Колония. Глава 18: Важная находка

в 14:56, , рубрики: литература, научная фантастика, фантастика, Читальный зал

Вопреки своим ожиданиям, Барни проснулся бодрым и отдохнувшим. Решение отложить до утра разгадку одной из самых важных тайн военной базы никак не повлияло на качество сна. А если и повлияло, то даже положительно – организм будто решил как следует подготовиться к такому важному делу и старательно восстанавливал силы.

Во время водных процедур Барни прокручивал в голове события прошедшей ночи. Предположения Гордона о вживлении мыслей и непрерывном наблюдении за колонистами теперь не казались такими абсурдными. Точнее, о наблюдении несложно было догадаться, ведь Ангус открытым текстом заявил, что все происходящее в рамках этой экспедиции – эксперимент. А какой эксперимент без наблюдений? А вот предположение о вживлении мыслей на расстоянии действительно заставляло задуматься. Если ночью Барни был абсолютно уверен в том, что вспомнил часть своего прошлого, то сейчас он решил не торопиться с выводами. Лучше просто иметь это ввиду, а конкретные выводы можно сделать, когда появится больше данных.

Спустившись в столовую, он сразу же почувствовал крепкий и приятный аромат кофе – этот напиток уже стал неотъемлемым атрибутом каждого утра и предвещал скорый завтрак. Почувствовав журчание в животе и резко давший о себе знать голод, Барни улыбнулся и вспомнил о собаке Павлова.

– Доброе утро, Барни, – поздоровался с ним Айзек, который стоял напротив автомата с завтраками. Эмилия уже начала кушать, поэтому лишь помахала ему рукой.

– И вам привет, – Барни подошел к кулеру с водой и выпил два стакана подряд. – Как дела?

Айзек на секунду задумался. С тех пор, как они в последний раз виделись накануне, ничего особо не поменялось. Интересно, зачем люди всегда задают этот стандартный вопрос, на который всегда один и тот же ответ?

– Все хорошо, – ответил он и улыбнулся. – А у тебя?

Барни подумал о том же самом, а затем ответил, что и у него все хорошо. Выбрав себе на завтрак двойной омлет с беконом и фасолью, а также большую чашку капучино, он направился к столу.

– А где Алекс и Гордон? – спросил он у Эмилии, усаживаясь рядом.

В эту же секунду зашипела дверь, и оба появились в проходе. Каждый держал в руке стакан кофе – Райтнов всех крепко подсадил на этот напиток. Барни предположил, что они ходили в медицинский отсек, чтобы проверить Скотта, и оказался прав.

– Он еще спит, – доложил Райтнов.

Удивляться особо было нечему – бедолага пережил много неприятностей и почти не спал двое суток. После таких приключений восемь утра – не лучшее время для подъема.

Дверь снова зашипела, и внутрь вошел Ангус.

– Чуть не проспал наш завтрак, – с улыбкой доложил он остальным. – Забыл поставить вечером будильник. Хорошо, что организм сам прекрасно знает время, когда нужно подниматься.

Он подошел к автомату, выбрал себе завтрак и присоединился к остальным.

– Барни, а что у тебя с носом? – спросил он, указывая на его багровый кончик.

Гордон вспомнил, как его товарищ ночью ущипнул себя, чтобы удостовериться в реальности происходящего, и расхохотался. Барни строго посмотрел на него, а затем дотронулся до кончика носа и слегка улыбнулся. Дискомфортные ощущения почти прошли.

– Что ж, эта история могла случиться с каждым из вас, – начал он и окинул взглядом остальных.

Увидев пять пар заинтересованных глаз, он удовлетворенно кивнул и кратко пересказал события прошедшей ночи. Не забыл он упомянуть и теорию Гордона о внедрении мыслей в сознание. Как и следовало ожидать, рассказ произвел сильное впечатление на остальных, и сильнее всех был возбужден Ангус.

– Это невероятно! – Он даже встал со своего места от удивления. – Тебе действительно приснились эти коды? Действительно не было других источников, откуда ты мог их узнать?

