Колония. Глава 6: Утро на военной базе

в 6:13, , рубрики: литература, научная фантастика, фантастика, Читальный зал

Следующим утром Райтнов встал пораньше. Накануне, когда он провожал прибывших в их комнаты, он незаметно от остальных договорился с Гордоном и Барни о том, чтобы утром увидеться в ангаре и кое-что обсудить. Встретиться договорились в восемь часов, но Райтнов пришел за полчаса до назначенного времени. Чтобы не терять время впустую, он принялся за починку ровера, на котором они с доктором приехали сюда.

Райтнов любил работать по утрам. Для него это было то самое время, когда любой труд приносил наибольшие плоды – будь то работа головой или руками. Он подсоединил множество датчиков к двигателю, завел ровер и принялся искать неполадки, тщательно всматриваясь в графики. На первый взгляд все выглядело хорошо, но он решил дать двигателю поработать еще немного. Спустя десять минут энергия начала кончаться, и ровер переключился на питание топливом.

– А вот это уже непорядок, – заметил Райтнов, подсоединяя отводящий выхлопные газы шланг.

Аккумулятора должно стабильно хватать на несколько часов езды, и когда энергия заканчивалась, ровер переключался на топливо. Тогда в дело вступал генератор – он преобразовывал механическую энергию от движения ровера в электроэнергию. Менее чем за час аккумулятор вновь должен был накапливать достаточное количество энергии для того, чтобы ровер мог еще несколько часов не использовать топливо.

– Значит, в тебе все дело, – произнес Райтнов, всматриваясь в график работы генератора. Действительно, значения несколько отклонялись от нормы.

Он заглушил ровер, отсоединил все датчики и положил их на соответствующую полку стеллажа с инструментами. Затем принялся откручивать болты, крепящие двигатель к кузову. Услышав шипение двери, он поднял голову и увидел входящего Гордона.

– Доброе утро! Я думал, вы с Барни придете вместе, – поздоровался Райтнов, посмотрев на часы. Было без пяти минут восемь.
– Он всегда приходит ровно ко времени. Ни минутой позже и ни минутой раньше, – улыбнулся Гордон и протянул руку.
– Это хорошее качество. Но ты пришел очень вовремя – мне как раз нужна небольшая помощь.

Райтнов подошел к стойке подъемного механизма и нажал на кнопку со стрелкой вниз. Из лебедки сверху начали плавно выползать четыре троса с крюками для крепления. Он тщательно закрепил каждый из них на двигателе и сказал:

– Давай, поднимай.

Гордон надавил на другую кнопку, и лебедка начала потихоньку забирать свои тросы обратно, при этом поднимая двигатель. Райтнов чуть придерживал его руками, чтобы он поднимался вертикально и ни за что не зацепился.

– Достаточно!

Теперь весь двигатель было видно, и, что самое важное – появился доступ к генератору. Райтнов подошел к стеллажу и взял разводной ключ.

– Не тот, – услышал он голос Гордона и вопросительно повернулся.

Гордон взял другой ключ, поменьше.

– Не тот ключ ты взял. Здесь надо вот этим – ровер-то маленький, и тем ключом ты не сможешь подлезть к креплению.

Он подошел к двигателю и начал откручивать крепящие болты ключом нужного размера. Они были тяжело досягаемы, но Гордон легко снимал их один за другим и клал на подставку, стоявшую рядом.

– Вот и хорошо, – сказал он, когда осталось всего два болта, – а теперь надо поддержать, чтобы не упал.

Райтнов обхватил генератор руками.

– Ты абсолютно все это помнишь? – поинтересовался он, – что и каким ключом откручивается?
– Конечно, – ответил Гордон, – я же пилот. Сколько мы роверов уже перебрали с Барни – не счесть. У нас на Дельте их много было, поэтому часто приходилось обслуживать. Воевать особо не с кем было, вот мы и сидели днями в ангаре да в зале.

Гордон на секунду отвлекся и взглянул на часы.

– Кстати, он сейчас уже должен подойти. Без пары секунд восемь.

При этих словах дверь снова зашипела, и внутрь вошел Барни, вызвав тем самым взрыв смеха со стороны ровера.

– Снова смеешься над моей пунктуальностью? – нарочно серьезным голосом заявил он с порога, обращаясь к Гордону – помнится мне, ты так же смеялся над тем, что я носил пистолет в столовую. Чем это закончилось, напомни, пожалуйста?
– Ладно-ладно, – ответил тот, не переставая смеяться, – это я уже усвоил.

