Как Amazon пытается контролировать базовую инфраструктуру американской экономики

в 15:23, , рубрики: amazon, ecommerce, payonline, Блог компании PayOnline, конкуренция, ритейл, Статистика в IT, финансы, шоппинг, электронная коммерция

Продолжая знакомить читателей Geektimes с актуальными мировыми трендами сферы электронной коммерции, мы в процессинговой компании PayOnline публикуем материал, посвященный стратегии корпорации Amazon, планомерно захватывающей ритейл в США.

image

Желающие выйти на рынок компании все чаще сталкиваются с ситуацией, когда у них просто не остается другого выбора, кроме как воспользоваться платформой Amazon.

Мы часто говорим об Amazon просто как о крупном ритейлере. Эта ошибка вполне понятна. В конце концов, Amazon продает больше одежды, электроники, игрушек и книг чем какая-либо другая компания. В прошлом году почти половина денег, потраченных американцами онлайн, досталась Amazon. И если еще совсем недавно, в 2015 году, большинство людей, желающих купить что-либо в сети, начинало свой поиск с поисковых систем, то сегодня большинство покупателей сразу же идут на сайт крупнейшего онлайн ритейлера.

Однако всякий, кто описывает Amazon как розничную платформу, на самом деле не понимает, что представляет собой эта компания. Не понимают такие люди и всю серьезность угрозы, которую она представляет для нашей свободы и самой идеи открытого, конкурентного рынка.

Дело не только в том, что Amazon занимается много чем помимо продажи товаров, то есть производит тысячи продуктов, от сорочек до детских влажных салфеток, продюсирует кинохиты и телевизионные шоу, доставляет ресторанные заказы, предлагает займы и вскоре даже начнет продавать лекарства по рецепту. Дело в том, планы Джеффа Безоса простираются гораздо дальше. Его видение будущего компании включает в себя контроль над базовой экономической инфраструктурой страны. Веб-сайт Amazon уже сейчас представляет собой доминирующую в сфере цифровой коммерции платформу.

Подразделение Web Services контролирует 44 процента всей доступной на сегодня в мире облачной вычислительной мощности, а его огромная база пользователей включает в себя крупнейшие организации самого разного профиля, от Netflix до ЦРУ. Недавно компания построила обширную сеть дистрибьюторской инфраструктуры для обработки доставки как своих, так и чужих заказов.

Компании, желающие выйти на рынок, все чаще сталкиваются с ситуацией, когда у них просто не остается других вариантов, кроме как воспользоваться платформой Amazon. С помощью Prime, цифрового помощника Alexa и широкого выбора поставщиков товаров, от кухонных приборов GE appliances до автомобилей Ford, Безос заманил большинство американских семей в свои сети, устроив так, чтобы Amazon превратился в первого и основного поставщика всего, что они заказывают онлайн. Большинство пользователей Prime уже не утруждают себя сравнением цен. Это заставило конкурентов всех мастей — от крупных брендов вроде Levi и KitchenAid до небольших производителей, инноваторов электронной коммерции и независимых традиционных розничных магазинов — отказаться от идеи прямого обращения к потребителям. Вместо этого, им приходиться полагаться на платформу Amazon для продажи своих товаров.

«Amazon — триллионная монополия, прячущаяся на видном месте»

Гигант эксплуатирует эту зависимость, навязывая поставщикам условия и цены, и применяя собранные данные о деятельности компаний на платформе для снижения их конкурентоспособности. Компания, создающая популярный продукт и выстраивающая для него рынок на сайте Amazon, может внезапно обнаружить, что хозяева платформы вскоре представляют собственную, практически идентичную версию товара, продвигая ее в топ поисковых запросов платформы. Авторы одного из исследований обнаружили, что Amazon удается копировать идеи брендов и пополнять ими собственную линейку уже спустя несколько недель после появления мерчантов на платформе и предложения им своих популярных товаров.

Будучи одновременно как платформой для обслуживания размещения других онлайн-магазинов, так и самостоятельным ритейлером, Amazon получает в свои руки инновационное оружие в борьбе против сторонних поставщиков. Не так давно компания предложила Nike собственные услуги по осуществлению контроля и удалению с платформы поддельной брендовой обуви в качестве козыря, который помог ей впервые за все время склонить именитый спортивный бренд к предложению полной линейки своей продукции на платформе. Аналогично этому, когда издательство Hachette отказалась принимать требования Amazon в ходе переговоров по книжным ценам, кнопки «Купить» исчезли со всех продаваемых на платформе тайтлов Hachette, что привело к мгновенной недоступности тысячи книг как для покупателей, так и для других продавцов.