– Ну источник мог быть только один, – ответил Барни. – Я работал здесь и все знал, пока меня не заставили это забыть. Откуда я еще мог взять эти коды, если не из воспоминаний?

Ангус сел, поправил очки, но все еще оставался слишком возбужден для того, чтобы продолжать завтракать.

– Либо воспоминания, либо внедрение, – вставил Гордон.
– Внедрения мыслей не существует, – махнул рукой доктор. – Барни действительно это вспомнил.

Гордон не стал скрывать своего удивления.

– Как это не существует? А каким же образом нас убедили в том, что мы здесь обычные поселенцы и должны изучать планету?
– Все гениальное – просто. – Ангус вновь поправил очки и приготовился к поучительному рассказу.

Оказывается, что корпорация никогда не внедряла мысли испытуемым. Человеческий мозг слишком сложен, и на доскональное изучение его необходимо было потратить еще сотни, если не тысячи, лет. Ученые научились лишь стирать память, или, если быть точнее – блокировать доступ к воспоминаниям. Причем, блокировка эта была весьма условной, потому что человек в любой момент мог получить доступ к заблокированным «ячейкам памяти». Конечно, не существовало строгих алгоритмов для гарантированного снятия блокировки, однако, Барни находился в давно знакомом и привычном ему месте, и все эти якори так или иначе помогли ему.

Перед тем, как заблокировать память каждому из будущих колонистов, члены корпорации под видом ученых-экспедиторов организовали для них подготовительные мероприятия. На них им рассказывали все то, что необходимо было знать о планете Деметрион. Колонистам предоставлялись тонны материалов – видеозаписей с дронов и спутников, отчеты о составе воздуха и почвы планеты, а также многое-многое другое – само собой, все данные были фальшивыми. Корпорация знала о существовании титанов, но это было строго засекречено, а колонистам была рассказана совсем другая история. История о том, что им нужно просто изучить почву планеты и фрагменты останков этих самых титанов.

– Как видите, фактического внедрения мыслей нигде не было, – заканчивал свой рассказ Ангус. – Вас просто кормили ложными данными, и, можно сказать, вы сами убедили себя в целях этой миссии. А затем ученые просто подтерли лишнее в ваших головах, тем самым еще сильнее убеждая вас в том, что это научная экспедиция.
– Значит, Барни действительно это вспомнил, – задумчиво произнес Гордон.
– А я тебе говорил, – отозвался Барни. – А ты все о своем внедрении. А получается, что я не такой уж и плохой парень – оказался под трибуналом из-за того, что отказался убивать невинных людей. А ты вот за что сюда загремел, а?

Он хлопнул товарища по плечу и расхохотался, тем самым разряжая ту задумчивую тишину, которая чуть было не повисла в столовой.

– Пожалуй, налью себе еще кофе, – сказал Гордон, глядя на свой практически осушенный стакан.

Пользуясь всеобщей задумчивостью, вызванной его рассказом, Ангус быстро поглотил оставшуюся часть своего завтрака. Наверняка, все думали о том, что заставило их оказаться здесь – кем они были в прошлом? На самом деле, Ангус тоже был бы не прочь узнать эти любопытные детали, так как в такие подробности его не погружали. Гордон вернулся с горячим и ароматным напитком и сел рядом с Алексом.

– А что насчет Джо? – вдруг спросила Эмилия. – Надо его накормить, он же тоже голодный.

Райтнов и Гордон переглянулись, и последний ответил за двоих:

– Мы думаем, что не стоит держать его взаперти. Теперь он один из нас и может быть полезен, так что нужно выделить ему нормальную комнату и накормить. Что думаете?
– Думаю, урок он усвоил, – сказал Барни. – Так что давайте действовать сообща. У нас тут не тюрьма.

С этим предложением согласились все, и вскоре Джо уже сидел за столом, но приниматься за свой завтрак, который, по настоянию Эмилии, был в два раза урезан по объему, не торопился.

