Эпитафия Flash. Часть 1

в 15:42, , рубрики: flash, Game Insight, Анатолий Ропотов, колонка, Нам пишут, метки: , , , ,

CEO Game Insight Анатолий Ропотов написал о рождении и юности Flash, эволюции веба и важности оффлайна. «Роем!» публикует первую часть с разрешения автора.

Эпитафия Flash. Часть 1 - 1

Каждое десятилетие появляется технология, которая меняет интернет, расширяет его горизонты и решает проблемы, скопившиеся за годы эволюции сознания пользователей. Этот рассказ посвящён Flash — технологии, которая опередила своё время, определила целую эпоху и рухнула под своей тяжестью, но сильно позже, чем кто-либо мог предположить. Невозможно рассказать о причинах и следствиях смерти платформы, не погрузившись глубоко в каждую из эпох развития web, не ощутив то, что было ключевым для её эволюции на каждом этапе. Модным лонгридом, закидывающим читателя сухими фактами в стиле «Википедии», невозможно передать ни то, что чувствовали причастные в каждой эпохе, ни то, как менялось отношение к Flash под влиянием самых разных факторов. Этот текст написан в юмористическом стиле от лица тридцатилетнего программиста, посвятившего целую жизнь платформе мечты, о любви и ненависти к ней, к Flash.

Текст «фиксирует» нашу — ну ладно, мою — эпоху и ставит метку или, скорее, точку. С этого момента наступает будущее. Местами текст автобиографичный и преследует важную цель: провести новых разработчиков через два десятка лет эволюции веба и сквозь эту призму показать вечные тренды, которые были, есть и вечно будут направлены в будущее.

Олдфаговость, или Это было 20 лет назад

1996. Неподалёку от базы Национальной Гвардии в подвале обветшалого двухэтажного здания стояли компы. Коаксиальная сетка с Т-терминаторами, четвёрки и местами даже Pentium. Doom, Duke, Warcraft, C&C или даже Diablo.

Но самое важное — сеть. Дух «Фидо» и редкие «выходы в интернет». Это место нельзя было назвать интернет-кафе — там не было баристы, не было латте на обезжиренном молочке, но порой был шашлык, пиво и водка. Место было настоящим «клубом», в самом «закрытом» смысле этого слова. Тем местом, из которого мог бы выглядывать мужичок из «Префклуба», спрашивая пароль.

В стране, где была зарплата в сто долларов в месяц, выход в интернет был роскошью. В дома ещё не провели цифровую телефонную линию, и такие места, где можно было прийти с пачкой дискет, были окном в «настоящий мир», о котором ещё никто не знал. В этом подвале был жив дух энтрепренёрства, правда никто ещё не знал такого слова.

На столе лежал журнал про JavaScript. Но ведь все же тогда учили «Паскаль», возразит читатель? Как же без среды разработки, брейкпоинтов? Notepad, Internet Explorer и Netscape — вот что раскрывало каждый нюанс «языка» — как JavaScript тогда в кавычках называли. И ещё не без толики правды подмечали: «Эта хрень — баловство!». Но что-то подсказывало: «Всё, чем можно начать заниматься в Notepad, обречено на успех».

Хоть тогда ещё и не изобрели модные словечки вроде early adopters, но иметь сайт на GeoCities, богато напичканный скриптами из журналов (а где ещё тогда можно было взять исходники?) и сети, было неимоверно круто. Мы платили немалые деньги за каждый выход в интернет, но спустя 5 лет оказалось, что все они были вложением в какое-то самое передовое в мире образование, которого ещё не существовало. Не было таких курсов, где нас могли чему-то научить. Мы сами создавали свой мир. Мы покупали дискеты, на которые записывали GIF с анимированными черепами. Мы хранили скрипты с часами, бегающими за мышкой.

Эпитафия Flash. Часть 1 - 2

Среди десяти новеньких ароматных «Вербатимов» были и секреты бегущей строки модного цвета magenta, и MIDI-музыка, хоть и уступающая модульным файлам, но чарующая с разными вейв-банками от заветной Yamaha. Ну и, конечно, была отдельная дискета, посвященная загадкам. С грифом секретности была дискета, подписанная «Java appletы». Никто не знал, откуда они появляются и почему существуют «class файлы», причём тут вообще Java и почему их так сложно править в hex-редакторе/ Дискеты лежали и ждали своего дня. Дня, когда появится ясность.

Веб в 1996-ом был крут. Крут, как и мы, жаждущие интерактивности и выжимающие из каждого бита в сети все соки. Дух авантюризма присутствовал в каждой секунде, когда нам приходилось выбирать — купить булочку или получить ещё 10 минут интернета?

