Неожиданная встреча. Глава 12

в 7:08, , рубрики: Вселенная А, научная фантастика, Неожиданная встреча, фантастика, Читальный зал

Небольшой корабль выскочил в обычное пространство далеко от края планетарной системы. В центре системы, испуская свет охристого оттенка, красный карлик медленно сжигал свой водород, неспешно эволюционируя в своего голубого собрата. Вокруг звезды вращалось несколько планет, имеющих орбиты с небольшим эксцентриситетом. За внешней, весьма крупной планетой, начиналось обширное, густое и практически сплошное астероидное поле.

Заркон задумчиво взирал на визуализированную модель системы, которую ИИ корабля транслировал ему на нейросеть. «Если бы научиться гарантированно выходить из дальнего прыжка не в эклиптике, то можно было бы сильно экономить время». – Человек прервал свои размышления. — «Трон, выполни проверку подлинности системы и безопасный идентификационный вызов. В случае успеха начинай процедуру стандартной связи по протоколу Х-4006А2, авторизацию в системе и получение данных для сближения». Человек встал и вышел из рубки управления. Корабль выскочил далеко от системы, что было правильно при наличии такого астероидного поля, которое непонятно как тут образовалось, но теперь придётся потратить пару десятков часов на то, чтобы добраться до нужной планеты.

Неожиданная встреча. Глава 12 - 1

Комментарий от автора и аннотация

Комментарий о автора.
Неожиданная встреча — мой экспериментальный литературный проект. В основе проекта лежат мои размышления о модели управляемого развития цивилизации, представления о будущих технологических достижениях, а также некоторые размышления о научно-техническом прогрессе, его роли и последствиях для развития человеческой цивилизации. Идея книги зародилась в 2013-2014 годах, но только в конце 2015 года у меня появилось свободное время и я смог начать работать над ней. Изначально планировалась серия отдельных рассказов, но, в процессе создания единой вселенной для рассказов, я предпочёл попробовать написать целое научно-фантастическое произведение.

Аннотация.
На грузовом корабле неожиданно встречаются два бывших выпускника академии космического флота, которые уже давно не видели друг друга. Оба работают по задаче обеспечения сопровождения груза корабля. Однако, после практически завершённой очередной проверки корабля и груза на нём, происходят события, которые препятствуют дальнейшему расхождению их жизненных путей. В атмосфере взаимного недоверия героям приходится выяснять что происходит и искать решения возникающих проблем. После того, как проясняется общая ситуация на корабле, следует ещё одна неожиданная встреча, которая не только оказывает сильное влияние на будущее обоих героев, но и запускает более масштабные события в мирах, населённых людьми.

Для тех кто читает впервые или читал давно: расшифровка используемых сокращений

ВКФ — Военно-Космический Флот
ЗКП — Запасной Командный Пункт
ИИ — Искусственный Интеллект
КИРП — Кинетико-Индукционная Роторная Пушка
НБС — НейроБиоСистемы (корпорация в СЦМ)
СБ СЦМ — Служба Безопасности СЦМ
СЦМ — Союз Центральных Миров
ФИПИ — Физио-Интеллектуально-Психологический Индекс (человека)
ЦКТС — Центральная Командно-Телеметрическая Система
ЦУК — Центр Управления Кораблём
ЭМИГ — ЭлектроМагнитная Импульсная Граната

После преодоления астероидного поля корабль Заркона направился к одной из двух планет, имеющих атмосферу. Однако на подлёте к ней произошла небольшая коррекция курса и корабль оказался около большего из трёх её спутников. Сделав два витка вокруг спутника корабль пошёл на снижение в одну из глубоких каменистых расщелин, которыми была обильна покрыта поверхность. Каменные гряды неожиданно раздвинулись, обнажив довольно большое, но неровное плато, над которым корабль завис, словно раздумывая попробовать ли здесь совершить посадку или не стоит рисковать. Внезапно площадка задрожала и распалась на четыре части, которые стали медленно расходиться в разные стороны. Корабль плавно спустился в образовавшийся проём. Части огромного шлюза стали медленно сходиться обратно. Когда площадка приняла свой единый вид, на ней поднялась настоящая, непонятно как образовавшаяся, миниатюрная буря, в результате которой реголит затянул и без того малозаметные стыки частей шлюза. После того как пыль медленно осела уже невозможно было определить, что недавно тут садился полноценный космический корабль.

Заркону пришлось надеть скафандр, чтобы покинуть свой корабль – атмосферы в этой части промежуточной базы не было. Человек вышел из взлётно-посадочного отсека и проследовал к утопленной технической нише, в которой располагались колёсные транспортные платформы. Усевшись на одну из платформ, он подключился к ней и указал место назначения. Платформа включилась и покатилась по широкому коридору, медленно набирая скорость. По мере движения на стенах загорались осветительные панели, вырывая из темноты неровные своды туннеля и освещая дорогу. Заркон оглянулся назад — освещение довольно быстро гасло после того как он проезжал очередную секцию туннеля. Складывалось впечатление, что некий объём света перемещается в кромешной темноте.

Через четверть часа Заркон на ходу соскочил с платформы, которая проследовала в парковочную нишу, и прошёл в отсек, в котором находился космолёт, имевший конструкцию классического планёра. Подобные машины могли работать не только во всём диапазоне атмосферных высот, но и в околопланетном космическом пространстве, совершая рейсы на довольно удалённые орбиты. Обтекаемый фюзеляж заканчивался небольшим хвостовым оперением, ниже которого гармонично располагались сдвоенные дюзы маршевого двигателя. Толстые и широкие крылья также заканчивались узкими полосками микродюз, концы крыльев были немного утолщены из-за счетверённых секций дюз под ними. Человек в скафандре замер перед машиной пока в её боку не открылся люк.

Спустя некоторое время, после того как люк закрылся за исчезнувшим в недрах космолёта человеком, машина ожила, очевидно выполняя предстартовую подготовку, – заслонки на всех дюзах, одна за другой, начали открываться. Одна из стен взлётно-посадочного отсека дрогнула, раздвигаясь в разные стороны и открывая небольшой относительно ровный участок поверхности и вид на планету. Космолёт задрожал, из концов его крыльев ударили сгустки света, направленные вертикально вниз. Машина оторвалась от пола отсека и по всей длине крыльев вспыхнули микродюзы. По мере увеличения их яркости космолёт всё быстрее двигался вперёд. Когда космолёт покинул пределы отсека, свечение микродюз прекратилось. Несколько раз ярко вспыхнули микродюзы с передней стороны крыльев и космолёт практически остановился. После того как створки шлюза закрылись, заслонки передних крыльевых микродюз лениво заползли на свои места, восстановив гармоничную обтекаемость крыльев. Включился главный двигатель и задние сдвоенные дюзы тускло засветились. Практически одновременно с запуском главного двигателя вспыхнули нижние микродюзы на носу космолёта и перераспределилось свечение крыльевых взлётно-посадочных дюз. Космолёт начал задирать нос. Микродюзы на крыльях ярко вспыхнули, пытаясь разогнать космолёт, и быстро погасли. Только сейчас машина вобрала в себя посадочные опоры. Внезапно все микродюзы погасли и через мгновение яркая вспышка вырвалась из хвоста летательного аппарата, который стал стремительно набирать скорость в направлении бледно-синей планеты.