– А где Скотт? – спросил он и посмотрел по сторонам.
– В мед отсеке, – ответил Райтнов. – Все еще спит.
– В мед отсеке? – переспросил Джо. – А что с ним случилось?

Райтнов поднял к нему непонимающий взгляд и только потом подумал, что его ответ прозвучал немного двусмысленно.

– Нет, с ним все в порядке, – улыбнулся он. – Просто мы решили, что ему лучше переночевать в карантинной зоне, благо, там можно вполне удобно устроиться. Ничего личного, но мы переживали за свою безопасность после вчерашнего.

Джо кивнул.

– Уж этот-то соня никакой опасности не представляет. Постоянно просыпал начало смены минимум на полчаса, и мне приходилось работать за двоих.

Опустив взгляд, он снова наткнулся глазами на свой завтрак, и на этот раз он уже не смог устоять. Крайний раз окинув взглядом остальных, Джо принялся за трапезу, и вскоре все съедобное с его тарелки перекочевало в его желудок. Было видно, что он не наелся, но после нескольких дней голодания не стоило сильно набивать живот.

Выглядел Джо вполне вменяемым и не подтверждал тех опасений, которые каждый в той или иной степени испытывал на его счет. Видимо, предположение, что он одумается и в дальнейшем будет работать на команду, оказалось верным. И это не могло не радовать – ведь Джо был лучшим механиком на Альфе.

– Чем я могу быть полезен? – Разобравшись с завтраком, Джо сразу перешел к делу.
– Рад, что ты спросил, – ответил Райтнов. – Один из наших роверов довольно сильно поврежден титанами. Кстати, тот самый, на котором я сюда приехал. Гордон и Барни считают, что повреждения довольно серьезные, но мне интересно и твое мнение по поводу того, возможно ли его починить.
– Конечно, возможно, – не задумываясь ответил Джо, как будто уже тщательно изучил характер повреждений. – Починить можно все, вопрос лишь во времени и материалах. Когда я смогу на него посмотреть?

Райтнов на секунду задумался, продумывая план дальнейших действий.

– Прямо сейчас. Я провожу, – Гордон взял инициативу в свои руки. – А вы продолжайте заниматься запланированными делами.

Барни удовлетворенно кивнул – эта идея ему понравилась. Само собой, под запланированными делами Гордон имел в виду попытку открыть кодовый замок, за которым скрывался второй ангар. Идея разделиться казалась весьма уместной – нет смысла постоянно держаться вместе и передвигаться одной большой кучей.

– Пойдем, – сказал Гордон, вставая с места. Джо поднялся и направился следом за ним к двери перехода.

Барни проводил их взглядом, а затем тоже поднялся и задумчиво посмотрел в иллюминатор – на улице уже давно рассвело. Он присмотрелся и увидел маленькие движущиеся по небу точки – это были птицы, по виду напоминающие крупных ворон. Сближало их с земными собратьями также и то, что питались они падалью, которая в изобилии оставалась в местах охоты волков. Барни предполагал, что и титаны оставляют после себя немало лакомств для этих птиц, и само их наличие говорило о присутствии рядом хищников.

– У меня есть на примете одна комбинация, которая может подойти к замку, – наконец сказал он.
Ангус вновь оживился.
– У нас осталось четыре попытки, если мне не изменяет память.

Память ему не изменяла – одну попытку потратил Райтнов, введя неверный код. Если ошибиться еще четыре раза – замок заблокируется и перестанет принимать любые коды, в том числе и верный. Разблокировать его можно будет только с главной рабочей станции, к которой не было доступа, либо специальным оборудованием, которого тоже не было в наличии.

– Правда, – продолжал Барни, – есть вероятность, что она не подойдет, и мы только заблокируем замок.
– Ну заблокируем, и что? – равнодушно ответила Эмилия. – Ничего не изменится. Сейчас вот замок не заблокирован, а мы все равно не можем пройти дальше, верно? К тому же, никаких других данных касательно кода к этому замку вы не нашли?
– Все так, – кивнул Барни.
– Ну значит и думать тут нечего.

