Дмитрий Кабанов, RockinRobin.co: Всё больше опытных финансистов уходят в IT-стартапы, чтобы реализовать себя и оседлать хаос на рынке

в 8:04, , рубрики: apple, B2B, deutsche bank, Facebook, Fingooroo, Goldman Sachs, Google, Lending Club, P2P-кредитование, PriceWaterhouse Coopers, Prosper, twitter, Zaymigo, банки, Город денег, кейсы, мобильный эквайринг, Мое Дело, Нам пишут, Олег Анисимов, США, метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

Стю Тейлор, в прошлом руководитель одного из подразделений UBS Group AG в Лондоне, в 2012 году решил, что ему лучше покинуть свой пост. Поэтому он отказался от своей семизначной зарплаты и рискнул сбережениями ради работы в IT-стартапе.

Начав создавать Algomi Ltd., платформу для управления операциями с ценными бумагами, пользующуюся спросом у трейдеров, портфельных менеджеров и инвесторов, он и три его партнера остались без зарплат. Три года спустя в возрасте 42 лет Тейлор признался, что эта работа, хоть и отнимает больше времени и приносит меньше денег, того стоит.

36-летний Алан Шмолль покинул пост директора управления рынками заёмного капитала Bank of America Corp. в Гонконге в сентябре прошлого года. Австралиец стал одним из основателей фирмы Asbet Ltd., расположенной в Токио, и владельцем сайта MarketsOne, который позволит пользователям демонстрировать свой интерес к торговле ценными бумагами стоимостью в несколько миллионов долларов так же легко, как отправлять приглашение на событие в Facebook. Сейчас проект находится на стадии разработки.

Энтони Ноуто, ранее заведовавший направлениями медиа, телекоммуникаций и технологий Goldman Sachs в прошлом году поразил Wall Street, став CFO Twitter. В компании объяснили этот шаг тем, что уникальные знания и навыки Энтони могут приносить пользу не только в знакомой для него среде, но и (в первую очередь) в сфере технологий.

Отголоски кризиса

В чём же причина такой резкой смены курса? В первую очередь, в состоянии финансовой отрасли в целом, как считают некоторые аналитики. Bloomberg пишет, что банки разбираются с последствиями финансового кризиса до сих пор: эксперты отмечают снижение деловой активности, которое неизменно влечёт за собой и сокращение штата. Сейчас (в сравнении с январём 2008 года) в США насчитывается на 212 тысяч меньше брокеров и других сотрудников, которых Бюро трудовой статистики США относит к сфере операций по кредитам.

При этом, по данным агентства Bloomberg, общее число сотрудников в четырёх крупнейших банках США и Великобритании сократилось с начала 2008 года на 350 тысяч человек. По результатам ежеквартального опроса Bloomberg Global Poll, опубликованного в январе этого года, 83% опрошенных считают, что сокращение рабочих мест в банковской отрасли продолжится и в этом году.

Даже те сотрудники банков, которые ещё не попали под волну сокращений, не чувствуют себя в безопасности. Больше половины, а точнее, 51% банковских служащих в Европе задумывались о смене рабочего места, согласно опросу, проведённому в прошлом году кадровым агентством Options Group Inc. из Нью-Йорка. Около 42% сотрудников хедж-фондов с активами стоимостью от $5 млрд выразили такое же мнение.

«Подрывные» инновации

Казалось бы, каким бы ни был кризис, семи лет вполне достаточно для того, чтобы выйти из стагнации. Так почему же опросы продолжают показывать неутешительную статистику? Как выясняется, немалую роль в этом процессе играют технологии: 86% исполнительных директоров крупнейших банков, опрошенных в прошлом году компанией PricewaterhouseCoopers LLP, считают, что наибольшее влияние на деятельность банков оказывает именно научно-технический прогресс. Более 30% дохода европейских банков, согласно McKinsey, в будущем будет зависеть от цифровых технологий.