***

Космолёт медленно влетел в открывшийся в горе шлюз. Микродюзы согласованно помигивали, сбрасывая остаточную скорость. Космолёт развернулся на 180 градусов и достаточно жёстко осел на предварительно выставленные посадочные опоры. «Почти дома», — пронеслось в голове Заркона. Внутрь космолёта с тихим шипением стал медленно поступать забортный воздух. Заркон дождался уведомления о выравнивании давления и освободился от уже надоевшего скафандра. Он спустился с транспорта и покинул взлётно-посадочный отсек под характерный свист продуваемых дюз и металлическое лязганье заслонок – машина отрабатывала протокол посадки, проверяя функционирование и готовясь перейти в режим ожидания. Шлюз к этому времени закрылся, восстановив скалистую картину горного ущелья своим внешним видом неровного горного уступа. В ангаре было ещё несколько выходов в подобные отсеки, в некоторых виднелись такие же космолёты, как и тот на котором прибыл Заркон.

Заркон выкатился из ангара на транспортной платформе. Платформа катилась по такому же туннелю, путь так же освещался такими же осветительными панелями. Если бы не отсутствие скафандра и ощутимая сила тяжести, можно было бы подумать, что путь продолжается в недрах спутника. Прямой участок закончился и туннель стал закручиваться спиралью, круто уходя куда-то вглубь горы. Через пару десятков витков туннель опять выпрямился. Наконец, Заркон выкатился в небольшой пустой ангар и, после остановки в парковочной нише, покинул транспортную платформу. Подойдя к дальней стене ангара, человек выполнил процедуру предварительной идентификации, передав коды своего соответствия, казалось, в пустоту. Однако после этого с ним была установлена нейросетевая связь и Заркон выполнил процедуру авторизации. Системе идентификации что-то не понравилось и у Заркона были запрошены дополнительные идентификационные данные. Наконец, раздался тихий гул запорных механизмов и часть стены медленно сдвинулась в сторону, открывая проход в стене.

Минуя тамбур, оказавшийся за стеной, Заркон вышел в коридор, который сильно отличался от предыдущих однообразных помещений. При появлении человека коридор полностью осветился, его потолок и стены были покрыты каким-то, казалось мягким, материалом, пол был ровным и чистым. В середине коридора в стенах у пола можно было разглядеть контуры закрытых прямоугольных отверстий, за которыми, очевидно, скрывались ниши обслуживающих роботов.
Из коридора Заркон попал в большой зал. Он вышел из двери, расположенной недалеко от больших ворот, очевидно, так же выходившими в ангар параллельно с тем коридором, который сейчас миновал Заркон. Он покинул зал через крайний левый выход.

Пройдя несколько коридоров, то спускаясь, то поднимаясь по небольшим пандусам, Заркон оказался перед открытыми дверьми, за которыми располагалась большое помещение. Это была столовая. Полтора десятка человек сидели за столиками и не спеша ели, негромко переговариваясь друг с другом. При появлении Заркона все люди, находившиеся в помещении, практически синхронно посмотрели на вошедшего. Неравнодушным не остался никто: кто кивнул, кто улыбнулся, кто-то помахал рукой. «Вот теперь – дома», — подумал Заркон. Он ощутил тихий внутренний подъём настроения, характерный для человека, который долго отсутствовал и наконец вернулся в свой дом, населённый близкими людьми, которые искренне рады его просто увидеть.

***

В просторном помещении гостиничного вида собралось десятка два человек. Практически все выглядели молодо, кроме Заркона и ещё одного мужчины, сидевшего в большом кресле в одном из углов комнаты. Телосложение человека выдавало его крепкую и сбитую фигуру, но внешне он выглядел как-то устало и потому казался пожилым. Складывалось ощущение, что это дедушка среди своих повзрослевших внуков. Висевшие на стене большие архаично тикающие механические часы гулко пробили время и негромкий гул голосов моментально стих.

— Я рад, что все здесь собрались. — Проговорил мужчина в кресле. – Даже не так, я чертовски рад, что все здесь собрались! Подобные встречи теперь происходят редко. Все ознакомились с планом официальной части? У кого-нибудь есть возражения или предложения?

Люди в зале заулыбались и отрицательно помотали головой.

— Тогда я ещё раз оглашу распорядок. Каждый день, после завтрака мы собираемся здесь ровно в десять и заслушиваем двух докладчиков. Первый докладчик выступает не более часа, затем обсуждение. Далее — двухчасовой перерыв на обед. После перерыва заслушиваем второго докладчика и обсуждаем его тематику. Вечер свободный. За десять дней мы должны управиться и у нас остаются ещё пять свободных дней. А потом, к моему сожалению, мне придётся вас провожать.

Говорящий помолчал, обводя взглядом присутствующих.

— Хорошо. Тогда, как всегда, предлагаю Мисе начать.

Миса, молодая женщина, сидевшая в центре зала, поднялась и прошла к пустующему креслу за круглым столом, который находился посередине одной из стен в практически квадратном помещении. Сидящие люди располагались полукругом напротив этой стены. Она повернулась к окружающим.

— Я тоже рада всех видеть, надеюсь официальная часть пролетит быстро и почти неделю мы будем предоставлены сами себе, — она улыбнулась под раздававшиеся смешки из зала. – Тематика моего выступления как всегда обычная – архивы и описание общей ситуации на данный момент.

У Мисы был высокий голос, высокий рост, невысокая юбка и высокие каблуки. Мужская часть с интересом следила за докладчиком, не сильно вдаваясь в смысл доклада, так как в целом довольно хорошо представляла ситуацию в СЦМ и на Периферии. Выступления и обсуждения записывались и оставались в архивах, поэтому доклад Мисы как архивариуса был обязателен – живое сжатое описание текущего момента. Несмотря на некоторую очевидность информации Мису с удовольствием слушали, так как она нередко выдавала интересную историческую ретроспективу каких-либо событий и иногда нетривиально освещала некоторые события.