Райтнов, Барни, Айзек и Ангус переглянулись между собой. За столом сидели четверо мужчин, вполне себе взрослых и самостоятельных, но решение за них приняла единственная женщина. Причем, решение такое, с каким никто спорить не собирался, потому что каждый склонялся именно к нему, но стеснялся это высказать.

– Мне нравится такой подход, – наконец, улыбнулся Райтнов.

Они отнесли свои тарелки в зону приема грязной посуды – механическая рука сразу же забрала ее и отправила на мойку – и выдвинулись в пункт назначения. Когда они приближались по коридору к кодовому замку, Райтнов неосознанно сбавил шаг, но от остальных не отстал – они тоже замедлились. «А что, если все-таки не сработает?» – одна и та же мысль занимала их головы. Они некоторое время постояли напротив двери, и никто не решался нарушить тишину.

Наконец, Барни достал из кармана планшет и взглянул на цифры, которые записал ночью: «1247. 2467. 1340». К рабочей станции подошел второй код, значит, осталось попробовать первый и третий. Причем, по аналогии с рабочей станцией, их стоило попробовать ввести также и задом наперед. Суммарно четыре комбинации – как раз столько попыток и осталось.

Переглянувшись с остальными и получив одобрительные кивки в ответ, Барни поднес руку к цифровой клавиатуре. Пальцы его слегка дрожали, а бордовый нос отражался в гладкой поверхности дисплея.

«1247». В доступе отказано. Осталось попыток: 3.
«7421». В доступе отказано. Осталось попыток: 2.

Барни обернулся через плечо и увидел, что Эмилия нервно закусила губу. Лица остальных тоже выражали напряжение, однако по их взглядам Барни прочитал, что нужно продолжать. Других вариантов все равно не было. Он вновь повернулся к дисплею.

«1340». В доступе отказано. Осталось попыток: 1.

«Черт», – пронеслось в голове Барни. Он надеялся, что до последней попытки дело не дойдет. Он ввел первые две цифры последней комбинации, когда почувствовал учащенное сердцебиение от внезапно нагрянувшей мысли.

Он вдруг вспомнил, что комбинация от кодового замка была очень простой, и что для ее ввода нужно было сделать два одинаковых движения рукой. Может, провести наискосок или как-то еще. Если вводить «0431», то движения вовсе неодинаковые: сначала ты ведешь руку наискосок от нуля к четверке, а потом горизонтально от единице к тройке.

Барни закрыл глаза и попытался сосредоточиться. Остальные заметили его замешательство и переглянулись – Эмилия поднесла указательный палец к губам, тем самым давая остальным знак не шуметь. Айзек даже постарался медленнее и тише дышать.

Не открывая глаз, Барни поднял руку и попробовал сделать два одинаковых движения рукой – первые, какие придут на ум. Почему-то он провел рукой из воображаемого верхнего левого угла в правый нижний. Он взглянул на циферблат и попытался понять, какая это может быть комбинация.

В верхнем левом углу находится единица, в правом нижнем – девятка. Допустим, что первые две цифры кода это «19». Под единицей находится четверка, но под девяткой ничего нет. Такой код не подойдет.
Глубоко вздохнув, Барни решил рискнуть и быстро ввел последний код, который, как ему показалось, просто обязан был подойти: «1840». Замок на секунду задумался, и в любой момент Барни со страхом ожидал увидеть злосчастное сообщение о закончившихся попытках и блокировке замка. А в следующую секунду на дисплее загорелся зеленый диод, и двери начали медленно открываться.

Забыв про осторожность, Барни сделал шаг вперед и оказался внутри просторного и светлого помещения. Оно имело квадратную форму и по площади было раза в два больше первого ангара. Несмотря на то, что большая его часть пустовала, помещение нельзя было назвать пустым. Массивные стальные ворота расположились в стене напротив входа – судя по всему, ворота эти вели наружу. Одна стена была полностью отведена под оружейные стойки, которые, к великому сожалению Барни, пустовали. Две другие стены были отведены под различные инструменты и средства диагностики роверов.

