Почему биткойн сложно назвать схемой Понци

в 10:46, , рубрики: изменение законодательства, Криптовалюты, облавы на биткойнеров, Регулирование IT-сектора, сетевой маркетинг, схема Понци, финансовая пирамида, финансы, цифровая дистрибуция

Поскольку разговоры о тюльпанах, финансовых пирамидах и схемах Понци растут соразмерно с ценой биткойна, я решил поумничать таким твитом: «Рифмуется с “Фонзи”».

Фонзи [культовый персонаж комедийного сериала «Счастливые дни» — примеч. Пер.] — это весело. И это был забавный твит, но если подумать, то не особо умный. К счастью, на него нашёлся блестящий ответ:

«Справедливости ради, сейчас Понци следует назвать схемами Накамото»

Знаешь что, @DontPanicBurns? Ты абсолютно, на 100% прав. Нам нужен новый термин, чтобы описать происходящее безумие.

Предлагаю использовать ваш термин — «схема Накамото».

Почему биткойн сложно назвать схемой Понци

Когда мы говорим о Bitcoin, Ethereum или любой другой криптовалюте, то ни «Понци», ни «пирамида» не являются совершенно точными описаниями того, как эти системы на самом деле работают.

Традиционные схемы Понци обычно управляются центральным оператором (Чарльз Понци, Аллен Стэнфорд, Берни Мэдофф, Сергей Мавроди), который отвечает за привлечение новых средств и выплаты по определённому алгоритму. Схемы разваливаются, когда требования выплат превышают объём внесённых средств, так что оператор схемы не может удовлетворить запросы инвесторов, вызывая потерю доверия или массовый исход, который подрывает ликвидность системы. В свою очередь, это разрушает схему в целом (или, скорее, приводит её к неизбежному концу, поскольку схемы Понци обречены на смерть с момента их создания — ничто не может расширяться вечно).

Финансовые пирамиды, напротив, более децентрализованы. Каждая жертва, чтобы окупить свои вложения, должна стать лидером в схеме — и набирать новых жертв, которые затем платят этому лидеру и более ранним лидерам, которые находятся сверху. Не все пирамидальные многоуровневые схемы незаконны. Например, у Avon в основе есть реальный продукт и там используется юридически обоснованная структура «прямых продаж». Незаконными являются другие типы пирамидных схем, где единственный продукт — это лицензии на набор новых членов, будь то небольшие пирамиды для домохозяек, такие как Secret Sister Gift Exchange, или скандальные пирамиды вроде схемы Dare to be Great 70-х годов, где продуктом было право продавать продукт, немногим больше.

Поэтому, возможно, авторам специализированной литературы пора описать новый тип инвестиционного мошенничества — действительно уродливый характер которой вскроется только когда лопнет пузырь криптомонет — это такой класс мошенничества, где технология, а не оператор, является посредником во взаимодействии между выгодополучателями инвестиционного мошенничества и его жертвами.

Описание «схемы Накамото»

Схема Накамото представляет собой автоматизированный гибрид схемы Понци и пирамидальной схемы. C точки зрения управления преступной организацией она сочетает сильные стороны обеих схем и (в настоящее время) лишена их слабых сторон.

Схема Накамото черпает силу из тех же вещей, которые делают пирамиды и Понци настолько убедительными. Она обещает безумную окупаемость инвестиций, доступна человеку с улицы практически без усилий и вербует отдельных участников в качестве новых, заинтересованных евангелистов.

Регуляторы, ослеплённые лоббированием из Кремниевой долины, рассматривали эти схемы как футуристические и ультрасовременные, а не как то, что они представляют собой на самом деле: фабрики жертв, которые при следующем крушении породят сотни тысяч вопящих инвесторов практически без юридического ресурса из-за четырёх лет бездействия со стороны регулирующих органов.

1. Отсутствие оператора, много операторов

В схемах Накамото нет центрального оператора. Это гарантирует, что ни одного участника или организацию нельзя привлечь к ответственности (как в случае с с Понци или пирамидами), и она скрывает личность участников от правоохранительных органов.

Как и в пирамидах, эта схема имеет коварное качество превращать каждую жертву в нового активного участника, когда они расхваливают систему с целью привлечения новых инвесторов для оплаты своего кэшаута.

Эти стимулы часто сочетаются с софтверными дисциплинами 21 века по управлению сообществом и технологическому евангелизму в мощном сочетании маркетинга и корпоративных/финансовых интересов, которые невозможно игнорировать людям на улицы (в настоящее время Coinbase привлекает 100 000 новых пользователей в день).

Чтобы найти новый источник денег, создайте вокруг них религию. Главное учение — HODL [не продавать — примеч. пер.] любой ценой, независимо от искушения, пока все неверующие не капитулируют.

