Колония. Глава 5: Тремя месяцами ранее

в 10:23, , рубрики: научная фантастика, рассказ, фантастика, художественная литература, Читальный зал, метки:

Райтнов спал, лежа на спине. Если присмотреться, то можно было увидеть едва уловимые движения век – это была фаза быстрого сна. Он медленно просыпался, и дискомфортные ощущения становились все сильнее. Все тело болело от продолжительного нахождения в неудобной позе. Но больше всего болела голова. Господи, сколько же можно было выпить за один вечер? Что это была за вечеринка, где и с кем? Совершенно никаких воспоминаний.

Он с трудом открыл глаза. Взору предстал лишь белый потолок с тонкими параллельными полосками черного цвета. Райтнов повернул голову влево, затем вправо и понял, что находится в ванне. Теперь понятно, почему так болело тело. Но как его угораздило уснуть в ванне? Что он пил, и, главное, сколько?

Ухватившись за края ванной и превозмогая боль, Райтнов заставил себя сесть. Краем глаза он заметил слева от себя какую-то фигуру и быстро повернулся к ней лицом – это была молодая девушка, одетая в белую униформу научного сотрудника.

– Доброе утро, Алекс, – прозвучал ее приятный голос, а на губах заиграла улыбка.

Райтнов ничего не ответил и немного смутился.

– Добро пожаловать на планету Деметрион! – продолжала девушка, – я являюсь вашим виртуальным помощником и отвечу на все Ваши вопросы. Но прежде, позвольте мне ввести Вас в курс дела и рассказать, зачем Вы сюда попали.

Улыбка не сходила с ее уст. “Девушка, вы в своем вообще уме?” – крутилась мысль в голове Райтнова, но язык все еще не слушался. Виртуальная помощница продолжала:

– Вы чувствуете себя плохо, а Ваша голова раскалывается – это побочный эффект искусственной гибернации, в которой вы пробыли ровно месяц. Справа от себя Вы обнаружите сосуд с восстановительным раствором – примите его, и Вам станет лучше.

Райтнов повернул голову в указанную сторону. Из круглого отверстия рядом с его рукой выдвинулась небольшая бутылка с прозрачной жидкостью, похожей на воду. Он отвинтил крышку и сделал маленький глоток. На вкус раствор тоже не особо отличался от обычной воды, и Райтнов жадно допил все содержимое бутылки. Эффект начал действовать практически моментально – как минимум, теперь язык его слушался.

– Почему я ничего не помню?
– Вы помните. Но эти воспоминания спрятаны в глубинах Вашего подсознания, и должно пройти несколько дней, чтобы Ваше сознание тоже получило к ним доступ. Обычно процесс восстановления памяти занимает от одного до трех дней.

– Рабочих дней? – уточнил Райтнов.

Девушка улыбнулась еще шире:
– Извините, я Вас не поняла.
– Не бери в голову. Так зачем я здесь?

Эффект от раствора набирал силу, и теперь Райтнов начинал соображать и замечать детали вокруг. Он осмотрелся вокруг еще раз и только сейчас понял, что находился совсем не в ванне, а в капсуле гибернации. Капсула находилась в маленькой комнате со скругленными стенами, которая больше походила на ячейку. Кроме капсулы и голограммы внутри ячейки совершенно ничего не было.

– Как я уже сказала, на самом деле Вы все помните. Не могли бы Вы мне сказать, какова ваша специальность, и чем Вы занимались на Земле?

– Я… я научный сотрудник, – немного замешкался Райтнов, но сразу же продолжил уже более уверенно, – да, я занимаюсь исследованиями почвы и горных пород.

– Все верно! И здесь, на планете Деметрион, Вы являетесь старшим исследователем. Ваша миссия продлится два года, а затем Вы вернетесь на Землю и предоставите комиссии результаты Ваших исследований. Я более чем уверена – они будут поражены!

– Да, я начинаю что-то такое вспоминать, – сказал Райтнов, поднося руки к лицу и и ощупывая свою бороду. Она, и без того довольно внушительная, за месяц сна отросла еще сильнее, дополняя образ своего хозяина и придавая ему еще более похмельный вид.

– Я вижу, Вам уже лучше, – вновь улыбнулась девушка, – не буду отнимать Ваше время далее – обо всем остальном Вам расскажет руководитель экспедиции. Он уже ждет вас в аудитории с приветственной речью. Вы можете выйти из Вашей ячейки и проследовать по синим указателям – остальные колонисты тоже будут там присутствовать.