Было в ангаре и еще кое-что, что намертво приковало взгляд Барни и заставило его приоткрыть рот от удивления. Райтнов и остальные уже стояли рядом с ним, и их глаза тоже были полны удивления и даже восхищения. Никто не был в силах произнести ни слова. Дверь за их спинами с мягким шипением закрылась.

Ощутив вибрацию в кармане комбинезона, Барни, не отрывая взгляда от гигантских размеров ровера, достал планшет и принял входящий вызов.

– Джо говорит, что ровер можно починить, – сказал Гордон, – но передняя ось сильно раскурочена, а нужных деталей в ангаре нет.
– Ага, – рассеянно ответил Барни.
– Что «ага»? Выходит, что починить его мы все-таки не сможем, во всяком случае прямо сейчас.
– Ага, – повторил Барни. – Слушай, Гордон, оставьте пока тот ровер и приходите сюда. Тут есть кое-что интересное.

Гордон секунду помолчал, а затем голос его изменился.

– Точно, – сказал он. – Я совсем забыл про вашу дверь. У вас получилось ее открыть? Что там, внутри?

В его голосе слышалось возбуждение.

– Получилось. Приходите сюда вместе с Джо.
– Так что там у вас? Мы сейчас выходим.
– Ага, – вновь повторил Барни и завершил вызов.

Когда он предложил Гордону прийти сюда вместе с Джо, Эмилия с Айзеком удивленно переглянулись – стоило ли сразу же погружать того во все детали? Однако, Райтнов, заметивший смущение товарищей, поспешил их успокоить:

– Не выглядит, будто ровер на ходу, – сказал он. – Нам всем придется крепко поработать над ним, и глупо было бы не воспользоваться его помощью.

Вскоре Гордон и Джо тоже подоспели. Они смогли войти, не вводя код – двери открывались автоматически, когда внутри помещения уже кто-то находился. Увидев огромный ровер, стоящий в середине ангара, Джо присвистнул от удивления и нецензурно выругался. Однако, никто не обратил на это внимания, а Айзек даже согласился с ним.

Ровер был явно предназначен отнюдь не для туристических поездок – это была полноценная боевая машина. Гораздо шире и длиннее других роверов, он также был выше и обладал несравненно более высокой проходимостью. Казалось, что внутри могло бы поместиться целое поселение колонистов, а на крыше ровера, подобно вишенке на вершине торта, красовалась большая плазменная пушка.

– Броня третьего класса, – сказал Барни, осматривая ровер и зачем-то постукивая пальцами по обшивке. – Даже колеса бронированные. Такая игрушка и титанам не по силам… наверное.

Гордон согласно закивал головой, все еще находясь под впечатлением. Джо, в отличие от военных, в первую очередь обратил внимание не на броню, а на другие характеристики ровера.

– Колеса двадцать пятого или даже двадцать седьмого радиуса, – сказал он. – Для сравнения, на роверах Альфы был тринадцатый радиус. Какая же проходимость у этого монстра! Чтобы вращать эти колеса и двигать такую махину, стандартного двигателя будет явно недостаточно. Я уверен, что движет им не топливо и не электричество. Тут самое место ядерному двигателю!

Он прошел мимо Барни и встал напротив передних прожекторов ровера, осматривая часть обшивки, под которой, по его мнению, должен был скрываться двигатель. Джо внимательно осмотрел обшивку, но так и не обнаружил ничего, похожего на капот.

– Так, – сказал он, и в его голосе почувствовался командирский тон. – Мне нужен Лилипут! Без него я эту штуку на ход не поставлю.

Сказав это, он осмотрелся вокруг и в следующее мгновение слегка смутился. Однако, Райтнов остался доволен положением вещей – в командирском тоне Джо не было ничего плохого. Скорее наоборот – это было к лучшему. Ему следовало взять починку ровера под свой контроль.