Юность и отрочество «Флеша»

Пять лет спустя, уже в другом в интернет-кафе, он рулил десятком игровых серверов. Он недавно ушёл из колледжа — причём до того, как это ещё стало модным (хорошая отсылка, да?). Однозначно любая хорошая история должна иметь такую присказку, но в этот раз это было правдой. В подвале рядом с McDonald’s, крутые профи знали не только, как работает Adobe Photoshop (и, возможно, с какой стороны подходить к Mac), но и разбирались в Macromedia Flash, и могли даже скриптами закрутить во Flash спираль ДНК из шариков. Возможно, этот авантюризм с колледжем стоил свеч, ведь ему предстояло узнать о ней, о технологии Flash.

Способы встраивать в веб-интерактивные приложения были и до неё, однако в каждом из них было какое-то огромное «но». Инсталляция Java весила десятки метров, а версия, по дефолту встроенная в Windows, никогда не работала. Microsoft всегда любил разделять и властвовать, создавая несовместимые технологии. Macromedia Director, не менее тяжелая штука с довольно крутыми возможностями, вечно просила докачать плагины из сети на десяток метров, чтобы посмотреть то, что не загрузилось. А что не загрузилось? Никто не рисковал узнать, ведь на кону была булочка. Самые смелые и голодные к концу загрузки были вознаграждены тремя меню на экране и непонятной 3D-лампочкой, вокруг которой летал какой-то 3D-звук. Такими были «передовые демо-позиционирования 3D-звука от Aureal» в то время. И от этого разочарования булочку хотелось ещё сильнее.

Разработка с помощью этих технологий была вызовом по всем фронтам: либо Java — полноценный, сложный ООП-язык, либо — вообще «Линго», вышедшая из эры интерактивных энциклопедий Macromedia Director девяностых. Чтобы начать творить, нужно было потратить месяцы на тренинги, обучение и практику ради самых простых, базовых вещей. Нужно было перечитать пачку плохо переведённых книг от старой версии среды разработки, к тому же, с картинками на немецком языке. Ведь найти актуальный мануал по последней версии было просто невозможно. Каждая попытка обучения такой разработке настраивала обучаемых против системы. Профессионалом было быть даже немного стыдно: «Я потратил полгода, чтобы собрать вот такое меню». Никаких хакатонов, смузи и гроус-хаков тут не было — правило 10 000 часов подразумевало, что любая серьёзная технология должна иметь какой-то порог вхождения, и именно поэтому простой в освоении JavaScript, да и весь web с его разработкой в Notepad, воспринимался баловством.

Распространение контента на Java и Director было ещё большим вызовом. «Популярных» браузерных плагинов вечно не было на компе у друзей, ну, а если они и были, то, скорее всего, — устаревшие. Нужно было переться в магазин за «компьютерным» журналом в надежде, что на CD будут самые последние их версии.

Среда разработки технологии Flash была не просто странной, она была «уродливой». Будучи приверженцем командной строки и «Волкова» (российский клон Norton Commander), а в последствии — Windows NT и FAR, он возненавидел IDE Flash с первого взгляда. Таймлайн? Создание кода прямо внутри фреймов? Непонятная «слэш нотация» ActionScript — «язык» программирования Flash того времени выглядел приблизительно вот так: _root/symbol/textfield._property = true. Ересь.

Но все эти странные нюансы не имели никакого значения. Flash была на каждом компе по дефолту вместе с Windows. Это было именно то, что изменило игру, хотя никто этого не замечал. С Flash можно было делать игры, системы интерактивного обучения и ещё много чего революционного, в первый раз переходя из крутой категории early adopters, пробующих самую новую технологию, в innovators, создающих свой первый продукт одним кликом. С более старой версией Flash вообще можно было быть уверенным, что проект заработает чуть ли не на каждом компе в мире! При всём этом, каждая новая версия плагина Flash была в десятки раз меньше плагинов конкурентов, не ставя под вопрос булочку.

Flash умирает. Почему это плохо?

Flash была не просто на каждом компе, она предоставляла инновационный спектр фич, далеко уходя от битмапов Java, гифок JavaScript и битмапов Director. Лёгкая векторная анимация и нативная поддержка компрессированного звука и музыки. Беспрецедентная интерактивность, заложенная глубоко в ядро технологии. Чего только стоил дефолтный анимированный компонент Button. Быстрое время инициализации и мгновенная, почти бесконфликтная инсталляция. Сотня килобайт Flash-файла могла умещать минуты контента, которые растягивались на всю ширину и высоту всего монитора. Эти мелочи в совокупности позволили маленьким веб-мультикам (от Happy Tree Friends до «Масяни») начать покорять сердца пользователей. Без Flash не обходился уже ни один крутой сайт. А в то время сайты, в первую очередь, должны были быть именно круты.