— Для начала хочу напомнить, что здесь собрался практически весь высокоуровневый состав Ордена Хранителей. Глава Ордена и его первый координатор – Сиид Ридоо – сейчас находится среди нас. Второй координатор – Заркон – так же присутствует. Все остальные присутствующие хранители образуют первый уровень Ордена, состав которого неизменен последние двести лет и он присутствует в полном составе на этой встрече. Второй уровень Ордена образуется координаторами сегментов сети Ордена. Третий уровень состоит из сотрудников, которые заполняют структуры управления по усмотрению координаторов каждого сегмента. Помимо этой организационной структуры Ордена существует альтернативная, которая представлена одиночными сотрудниками, подчиняющимися напрямую отдельным лицам первого уровня управления.

Миса задумчиво посмотрела на стол. Над столом появилась большая трёхмерная космическая карта – в воздухе возник туманный куб, в глубине которого можно было рассмотреть светящиеся точки.

— Со времени нашей прошлой встречи границы Союза Центральных Миров не изменились.

На голограмме золотистой очень неровной сферой выделился объём пространства СЦМ.

— Союз Центральных Миров располагается в шаровом скоплении радиусом шесть стандартных световых лет с весьма высокой концентрацией звёздных систем. Как Вы понимаете, именно такая близость звёзд друг к другу способствовала интенсивному развитию цивилизации в данном объёме космоса. Наличие в этом объёме почти четырёх десятков экзопланет так же сыграло огромную роль, которую сложно переоценить. Можно сказать, что нам космически повезло очутиться именно в таком месте. Несмотря на обладание технологией гиперпрыжка мы до сих пор не можем прыгать более чем на один световой год за один раз. На такой прыжок тратится порядка двух с половиной суток с учётом технических операций по разгону и торможению кораблей, а также подготовке оборудования для создания гиперперехода. Неудивительно, что СЦМ структурно образовался именно в этом скоплении и его расширение сильно замедлилось на Периферии, где концентрация звёзд меньше на порядок.

На карте в центре стола, посередине между столом и потолком ярко вспыхнула звезда и в пространстве зажглись сферы, наглядно показывая пространство, соответствующее от одного до шести световым годам. Около каждой сферы появились цифры, обозначающие время, необходимое для достижения границы каждой сферы от звезды из центра.

— Являясь действительно космической цивилизацией, обладая довольно глубокими знаниями для создания биотехнологий типа нейросетей, передвижения в космосе и гиперпространстве, производства относительно разумного искусственного интеллекта, мы занимаем крохотную часть всей нашей галактики и для нас представляет некоторую трудность дальнейшая управляемая экспансия человечества с такой же, как и ранее, динамикой. Про то, чтобы освоить хотя бы один процент нашей галактики в ближайшее время даже речи не идёт. Увидеть же своими глазами другие галактики как было, так и остаётся уделом фантастических произведений. – Миса усмехнулась. – Да и хоть какие-то значимые передвижения по собственной тоже только в мечтах.

Золотистая сфера над столом стала уменьшаться, начали зажигаться новые звёзды, которые стремительно неслись к уменьшающейся сфере. Зрители словно летели на громадной скорости прочь от СЦМ. В конце концов, над столом проявилась спиралевидная галактика. В одном из рукавов галактики золотистый маркер указывал нахождение СЦМ.

Миса полуобернулась в зал и улыбнулась. Над столом вновь появилась карта пространства СЦМ.

— В Союз Центральных Миров входит 94 звёздных системы, из которых 34 являются мирами, содержащими минимум одну обитаемую планету высокого класса. Уже не одно столетие в этом направлении СЦМ развивается экстенсивно и все миры так или иначе подтягиваются к общему уровню. Для простого обывателя на данный момент практически нет разницы в качестве своей жизни и возможностях своего развития между центром СЦМ и миром, граничащим с Периферией. Труднодоступностью, в первую очередь по политическим причинам, выделяется разве что столичный Номир в центре СЦМ и две-три ближайших системы к нему, но тесные связи с Номиром важны, пожалуй, лишь для крупных политиков. Политические системы в каждом мире медленно эволюционировали и, в конце концов, стали малоотличимы друг от друга благодаря высокому проникновению технологий ИИ в управление. Можно сказать, что вся политическая система СЦМ на данный момент является полуавтоматической, по крайней мере на низком управленческом уровне. Экономические квоты и обязательства в рамках единой экономической системы соблюдаются каждым миром, помимо этого каждый мир имеет свою экономическую нишу. Экономическая система автоматизирована более сильно, чем политическая. Что и неудивительно, если учесть, что политико-экономическая структура медленно трансформируется после внедрения координирующей модели управления – специальные координирующие центры с ИИ, эффективно «обсчитывают» развитие миров. Несмотря на логичное неприятие такого подхода старым классическим аппаратом управления каждого мира, проникновение этого метода будет быстро расти, так как он даёт ощутимое конкурентное преимущество, да и старые элиты постепенно найдут себе тёплые места в новой системе – люди очень приспосабливаемые существа. СЦМ следует давно принятой политике ресурсной безопасности и ресурсные разработки внутри СЦМ ведутся весьма слабо, большая часть ресурсов и топлива завозятся с Периферии. Транспортная инфраструктура и навигация давно отлажена. Параметры гиперпереходов внутри СЦМ подробно изучены и прыжки выполняются достаточно точно с учётом соблюдения правил навигации. Между мирами поддерживается постоянное сообщение в практически автоматическом режиме. Информационная система продолжает совершенствоваться. Проблемы пропускной способности и скорости информационного обмена решены после перевода астранета на протокол HS4 с одновременной модернизацией всего узлового оборудования. Правда до сих пор случается, что вне сети оказываются значительные части отдельных миров, но стабильность сети неуклонно растёт и статистика отказов, хоть и медленно, но снижается. В случае некорректного поведения оборудования или проявления неожиданных научно-технических эффектов сохранена возможность вернуться на старый протокол. В любом случае миры не останутся совсем без информации, так как, ввиду больших двухсторонних задержек информационных маршрутов, весь астранет по сути представляет из себя избыточный массив постоянно синхронизирующихся локальных копий инфонетов каждого мира, то есть каждый мир имеет относительно полную копию всего астранета.