– Я имел в виду Скотта, – объяснил Джо. – Мне нужен Скотт. – В дальнейшем он пообещал себе не называть товарища старым прозвищем.

Райтнов взглянул на часы – было начало десятого утра. Скотт спал уже больше двенадцати часов, что вполне достаточно даже при том условии, что предыдущие сорок восемь часов он бодрствовал.

– Ладно, – сказал он, глядя на Джо. – Мы с тобой сейчас идем за ним и ведем его на завтрак. Затем я отведу вас в ваши комнаты – вы принимаете душ и делаете все необходимые дела. Через сорок минут возвращаетесь сюда, и мы все принимаемся за работу.
– Да мне и двадцати хватит, – отмахнулся Джо. Было видно, что у него уже чесались руки от желания поковыряться в новом ровере.

Райтнов молча кивнул, развернулся и направился к выходу из ангара, приглашая Джо следовать за ним. Когда дверь за ними закрылась, Эмилия вполголоса спросила у остальных, не следовало ли кому-нибудь еще отправиться с ними, на всякий случай. Вдруг Джо выбросит еще какой-нибудь трюк?

– Не думаю, – ответил за всех Гордон. – Лишний контроль будет напрягать как нас, так и его самого. Уж лучше сосредоточиться на командной работе, и Джо это понимает.
– Совершенно верно, – согласился Ангус, причем его голос донесся откуда-то из-под ровера. – Работать нужно сообща.

В следующее мгновение из-под колеса показался его зад, а затем он вылез полностью и встал на ноги. Не обращая внимания на недоуменные взгляды, он продолжил:

– Мы тут все в одной корзине. Джо – товарищ неглупый, и других фокусов выкидывать не станет.
– Док, – перебил его Барни.
– Что такое?
– А что ты делал под ровером?
– Как что? – удивился Ангус. – Искал вход, что же еще?

Барни переглянулся с Гордоном. Заметив их смущение, доктор наконец догадался, что они ничего не знают про эту модель ровера и видят ее впервые.

– Ах, да, – хлопнул он себя по лбу. – Позвольте мне объяснить это наиболее понятным языком.

Он поднял очки вверх по переносице, а затем поднес руку к подбородку в молчаливой задумчивости.

– Вот представьте, – продолжил он после некоторой паузы. – Вы купили новый телефон. Но ведь вы не можете сразу им воспользоваться, верно? Сначала вам нужно вставить сим-карту, а затем войти в свой аккаунт или создать новый, и только потом операционная система позволит вам совершать звонки, так?
– Ага, – хором отозвались остальные, не понимая, к чему он клонит.
– Так же и тут, – продолжал доктор. – Минуту назад я взял с полки предохранитель и вставил его в соответствующее гнездо рядом с люком, и теперь его можно открыть. Правда, его заклинило… Барни, может ты попробуешь?
– Попробую, – отозвался тот. – Но почему бы нам не войти как обычные люди через обычную боковую дверь?
– Вы что, уже забыли про аналогию с телефоном? – улыбнулся Ангус. – Хорошо, давайте попробуем войти через боковую дверь. Идемте сюда.

Барни вновь оглядел остальных, чтобы убедиться в том, что их лица выражают ту же степень непонимания, что и его собственное.

– Открой дверь, – улыбка не сходила с губ Ангуса.

Барни подошел к боковой двери и уже поднял руку, чтобы потянуть за ручку, но вдруг застыл. Ручки нигде не было, как, собственно, и самой двери. Окинув подозрительным взглядом весь ровер, Барни начал медленно его обходить и вскоре вернулся на то же место. Двери нигде не было.

– Делать вход только снизу – это несколько глупо, – сказал Барни.
– Так нет же! – воскликнул Ангус, показывая на то место, где, по предположению Барни, должна была быть дверь. – Вот вход.

Барни посмотрел на него как на идиота.

– Р-100 – умный ровер, – доктор многозначительно поднял палец вверх. – Перед использованием его нужно настроить. Барни, помоги открыть люк снизу.