С этими словами голограмма исчезла, а дверь ячейки открылась. Боль уже практически полностью ушла, но дискомфорт все еще оставался. Райтнов выбрался из капсулы и сразу же потянулся, разминая затекшие суставы. На нем была белая футболка и мягкие белые штаны. Обуви никакой не было, но полы были приятной температуры, поэтому идти босиком было вполне комфортно.

Райтнов вышел из своей ячейки и попал в большую круглую комнату. По всей ее окружности одна за другой начали открываться двери и выходить люди, а кто-то уже стоял в центре комнаты и вопросительно осматривался по сторонам. Все были одеты одинаково.

– Привет! – услышал Райтнов голос рядом с собой и повернулся к его обладателю.

Невысокий молодой парнишка с рыжей шевелюрой и обилием веснушек улыбался ему. Борода его, настолько же рыжая, росла неравномерно и несуразно торчала в разные стороны.

– Я Маркус, – с этими словами он протянул руку.
– Алекс. Очень приятно.
– Взаимно. Ты тоже мало что помнишь?
– Да. Ладно хоть голова начала проходить.
– Верно говоришь. Ну что, проследуем на презентацию?

Оба направились вдоль синей линии к одной из дверей, что была шире остальных. Она вела в прямой и довольно широкий коридор без ответвлений. Заканчивался он входом в большую квадратную комнату, похожую на аудиторию. За трибуной уже стоял человек в очках и в темно-серой униформе научного сотрудника. У него было худощавое лицо, а волосы аккуратно уложены на левую сторону. Было сложно определить его возраст по внешнему виду, но навскидку ему можно было бы дать лет 30-35.

Райтнов переступил порог аудитории и только тогда заметил, что по обе стороны от входа стоят двое в черной униформе. Один из них вежливо поздоровался и улыбнулся.

– А эти двое уже в форме, – заметил шедший рядом Маркус, когда они немного отошли от входа.

Райтнов молча кивнул. Он обернулся и увидел, что улыбка на лице одного них пропала, и он больше ни с кем не здоровался, а только посматривал на стоящего за трибуной человека.

Спустя пять минут все колонисты уже находились в аудитории. Люди в черной униформе перебросились парой фраз и вопросительно повернулись к трибуне. Затем один из них подошел к кнопке закрытия дверей и нажал ее.

– Доброе утро, и я рад вас всех видеть здесь! – начал свою речь человек за трибуной, – меня зовут Ангус, я являюсь доктором наук по планетологии, а еще я являюсь руководителем нашей экспедиции на планету Деметрион.

Он сделал паузу и обвел колонистов взглядом.

– И вы, друзья мои, – продолжил Ангус, – уже стали великими исследователями. Ваши имена уже навеки сохранятся на страницах истории, потому что вы – первые колонисты и исследователи этой планеты!

На последней фразе он поднял голос. Кто-то в аудитории неуверенно захлопал, но его тут же поддержал кто-то еще, а затем и третий. Аудиторию наполнили аплодисменты. Доктор тоже хлопал.

– И мои аплодисменты – для вас! Для меня большая честь работать плечом к плечу с такими учеными, как вы. Но, ближе к делу. Голограмма рядом с капсулой уже ввела каждого из вас в краткий курс дела, и я хочу потратить еще пять минут на то, чтобы лично рассказать, чем мы будем заниматься в рамках этой экспедиции.

Ангус протянул руку и показал на вход в аудиторию со словами:

– Взгляните на эту дверь. Точно над ней есть название базы, на которой вы находитесь.
– Альфа, – прочитал вслух Маркус.
– Верно, – ответил доктор, хотя вряд ли мог это слышать. Маркус произнес название базы довольно тихо.

Ангус продолжал:

– Я сейчас нахожусь на станции “Альфа” и буду работать на ней большую часть времени. Всего наша колония располагает тремя базами: “Альфа”, “Дельта”, и “Порт Деметрион”. Последняя – это космодром, откуда мы с вами улетим через два года с множеством новых и чрезвычайно полезных знаний. Если вы увидели над дверью название, отличное от “Альфы”, значит – вы находитесь на другой базе и видите мою проекцию в реальном времени.