2. Нет залога

Самое интересное, что схемы Накамото обходятся и без необходимости в денежном потоке, из-за которого возникает юридическая ответственность. Иногда в схемах Понци, но чаще в пирамидах предусматрена передача конкретных денежных средств конкретному человеку с конкретным расчётом на возврат с процентами. Если позаимствовать термин из налогового законодательства и адаптировать для разговорной речи, то такая сделка обременена залогом (hypothecated). Юридическая ответственность возникает, потому что регулирующим органам легко выявить эти денежные потоки и определить здесь нарушение законодательства. По этой причине во многих юрисдикциях наказание следует не за инициацию и запуск пирамиды, а за сам акт участия в таком предприятии (подробнее об этом ниже).

С другой стороны, компенсация ущерба от схемы Понци включает в себя: 1) отслеживание операций, которые прошли через руководителей схемы; 2) определение характера этих операций: были они добросовестными или мошенническими; 3) откат обратно денежных переводов, которые возможно забрать у получателей; 4) определение подходящего характера компенсации: например, пропорциональное распределение или с потерями по факту. Получение прибыли от схемы Понци превращает человека в жертву и, возможно, получателя мошеннических средств, но не обязательно в активного участника схемы, как это происходит в пирамидальной схеме.

Криптовалютные денежные потоки избегают этих проблем, поскольку лишены залога. Дополнительным слоем абстракции в виде криптовалютных бирж они устраняют то, что в противном случае считалось бы абсолютно незаконным денежным потоком и контрактами. Они маскируют по сути идентичную инвестиционную программу под общий пул совокупного спроса, удовлетворяющий общий пул совокупного предложения.

До сих пор эта структура и отсутствие адекватных правовых инструментов (или воли правоохранительных органов) позволяло адептам и промоутерам криптовалютных схем избежать ответственности в качестве участников схемы, принципалов (какими они были бы в пирамиде) или в качестве получателей средств, добытых нечестным путём, осознающих свои действия (как в случае с Понци).

В результате мы наблюдали, казалось бы, бесконечное распространение технически малограмотных адептов. Они выкатывают ложные аргументы для продажи, такие как «Ценность в самой сети», или раздувают значение новой монеты, связывая её с видными венчурными фондами Долины, чтобы стимулировать спрос и, следовательно, собственную прибыль, даже если схема изначально обречена на провал.

Люди продолжают говорить об этом, как о разных вещах, которые соответствуют разным явлениям. Это новый доллар! Нет, подождите, это на самом деле цифровое золото! Нет, это технический продукт/сеть (LOL, не слишком хороший, потому что большинством этих монет никто не пользуется). Характерные признаки накачки. Впрочем, продолжайте видеть что хотите.

Это совершенно нелогично с точки зрения программного обеспечения, поскольку производительность криптовалютных сетей значительно уступает существующим системам:

Рыночная капитализация биткойна только что превысила рыночную капитализацию Visa. Да, это Visa: крупнейшая в мире электронная платёжная система с оборотом $8,9 трлн и 141 млрд транзакций в год. Поддержкой 160 валют в более чем в 200 странах.

Для сравнения, Bitcoin обрабатывает около 3 транзакций в секунду в одной «валюте», и мемпул сейчас забит [статья вышла в декабре 2017 года — примеч. пер.].

Скорее можно предположить, что биткойн в первую очередь покупается для последующей перепродажи и спекуляции, а не для какой-то реальной пользы.

Несравнимо уступая в производительности системам вроде Visa, в этих сетях для ликвидности используются «рынки», а не конкретные денежные потоки, что гораздо удобнее для преступных организаций, потому что гораздо сложнее доказать, что случайная сделка под псевдонимом является частью преступного сговора, чем передача, скажем, чемодана с купюрами по 500 евро или инструкция по электронной почте для оформления перевода на банковский счёт на Каймановых островах.

3. Автоматизация

Ветхий Завет говорит: «У воров нет чести». Накамото говорит: «У воров не должно быть чести».

Консенсус по блокчейну позволяет ворам координировать свои действия и управлять этой системой без необходимости доверять центральному оператору.

Это значит, что деятельность осуществляется без какой-либо индивидуальной ответственности со стороны участников. Но чтобы такое стало возможным, система делает читерство очень дорогим:

По мере роста стоимости биткойна энергия, используемая для добычи криптовалюты, достигла ошеломляющих 30,59 ТВт·ч.

Это сравнимо с энергопотреблением целой страны Марокко.

