Колония. Глава 4: Старая военная база

в 9:17, , рубрики: литература, научная фантастика, рассказ, фантастика, Читальный зал

Мощный выстрел разнес часть ствола дерева в щепки, которые разлетались во все стороны с огромной скоростью. Множество осколков ударили его по ногам и по корпусу, но военный комбинезон защитил от повреждений. Один из осколков по касательной задел голову и сильно рассек правую бровь, делая окружающий пейзаж еще более красным и зловещим. На нем не было шлема, – не успел его надеть, но боли он не почувствовал.

Барни стоял в двух метрах от ровера. Правым глазом он практически ничего не видел из-за попадающей в него крови, а левым смотрел в точку, куда только что целился. Время будто остановилось – Барни заметил, как ровер просел, и его второе переднее колесо соприкоснулось с грунтом, создавая лучшее сцепление. Заднее колесо уже перестало беспомощно вращаться в воздухе и теперь начало скрести по стволу, раскидывая оставшиеся на нем щепки и опилки.

Либо жить, либо умереть – третьего варианта не было. Барни пригнулся, готовясь к решающему прыжку. Руки сами разжались, позволяя автомату, только что сделавшему свое самое важное дело, поддаться законам гравитации и начать падение. Прыжок! – но руки так и не нащупали заветного поручня, – ровер уже сорвался с мертвой точки.
Дав небольшую пробуксовку по стволу, последнее колесо съехало с него на грунт, отчего сработала система амортизации, и ровер слегка подпрыгнул задней осью, создав еще долю секунды промедления.
Барни сделал последний рывок.

Колония. Глава 4: Старая военная база - 1


До конца маршрута оставалось 10 минут, и теперь ровер двигался практически в полной темноте. Несмотря на мощные прожекторы, дорогу было видно недостаточно хорошо для того, чтобы управлять им на высокой скорости вручную, поэтому Гордон возобновил программу автоматической навигации. Место второго пилота рядом с ним пустовало.

– Спустя всего десять минут мы прибудем на место, – тихо проговорил Айзек, – но уже втроем.

Гордон повернулся к нему и понимающе кивнул. Он сожалел о Барни не меньше, но ответил ровным и спокойным голосом:

– Такое случается, Айзек – солдаты погибают. Но они всегда погибают ради общего дела. Барни отдал свою жизнь, чтобы спасти наши, а до этого он спас меня от волка. Он – настоящий профессионал своего дела, и его жертва не останется напрасной.
– Не останется, – согласился тот, – мы обязательно должны разобраться в том, что здесь вообще происходит.

Эмилия уже немного успокоилась и просто смотрела на дверь ровера. Ей хотелось, чтобы сейчас дверь открылась, и в салон вошел Барни. И плевать, что ровер движется со скоростью 80 километров в час, а Барни больше нет в живых.

Гордон открыл список недавних соединений. Он выбрал последнее, и на мониторе появилась надпись: “Устанавливается соединение по безопасному каналу”.

– Алло! – раздался спустя несколько секунд голос Райтнова, – Барни, это ты?

Гордон чуть помедлил с ответом.

– Нет, это Гордон. Алекс, ровно через десять минут мы будем у вас, каковы наши действия по прибытию?
– Вас понял и рад, что вы в порядке. Первое строение, которые вы увидите – как раз ангар, и я сейчас в нем. Я буду следить за дорогой, и как только увижу вас, сразу же начну открывать двери. Как меня поняли?
– Первое строение, – повторил пилот, – принято.

Он хотел задать еще один вопрос, но тут Айзек подбежал к нему и начал трясти за плечо.

– Гордон, смотри! – громко прокричал он возле самого уха, показывая пальцем куда-то вперед.

От неожиданности Гордон машинально потянулся к кнопке отключения автопилота, подумав, что Айзек увидел еще одно препятствие впереди. Но на кнопку так и не нажал, потому что на самом деле тот показывал на один из мониторов системы ночной навигации.

– Вот черт! – только и смог выговорить Гордон, но далеко не с той интонацией, с которой обычно произносят эти слова. Скорее, это был возглас радости, хоть и немного искаженный военной натурой.
– Что? У вас все в порядке? – в голосе Райтнова читалась явная тревога.
– Да, Алекс, все хорошо. Ждите нас, мы скоро прибудем, – с этими словами Гордон завершил разговор, так и забыв про свой вопрос.