Но стоит заметит, что и Java переживала золотые деньки в то время. В отличие от хипового Flash, технология хорошо дружила с сетью и сокетами, на ней были написаны как IRC-клиенты, запускающиеся на вебе, так и игры — Diamond Mine (раннее название Bejeweled) была сперва разработана именно на Java. Что там говорить, уже появился Runescape! В те дни любой интерактивный experience мог стать «той самой» убийственной фишкой сайта, которая заставляла делиться линком на него с друзьями.

Эра краха дотком-пузыря полна потерянного романтизма, сродни разбившимся грёзам ретро-футуристов, которые торопили будущее и опередили время лет так на 15 лет. Компании того времени забыли о простой истине: простым людям ещё нужно привыкнуть к миру высоких технологий, освоиться и и научиться, а на это уходят годы.

Мессенджеры в лице ICQ делили время пользователя вместе с простыми играми, а технология VRML конкурировала за внимание с сайтами с прикольными статичными картинками. Эти вещи были в тренде 15 лет назад, вновь в тренде сейчас и снова будут в тренде через лет 15 лет.

Вряд ли конкурирующие с Flash технологии знали, какую силу в себе несут её SWF файлы, таящие технологию Macromedia Shockwave, собирающую в первый раз солянку rich multimedia в компактную форму. До этого момента все технологии делали по отдельности одну штуку. Одна — играла звук. Вторая — показывала картинку. Третья — крутила её. Четвёртая — играла музыку. И Flash первой как-то революционно заявила: «Я могу делать это всё и сразу».

Звонко звучал «баззворд» тех дней: Flash будет доминировать rich multimedia. И ей это удавалось, причём — 15 лет подряд. Flash определила, как же должен появляться в браузере контент — моментально и сразу. Flash вызывала неподдельную улыбку и смех: она показала сотням миллионов людей, что бывает: «ты не поверишь, что начнёшь ржать через 3 секунды после открытия этого файла». Flash была прорывной инновацией, перевернувшей интернет с ног на голову, открыв новые просторы для бизнеса и убив CD-multimedia. Никто в наши дни не вспомнит о таком лютом дисрапшне! И, может, её тайком и записывали в ещё не изобретённое «буллшит бинго» тех дней вместе с VRML, но, оглядываясь в ту эпоху, ни одна технология, созданная «специально для веба», не прожила такую счастливую и долгую жизнь, не переизобрела себя так много раз, как она. Ее любили, и давайте мы запомним её именно такой.

Flash появилась благодаря упорству Macromedia, купившей мульт-рисовалку SmartSketch у FutureWave Software. Благодаря компактному формату хранения данных, лёгкости освоения редактора контента на фоне монстров вроде Adobe Illustrator, она быстро получила распространение и стала популярна в самых широких, даже недизайнерских кругах. В дни, когда пропускная способность интернет-канала была роскошью, во время обычной интернет-сессии приходилось выбирать между архивом GIF с вращающимися черепками, втыканием в фишки-картинки или же ждать, пока забуферизуются 5 секунд из сериала «Вавилон 5» в формате RealMedia.

И тут парадокс Flash: десяток смешных Flash-мультиков умещался на одном флоппике. Обмен физическими носителями данных в те дни был целым ритуалом. Многих из нас именно она, Flash, царица оффлайн-энтертэйнмента, научила ценить файлы в кэше браузера и выковыривать прикольные анимации из каждой странички.

Каждый такой мультик можно было даже послать другу по мэйлу, ведь он влезал в лимит email-аттачей, ну или элегантно разбивался всего на два архива по 100 КБ. Возможность послать мультимедиа-контент в одном файле была неслыханной для тех дней, ведь до этого в мэйл влезали лишь картинки. В наши дни подобный восторг вызывает, пожалуй, только шаринг видосов с котанами на «Фейсбуке». Как тут ещё передать эмоции?

При текущих темпах развития интернета мало кто вспомнит про оффлайн как некое «преимущество». Оффлайн воспринимают как обузу и иконку дискетки (сохраняйся! сохраняйся!). Однако раз за разом каждая индустрия проходит важную фазу становления, невозможную без оффлайна.

В Африке люди обмениваются приложениями для Android в виде APK-файлов, передаваемых друг другу лично. Редкие мобильные игры, кроме солитёра, Angry Birds и игр Game Insight, работают в метро и самолётах без сети. В нашем мире будущего файлы с флоппи мигрировали сперва на CD-диски, потом — на большие винты. А сейчас хранятся в облаке, и никто уже не задумывается о локальных версиях видео-файлов.

Контент можно посмотреть одним кликом в Netflix, который тоже уже обзавелся оффлайн-режимом. Однако мы по-прежнему кликаем Save Locally в Google Drive и синхронизируем Dropbox перед уходом в оффлайн. Так, на всякий случай, чтобы был бэкап облака.

Источник

Поделиться

* - обязательные к заполнению поля