Гордон продолжил откручивать болты, и скоро последний из них отправился на поднос к остальным.

– Давай-ка вдвоем, – сказал он и встал рядом с Райтновом.

Вместе они слегка приподняли генератор и сняли его с креплений. Штука это была довольно тяжелая, но все же вдвоем его нести было слишком неудобно, поэтому они на пару секунд замерли, пытаясь сообразить, как им лучше развернуться. Барни улыбнулся, видя замешательство товарищей, и спросил:

– Помощь нужна?

Не дожидаясь ответа, он подошел и взял генератор из их рук, а затем с легкостью, словно это была какая-то игрушка, отнес его к рабочему столу рядом со стеллажом.

– Впечатляет, – одобрил Райтнов, – но давайте теперь отложим ремонт и обсудим то, ради чего я вас здесь собрал за час до завтрака.

Все трое отошли в угол ангара, где находилась небольшая зона отдыха, и расположились там в креслах.

– Как вы уже поняли, я не особо доверяю Ангусу, – начал свою речь Райтнов.
– Если все именно так, как ты говоришь, – сказал Барни, – то вся эта история с ним действительно уж слишком странная.
– А еще мне с самого начала показалось странным его заблаговременное пробуждение от гибернации, – продолжил Райтнов, – но он мне сказал, что это был лишь организационный момент.
– А я своем планшете обнаружил, что многоуровневое зондирование Деметриона позволило обнаружить абсолютно все более-менее крупные формы жизни, обитающие здесь, – добавил Гордон, – и почему-то мне кажется, что титаны – это все же довольно крупная форма.

Райтнов посмотрел в иллюминатор, при этом поглаживая свою бороду правой рукой. Снаружи была довольно ветренная погода – начиналась давно обещанная буря. Спустя несколько секунд раздумий он продолжил:

– Предлагаю рассмотреть две версии.

Гордон и Барни смотрели на него в ожидании.

– Первая – доктор говорит правду, и я действительно не смог обнаружить его в бункере. В таком случае, мы находимся с ним в одной лодке.
– А вторая, – подхватил Барни, – нас просто кормят ложной информацией. Хотят, чтобы мы верили в то, что нужно кому-то сверху.
– Именно так, – кивнул Райтнов, – и я предлагаю придерживаться именно второго варианта.

Пилоты переглянулись между собой и одобрительно кивнули. Затем Гордон встал, скрестил руки на груди и начал прохаживаться рядом с креслами. Он имел привычку мерить шагами комнату во время раздумий и делал это неосознанно.

– Нам необходим некий процесс, – заключил он, – согласно которому мы сможем обмениваться информацией, не попадая под встречные подозрения доктора.
– Что насчет Айзека и Эмилии, – спросил Райтнов, – мы можем им доверять?
– Можем. Эти ребята проверенные, но… давайте пока не будем погружать их в наши подозрения, – предложил Гордон.

Барни тоже встал на ноги и сказал:

– Да, так будет лучше. Мы даже можем провести небольшой эксперимент. Дело в том, что Эмилия очень сильно увлекается психологией. Хоть это и не ее основная специальность, но получается у нее здорово. Если она заметит что-то подозрительное в поведении Ангуса, значит и твои, Алекс, подозрения небезосновательны.

Было видно, что ему самому нравится эта идея.

– Отлично, – согласился Райтнов и взглянул на часы, – до завтрака чуть более получаса, давайте сейчас вернемся в свои комнаты и к девяти часам спустимся в столовую.

С этими словами он направился к шипучей двери, ведущей в переход между корпусами, и Гордон с Барни последовали за ним.

Ровно в девять утра все, кроме доктора Ангуса, находились в столовой, а спустя пять минут спустился и он. Ребята уже сидели со своими завтраками за столиком, и Райтнов наконец заказал свой стандартный утренний капучино – сегодня был один из тех редких дней, когда он не пил любимый напиток в течение целых полутора часов после пробуждения.

– Прошу прощения за опоздание, коллеги, – серьезным тоном сказал доктор, присаживаясь, – я слишком увлекся своей очередной теорией о загадочном пробуждении этих существ, что совершенно забыл о скоротечности времени.

Ангус залпом осушил стакан воды, а затем продолжил более воодушевленным и дружелюбным голосом:

– Вы казались вчера такими уставшими, но теперь мне не терпится услышать вашу историю!

Гордон рассказал ему все, опустив лишь эпизод с волком. Ему до сих пор было немного стыдно за этот момент. Во время рассказа он несколько раз ненадолго прерывался, чтобы прожевать очередную порцию завтрака, и каждый раз доктор с нетерпением ждал продолжения. Райтнов тоже слушал с большим интересом, хотя частично история ему была уже знакома.