– Можно вопрос? – прозвучал женский голос в аудитории.

– Конечно, – улыбнулся доктор, – но не сейчас. Цель моего к вам обращения – поставить вас в известность по поводу нашей миссии. Все конкретные вопросы – потом, когда вы немного освоитесь и ваша память восстановится после гибернации. А я позволю себе продолжить.

Он поправил очки.

– В данный момент нас интересуют две ветки исследований. Первая – это исследование горных пород и почвы Деметриона. Это позволит нам лучше понять процесс формирования этой планеты, и, что немаловажно – открыть богатые месторождения природных ресурсов.

Он вновь обвел колонистов быстрым взглядом и встретился глазами с Райтновом.

– Вторая ветка – совсем иного плана. Нам предстоит досконально изучить анатомическое строение древних жителей этой планеты, ныне вымерших. Имя им – Титаны. На сегодняшний день известно множество окаменелостей, и нам необходимо точно определить их возраст, образ жизни и многое другое. И, в качестве бонуса… нам предстоит вырастить одного из них в инкубаторе!

Аудиторию вновь наполнили аплодисменты.

– Но, не смею вас долго задерживать. Я понимаю, что вы только что вышли из гибернации и нуждаетесь в отдыхе. Перед тем, как закончить свое приветствие, я обозначу ваши следующие шаги.

Он сделал небольшую паузу и продолжил после установления полной тишины:

– Аудитория, в которой вы находитесь в данный момент, выглядит одинаково на всех базах. Вы сможете выйти на улицу через эту дверь.

Он показал правой рукой направление. Дверь находилась напротив той, через которую колонисты вошли внутрь.

– Напротив аудитории находятся жилые корпуса, – продолжал доктор, – к ним от самого входа ведет дорожка. Это тоже идентично на всех базах. Каждая база располагает шестью жилыми корпусами по пять комнат в каждом. На информационной стойке возле каждого корпуса указан список проживающих в нем персон. Чтобы попасть в свою комнату, просто встаньте напротив двери, и сканер начнет процесс идентификации.

Ангус вновь поправил очки.

– В комнатах есть все необходимые удобства – кровать, рабочий стол, шкафчики, уборная. Также вы там обнаружите униформу и рабочий планшет. В течение следующей недели вам будет необходимо ознакомиться со всеми материалами, которые находятся в ваших планшетах. Тем не менее, рекомендую вам сегодня отдохнуть и просто познакомиться друг с другом и погулять по базе – информация будет тяжело усваиваться в первый же день после пробуждения.

Он вновь сделал паузу, обвел всех взглядом и с широкой улыбкой продолжил:

– Ну, а когда вы переоденетесь и будете готовы выйти, приглашаю всех в столовую на завтрак! На каждой базе столовые находятся в разных точках, но я уверен – для вас не составит труда их найти! На этом у меня все, спасибо.

Кто-то вновь начал аплодировать, но Райтнов поспешил поскорее выйти наружу. На улице стояла теплая погода, и было приятно дышать чистым воздухом девственной и нетронутой планеты. Особенно после многих лет проживания на перенаселенной и перенасыщенной производством Земле.

Перед аудиторией раскинулся большой ухоженный газон, и даже трава здесь казалась более зеленой и яркой. Газон был разделен на две неравные части широкой и длинной дорожкой с резиновым покрытием, которая вела как раз от аудитории к жилым корпусам. По дорожке уже шли люди – они проходили мимо Райтнова и отправлялись выполнять предписанные им инструкции. Одни знакомились и общались друг с другом, другим было комфортнее идти отдельно от основной массы.

Солнце находилось еще довольно низко над горизонтом, но уже приятно пригревало. Райтнов сошел с дорожки на траву, которая была мягкой и приятной на ощупь. Он осмотрелся по сторонам и заметил, что база имеет прямоугольную форму. Аудитория, которая осталась за спиной, а также жилые корпуса впереди находились как раз в углах этого прямоугольника. Справа от Райтнова газон быстро заканчивался забором, который окружал базу по периметру. Влево же он тянулся гораздо дальше и уступал место вертолетной площадке ближе к другому концу базы. Вдоль газона пролегали резиновые дорожки и вели к другим корпусам.

Колония. Глава 5: Тремя месяцами ранее - 1

Осмотревшись, Райтнов направился в сторону жилых корпусов, которые стояли в два ряда по три штуки в каждом. Он так и шел по траве вдоль дорожки и в итоге уперся в корпус номер два и сразу же обнаружил себя в списке проживающих.