Ровер начал быстро останавливаться.

– Что случилось? – спросила подошедшая Эмилия, и тут же остановилась в оцепенении.

– Барни… – прошептала она, не веря своим глазам.

Одна из камер “ночнушки”, расположенная в задней части ровера, кое-что зафиксировала и вывела изображение на монитор. Барни энергично махал рукой, привлекая к себе внимание экипажа.
Ровер остановился, и Гордон бросился открывать дверь. А спустя несколько секунд в салон вошел Барни. Если не считать окровавленного лица, он был абсолютно невредим.

– А здесь уютнее, чем там, снаружи, – с порога заметил “погибший”.
– Барни!!! – Эмилия все еще не верила своим глазам, – мы думали, ты погиб!
– Если честно, тоже так подумал в одно мгновение, – ответил тот, закрывая за собой дверь, – но обошлось. Только автомат потерял.

Было непривычно видеть его без оружия.

– Барни, – начал Гордон, – прости. Мы уехали.
– Не извиняйся, Гордон. Я же сказал, не ждите меня.
– Я знаю. Но я должен был…
– Ты сделал как раз то, что должен был, – перебил его Барни, – если бы ты не рванул вперед, второй ствол упал бы точно на ровер, и один дьявол знает, чем бы это закончилось. Как говорится, военные иногда погибают, и уж точно не было смысла рисковать сразу тремя жизнями в попытке спасти одного из них.
– Спасибо, Барни, – ответил Гордон, кладя руку ему на плечо.

Тот в ответ тоже похлопал товарища по плечу, а затем продолжил:

– Есть тут бутылка воды? В горле пересохло.

Айзек быстро залез в ящик с провизией и вручил Барни бутылку, которую тот с жадностью выпил. Сразу после этого Айзек залез уже в другой ящик и достал оттуда портативный медицинский лазер:

– Давай-ка быстро тебя залатаем, будешь как новый.

Спустя несколько секунд бровь уже была затянута, остался лишь еле заметный шрам.

– Как тебе удалось сдвинуть ровер с места? – поинтересовался Айзек.
– Расстрелял бревно, на которое мы налетели. А потом, когда ровер снова обрел сцепление, чудом успел ухватиться за поручень.
– А титан? – сразу же включилась в разговор Эмилия, – это правда был он? Ты видел его?
– Не видел, но у меня нет других предположений, – ответил Барни, – готов поклясться, что думал, будто он стоит у меня за плечом, но я даже не посмотрел в сторону леса. Кстати, Гордон?

Тот уже сидел на своем месте и возобновлял программу автопилота. Услышав свое имя, он повернул голову и вопросительно кивнул.

– Может, камеры что-то зафиксировали?
– Они даже тебя не зафиксировали, – отозвался Гордон с улыбкой, – мы же застряли под углом, поэтому все задние камеры смотрели на верхушки деревьев. А когда ты опустил ровер, и мы тронулись, я искал тебя на всех мониторах. Но безрезультатно, и я подумал, что ты погиб. А потом, когда мы уже немного отъехали, я еще раз пересмотрел запись этого момента со всех камер – все равно не заметил ни тебя, ни титана. Видимо, он находился где-то чуть поодаль.

Гордон на секунду задумался и затем добавил:

– Теперь понятно, почему я тебя не видел. Ты все это время находился под камерой, в ее слепой зоне… надеюсь, ты не слишком долго махал нам руками?
– Ну, немножко пришлось подождать, – улыбнулся Барни, – но я нарочно немного подождал, прежде чем показаться, чтобы мы успели отъехать подальше. Но, доложу я вам, снаружи ехать весьма тяжеловато, так что я сейчас не прочь прилечь и отдохнуть.

Он протиснулся к койками, лег на свою и закрыл глаза. По Барни было видно, что он испытал сильный стресс, поэтому сейчас действительно выглядел уставшим. Но волшебное “воскрешение” товарища придало команде новые силы и дополнительную мотивацию.

