ресурсы. Мы можем решить любую из перечисленных проблем, но мы должны сделать выбор в их пользу.

Самое отрезвляющее, что я почуствовал за время работы в правительстве, это эмоциональное понимание того, что страна принадлежит вам и мне, и она хороша ровно настолько, насколько мы делаем ее лучше. Взрослые не починят её за нас, и миллиардеры не починят её за нас. Либо мы делаем это сами, либо этого не делает никто.

А как быть в России?

Для России это, безусловно, не копируется один в один.

Инженеры (и не только) могут изменить жизнь к лучшему, просто начав заниматься тем, что действительно важно. А там, глядишь, и государство с бизнесом начнет подтягиваться.
Если вход в госструктуры затруднен, есть огромное количество социальных проектов (te-st.ru, например), есть много всего, чем пока никто не занимается.

Меня в том числе эта история вдохновила на помощь детскому летнему лагерю для одаренных детей в моем родном городе, который работал 25 лет. Мы собрали необходимую сумму, чтобы его не закрыли, когда деньги в бюджете на это кончились. Это оказалось не так сложно. Поэтому менять жизнь к лучшему, обладая опытом инженера (или вообще любым опытом), можно и нужно.

Автор: vyakunin

Источник

Поделиться новостью

* - обязательные к заполнению поля