С развитием информационных технологий и их распространением в банковской сфере при всей её консервативности формируется два параллельных процесса: с одной стороны, недавно уволенные (или опасающиеся попасть под волну сокращений, а также просто неудовлетворённые текущим положением дел) сотрудники постепенно покидают сферу финансов и начинают применять свой опыт в области финансовых технологий, или финтехе.

На фоне массовых сокращений штата в банковском секторе число вакансий в таких сферах, как разработка программного обеспечения и информационная безопасность, большей части которых даже не существовало десять лет назад, только растёт: согласно данным правительства США, таких – открытых – вакансий на сегодняшний день только в Америке более 500 тысяч. В ежегодном обзоре деятельности банковской системы США, проводимом компанией McKinsey & Co., в декабре прошлого года было зарегистрировано свыше 12 тысяч стартапов, занимающихся банковской деятельностью.

С другой стороны, чем больше в индустрии возникает подобных технологических проектов, тем меньше шансов остаётся у тех, кто всё ещё работает в традиционных банках, хедж-фондах и финансовых корпорациях.

«Технологический прогресс оставит позади некоторые группы професcий, — написали в своей книге 2013 года «Второй век машин» [англ. The Second Machine Age] Эрик Бринолфссон и Эндрю Макафи из Массачусетского Технологического института.

И это в полной мере относится к банкам: уже сейчас немалое количество операций в финансовом секторе заметно изменилось (взять хотя бы высокочастотный трейдинг или то, как выглядит современная биржевая яма), в будущем же аналитики предрекают неизбежную автоматизацию всех без исключения секторов инвестиционно-банковских услуг, в которые можно внедрить компьютеры.

Адаптируясь к меняющейся среде, новые технологические стартапы, создающиеся и пополняющиеся «беглецами» из банковской сферы, предлагают автоматизированные сервисы по управлению рисками, анализу данных, организации работы торговых площадок — многие из этих услуг раньше выполняли живые люди. Однако проблема состоит не столько в том, что автоматизированные сервисы могут выполнять задачи быстрее и эффективнее людей, исключая при этом «человеческий фактор» (а могут и поспособствовать обвалу на фондовом рынке), сколько в том, что стартапы зачастую предлагают банально более удобные для конечных пользователей решения.

Изменения в поведении пользователей начинают создавать угрозу традиционным банковским бизнес-моделям — и одновременно открывают новую нишу для независимых проектов (и крупных игроков IT-индустрии, включая Apple, Google и Facebook). Разумеется, представить современную финансовую систему без банков вообще невозможно, однако новые сервисы не только создают массу дополнительных возможностей для пользователей, но и периодически покушаются на часть «традиционного» банковского пирога.

Чтобы обезопасить себя, банковский сектор начинает налаживать партнёрские отношения с новыми игроками. В Deutsche Bank, например, выдвигались предложения о создании онлайн-платформы для «питчинга» финтех-проектов. Не обходится процесс и без прямых инвестиций. По оценкам исследовательского бюро Gartner Inc., банковские фирмы и компании, работающие с ценными бумагами, за прошлый год потратили $488 млрд на информационные технологии. По мнению Gartner Inc., в нынешнем году эта сумма достигнет $500 млрд.

Вредная работа

Бывшие банкиры вроде Тейлора, бросившего высокооплачиваемую работу, считают свои действия своеобразными инвестициями.

«То, что я потерял с финансовой точки зрения, полностью восполнил в плане удовольствия от работы, — считает Тейлор. — И, надеюсь, она может окупиться финансово когда-нибудь в будущем».

И дело здесь не только в сокращениях в банковской сфере и позитивных эмоциях от работы в стартапе (которая, как и любая другая, может быть сопряжена с рисками и сложностями). На кону у бывших банкиров порой стоит вопрос банального выгорания.

Многие помнят новость о смерти от переутомления на работе интерна Bank of America в 2013 году; не далее как в прошлом месяце на Mashable опубликовали статью об аналогичном случае, произошедшем в Goldman Sachs. Причина та же: бешеный ритм, хронический недостаток сна и сами условия работы, при которых никто не видит ничего необычного в том, что молодые сотрудники регулярно задерживаются в офисе до двух, а то и до пяти утра. Это, кстати, касается не только юных стажеров и новоприбывших выпускников финансовых школ — ещё один недавний случай показывает, что печальные последствия переработки затрагивают и более опытных сотрудников. Всё это даже заставило банковский сектор забеспокоиться о том, не повлекут ли такие страшные новости массовый отток молодежи из индустрии.