Пожав плечами и не задавая лишних вопросов, Барни нырнул под ровер – благо, высота позволяла это сделать даже ему, и вскоре просьба доктора была удовлетворена.

– Отлично, – сказал Ангус, и теперь настала уже его очередь лезть под ровер. – Отойди на пару шагов, не стой рядом.

Барни отошел и бросил быстрый взгляд на товарищей – они с интересом наблюдали за этой сценой. Даже мягкое шипение входной двери и возвращение Райтнова не заставило их обернуться.

– Я отвел их в свободные комнаты, они скоро… – начал было Алекс, но запнулся, заметив, что его никто не слушает. Он встал рядом с Барни и, чтобы не выделяться из общей массы, тоже заинтересованно посмотрел на ровер.

– Доктор говорит, что здесь дверь, – Барни указал пальцем перед собой.
– Да ну? – Райтнов присмотрелся, но признаков двери тоже обнаружить не сумел. Обшивка ровера в том месте, где должен был быть вход, была ровной и гладкой, без каких-либо стыков. Он протянул руку вперед, но тут же ее отдернул – броня начала отслаиваться от крыши ровера и падала прямо на него!

А в следующую секунду Райтнов понял, что это не броня отслаивается – это открывается та самая незаметная дверь. Ось ее находилась внизу, таким образом, в открытом состоянии дверь представляла собой что-то вроде трапа, по которому можно было бы войти в салон ровера. В проходе стоял Ангус и торжествующе осматривал товарищей. Барни скептически смотрел на него и мысленно задавался одним вопросом – как такая дверь открывается снаружи?

Колония. Глава 18: Важная находка - 1

Ангус, будто прочитав его мысли, спрыгнул на пол и отошел на два метра. Дверь автоматически и беззвучно закрылась. Не говоря ни слова, доктор вновь подошел к роверу и, глядя Барни в глаза, протянул руку и прикоснулся ладонью к обшивке. Дверь вновь начала открываться.

– Работает по отпечатку, – резюмировал он. – Как я уже сказал, это умный ровер!

Барни удовлетворенно кивнул, однако, его скептический настрой все еще преобладал. Он хотел задать еще пару вопросов, но доктор, предвидя их, сразу же упомянул несколько деталей:

– Наверняка вы считаете, что нельзя полагаться лишь на отпечаток. Инженеры тоже так полагали, и именно поэтому существует еще два способа открытия двери. Первый – весь экипаж должен носить специальные браслеты, чтобы создать множество пар человек-ровер. Когда человек с браслетом подходит к роверу вплотную, дверь автоматически открывается. Если вам нужно, чтобы дверь начала открываться заранее, можно сделать характерный жест, который распознается гироскопом, или же просто нажать на кнопку – радиус действия составляет порядка пятнадцати метров. А второй способ открытия двери я вам лучше просто покажу.

Он нырнул в салон ровера, и через секунду оттуда донесся его приглушенный голос:

– Готовы?

Не дожидаясь ответа, он ввел какую-то команду, и небольшой кусочек обшивки рядом с дверью начал уходить в сторону, обнажая старый добрый механический рычаг.

– Вот это мне больше нравится, – улыбнулся Барни. – Старомодные ручки никогда не потеряют смысл.

Подойдя к двери, он пару раз потянул за рычаг и удовлетворенно кивнул. Райтнов молча осматривал ровер, и в его голове крутились различные мысли. На такой штуке можно наконец уехать отсюда, но нужно ли? Куда ехать? Что их ждет в «Порт Деметрионе»? Судя по всему, эти же вопросы занимали и сознание Гордона.

Ощутив вибрацию, Райтнов сунул руку во внутренний карман комбинезона, извлек свой планшет и принял вызов от Джо.

– Мы стоим у двери, не можем войти, – сказал тот.
– Иду, – Алекс сразу понял, о какой двери идет речь. Джо и Скотт не проходили сканирование, следовательно, не могли самостоятельно проникнуть в командный пункт.