Эмилия строила свои предположения, почему титан так и не вышел на дорогу и не стал гнаться за ровером:

– Это может прозвучать глупо, но мне кажется, что он попросту еще не до конца проснулся. Я все еще склоняюсь к своей теории, что они не выходят на охоту, пока темнота совсем не опустится. И это объясняет то, что он за нами не погнался.
– А какую скорость они могут развить, согласно результатам исследований? – уточнил Гордон.
– Небольшую. От 35 до 50 километров в час. За нами ему было не угнаться.
– И смысла тогда гнаться?
– Титаны – существа довольно примитивные, схожие с земными динозаврами. Им движет только инстинкт, и, видя добычу, он всегда за ней гонится.

Подумав немного, Эмилия продолжила:

– Хотя, вероятно, он просто не стал расценивать нас как добычу. Наверняка, он впервые видит ездящий кусок металла.
– Надеюсь, и в последний раз, – отозвался Айзек.

До конца маршрута оставалась менее километра. Гордон ожидал увидеть ворота ангара с минуты на минуту. Рык титана уже практически затих и не давил на уши, поэтому внутренняя аудиосистема продолжала проецировать в ровер все звуки снаружи.

Неожиданно откуда-то неподалеку начали доноситься негромкие, будто хлопающие звуки, которые постепенно усиливались. Барни, услышав шум, поднялся с койки и сразу же занял свое место второго пилота, впившись глазами в радар. Однако, его экран был чист и не фиксировал никакой активности. Взгляды обоих пилотов прыгали с одного монитора “ночнушки” на другой в попытках что-то увидеть и определить источник звука.

– Смотри, – показал на один из мониторов Барни.

Гордон присмотрелся и увидел множество едва различимых точек, которые быстро перемещались между деревьями.

– Птицы, – ответил он, – ничего страшного.
– В самих птицах ничего, – согласился Барни, – но ведь их что-то спугнуло?

Не успел он договорить свою фразу, как на радаре появилась довольно жирная точка. Достаточно жирная для того, чтобы отобразить предупреждающую надпись о нахождении рядом крупного хищника. Неприятный звук заставил всех поежиться, а пилоты продолжали упорно всматриваться в ту сторону, в какой радар засек животное. Долго искать не пришлось – спустя пару секунд Гордон заметил на одном из мониторов вполне четкие, но на первый взгляд скрытые в гуще зелени очертания. Животное было довольно высоким и массивным, и по размерам своим вполне походило на волка.

– Черт, – начал было ругаться Гордон, уже порядком уставший от длительной поездки, – придется снова связаться с Райтновом – нельзя открывать ангар, когда рядом…

Он не договорил и приблизился ближе к монитору, рассматривая животное еще внимательнее. Его рука уже потянулась к панели управления, но остановилась и вновь вернулась на подлокотник кресла.

– Лось, – договорил он, – все в порядке.

Действительно, по габаритам местные лоси были довольно близки к волкам, но из-за ночного покрова и довольно дальнего расстояния не удалось сразу заметить внушительные рога животного, которые Гордон сначала принял за ветки дерева.

– Неужели никак нельзя на расстоянии понимать, хищник это или просто кто-то крупный вроде лося? – спросил подошедший Айзек, указывая взглядом на радар.
– Пусть орет, – ответил Барни, – и лось может доставить массу проблем, так что о его приближении тоже лучше быть осведомленным. Информация лишней не бывает.

Фары ровера начали потихоньку выхватывать из темноты очертания небольшого квадратного строения. Чем ближе ровер подъезжал, тем отчетливее они становились, и из темноты появлялись и остальные блоки, находившиеся позади первого и крупнее его. Судя по всему, они никак не были соединены между собой – во всяком случае, переходов не было заметно.

– Я так полагаю, этот маленький блок и есть ангар, – предположил Гордон и оказался прав.

Райтнов, увидев приближающийся ровер, нажал на кнопку открытия дверей заранее, чтобы не заставлять экипаж останавливаться и ждать в темноте снаружи. Сразу же, как только ровер проехал внутрь, Райтнов нажал на другую кнопку, и спустя десять секунд двери уже снова были плотно закрыты. Он стоял рядом с ними на протяжение всего времени закрытия, и только убедившись, что никто лишний не проскользнул внутрь, развернулся и направился к только что прибывшим.