Перестать беспокоиться и начать жить

Тем не менее, такие случаи — хоть и шокирующие, но единичные примеры последствий напряжённой работы в финансовом секторе. Многие уходят в стартапы не по причине угрозы здоровью (физическому и эмоциональному) и даже не потому, что их вот-вот сократят: люди воспринимают затянувшийся кризис как стимул к пересмотру ценностей и реализации собственных идей.

В прошлом году 34-летний британец Марк Уиткрофт покинул пост директора синдиката Deutsche Bank в Нью-Йорке, занимающегося выпуском облигаций, и стал главой Illuminate Financial Management Ltd., британской венчурной компании, финансирующей стартапы из индустрии финтеха для «преобразования финансовых рынков», как гласит сайт компании. Уиткрофт вкладывает свои личные средства в такие компании, начиная с 2010 года.

«Эта работа была моей возможностью сменить профессию, — рассказывал он по телефону после того, как вернулся в Лондон из Нью-Йорка, — возможностью оказать большее влияние на новую отрасль, чем на развитие уже существующей».

Наши перспективы

Мы решили узнать, как обстоит дело в отечественной индустрии: популярна ли в России тема финтех-проектов и какие направления в данной области являются наиболее перспективными? Становится ли финтех более привлекательным для российских стартаперов (среди которых, вполне возможно, найдутся бывшие банковские служащие) и инвесторов? На эти вопросы мы попросили ответить Олега Анисимова, члена совета директоров интернет-бухгалтерии «Моё дело»:

Структура финтех-стартапов в России с запаздыванием повторяет то, что происходит на Западе. Например, там хорошо развились сервисы p2p-кредитования, такие как Lending Club, Wonga, Prosper. У нас для бурного развития этого сектора пока не созрели условия. Ещё недавно можно было класть деньги на вклады в банки под 20% годовых под защитой Системы страхования вкладов.

Это означает, что частные инвесторы хотят намного большую доходность по рискованным вложениям, тогда как тот же Lending Club выстрелил как инструмент перекредитования: частные кредиторы выдавали деньги в долг заёмщику дешевле, чем банк, тот гасил свой долг перед банком и получал более привлекательное обязательство. Примерно понять, в каких направлениях развиваются финтех-стартапы в России можно по списку участников Битвы инноваторов на FinNext-2015:

  • Fingooroo — онлайн-сервис p2p-кредитования между физическими и юридическими лицами;

  • Teddy ID — двухфакторное подтверждение транзакций для интернет-банкинга без кодов и SMS;

  • SMS.Pipe — брендированный под банк/МФО облачный сервис для интернет-платежей и переводов с карт без необходимости иметь лицензию на интернет-эквайринг;

  • Zaymigo — гибрид традиционной онлайн-МФО и краудлендинговой площадки. Сервис строится вокруг концепции выдачи краткосрочных моментальных микрозаймов от одного физического лица другому без участия посредников;

  • Credit Sputnik — автоматизация бизнес-процессов МФО, включая приём и учет заявок, онлайн-регистрацию, скоринг, выдачу и погашение займов;

  • Бюро — сервис работы с документами и правовыми вопросами для бухгалтеров, предпринимателей, не имеющих штатного юриста;

  • Налогия — электронный документооборот для физических лиц, включая подачу налоговых деклараций для физических лиц онлайн;

  • Город Денег — p2p-кредитование бизнеса. Финансирование малого и среднего бизнеса путем организации прямого заимствования между предпринимателем и частным инвестором;

  • ART Marketing — сервис, позволяющий банкам предлагать клиентам новые продукты, предугадывая их желания;

  • Workspad — интегрированное корпоративное мобильное рабочее место для банков и других крупных компаний;

  • Zaimix — получение кредитных историй через интернет от ведущих бюро кредитных историй; оценка собственной кредитоспособности частными лицами;

  • SCORR — скоринг заемщиков по данным профилей в социальных сетях;

  • Скориста — сервис, позволяющий микрофинансовым институтам производить оценку платежеспособности заемщика в онлайн-режиме;

  • Rubbles — платформа, позволяющая предсказывать поведение клиентов банков с использованием методов машинного обучения».