Заркон задумчиво смотрел на Мису, отстранённо слушая её. Он изредка обводил взглядом людей, которые сегодня собрались здесь. Как быстро идёт время – всех присутствующих в зале он знал ещё детьми. Заркон хорошо помнил операцию, которую они провели с Сиидом, по спасению детей. По официальной версии в тот день техногенная катастрофа на верфи 28 привела к нештатному запуску ещё не введённого в эксплуатацию корабля, который неконтролируемо ушёл в гиперпрыжок. Специалисты сразу окрестили эту версию эпически-фантастической, так как уйти в гипер без прямого участия человека современному кораблю не позволяли многочисленные низкоуровневые аппаратные запреты. Однако, для подавляющего большинства людей, ничего не понимающих в данной тематике, всё звучало довольно правдоподобно. Позже, когда специалистам предоставили полный доступ на верфь ко всем материалам по инциденту, многие были вынуждены признать, что имело место нелепое стечение обстоятельств, приведших к катастрофе. Однако настоящая трагедия заключалась в том, что корабль ушёл с тремя десятками детей с высокими показателями ФИПИ, которые уже как год отучились в Академии ВКФ по программе «Универсал». На самом деле причина катастрофы была прозаичнее и являлась смесью ошибки главного конструктора корабля, халатности технического персонала и попустительства руководства верфи. Верфь была одной из трёх крупных в СЦМ, поэтому дело замяли молниеносно, педантично сфальсифицировав все данные об инциденте. Потеря тридцати потенциальных универсалов сильно повлияла на Флот и репутацию властей. Громких отставок не удалось избежать, но для руководства верфи это было лучше суда с гарантированным обвинением. Протоколы корабельной безопасности были масштабно обновлены. Скорректировались процедуры технической подготовки кораблей. И именно с тех пор, по программе «Универсал» стали набирать группу, состоявшую даже из пары человек разного возраста. Корабль никто даже не пытался искать, несмотря на то, что произошло это почти в центре СЦМ и дальше, чем на один световой год он прыгнуть не мог. Никто и не верил, что можно найти одиночный молчащий корабль в таком большом объёме пространства. План Сиида был прост – выжать абсолютно все детали из участников трагедии, отмоделировать сложившуюся ситуацию, просчитать вероятностные варианты и искать. Искали корабль они долго. Но нашли его лишь по стечению случайных обстоятельств.

Миса сделала длинную паузу в своей речи, которая вернула Заркона из далёких времён в текущую реальность.

— Строго говоря, в СЦМ принципиально не изменилось вообще ничего. Политическое устройство, сложившееся при тесном хитросплетении сдержек и противовесов системообразующих организаций, устойчиво. Влияние центрального правительства максимально в центре и анизотропно убывает к границам. Однако падение его влияния компенсируется контролем этих регионов корпорациями и Церковью, между которыми существует полное взаимопонимание. Поэтому, можно говорить, что структура СЦМ стабильна и равномерна по всему занимаемому им объёму. Более подробно о политико-экономической системе нам расскажет Римус.

Миса полуобернулась и посмотрела на невысокого человека, который кивнул ей.

— СЦМ удерживает лидирующие позиции по ключевым технологиям сложившейся цивилизации: нейросети, гипертехнологии и искусственный интеллект. Именно эти технологии обеспечивают эффективное существование полуавтоматической политической платформы и финансово-банковской системы, нижний уровень которой достаточно надёжен и сильно автоматизирован. Поступательное развитие науки и техники обеспечивают корпорации.

— В биотехнологиях принципиально ничего не изменилось – последние три сотни лет нейросети эволюционируют крайне медленно и имеют исключительно централизованную структуру. Очевидно сказывается достижение предела пропускной способности естественной нервной системы человека. Классический биохимический путь уже давно практически остановил своё развитие, технология высокочастотного переменного мембранного потенциала себя очень быстро исчерпала и в какую сторону двигаться дальше пока никто не решил. Несмотря на это, развитие децентрализованного вида нейросетей находится под негласным запретом и ресурсы тратятся исключительно для поддержки этого направления с целью не потерять полученные знания, опыт и технологии. Кроме того, так и остаются нерешёнными проблемы полного замещения реальности, полного управления и устранения временного лимита на постоянное использование нейросетью. Нейросеть, этот биокомпьютер, встроенный в человека, никак не хочет становиться органической частью человека. – Миса улыбнулась. – И мы все знаем почему. Более подробно о текущем состоянии дел в этой сфере нам расскажет Ирона.

Заркон ухмыльнулся. В результате незначительных, но своевременных манипуляций с вроде бы малозначимыми связями участков головного мозга некоторые возможности дальнейшего развития нейросетевых технологий словно самозаблокировались. Виной тому были кратковременные конкурентные преимущества, которые получили многие фирмы быстро внедрив заранее разрекламированный функционал, полученный в результате этих изменений. Изначально не было пристального внимания за рынком нейротехнологий, поэтому всё развивалось без какого-либо глобального плана – становление НБС как корпорации было весьма небыстрым и порой откровенно грязным процессом. Первые версии нейросетей от НБС вобрали в себя всё лучшее, что было в сфере нейротехнологий, которые НБС стремительно оттачивала и развивала. И в результате эти технологии засели так глубоко, что, когда власти спохватились, оказалось, что их убрать уже невозможно. Люди были защищены от подмены реальности – можно было создать реалистичную виртуальную реальность, вплоть до тактильных ощущений, но постоянный красный фон, улавливаемый периферийным зрением, всегда позволял человеку отличить виртуальность и реальности. В случае дополненной реальности фон менял свой цвет с красного на оранжевый. Отключение зрительных каналов никак не влияло на это, так как эффект, очевидно, возникал в самом мозге человека. Кроме того, длительное время находиться в такой реальности было проблематично – человек по малопонятным причинам уставал и при «передозировке» виртуальной реальностью просто засыпал, автоматически выпадая из неё. Аналогично нейросеть реагировала на несогласованные команды прямого воздействия на тело человека – невозможно было внешней нейросетевой командой заставить человека идти вперёд, если он сам этого не хотел. Бессознательным телом управлять научились, но это было настолько жалкого вида зрелище, что от развития этого направления отказались и соответствующий функционал из ядра нейросети был удалён. Нейросеть словно защищала своего носителя и заботилась о его ясном сознании и восприятии. Когда технология отточилась и стала массовой, оказалось невозможным, например, смоделировать человеку виртуальную реальность, неотличимую от настоящей с целью побуждения его к каким-то действиям. Мошенники, спецслужбы, военные «прозевавшие» подобную перспективу оказались не у дел – НБС активно сопротивлялась по внедрению данного функционала, прекрасно понимая во что ей это выльется. Почти два столетия правительство СЦМ финансировало работы по решению этих проблем, но, когда всплыла информация о том, что НБС просто тратит их на разработку новой нейросети финансирование прекратили как бессмысленное и бесперспективное, так как невозможно разработать просто новое ядро нейросети – пришлось бы адаптировать или разрабатывать заново все имплантаты и узлы и, наверняка, корректировать протоколы между ними, то есть по сути создать заново всю нейросетевую базу.