– Очень интересно, – задумчиво произнес Ангус, когда Гордон рассказал про эпизод с упавшим деревом, – вы точно не могли видеть титана? Судя по всему, он был прямо у дороги.
– Я несколько раз пересмотрел записи с камер, – ответил Гордон, – ничего не видно. Кстати, мы можем дойти до ровера после завтрака, и вы тоже сможете на них взглянуть.
– С превеликим интересом!

Доктор выглядел очень возбужденным и не скрывал своего восторга, но быстро взял себя в руки и продолжил:

– Прошу прощения за столь бурные эмоции. Я понимаю, каково вам пришлось, но прошу понять и меня. Это дело всей моей жизни, и даже в столь печальной ситуации я радуюсь возможности продолжения исследований.
– Мы вас понимаем, – мягко сказала Эмилия, – вы упомянули о некой теории – можете ее озвучить?
– Разумеется. Честно говоря, я еще не до конца ее проработал. Начать стоит с открытия, которое сделал Алекс совсем недавно.

Доктор начал рассказ, а Райтнов молча сунул руку в карман, достал обычный с виду камень и положил его на стол. Этот камень он нашел на склоне холма в пяти километрах к северу от базы Альфа за несколько дней до нападения. Камень этот ничем не выделялся внешне, но представлял большой интерес благодаря своему составу и структуре. На следующий после находки день Райтнов организовал масштабное бурение грунта в том же месте, но вместо того, чтобы получить новые образцы и ответы на некоторые вопросы, он потерял буровую установку.

– Дело в том, – говорил доктор, – что этот холм скрывал под собой большую подземную пещеру, и мы пробурили в ней дверь. И пещера эта представляла собой замкнутую систему! Грунтовые воды спускались в нее, создавая ручьи и даже небольшие реки. И, что меня больше всего удивило – пещеры эти были богаты кислородом – там росли настоящие деревья! Совершенно новый вид деревьев. Нам пока что непонятно, каким образом протекал процесс фотосинтеза без воздействия солнечных лучей – это загадка, которую, к великому сожалению, мы не успели решить.

Ангус замолчал и задумался, будто пытаясь придумать объяснение этой загадке, совершенно забыв об окружающих его людях. Айзек продолжил за него:

– Если я правильно понимаю, теория состоит в том, что титаны жили в этой пещере или в одной из них?
– Что? – вздрогнул доктор, – а, да, именно так. Нам не удалось собрать об этой пещере достаточно сведений, но я более, чем уверен – эта система гораздо больше, чем просто одна подземная комната. Быть может, это целый подземный мир.
– И наличие такой системы, – сказал Айзек, – может объяснить, почему титаны так подвержены действию солнечного света. Как и то, почему они не были обнаружены на этапах сканирования планеты.
– Совершенно верно, – согласился Ангус, а затем продолжил загадочным голосом – Деметрион полон сюрпризов.
– Эта теория не объясняет только двух вещей, – добавил молчавший все это время Барни, – почему титаны вдруг решили выйти наружу и почему мы находили их останки на поверхности планеты.

Доктор на мгновение задумался, а затем поправил очки и ответил:

– Бур был довольно велик. Когда он упал внутрь пещеры, через отверстие титаны вполне могли пробраться наружу – это также объясняет тот факт, что Альфа подверглась нападению первой. А вот на второй вопрос ответа у меня пока что не имеется. Как я уже уточнил – это всего лишь теория.

Некоторое время в столовой царила тишина, позволяя каждому оценить правдоподобность озвученной теории. Нарушил тишину Гордон, обращаясь к бывшим поселенцам Альфы:

– Нашу историю вы услышали, а что насчет вас? Как вы выбрались?

Райтнов взглянул на доктора, предлагая ему начать. Доктор намек понял.

– В тот вечер мы праздновали день рождения одного нашего коллеги, Маркуса. Пить я не умею и занимаюсь этим редко, поэтому вышел на улицу под предлогом дурного самочувствия и необходимости подышать. Я направился к столовой, чтобы попить, а заодно решил поискать Алекса, который тоже покинул компанию. Тогда все и началось.

Ангус снял очки, положил их перед собой и продолжил:

– Я очень хорошо помню этот вечер. Но, обо всем по порядку.

Колония. Глава 6: Утро на военной базе - 1

Автор: tmn4jq

Источник

Поделиться

* - обязательные к заполнению поля