– Повезло, – подумал он, – не нужно долго искать.

Внешняя дверь корпуса открылась, и Райтнов вошел внутрь, попав в небольшой прямой коридор. Он имел по две двери с каждой стороны, а пятая дверь находилась в его дальнем конце. Алекс увидел свою фамилию на пятой двери и подошел к ней. Сканер, находящийся под потолком, очнулся и принялся за дело, и спустя секунду мигнул зеленым индикатором. Дверь открылась.

Райтнов вошел внутрь и оказался в небольшой прямоугольной комнате. Слева от входа находились кровать и рабочий стол, на котором лежал планшет и какой-то браслет. С правой стороны был небольшой шкафчик и дверь в уборную.

Первым делом Райтнов решил принять водные процедуры и привести себя в порядок. Холодный душ после тридцати дней непрерывного сна немного взбодрил. Райтнов опоясался полотенцем, вышел из уборной и заглянул шкафчик – на вешалке аккуратно висела униформа, а внизу стояли легкие ботинки. На одной из полок находилось несколько комплектов нижнего белья.

Решив пока не одеваться, Райтнов дошел до рабочего стола и взял с него планшет, на котором сразу же появилось приветствие и предложение ознакомиться с материалами экспедиции. Он мельком просмотрел заголовки статей: “Наша миссия”, “Кто такие Титаны”, “Этапы сканирования планеты” и множество других. Райтнов выбрал первую попавшуюся, чтобы по диагонали прочитать содержимое, и открылась статья про этапы сканирования:

“Сканирование включало в себя множество этапов – от диапазонного сканирования еще во времена открытия планеты в прошлом веке до полного зондового сканирования семьюдесятью годами спустя. Зонды на протяжение нескольких лет работали на орбите, изучая подробнее местную природу и фауну. Именно благодаря им были обнаружены абсолютно все более-менее крупные формы жизни на планете Деметрион”.

Не дочитав до конца, Райтнов положил планшет на место и взял в руки браслет, который оказался простыми электронными часами. Во всяком случае, остальные его функции были пока ему неизвестны.

Выйдя на улицу, он вновь с удовольствием набрал полные легкие воздуха. Затем взглянул на часы – было 9:15 утра. Что ж, самое время для плотного завтрака и чашечки капучино. Райтнов снова осмотрелся. К жилым корпусам примыкали две дорожки. Одна из них была ему уже знакома и вела к аудитории, а вторая тянулась вдоль всей длины газона и упиралась в вертолетную площадку. Позади нее и чуть сбоку стоял ангар, и он находился как раз в противоположном от аудитории углу базы. Двери ангара были открыты, а внутри стояли два ровера.

– Видимо, там техническое крыло, – подумал Райтнов и отправился к аудитории по уже знакомой дорожке. Дойдя до нее и повернув направо, он услышал голос:

– Алекс! Алекс, подождите!

Доктор Ангус как раз выходил из аудитории.

– Мне так и не довелось лично с вами познакомиться до начала экспедиции, но я о вас наслышан, – с этими словами доктор протянул руку.

Райтнов протянул руку в ответ. Рукопожатие его было крепким, возможно даже немного дискомфортным для щуплого доктора.

– Благодарю. К сожалению, Ангус, я пока еще мало что помню, так что…
– Конечно-конечно, – прервал его доктор с улыбкой, – вы пока что меня не припомните, я это прекрасно понимаю. Вы следуете в столовую?
– Да, – ответил Райтнов, – как раз туда. И очень кстати, что мы с вами встретились, поскольку я совсем не знаю, где она находится.
– О, это там, в углу. Я проснулся на три дня раньше вашего, так что уже успел тут немного освоиться. Столовая прямо по курсу, пойдемте.
– А в чем причина вашего более раннего пробуждения, позвольте поинтересоваться?

Райтнов обратил внимание, что доктор немного замешкался с ответом.

– Конечно. Я проснулся раньше для того, чтобы организовать свой краткий доклад перед всеми колонистами. Нам необходимо было проверить эфир и качество голограмм, к тому же мне и самому было необходимо отойти от гибернации и вспомнить часть информации. В общем, чисто организационные моменты.
– Понятно. А те люди в униформе?
– Это команда поддержки экспедиции – они тоже занимались различными организационными моментами. Они уже отправились на базу “Порт Деметрион”, откуда отбудут в ближайшие дни на Землю.