Сиид очень тщательно подготавливал своего ученика для, теперь Заркон это хорошо понимал, дальнейшего рывка в развитии нейросетевых технологий. Сама его работа над нейростопом стала возможна благодаря тем знаниям и опыту, которые он получил, работая с Сиидом. Если ядро нейросети можно в первом приближении сравнить с вычислительным ядром какой-либо системы, то нейростоп можно представить в виде специализированного субядра, которое задействуется по необходимости и выполняет весьма специфические функции. Подобные субядра используются, например, для управления военным оборудованием. Такое грубое приближение – это только начало работ по нейростопу с целью адаптации ядра нейросети к интеграции с будущей технологией. Самое фантастичное было в том, что получение функциональных образцов, по словам Сиида, это было только начало пути, который нужно преодолеть для развития полноценной технологии. Материальный продукт в виде какого-то нового нейросетевого ядра – это всего лишь промежуточный этап, который может занять сотни и тысячи лет. Главная и очень далёкая цель проекта заключалась в том, чтобы толкнуть целое новое направление развития — понимание и разработку методик использования волновых процессов в головном мозге. Как и откуда Сиид получил столь глубокие знания по первичному ядру нейросети Заркон не представлял. Равно как и то насколько далеко и почему именно так он планирует развитие – сам Сиид не стал вдаваться в подробности, причём тут вообще теория тонкого поля, туманно ответив: «Нужно попробовать». Заркона всегда восхищала стратегическая прозорливость Сиида в корректировке тренда развития тех или иных технологий. Нейросети развивались именно в том направлении, который был нужен Ордену. И ничего не могла поделать с этим даже одна из мощнейших и влиятельных корпораций СЦМ – НБС, которая о технологических нейросетевых тонкостях знает, наверняка, уже больше чем сам Орден. Вот уж у кого, а у Сиида можно было учиться бесконечно.

— В теории гипер нет никаких значимых сдвигов минимум последние полтысячелетия. Диапазон доступных прыжков колеблется от семидесяти пяти миллионов до семи с половиной триллионов километров, то есть, максимум, мы можем прыгать на расстояния не дальше одного стандартного светового года. Время, проводимое в прыжке, колеблется от четырёх до шестидесяти часов. Каждый прыжок требует время на подготовку к нему, которое обычно совмещается с разгоном и набором необходимой скорости для совершения прыжка. После прыжка требуется время на проверку, настройку и перезапуск оборудования. В результате прыжки занимают немалое время, которое хотелось бы уменьшить. Эффекты тонкого поля проявляются в прыжке настолько слабо, что время внутри и вне прыжка течёт практически одинаково. У нас хотя бы тут проблем нет – иначе бы вообще было непонятно как строить коммуникации при сильном разбеге времени. С гиперсвязью всё обстоит гораздо лучше, что доказывает в целом успешное функционирование астранета. Однако и здесь хотелось бы получить заветное «реальное время», а не пакетный обмен данными с весьма немалыми временными задержками. Насколько мне известно нет даже никаких обоснованных идей в каком направлении развивать теорию гиперполя, что, очевидно, говорит либо о каком-то фундаментальном ограничении, либо о том, что мы на самом деле не знаем и не понимаем как всё это работает. Теория порталов пока так и остаётся красивой математической теорией, от которой шарахается даже экспериментальная физика. Более детально это напрвелние нам опишет Кадус.

— Технологии ИИ развиваются с упором на глубокую автоматизацию технологических процессов, с учётом статистического предсказания событий, а не в направлении эмуляции интеллекта, хотя бы на базе тех же децентрализованных нейросетей. В этом стоит поблагодарить длительную и выматывающую войну с ИИ, которая практически объединила человечество хотя бы в шаровом скоплении. Несмотря на то, что события произошли очень давно, люди до сих пор впечатлены результатами этой войны и мало кто пытается заниматься хотя бы теоретическими разработками. Всё это находится под негласным запретом, которому следует даже Периферия. Наиболее хорошо развивается сфера ИИ для крупных кораблей. Гарни расскажет нам о видимом и невидимом состоянии дел в этой области.

— Хочу заметить, что в результате стагнации направления ИИ так же не развиваются технологии, находящиеся на стыке трёх упомянутых. Человечество не создаёт и не стремится создавать полноценных андроидов. Киборгизация населения наиболее выражена только в периферийных мирах средней зоны. ИИ не допускается с сферу гипертехнологий. На этом фоне только вялое сотрудничество корпораций НБС и Гипертех создало смежную технологию, позволяющую использовать гипероборудование только при непосредственном участии человека.

— Военное превосходство и безопасность СЦМ в первую очередь обеспечивает военно-космический флот. ВКФ СЦМ структурно разделён на восемь практически автономных флотов, за каждым из которых закреплен свой участок пространства таким образом, что СЦМ равномерно защищён по всей сфере. Каждый флот – это вполне автономная структура, имеющая собственное командование, координирование, разведку и аналитику, группы кораблей различного назначения, пустотные и планетарные силы, систему обеспечения, верфи и так далее. ВКФ СЦМ полностью подчинён центральному правительству и миры, в которых располагаются постоянные базы флотов, не имеют на них практически никакого влияния, что повышает управляемость всего СЦМ в целом. Содержание настолько продублированного и ресурсоёмкого военного механизма кажется неоправданно дорогим, но все помнят вторую и третью большие войны Центра и Периферии. Полное окружение СЦМ сферой Периферии подстёгивает развитие военных технологий, которые нередко тащат за собой технологическое развитие гражданской сферы. Внутреннюю стабильность СЦМ обеспечивает служба безопасности, которой в мирное время подчиняются некоторые подразделения разведок каждого флота. О текущем состоянии этой сферы расскажет Дарава.

Сначала Заркон считал, что Сиид относился к спасённым как к очередному ресурсу бесконечной ценности. Это был практически подарок Ордену, который постепенно сделал его многократно сильнее. Насколько Заркон смог выяснить, Орден всегда возглавлял Сиид, полвека назад к которому вынужден был присоединиться Заркон. В то время всё управление было замкнуто на Сииде, первый уровень управления в организации как таковой отсутствовал, а второй был крайне слаб. По сути, Сиид на себе тащил всю организацию в одиночку. Постепенное введение в Орден подготовленной молодёжи позволило органично заполнить первый уровень управления и Орден стал стремительно разрастаться. Нагрузка на Сиида и Заркона резко снизилась и они получили возможность заниматься узкими задачами, так как теперь было кому заниматься компетентным мониторингом и среднеуровневым управлением.