Руки у Джо действительно чесались от нетерпения приняться за дело. Скотт, впрочем, от него не отставал, и они действительно хорошо ладили за работой. Ровер никак не заводился, но они быстро нашли причину – под капотом, который тоже было нелегко найти, стояли механические предохранительные блоки, не позволяющие мотору раскрутиться. Видимо, ровер был совсем новый. Осмотрев двигатель, Джо пришел к выводу, что он, как и предполагалось, работает на ядерной энергии.

Гордон и Барни, в свою очередь, занимались пушкой, украшающей крышу ровера. Помимо нее, ровер имел еще четыре выдвижных пушки, по одной с каждой стороны – они нужны были для отстрела от относительно мелких целей вроде людей или волков. Конечно, волка нельзя назвать мелкой целью, но для ровера они все же опасности не представляли.

Айзек, не зная, чем и кому помогать, просто осматривал ровер изнутри. Салон его был поразительно просторный, и внутри можно было не просто спокойно расхаживать в полный рост, – можно было даже прыгать, не боясь при этом пробить обшивку головой. По периметру салона располагались дополнительные кресла, которые очень удобно раскладывались и превращались в спальные места. Если их было недостаточно, можно было выдвинуть дополнительные, которые находились сверху, под потолком.

Как обычно, спереди располагались два пилота. За ними находились еще два ряда по два кресла в каждом. Каждое кресло сопровождалось своим собственным дисплеем – они предназначались для стрелков. Каждая пушка управлялась удобным джойстиком и снабжалась шлемом виртуальной реальности. Позади них находился небольшой отсек с оружием – восемь автоматов и восемь пистолетов. Барни, повертев их в руках, остался доволен – это были более новые модели того оружия, которое уже было в их распоряжении.

К вечеру все подготовительные мероприятия были завершены. Райтнов, дважды убедившись в том, что купол включен и работает, открыл массивные наружные двери и удостоверился в том, что они смогут выехать из ангара.

На улице уже начало темнеть, когда они все наконец собрались за ужином, который сегодня был особенно аппетитным – ведь обед они пропустили из-за полного погружения в работу.

– Думаю, на этом ровере можно ехать куда угодно, – сказал Джо. Скотт согласно закивал.
– Можно, – Гордон тоже был согласен, – правда, куда?
– Как, куда? – Удивился Джо. – В «Порт Деметрион», чтобы свалить с этой планеты. За нами наверняка скоро пришлют корабль, потому что мы долго не выходили на связь. Кстати, вы пробовали связаться с ними отсюда? База старая, но наверняка можно настроиться на частоты.

Райтнов взглянул на Ангуса. Тот, заметив это, покачал головой и показал едва заметный знак «стоп» рукой. Джо и Скотт не были в курсе всей истории. Они не знали, что все это – эксперимент, и что не было никакого смысла связываться с «руководством экспедиции».

– Я вам расскажу кое-что чуть позже, – загадочно сказал Ангус.

Джо лишь пожал плечами и продолжил ужинать.

– Сегодня нам долго предстоит не спать, – сказал Райтнов. – Как стемнеет, мы опробуем пушку на титанах. Так что у нас есть несколько часов, которые нужно как-то скоротать. Расскажите, как вам удалось выжить, а мы расскажем вам некоторые детали касательно базы и экспедиции.

Скотт поднял к нему глаза.

– Ну, – начал он. – В прошлый раз я остановился на моменте, когда волки разодрали Тома и Энди…
– Проклятые псы, – выругался Джо и неожиданно хлопнул ладонью по столу. – А ведь я тогда промахнулся. Кто знает, может Энди был бы жив, если бы я попал.
– Не вини себя, – сказала Эмилия.

Джо ничего не ответил, лишь опрокинул стакан воды себе в глотку. Окинув взглядом остальных и убедившись в их готовности, Скотт продолжил свой рассказ. Джо иногда перебивал его, чтобы вставить красочные моменты, которые, по его уверениям, видел он один, но большую часть времени просто согласно кивал.

Автор: Артём

Источник

Поделиться

* - обязательные к заполнению поля