Колония. Глава 4: Старая военная база - 2

Команда уже стояла рядом с ровером в полном составе и осматривалась в ангаре. Он был довольно большой и вместил бы парочку таких роверов. Или даже три, если поставить их поплотнее, как на парковке у популярного супермаркета. Сбоку, слева от въезда, была ремонтная зона с подъемником и различными механическими манипуляторами для поддержки и установки тяжелых комплектующих. На подъемнике как раз находился другой ровер, чуть поменьше и полегче, а рядом стоял большой стеллаж с различными инструментами, причем каждый из них находился на своем месте. Все выглядело довольно опрятно. Ангар имел несколько небольших круглых иллюминаторов на каждой стене, поэтому практически полное отсутствие натурального солнечного света с лихвой компенсировалось качественным и ярким освещением от ламп.

– Мне показалось, что у вас что-то случилось во время последнего соединения, – громко сказал Райтнов почти от самых дверей.
– Почти, – улыбнулся Гордон, – мы были уверены, что вот этот парень, – он хлопнул по плечу Барни, – погиб. Но, как видишь, он почти полностью цел, и я об этом узнал как раз во время нашего с тобой разговора.
– Рад это слышать! Потерь не имеете?
– Никак нет. Не сказать, что мы добрались без происшествий, но мы здесь.

Райтнов уже подошел вплотную к команде и протянул руку Гордону, стоявшему к нему ближе всех, и руки их встретились в звонком хлопке. Рукопожатие его было крепким, как и подобает мужчине. Затем настала очередь Барни, и хлопок повторился. Пожимая руку “погибшего”, Райтнов кивнул ему головой в знак уважения, видя кровь на его лице и униформе. Протянутую руку Эмилии он пожал аккуратно, но по-прежнему крепко, а затем ставший уже традиционным хлопок снова повторился при рукопожатии с Айзеком.

– Предлагаю пройти в соседний блок, где вы сможете покушать и отдохнуть, – предложил Райтнов и показал рукой на старомодную дверь в задней части ангара, – там есть горячие и холодные напитки, еда. Тут осталось много запасов. После этого мы уже сможем поговорить и поделиться новостями. И не переживайте, здесь безопасно.
– Вот это разговор, – обрадовался Барни.

Райтнов первым направился к двери, и та с тихим шипением послушно раскрылась перед ним, не просканировав подходящего к ней человека и даже не поздоровавшись.

Сразу за дверью находилась небольшая квадратная комната. В левой ее части была еще одна дверь – лифтовая, а справа находилась лестница, уходящая вниз, под землю. Райтнов направился к лестнице, хотя лифт находился здесь же, на первом этаже.

Теперь Гордон понял, каким образом связаны блоки. Что ж, довольно интересное решение – вместо массивной защиты по периметру вполне разумно было потратить то же количество брони на укрепление непосредственно самих блоков, а жителям базы дать возможность не выходить на улицу без особой надобности, переходя из блока в блок по подземных переходам.

Колонисты спустились по лестнице на нулевой этаж и попали в прямой и довольно длинный, метров тридцать, коридор. Был он также довольно широк, поэтому идти по нему было весьма комфортно, учитывая также приятные светлые тона его стен и хорошую освещенность.

– Этой базе уже больше пятидесяти лет, – начал короткий экскурс Райтнов, – тем не менее, она находится в очень даже сносном состоянии. Она называется “Деметрион-1”, но почти никто этого не знает. Тут все блоки стоят отдельно и имеют, так сказать, свою зону ответственности, а переходы между ними, как вы уже поняли, проложены под землей. Сейчас мы идем в столовую, она находится на первом этаже, а на втором находится жилая зона – мы с доктором Ангусом там и поселились пока что, и для вас там есть еще комнаты. Все удобства в наличии: душ, кровать, полки для одежды. В общем, все, что необходимо в первую очередь.