Возможно поначалу Сиид к детям так и относился, но со временем стало очевидно, что он очень сильно привязался к ним. Сиид заменил им родителей, учителя и наставника, дал им цели и смысл в жизни, сделал их сильным и волевыми личностями. Неудивительно, что между этими оболтусами и Сиидом возникли сильные родительские отношения. У самого Заркона с Сиидом история знакомства и отношений была гораздо сложнее и запутаннее. Да и свела их жизнь, когда Заркон обладал уже сформировавшейся личностью. Отношения между Зарконом и этими выросшими детьми были тоже близкими, но несколько иного окраса. Конечно, Заркон вместе с Сиидом возился с детьми, учил и воспитывал их. Но в отличии от Сиида, в характере которого по отношению к детям внезапно проявились мягкие черты, Заркон вел себя обычно непреклонно жестко пока они не выросли, в то время как Сиид частенько спускал им незначительные проступки. Миса так вообще была очень спокойным, тихим и застенчивым ребёнком. Заркон любил с ней возиться – она никогда не доставляла абсолютно никаких проблем, с равномерным интересом впитывая любые знания в отличии от других детей, у которых были свои любимые и нелюбимые направления. Неудивительно, что именно она проявила интерес и стала заниматься архивами, в конце концов реорганизовав всю архивную систему, до которой ни у кого никогда не доходили руки. Системой синхронизирующихся гигантских банков данных, разбросанных по всему пространству СЦМ и Перифериии, стало удобно пользоваться и теперь никто не понимал, как можно было вообще без этого работать раньше. Кроме этого, Миса предсказала местонахождение старого банка данных древних. Поиском она занималась вместе с Сиидом и они действительно его нашли. Несмотря на свою полную разрушенность он показал, что такие банки данных внутри астероидов не только существуют, но и вполне способны функционировать и сохранять информацию крайне длительное время.

— … и об этом нам расскажет Заркон, — Заркон услышал своё имя, сразу очнулся от размышлений и автоматически кивнул — он не хотел проявить неуважение к аудитории.

— Теперь я хочу рассказать об общей ситуации на Периферии…

***

После доклада Мисы и перерыва на обед люди вновь собрались в том же зале и заслушали выступление следующего оратора о состоянии дел в биотехнологиях. Заркон сидел и откровенно скучал. По окончанию выступления к докладчику возникло несколько вопросов, ответы на которые спровоцировали целое обсуждение.

В конце концов, день закончился и народ кучками разбрёлся по просторным соседним залам. Большинство помещений подземной базы было законсервировано и редко использовалось. К этой встречи хозяин базы явно подготовился. Вид помещений не создавал ощущения заброшенности. Сиид, видимо, в очередной раз расконсервировал всех сервисных роботов и они испуганно носились по залам в те моменты, когда не могли никому помешать. Как всегда, один из роботов-уборщиков сломался в свой первый же рабочий день. Публика окружила застывшего бедолагу, гадая о причинах поломки и констатируя бытовую технологическую отсталость базы первого координатора Ордена Хранителей. Двое мужчин решили починить робота и пытались его разобрать подручными средствами пока в этом зале не появился Сиид и не отобрал робота со словами, что дети есть дети и у них всегда что-то ломается, а уж если они берутся что-то починить, то вероятность квалифицированного ремонта этой вещи снижается на порядки. Публика при этом изрядно веселилась.

Заркон пообщался с Мисой и Ироной, отвечая на их вопросы, после чего уделил внимание спору между двумя другими женщинами, умудрясь поддержать обе стороны. В большой мужской компании весело пролетело ещё полчаса. Наконец, Заркон предложил завтра вечером устроить коллективную прогулку на поверхности, а на сегодня сослался на усталость и был благосклонно отпущен женской частью общества. Пошёл он, однако, не к себе, а к недавно покинувшему вечеринку Сииду.

Заркон занёс руку для удара в дверь, но она удивлённо провалилась в пустоту молниеносно и бесшумно распахнутой двери, за которой стоял довольный Сиид. Заркон усмехнулся.

— Сиид, ты когда-нибудь скажешь мне сколько тебе настоящих лет? Взрослый, уважаемый человек. Первый координатор Ордена Хранителей. А шутки у тебя… как в детском саду.

Мужчины рассмеялись. Заркон прошёл в гостиную. У всех в комплексе были свои персональные апартаменты. Их даже было больше, чем людей, но часть постоянно была законсервирована. История базы вообще была покрыта тайной и мраком, если не считать тех фантастических сказок, которые Сиид сочинял для малолетних детей. Дети выросли, а вот сказки остались.

Апартаменты Сиида представляли из себя большую уютную гостиную и следующий за ней небольшой полукруглый зал, в который выходило несколько дверей. Сиид сразу прошёл в свой просторный и длинный рабочий кабинет и Заркон с удовольствием уселся в старое потёртое кресло-качалку напротив герметичных стеклянных полок с обычными бумажными книгами, которые занимали почти всю стену. Противоположная стена представляла из себя большой монитор, хотя внешне походила на обычную стену.

— Интересно, сколько у тебя всего книг?

— Ты сам знаешь, что здесь только малая часть.

— Да-а-а, — протянул Заркон, — коллекционирование – это диагноз. А ведь многие в центре выросли вообще не зная, что такое книга. Даже не имеют такого понятия как «книга» или «бумага».

Сиид исчез из комнаты и через некоторое время появился с парой бокалов и синеватой бутылкой. Заркон заранее перетащил кресло поближе к столу и покачивался уже рядом со столом. Сиид улыбнулся и разлил по бокалам голубоватое содержимое бутылки. Мужчины устроились напротив друг друга.

— Поздравляю с успешным первым этапом, — Сиид поднял бокал.

Мужчины слегка пригубили напиток. Заркон расслабленно зажмурился.

— И почему такое совершенство не делают в СЦМ?

— Ты сам знаешь почему. В составе СЦМ нет планеты подобной этой с её некоторой, так скажем, специфичной средой в некоторых местах. Хотя… НСБ же они изобрели? Может когда-нибудь и подобное выплывет. Я, кстати, пробовал синтезировать. Ничего сложно там нет и даже получается вполне себе годный напиток для тех… кто ни разу не пробовал оригинальный.

Наступила пауза, которую никто не хотел прерывать.

— Знаешь, Зар, мне придётся некоторое время отсутствовать. Придётся тебе влезть на некоторое время в мою шкуру.

Заркон насторожился – это что-то новенькое. При отсутствии Сиида ему приходилось самостоятельно оперативно принимать «крупные» решения. Но он не помнил, что бы Сиид исчезал надолго, да ещё и предупреждал об этом заранее.

— И… насколько долго?

— Порядка десяти лет. Если будут проблемы – тридцать. В худшем случае, надо отдавать себе полный отчёт, вообще не вернусь.

Заркон выпил бокал залпом.

— Так, Сиид, давай поподробнее. Это что за новости?