Возвращаясь к теме взаимоотношений банков и технологических проектов, мы решили поинтересоваться, могут ли новые технологии стать вызовом для современного (в том числе отечественного) банкинга и насколько те же банки и прочие структуры готовы вкладываться в развитие собственных технологий и поддержку сторонних финтех-компаний.

На эти вопросы мы попросили ответить Михаила Ханова, заместителя председателя правления ИК «Ай Ти Инвест».

О росте интереса российских банков к теме IT:

Всеобщая автоматизация процессов не обошла стороной и банки, более того, последние 10 лет вопрос стоит так: либо банк серьёзно инвестирует в автоматизацию своих бизнес-процессов, либо уходит с рынка. Конечно, мы говорим о банках топ-100 в рейтинге по количеству клиентов.

И если 10–15 лет назад речь шла сначала об АБС расчетов и денежных проводок, затем о скоринговых системах, автоматизирующих процедуру принятия решения о выдаче кредитов и, в лучшем случае, лидеры начинали задумываться о полноценных мобильных приложениях для своих клиентов, то сейчас речь идёт о полноценных ERP-системах, мобильном эквайринге. А самые передовые банкиры уже реализуют интеграцию мобильных мессенджеров и мобильного банкинга. Иначе платежные приложения и сервисы Apple и Google не оставят им шансов в следующие 10–15 лет.

О росте объёма инвестиций в российские финтех-стартапы в последние годы:

Судя по статистике и обзорам ведущих мировых экономических изданий, рост этот не прекращается даже во врем кризисных периодов в мировой экономике. При том, что до 30% вложений в подобные проекты составляют венчурные инвестиции бизнес-ангелов или небольших частных инвестфондов. В первую очередь – в финтех-проекты, связанные с все увеличивающейся ролью смартфонов в жизни потенциальных клиентов банков.

Про самые актуальные для России направления для стартапов, развивающих банковские и финансовые технологии:

Если смотреть сектор b2b, то здесь безусловный приоритет у мобильного эквайринга, как уже востребованной рынком технологии. Если мы говорим про массовые сервисы для конечных потребителей (b2c), то это, возможно, приложения, упрощающие процедуры микрокредитования как для частных клиентов, так и для малого бизнеса. Ну и уже упомянутые гибридные приложения, совмещаюшие мессенджеры, или соцсети, и платёжные сервисы, аккумулирующие несколько карточных или расчетных счетов в один виртуальный и предоставляющие доступ к нему под оболочкой мессенджера или соцсети.

В своей сфере деятельности (фондовый рынок) мы замечаем рост инвестиций в платформы, автоматизирующие и упрощающие процедуру покупки или продажи финансовых инструментов на бирже (в первую очередь, долгосрочные инвестиции — акции и ETF). Также большой популярностью пользуются универсальные веб-терминалы, совмещающие в себе полноценные торговые сервисы и элементы социального трейдинга.

Отдельно следует коснуться темы развития технологий в ИБ — информационной безопасности. Думаю, что можно смело набрать материала на три отдельных статьи по каждому из вопросов в контексте ИБ.

Отдельно, потому что речь идет, в конечном счете, о процедуре перевода денежных средств между покупателями и продавцами в промышленных масштабах и объёмах. А самое важное условие, без выполнения которого не заработает ни один финтех-стартап и инвестиции в них обернутся прахом — это близкая к 100% безопасность транзакций на любом этапе функционирования стартапа или IT-системы как в контуре банка, так и «на территории» его партнёров.

Источник

Поделиться новостью

* - обязательные к заполнению поля