Райтнов обернулся, чтобы удостовериться, что никто не отстал. Остановив взгляд на внушительной фигуре Барни, он добавил:

– Спортивные корпуса тоже есть, даже два. В одном спортзал, кардиозона и ринги, а в другом бассейн, теннисные корты и волейбольные площадки. Они находятся дальше, за столовой.
– А сколько всего корпусов? – уточнила Эмилия.
– Всего восемь. Про четыре вы уже в курсе: ангар, столовая и два спортивных. Есть еще лаборатория, совмещенная с медицинским корпусом. В другом конце базы, опять-таки с краю, стоит второй ангар, побольше этого, но я там не был. И еще есть два закрытых корпуса – я не знаю, что там, а на планах не отмечено. Видимо, что-то секретное.

С этими словами Райтнов начал подниматься по лестнице, и спустя минуту все пятеро уже были в столовой. Это было большое прямоугольное помещение с десятью точками выдачи еды и напитков и пятью обеденными зонами. Вход в столовую был точно посередине, напротив центральной зоны. В обоих концах столовой находились барные стойки, где механические руки разливали горячительные напитки.

Доктор Ангус сидел за одним из обеденных столиков и несуразно водил руками в воздухе. Его планшет лежал рядом, проецируя над поверхностью стола голограмму. Доктор быстрыми движениями пальцев управлял проекцией, просматривая сразу несколько статей и видеороликов. В данный момент было открыто несколько колонок о подготовке экспедиции и о различных этапах сканирования планеты, а видеоролики рассказывали об особенностях анатомического строения титанов, изучением которых доктор и занимался.

Заметив прибывших, Ангус встал и быстрыми энергичными шагами направился им навстречу. Он был высокого роста, но худощав, с выдающимися скулами и немного горбатым носом. Волосы его были опрятно уложены на левую сторону, а лицо гладко выбрито лазером. Одет он был в униформу научного сотрудника темно-серого цвета, полностью лишенную брони и с обилием карманов. Была в его облике интересная особенность – он носил простые старомодные очки с прямоугольной оправой и без электронной начинки. Изображение они не искажали, так что, видимо, это было лишь элементом стиля.

– А я как раз повторно изучаю все материалы по подготовке нашей экспедиции, – сразу поставил всех в известность Ангус.
– Очень кстати, – ответил Барни, – у меня как раз будет несколько вопросов на эту тему. Вы же являлись руководителем исследований?

Гордон бросил на товарища быстрый взгляд, как бы говоря ему, что пока еще не настало время для таких вопросов. Доктор сделал вид, что этого не заметил, и лишь с улыбкой продолжил:

– Вы, вероятно, голодны? Тут есть довольно много стратегических запасов, не стесняйтесь.

С этими словами он обвел столовую руками и немного отошел в сторону, будто давая гостям пройти, хотя места и так было достаточно.

– Давайте я вам покажу, – взял инициативу в свои руки Райтнов и предложил экипажу ровера проследовать за собой.

– Еда тут довольно вкусная и сытная, – продолжал он с улыбкой, – я уже успел попробовать картофель с мясом птицы и овощи на пару́ с ним же. Для кофе уже поздновато, а вот для этого, – он показал рукой в сторону бара, – самое время!
– Спасибо, Алекс, – поблагодарила его Эмилия.
– И еще – тут довольно старое оборудование, поэтому ваша порция будет готовиться целых две минуты! Ну, приятного аппетита!

Все четверо подошли к пункту выдачи еды и начали выбирать себе ужин. Выбор был не сильно велик, но определенное разнообразие все же было. Впрочем, никто долго не думал, и все кроме Эмилии выбрали мясо птицы с картофельным пюре, а последняя взяла овощи на гарнир. Барни немного подумал и добавил бургер к своему заказу.

Все сели за один столик и приступили к трапезе. Немного утолив голод, команда начала делиться между собой впечатлениями, и снова всплыла тема “чудесного воскрешения” Барни. Тот, окончательно уже успокоившись, был в состоянии и даже в настроении рассказать все от и до. Несмотря на то, что вся команда присутствовала при этом происшествии, каждому с трудом верилось в произошедшее. Услышав это пару дней назад, никто и не поверил бы.

– И когда я одним глазом увидел, что ровер самортизировал, я, подобно мангусту, второй раз бросился к нему. Ну, и вот я здесь, – скромно завершил Барни свое повествование и услышал заслуженные аплодисменты от своей команды.