Доктор и Райтнов шли по дорожке, оставив аудиторию позади. С левой стороны от них находились корпуса с панорамными окнами, а внутри стояло различное лабораторное оборудование. Газон справа заканчивался, уступая место вертолетной площадке, рядом с которой находилась радиовышка. Они уже подходили к столовой, когда Райтнов обратил внимание на странное здание впереди, напротив площадки и рядом с ангаром. Оно было очень низким и имело узкие окна, закрываемые на задвижки. Судя по всему, большая часть этого здания находилась под землей.

– Это бункер, – сказал Ангус, проследив направления взгляда коллеги, – кстати, через него тоже можно пройти в столовую.

Они прошли еще немного вперед, оставили лаборатории позади себя и уперлись в небольшой корпус рядом с бункером. Это и была столовая, и находилась она в последнем, четвертом, углу базы.
Внутри столовой было довольно просторно. Здесь стояло ровно восемь высоких прямоугольных столиков, за каждым из которых могли с комфортом разместиться четыре человека. Вдоль длины каждого стола находились статичные барные скамейки, а с обоих концов стояли высокие барные стулья, которые можно было перемещать. В столовой было совсем мало человек – видимо, большинство решило подольше понежиться в душе или попросту отдохнуть и утихомирить головную боль.

Райтнов подошел к одному из пяти автоматов для заказа еды. Распознав подходящего к нему человека, автомат очнулся и отобразил интерактивную голограмму с возможными вариантами утренних блюд. Райтнова немного смутил список допустимых заказов, потому что каждый из них содержал в своем названии лишь слова “Завтрак номер” и число от одного до пяти. Недолго думая, он выбрал завтрак номер один. Автомат зашумел, отобразил надпись “пожалуйста, ожидайте” и запустил таймер – 30, 29, 28… Спустя полминуты автомат выдал поднос, на котором находилась большая порция омлета с беконом и овощами, а также два тоста.

– Неплохо, – вслух сказал Райтнов, – а завтра посмотрим, что во втором.

Доктор, чуть задержавшийся у одного из столиков, подошел к соседнему автомату, услышал эту реплику заметил:

– Я следую по такой же схеме – сегодня буду пробовать четвертый. Кстати, автоматы поддерживают голосовое управление, если вам так удобнее. Номер четыре, пожалуйста.

На автомате доктора тоже отобразился таймер, но на этот раз отсчет начинался с 35 секунд. Райтнов забрал поднос и направился к кофе-машине. “Любой кофе за 10 секунд” – гласила надпись на ней.

– Капучино, пожалуйста.
– Капучино, – повторила машина, и Райтнов запустил таймер на своих часах.

Зашумели ножи, дробящие зерна кофе. Прошло десять секунд, но напиток все еще не находился на подносе. Лишь спустя еще две секунды машина выдвинула стакан со словами “Готово”. Райтнов взял его и ощутил приятное тепло в ладони.

Он подошел к столику, за которым сидел доктор. На его подносе тоже находилось два тоста, но основным блюдом являлась рыбная котлета с листьями салата. Райтнов сел напротив и задал вопрос:

– Скажите, Ангус, что за странный период – месяц? Куда можно долететь за тридцать дней?
– О, это интересный вопрос, – многозначительно ответил доктор, – располагаете ли вы какими-либо предположениями?

Райтнов на секунду задумался.

– Возможно. Но я бы хотел услышать то, что есть на самом деле, а не гадать.
– Что ж, хорошо. Действительно, Деметрион находится в ста восьмидесяти девяти световых годах от Земли. Тридцати дней явно недостаточно, чтобы добраться сюда.

Доктор снова поправил свои очки.

– Дело в том, мой друг, что мы добрались сюда через червоточину. Но для того, чтобы искривить пространство-время и создать эту червоточину, необходимо было сначала разогнаться до скорости света. Собственно, большую часть времени мы как раз разгонялись, а затем тормозили. А гибернация была необходима для того, чтобы перенести последствия этого прыжка без вреда для организма.

Райтнов сделал глоток кофе, переваривая полученную информацию.