— Ты же знаешь, что курсы омолаживания периодические. Медицинские технологии Ордена пока на порядок лучше, чем у всего остального человечества и благодаря этому мы можем продлить себе жизнь гораздо дольше. Но у всего есть предел. Нейросеть, конечно, сильно помогает в увеличении ресурса организма, однако она проблему не решает. Невозможно восстанавливать свои клетки бесконечное число раз, так как в процессе восстановления накапливаются небольшие, но хорошо прогнозируемые ошибки, поэтому приходится их замещать клонированными. Но каждое клонирование – это гарантированное внесение случайных ошибок, так как клонированная клетка должна прижиться, а при адаптации происходят порой значимые изменения на клеточном уровне, а порой «портится» и ДНК в её ядре. Биомаркеры в клетках позволяют не клонировать уже клонированные клетки, но это только временное решение проблемы – оригинальные клетки всё равно рано или поздно закончатся. Решение сделать полную клеточную карту человека и потом в нём просто заменять нужные клетки до приемлемого результата выглядит заманчиво, но почему-то наши технологии так делать не умеют и, мне кажется, это вовсе не из-за того, что их создатели не могли так сделать. Если с самим телом ситуация не выглядит как-то критически, то с мозгом и теми участками тела, где находятся нейросетевые узлы всё выглядит иначе. Где-то структуру клеток не даёт обновить нейросеть и это откладывается на следующий этап омоложения, к которому нейросеть постарается разгрузить этот участок. Какие-то места после омоложения требуют калибровки нейросети. Подошёл мой очередной этап. Я ведь уже достаточно стар и прошёл не одну процедуру омоложения. На этот раз оборудование мне выдало не сильно утешительный прогноз по омоложению мозга. Сам понимаешь, что из капсулы либо выходит человек с допустимыми отклонениями, либо не выходит вообще.

Сиид сделал глоток из бокала.

— Ты второй координатор и знаешь лучше других как, где и что устроено. В случае необходимости твои решения в целом будут более правильными. Ребятам по сто пятьдесят лет стукнуло, у некоторых уже дети взрослые. А мы с тобой работаем в три раза дольше. Ну и, — Сиид улыбнулся, — ты получишь ответы на некоторые вопросы. – В конце концов второй координатор без проблем должен становиться первым, а вот на своё место тебе придётся самому выбирать подходящего кандидата.

Сидящие люди замолкли.

— Как-то… не очень радостно, — заметил Заркон.

— Ой, да брось ты, Зар. – Сиид весело подмигнул ему. – Всему своё время. И если мне суждено уйти, то на душе у меня спокойно – я после себя оставляю отличное наследство. И, согласись, на тебя сейчас всё не сваливается – знай себе, сиди да руководи. В перерывах можешь на рыбалку выбираться. Вот веков пять назад было да, как-то грустно. А тысячу лет назад – так вообще страшно. С другой стороны, прогноз капсулы – это же не приговор. Это вероятность. Я поэтому остальным решил и не говорить. А то будете тут коллективно расстраиваться – после вас сопли с пола отмывать замучаешься. Одного робота уже, вон, доломали.

Заркон улыбнулся.

— Ну ладно. Уговорил. Сегодня рыдать не буду. А вот насчёт вопросов – это интересно. Прямо вот так вот любые вопросы? Ты хоть представляешь какой список у меня скопился за эти годы?

Сидящие люди рассмеялись.

— У нас будет достаточно времени. Ну поспишь поменьше в этот месяц, но, — Сиид подмигнул, — оно же будет стоить того. Ты мне лучше скажи вот что: «Гарантия», я так понимаю, уже окончательно завершена?

Заркон утвердительно кивнул головой.

— А перспектива?

— По последним данным, новый проект будет обеспечен минимум в три раза лучше и основываться на теории нейросетевого поля от Церкви. Возглавлять его будет именно тот человек, который нужен и по профессиональным, и по человеческим качествам. Кстати, я к нему присматриваюсь с целью введения в Орден, но это процесс, сам понимаешь, небыстрый и торопить его нельзя. Церковные научники молодцы – долго и усердно в одиночку разрабатывали теорию под… моим бдительным вниманием как спецпредставителя Святого Собора.

Сиид хмыкнул.

— Они от тебя отстали в части подготовки аридан?

— Да. Пришлось надавить где надо и… где и не надо. Но с этой тематикой меня больше не беспокоят. Хотя я не думаю, что кто-то что-то забыл. Отцы теперь пользуются моими услугами в части улаживания некоторых вопросов, которые… ммм… нужно аккуратно парировать с точки зрения долгосрочных экономических и политических перспектив. Кажется, в Соборе поняли, что от меня в таком случае будет гораздо больше пользы, поэтому я там надолго прописался. Легальный доступ к технологиям, свободное перемещение, свободные встречи с теми или иными людьми любого уровня. Мне это очень удобно. Тем более, я всегда демонстрирую внутриполитический нейтралитет и незаинтересованность в Соборе. Это устраивает практически всех.

— Смотри, Зар, там очень просто перейти кому-то дорогу. Если кто-то усомнится в твоей лояльности и убедит других в твоей угрозе, то…

— Я знаю Сиид. Всё будет нормально, не переживай по этому поводу. Всё уже давно проработано и у меня несколько способов исчезнуть из поля зрения вполне легально так, что никто не будет подозревать что-то лишнее.

— Ну хорошо. А что с «Трилемом»?

Заркону не думал, что он отвертится от подобных вопросов, хотя предпочёл бы обратное. Но операция готовилась слишком долго, чтобы Сиид не спросил про неё.

— Болтается в P8-N4-P1. Инерционный полёт курсом на P9-N4-P2.

— Это же приграничные миры.

— Далековато, — согласился Заркон, — зато надёжно и уж точно никто не помешает. И сам корабль никуда не денется. Маршрут я проверил – чистый. Хотя… это же уже Периферия – в ней что угодно может быть. Поэтому на всякий случай сектор патрулирует боевая пара наших кораблей.

— Мда… представляю сколько времени у тебя ушло на одну техничку по такой операции.

Заркон улыбнулся.

— Даже если смотреть отчёты в ЦКТС корабля, то никто ничего не найдёт. Команды выполнялись штатно, картинка неба в пределах допустимого. Я не один год работал над технической частью, привлекая на некоторых этапах специалистов с верфей. Корабли и команды думали, что они прыгали куда надо, хотя на самом деле они прыгали туда, куда мне надо было. Самое сложное – обеспечение контроля на точках. Но и это я решил. А после того как они допрыгали куда надо все записи были скорректированы на реальный маршрут корабля.

— Зар, ты маньяк. Не поверю, что тебе больше заняться нечем было. Неужели нельзя было сделать всё попроще?

Мужчины вновь рассмеялись и Сиид переместил часть жидкости из бутылки по опустевшим бокалам.

— Ну а с главными героями что? Нет, нет – отчёты, которые ты предоставил с СБ СЦМ и НБС я читал. Эти двое агентов для всех мертвы. В чём лично я очень сильно сомневаюсь. Какие у тебя на них планы? Кстати, они вообще сейчас где?

Заркон виновато повозился в кресле и сменил ритм качания.