Райтнов в это время о чем-то разговаривал с доктором. Последний смотрел куда-то мимо собеседника и выглядел довольно рассеянным. Левой рукой он почесывал себя за ухом.

– Ангус, вы меня вообще слушаете?
– А, что? Я снова погрузился в свои размышления. Простите, Алекс, на чем мы остановились?
– Я у вас спрашивал, от чего именно вымерли титаны? На планете не обнаружено ни кратеров, ни чего-либо еще, объясняющего их мгновенное исчезновение.
– Откуда вы об этом осведомлены?
– У меня, как и у вас, есть планшет и доступ к информации, и я изучил множество материалов еще до их загадочного пробуждения.
– Что ж, это правда. Вымирание титанов – это загадка загадок, друг мой. И все мы сейчас в одинаковом положении.

Райтнов встал со своего места, помедлил секунду и многозначительно добавил:

– Вероятно.

После этих слов он направился к столику, за которым обедали ребята. Гордон уже закончил трапезу и теперь откинулся на спинку стула, скрестив руки на животе. Райтнов поймал его взгляд и кивнул в сторону бара.

– Я так понимаю, ты командир экипажа? – спросил он подошедшего к нему пилота.
– Если есть что-то важное, – ответил тот, глядя в глаза собеседнику, – это должно быть обсуждено еще и с Барни.

Райтнов был не против, и Гордон окликнул товарища:

– Эй, Барни! Не хочешь немного выпить?

Последний согласно закивал, и, на ходу дожевывая последний кусок бургера, направился к бару. Все трое заказали двойной виски со льдом. Райтнов поднес стакан к губам и сделал маленький глоток, чтобы как следует прочувствовать вкус напитка, а затем задал вопрос:

– Вы уже поняли, что здесь происходит?

Гордон и Барни переглянулись, – вопрос был довольно неожиданный.

– Сложно сказать, – ответил Гордон, – Мы поняли, с кем мы имеем дело. Собственно, с одним из них мы и столкнулись. Но что здесь происходит – вопрос открытый.

Райтнов резко переменился в лице.

– Вы натолкнулись на титана? – его голос не скрывал удивления.
– Практически, – настала очередь Барни отвечать, – мы наехали на ствол упавшего дерева и сели на него задней осью, а он был где-то рядом. Я успел выскочить и расстрелять ствол, таким образом ровер смог продолжить движение, а сам я в последний момент успел зацепиться за поручень в его задней части.
– Очень интересно… жаль, что я не услышал этой истории. Могу я надеяться на повторное ее озвучивание?
– Разумеется.
– Хорошо, – продолжил Райтнов, – но, честно говоря, я хотел с вами поговорить о другом. А именно – о докторе Ангусе.

При этих словах он обернулся и посмотрел на доктора. Тот сидел на том же месте и продолжал изучать материалы, управляя проекцией правой рукой. Левой рукой он все еще продолжал почесывать себя за ухом.

– Дело в том, – Райтнов повернулся обратно, – что встретился я с ним при чрезвычайно интересных обстоятельствах. Я не знаю, как это объяснить, но он будто бы появился из ниоткуда.

Он выдержал небольшую паузу, и оба его собеседника вопросительно на него смотрели, ожидая продолжения.

– Мы работали вместе, имею в виду – оба на Альфе. В ту ночь, когда пришли титаны, все наши ребята отмечали день рождения Маркуса, моего помощника. Нас всего-то было тридцать человек, и все со всеми уже успели познакомиться, подружиться. Я немного выпил с ними, но в тот вечер я был очень увлечен своей находкой – это очень интересный осколок камня, способный рассказать многое о природе и истории этой планеты, поэтому сослался на занятость. Маркус работал вместе со мной, поэтому и отметить его праздник все собрались в лаборатории. Чтобы меня не отвлекали, я взял свой камень и портативный сканер и отправился в бункер – там тихо и редко кто заходит. Это была предыстория, а сейчас расскажу самое важное, но сначала, с вашего позволения…

Райтнов поднял бокал и одним глотком допил весь оставшийся в нем напиток.