– Вы сможете ознакомиться со всей этой информацией чуть позже, – заключил доктор, – она есть в вашем планшете. Там все подробно описано.
– Обязательно ознакомлюсь. Мне и самому не терпится скорее все вспомнить, – с этими словами он приступил к трапезе.

Закончив с завтраком и уже вставая из-за стола, Райтнов задал последний вопрос:

– Скажите, а спортивные снаряды тут имеются?
– Разумеется. Та часть газона, что рядом с аудиторией – это ничто иное, как спортивное поле. Оно оснащено выдвигаемыми снизу воротами для мини-футбола, также там можно повесить волейбольную сетку. Также в лабораторном корпусе имеется полностью укомплектованный спортивный зал.
– Вот это хорошо, – обрадовался Райтнов и повернулся в сторону выхода из столовой.

– Алекс, и еще кое-что, – остановил его доктор.

Дождавшись вопросительного взгляда собеседника, Ангус продолжил:

– Я с нетерпением жду, когда мы с вами сможем поработать плечом к плечу в полную силу.

На губах его играла улыбка.

– Спасибо, Ангус, – Райтнов улыбнулся в ответ, а затем повернулся на каблуках и вышел.


– Взгляните на эту дверь. Точно над ней есть название базы, на которой вы находитесь.
– Дельта, – прочитал Гордон.

Он дождался окончания выступления доктора и направился к жилым корпусам на поиски своей комнаты. Ему не везло – первые пять корпусов, к которым он подошел, не содержали его имени в списке проживающих. Входя в последний корпус, он даже не посмотрел на этот список.

Приняв душ и переодевшись, Гордон направился на поиски столовой. Дельта была довольно сильно похожа на Альфу, но не имела ни бункера, ни вертолетной площадки, зато имела более объемный ангар и большее количество роверов в своем расположении. Столовая находилась как раз рядом с ангаром.

Гордон шел по дорожке, параллельно знакомясь с базой, и уперся в небольшую спортивную площадку. Точнее, это был такой же газон, но один колонист уже догадался, как заставить турники и брусья выдвинуться наружу. Колонист этот имел крепкое телосложение и делал очередной подход, и Гордон уже насчитал больше пятнадцати подтягиваний. Закончив подход, колонист отошел от турника и начал прохаживаться, восстанавливая дыхание. Заметив смотрящего на него Гордона, он с улыбкой подошел к нему и протянул руку:

– Привет! Я Барни.
– Привет. Гордон.

Их ладони встретились в звонком рукопожатии.

– Как ты можешь сейчас этим заниматься? – спросил Гордон, не скрывая удивления.

– Не знаю, – весело отвечал тот, – у меня просто ничего не болит. Как будто вечером уснул, а утром проснулся. А утро надо начинать с чего? Правильно – с зарядки!
– Ну ты молодец! Но боюсь, голова моя взорвется, если я начну за тобой повторять, – со смехом заметил Гордон и продолжил поиски столовой.
– Ну, еще увидимся! – с этими словами Барни вновь запрыгнул на турник и приступил к очередному подходу.

Долго искать не пришлось, и спустя пять минут Гордон уже кушал свой завтрак номер пять. Рядом с ними сидел молодой парень с темными волосами по имени Айзек. Он был довольно высок ростом, но при этом худым и щуплым не казался. Он кушал как подобает настоящему эстету – в правой руке нож, в левой – вилка. При этом он постоянно поглядывал в сторону, где за столиком одиноко сидела стройная черноволосая девушка с красивым лицом.

Гордон заметил направление взгляда Айзека и подбодрил его:

– Да, хороша. Но и ты хорош собой, лицо гладко выбрито, глаза голубые – не стесняйся, подойди!
– У меня зеленые глаза, – не согласился Айзек.
– Да это неважно, – стоял на своем Гордон, – или у тебя есть и другие недостатки?

Айзек рассмеялся и вновь посмотрел на девушку, при этом случайно встретившись с ней взглядом. Она улыбнулась в ответ. Гордон хлопнул его по плечу и направился к выходу из столовой. Уже выходя, он обернулся и увидел, что Айзек уже сидел рядом с девушкой, и они о чем-то оживленно разговаривали. Гордон улыбнулся и направился в сторону турников – он хотел договориться с Барни о том, чтобы провести завтрашнюю зарядку вместе.

Автор: tmn4jq

Источник

Поделиться

* - обязательные к заполнению поля