Если сравнить с альтернативой (использовать обычную финансовую систему, подвергнуться выслеживанию и быть посаженным в тюрьму), я могу представить, что кое-кто рассматривает это в качестве адекватной цены за доступ к миллиардам долларов, которые в настоящее время крутятся на рынках криптовалют. Я включаю в понятие «кое-кто» не просто пользователей этих криптовалют, но и некоторых разработчиков, в основном, промоутеров ICO, которые снимают с себя ответственность за свои творения, как только выпускают их на волю (заранее выделив себе здоровенную часть монет на премайнинге, чтобы наградить свой необузданный гений).

4. Законодательные меры

Что мы будем делать, если этот пузырь начнёт дико выходить из-под контроля, а правительство станет бороться с криптовалютой средневековыми методами? И я говорю не о применении законов KYC/AML (Знай своего клиента и о противодействии отмыванию денег), как сегодня. Я имею в виду строгую ответственность без срока давности, налёты спецназа на криптомитапы, брутальные методы в духе «Криминального чтива».

Проще простого.

С учётом стандартной оговорки, что я британский адвокат, а не американский юрист, а английские правила немного путаны и относятся либо к мошенничеству в области общего права, либо к правилам недобросовестной торговой практики, поэтому они не очень специфичны для Понци и, соответственно, для этой статьи.

К счастью, я нашел суперудобный закон по схемам сетевой дистрибуции (Chain Distributor Schemes) в Своде бизнес-законов Нью-Йорка, который гипотетически подходит гораздо лучше:

1. Любому лицу, партнёрству, корпорации, трасту или ассоциации, а также любому их агенту или сотруднику должно быть запрещено продвигать, предлагать или предоставлять участие в схемах сетевой дистрибуции.

Круто. Похоже, что в Нью-Йорке никто не имеет права участвовать в «схеме сетевой дистрибуции».

Что считается таковой?

2. Используемая в настоящем документе «схема сетевой дистрибуции» — это механизм продаж, в соответствии с которым лицо после сделанной инвестиции получает лицензию или право предлагать или нанимать для получения прибыли или экономической выгоды одного или нескольких человек, которые также получают такие лицензии или права при условии осуществления инвестиций и в дальнейшем могут ещё больше увеличить сеть лиц, получивших такие лицензии или права на тех же условиях. Ограничение количества участников в программе или наличие дополнительных условий, влияющих на право получения такой лицензии или права на найм или получение прибыли, не влияет на определение схемы как сетевой дистрибуции. В настоящем документе под термином «инвестирование» подразумевается любое приобретение, за исключением приобретения для личного потребления, услуг, имущества, материального или нематериального, и включает, помимо прочего, франшизы, деловые возможности и услуги, а также любые другие виды и средства или канал передачи средств, независимо от того, связан ли он с производством или дистрибуцией товаров или услуг. Понятие не включает в себя демонстрационное оборудование и материалы по себестоимости, используемые в процессе продажи, а не для перепродажи.

Какие-то варианты в применении к ценным бумагам?

3. Схема сетевой дистрибуции должна соответствовать ценной бумаге в смысле, описанном в этой статье, и должна подпадать под действие всех положений настоящей статьи.

Почему регулирующие органы могут захотеть рассматривать схему под углом такого финансового регулирования? Потому что в конечном итоге рынок относится к этим вещам как к инвестициям, а законы изначально созданы для защиты, как вы можете догадаться, инвесторов. Поэтому закон должен регулировать криптомонеты так же, как он регулирует другие виды инвестиций.

Первое доказательство:

Пожалуйста, инвестируйте ответственно — важное сообщение от команды Coinbase.

Так что давайте адаптируем этот закон Нью-Йорка для криптовалют и по ходу совершенно сведём с ума юриста-криптоадвоката Питер ван Валкенбурга и ребят из Coin Center, изменив NY GBS § 359-fff(2) следующим образом:

2. Используемая в настоящем документе «схема сетевой дистрибуции» — это (А) схема или механизм продаж, в соответствии с которым лицо после сделанной инвестиции получает лицензию или право нанимать для получения прибыли или экономической выгоды одного или нескольких человек, которые также получают такие лицензии или права при условии осуществления инвестиций и в дальнейшем могут ещё больше увеличить сеть лиц, получивших такие лицензии или права на тех же условиях; или (B) схема или механизм продаж, где покупатель приобретает цифровой токен, ожидая оценки его стоимости в основном исходя из оценки количества дополнительных участников, которые будут вовлечены в схему с цифровыми токенами, где токен предназначен в первую очередь для обмена на деньги или денежный эквивалент, а не в обеспечение контракта на конкретный и определённый товар, услугу, безопасность, лицензию или другое материальное или нематериальное имущество, кроме денежных средств или денежного эквивалента, за исключением типа лицензии или прав, изложенных в пункте (А) выше. Ограничение количества участников в программе… и т.д.

Хорошая идея или не очень?

Давайте обсудим.

Автор: m1rko

Источник

Поделиться

* - обязательные к заполнению поля