– В бункере я был один. Он совсем небольшой, и я точно знаю, что больше там не было никого. Я исследовал свою находку на протяжение нескольких часов и ничего вокруг не замечал. Внезапно я понял, что слышу какой-то непонятный шум снаружи. Сначала я подумал, что ребята уже крепко выпили и пошли меня искать и требовать моего присоединения к их компании, но когда я подошел к выходу из бункера и открыл дверь… я видел их. И, скажу я вам, выглядят они не совсем так, как их рисует наша система моделирования – ужаснее, гораздо ужаснее. Они выше, чем мы предполагали, а их передние лапы настолько массивные, что без труда рушили все вокруг. Я понимаю, что наша “база” являлась по сути попросту исследовательским лагерем, но… с такой легкостью крушить перегородки и балки корпусов…

Райтнов заказал себе еще виски, но пить не стал и сразу продолжил:

– Я боялся выйти далеко за пределы бункера, но я звал к себе тех, кто в панике выбегал из полуразрушенных корпусов. Я увидел Маркуса – он был весь в крови, а в руках все еще крепко держал бутылку. Он бежал ко мне и уже был совсем рядом, когда его заметила одна из тварей. Один удар – и Маркуса нет. Бутылка отлетела далеко в сторону, а горлышко ее по-прежнему крепко сжимала рука.

Содержимое стакана снова отправилось в глотку Райтнова. Он больше не смаковал вкус напитка.

– Спаслось пятеро, и доктора среди них не было. Наутро, когда титаны ушли, у нас уже была анархия, и я всеми силами пытался ее сдержать. Они хотели уехать, но я просил их помочь мне найти раненых и оказать им помощь. Но они забрали один из роверов, а я остался один в поисках выживших. Я планировал уехать на следующее утро на другом ровере, но, как назло, он находился в плановом ремонте, о чем я благополучно узнал как раз следующим утром. За весь день раненых я так и не нашел, и вечером вернулся в бункер. А ночью они вернулись – видимо, их привлекал запах крови, которой было залито почти все вокруг. Не знаю, может они разумны, но почему-то особое их внимание привлек бункер. Они будто догадывались, что в этой консервной банке может находиться еще один кусок чего-то вкусного.

Говоря это, Райтнов часто делал паузы, но разбитым не казался. Он говорил это с сожалением и со злостью одновременно.

– Мне повезло, – продолжил он после очередной паузы, – вскрыть бункер им так и не удалось. Но знаете что? Они его знатно потрепали, и еще на одну ночь я бы там оставаться не хотел. Ранним утром я пришел в ангар, и, как я уже говорил, обнаружил полуразобранный ровер. Успеть его собрать шансов не было, и где-то в глубине души я уже смирился со своей участью, поэтому я не отказал себе в чашечке кофе и вкусном обеде. И уже после обеда, когда я занимался починкой, я увидел тень. Сначала я подумал, что это волк или шакал – ведь стены вокруг нашего лагеря были проломлены. Но нет – это оказался наш доктор. Где он был – черт знает, но он появился лишь тогда. Вместе мы успели собрать ровер и еще до наступления темноты выдвинулись сюда. И каким-то образому нам повезло, и мы не наткнулись ни на одну из тварей после того, как стемнело. Утром мы уже прибыли сюда.

Барни и Гордон слушали этот рассказ с неподдельным интересом, и их удивление возрастало все сильнее по мере его завершения.

– И где он был?
– Он утверждает, что он был в бункере все это время.
– Не может быть!
– Рад, что вы это отчетливо понимаете. Вот и я считаю, что этого не может быть. Я провел там две ночи, и был там еще до нападения, и скажу вам точно – его там не могло быть!
– Очень интересно, – заключил Барни, – предлагаю внимательно следить за этим доктором.
– Ты можешь на нас рассчитывать, – Гордон положил руку на плечо Райтнова.

Доктор сидел на том же месте и продолжал изучать материалы. Левой рукой он все еще продолжал почесывать себя за ухом. А пальцем руки он касался дужки очков, прижимая их сильнее к черепу. На губах его играла улыбка.

Автор: tmn4jq

Источник

Поделиться

* - обязательные к заполнению поля