На фоне быстрого перемещения коммерческой деятельности в онлайн, Amazon позиционирует себя как владыку сетевой розницы. В результате слово «рынок» попросту теряет свой смысл, когда речь заходит о рынке интернет-коммерции. Вместо него появляется частная онлайн-территория, компания-владелец которой единолично контролирует и определяет не только любые условия обмена товарами между участниками, но также и то, какие именно продукты там будут продаваться, и какие новые создатели и инноваторы получат доступ к новой аудитории.

Инвесторы прекрасно осознают потенциальные последствия таких изменений. Как выразился в прошлом году венчурный инвестор из Кремниевой долины Чамат Палихапития, Amazon — «триллионная монополия, прячущаяся на видном месте». Это заключение хорошо объясняет происхождение столь высокой, несопоставимой с текущими доходами компании оценки стоимости акций компании на Уолл-стрит. Инвесторы уже предвкушают будущие впечатляющие показатели прибыли.

Когда Amazon объявила о своем намерении приобрести Whole Foods, эти же инвесторы получили возможность убедиться в том, что будущее это начинает приобретать все более осязаемую форму. Через несколько часов после объявления этой новости, акции Amazon повели себя прямо противоположно тому, что обычно происходит в таких случаях: капитализация компании подскочила на $13.4 млрд — приобретение себя уже окупило.

И если инвесторы смогли распознать потенциал деятельности Amazon, то федеральные антимонопольные органы по-прежнему предпочитают не замечать ничего необычного. Сделка с Whole Foods, для завершения которой требуется одобрение на федеральном уровне, станет проверкой их прозорливости. Если регуляторы оценят договоренность в рамках традиционной модели, они могут вынести положительное решение на основании того, что традиционный бакалейный бизнес и онлайн-шоппинг — разные, существующие отдельно друг от друга рынки, и что в результате этой операции Amazon получит лишь скромную долю в индустрии супермаркетов.

Однако если во времена появления интернета такая трактовка еще была вполне актуальна, то сегодня, когда грань между онлайн и оффлайн шоппингом становится все более размытой, и большая часть коммерческой деятельности, так или иначе переходит в цифровое пространство, подобное «аналоговое» мышление уже неактуально.

Джефф Безос играет по-крупному

Покупка Whole Foods поможет Amazon расширить свой контроль над рынком коммерции. Гигант получит новый поток качественных данных, позволяющих ему «изучать» потребителей теперь уже и в режиме оффлайн. Кстати, компания недавно подала заявку на патентование технологий, позволяющих ей следить за попытками покупателей сравнивать цены с другими поставщиками товаров со своего смартфона во время посещения физических магазинов Amazon и блокировать такие попытки. Кроме того, сделка откроет Amazon доступ к сети складов для хранения свежих продуктов, которыми она может воспользоваться, чтобы быстро выбиться в единственного конкурентоспособного лидера онлайн-сегмента бакалейного рынка.

Магазины сети Whole Foods — 460 пунктов по всей Америке — расположены в очень выгодных, с точки зрения конечной доставки, местах. Это очень важный момент, поскольку контроль за инфраструктурой, позволяющей осуществлять быструю доставку посылок к дверям покупателей — ключевой компонент, без которого ни один розничный онлайн-монополист не сможет удержать свои позиции. Если Amazon преуспеет в ослаблении конкурентов в лице UPS и FedEx, то другие онлайн-продавцы понесут убытки, поскольку станут зависимы в вопросах доставки товаров, ни много, ни мало, но от своего крупнейшего конкурента.

Джефф Безос играет по-крупному: он надеется максимально упростить шоппинг в Amazon, чтобы отвлечь нас от реализации запланированного им планомерного захвата рынка коммерции и обслуживающей его инфраструктуры, делая так, что мы даже не замечаем такое доминирование и не осознаем чего оно нам будет стоить. Гигант имеет в своем распоряжении беспрецедентную власть, которой пользуется для направления наших решений в нужное именно ему русло. Попросите Алексу выслать вам батарейки и она не спросит Вас о Duracell или Energizer, а просто сразу вышлет вам выпущенный под брендом Amazon товар. Просмотрите список бестселлеров Kindle и увидите множество книг, изданных Amazon. Формируя для Вас раздел похожих популярных товаров, алгоритмы Amazon будут отдавать предпочтение собственным продуктам, даже если в каталоге на самом деле доступны другие, более достойные упоминания товары.

Попытка Amazon приобрести Whole Foods должна стать для нас тревожным звонком. Наши антимонопольные политики потеряли свою эффективность, в результате крупные технологические монополии воспользовались этой слабостью, сосредоточив в своих руках слишком много власти. Как сказал сенатор Джон Шерман, соавтор антитрестовского закона Шермана на своем выступлении перед голосованием в Палате представителей: «Если мы не терпим королей как политическую власть, не следует нам терпеть и королей в выпуске продукции, транспорте и продаже любых товаров естественной человеческой потребности».

image

Автор: PayOnline

Источник

Поделиться

* - обязательные к заполнению поля