— С девочкой вышла накладка. Лежит сейчас в медкапсуле. Времени с момента инцидента на корабле прошло уже достаточно, всего скорее она восстановлена и теперь на сохранении. Капсула последнего поколения, поэтому она лежать может годами без существенных негативных эффектов для тела, хотя потом придётся пройти небольшой комплекс по реабилитации мышц. А мальчик живой, здоровый и полный сил. Очень зол на меня и наверняка сейчас превращает корабль в большую ловушку, ожидая моего возвращения.

Заркон задумался и Сиид получил запрос на приём данных. Он поднял брови.

— Это запись того, что было на корабле. Запись чистая, без корректировки. Посмотришь на досуге. Интересно твоё мнение относительно этой парочки при непосредственном контакте.

— Зачем было оставлять универсала? Мог бы его засунуть в капсулу тоже.

— У меня, — Заркон вздохнул, — некоторые планы на них. Но они пока в разработке. Мне нужна ещё пара месяцев для проработки и принятия решения. Я хотел посоветоваться с тобой, когда у меня всё сложится, но раз тебя не будет это придётся обсудить в ближайшее время.

Сиид прищурился и посмотрел на Заркона.

— Единственная причина такого деления – последующее манипулирование. Не одобряю.

Заркон хмыкнул.

— Вспомни, когда мы с тобой познакомились. Ты манипулировал мной и Дарном.

— Если ты им так же предварительно объяснишь причины и результаты – тогда я ничего против не имею. Пока такое впечатление не складывается.

— Давай поговорим на эту тему не в этот день, я пока ещё не готов. Есть некоторые моменты, которые мне не нравятся, но я пока не придумал как их обойти. Я не стремлюсь добиваться результата любым способом и разрушать жизнь будущей пары я не хочу. Сами-то они до сих пор не представляют насколько сильно подходят друг другу.

— Всё правильно, Зак. Именно поэтому ты и поднимаешься в иерархии Ордена.

Мужчины отпили напиток. Наступила тишина и никому не хотелось её прерывать. Заркон получил нейросетевой запрос на приём пакета данных.

— Прими данные. Начало создания Ордена. Откуда у нас такие технологии и понимание их работы. Почему так эффективно у меня получается направлять развитие миров. Да и вообще моя история. Местами ты будешь… несколько удивлён. Ты найдёшь ответы на многие вопросы, которые тебя интересовали, но у тебя появится масса новых. Завтра вечером я буду готов на них ответить.


Неожиданная встреча. Глава 12.
Версия текста: 1.0.2.
Дата первой публикации: 28.08.2017.
Дата последней правки: 28.08.2017.


Полное оглавление приведено в Главе 1.

Быстрая навигация:
Глава 11 — предыдущая глава.
Глава 12 — текущая глава.
Глава 13 — следующая глава (в разработке).

Рассказ публикуется:
Geektimes — публикация на сайте имеет первый приоритет (очередная глава в первую очередь размещается здесь);
блог, в котором публикуются главы рассказа полностью, на изменения в блоге можно подписаться через RSS, оставить комментарий к статье (доступна авторизация через соцсети) или письмо автору с сайта;
группа в Вконтакте, с публикациями ссылок на новые главы в блоге;
группа в Facebook, с публикациями ссылок на новые главы в блоге.


Начиная с этой главы, я изменил оформление всех глав. Зачем именно для всех — сам не знаю. Наверное, для достижения душевной гармонии в жизни — чисто перфекционистское желание. Учтено неоднократно озвучиваемое предложение читателей в части навигации.
По новому дизайну в начале каждой главы приводится «от автора», аннотация и список аббревиатур. Полное и обновляемое оглавление приведено в первой главе. В конце каждой главы приведена ссылка на первую главу (для перехода к оглавлению, если необходимо), а также ссылки на две ближайшие главы — предыдущую и последующую — для удобства «быстрой навигации».
Так как у меня уже четыре местонахождения текста, то синхронизация между ними стала несколько затруднительна, поэтому введена версия текста и дата его последней правки. Всем главам на момент публикации присвоена версия 1.0.0. Любая правка уже опубликованного материала будет отражаться на версии. Правки, как и ранее, будут преимущественно орфографические/пунктуационные — структура или корректировка сути уже опубликованной главы меняться не будет.

Пока в планах дописать книгу версии 1.х в том виде, в котором он запланирован и как-то движется к финалу. Я постараюсь выдержать темп публикаций в 30-40 дней — быстрее у меня вряд ли получится. После окончания все части текста будут собраны воедино и файл для читалок будет доступен для скачивания всем желающим.

Однако на этом всё не закончится — работу планируется продолжать далее. В комментариях к статье «Обзор фантастики на Geektimes» справедливо было замечено, что немалое количество публикаций по сути являются черновиками, которые бы надо дорабатывать. К пониманию о необходимости глубокой переработки своего текста я пришёл в районе 7-10 глав, когда была кардинально пересмотрена идея повести. Необходимо будет скорректировать весь текст с учётом полученного опыта и критики: общий стиль, описания героев, диалоги, сюжетные линии и так далее. Да, да — всё во что Вы меня тычете носом в комментариях и диалогах — я всё записываю в свой блокнотик) На самом деле, это очень большой объём работы. И на неё как-то себя надо будет мотивировать. Вероятнее всего, что после такой переработки изменится сама структура текста – многими местами его надо упростить и сделать прочтение более лёгким. Некоторые описания могут измениться, а то и поменять свои места в произведении. Не исключено, что в повесть вернётся выброшенная сюжетная линия и зарисовки, которые я не стал публиковать — книга может подрасти на несколько глав. Это будет версия книги 2.0.0. Про эту версию нельзя сказать, что это будет принципиально другая книга и сюжет, но, возможно, это будет тот случай, когда перечитать уже знакомое будет интересно.

Параллельно с дальнейшей работой над текстом есть идея попробовать приобщиться к краудфандингу. Я считаю правильным, когда спонсорам компании доступна первая версия текста для оценки стоит или нет вообще апгрейдить безымянное авторское творчество. Компанию можно ориентировать на коррекцию и/или издание. В случае профессиональной корректуры (а возможно и редактуры — зависит от затрачиваемых средств) свет увидит книга версии 2.1.0. Издавать бумажный вариант есть смысл только при серии от хотя бы пары-тройки сотен книг — тогда цена за экземпляр будет хоть как-то приемлема. Моё творчество за стоимость книг как в книжных магазинах я думаю нафиг никому не упёрлось, а соберётся или нет такое количество желающих, при том, что ещё нужно тратиться на корректировку/редатирование — это неизвестно, поэтому серьёзно этот вопрос пока не рассматривается.

В любом случае, в независимости от результатов краудфандинга, если он вообще будет, обновлённый текст книги будет выложен в свободном доступе. Версия 1.х будет убрана из доступа и заменена на версию ветки 2.х.

Автор: Александр

Источник

Поделиться

* - обязательные к заполнению поля