Пора закрываться: Истории со знаменитых биржевых площадок Чикаго

в 8:30, , рубрики: Блог компании ITinvest, истории из жизни, Финансы в IT-индустрии, фондовый рынок, Чикагская биржа

Пора закрываться: Истории со знаменитых биржевых площадок Чикаго - 1

Учитывая, что через месяц [оригинальная статья опубликована в июне 2015 – прим. перев.] многие фьючерсные площадки закроются, бывшие и действующие трейдеры решили рассказать о своих взлетах и падениях.

2 июля CME Group закроет больше половины из 35 своих биржевых площадок. Это будет большой шаг в сторону прекращения одного из видов торговли, благодаря которому Чикаго стал когда-то финансовым центром на Среднем Западе США, и об этом городе начали думать как о месте, где предприимчивые трейдеры могут заработать целое состояние.

Какие фьючерсные площадки будут закрыты?

CME Group планирует 2 июля закрыть 20 из 35 своих биржевых площадок в Чикаго и Нью-Йорке. Ниже представлен список торгуемых на них товаров.

  • Кукуруза
  • Пшеница
  • Соевые бобы
  • Соевая мука
  • Соевое масло
  • Живой скот
  • Постная свинина
  • Говядина
  • Пиломатериалы
  • Индекс товарных фьючерсов Goldman Sachs (GSCI)
  • Молочная продукция
  • Валютная пара Евро/Доллар
  • Федеральные фонды
  • Казначейские облигации США
  • Валютные фьючерсы
  • Индекс Dow Jones
  • Индекс Nasdaq
  • Золото/серебро (Нью-Йорк)
  • Медь/платина/палладий (Нью-Йорк)
  • Энергетические фьючерсы (Нью-Йорк)

Фьючерсные площадки возникли вместе с развитием сельского хозяйства и строительством железных дорог. В связи с ростом поставок в город пшеницы, кукурузы, говядины и свинины сформировался определенный рынок. Тогда, в 1848 году, бизнесменами была основана Чикагская торговая палата (Chicago Board of Trade, CBOT), а позже, в 1874 году – Чикагская биржа сельскохозяйственной продукции, предшественник Чикагской товарной биржи (Chicago Mercantile Exchange, CME). В просторных биржевых залах мужчины – в то время там находились только мужчины – кричали и вертелись в разные стороны, чтобы купить или продать контракты на поставку различных товаров в будущем.

Пора закрываться: Истории со знаменитых биржевых площадок Чикаго - 2

Ноябрь 2014 года. Трейдеры в «яме» для торговли опционами на валютную пару Евро/Доллар, самой активной «яме»

В итоге, для того, чтобы приютить неугомонную толпу Чикагской торговой палаты, на пересечении бульвара Джексона и Ласалль-стрит было построено 45-этажное здание. А 9 июня 1930 года после того, как Президент США Герберт Гувер нажал на символическую кнопку в Вашингтоне, началась торговля. В 2007 году после слияния CBOT и CME в этом здании появились их общие торговые залы, а «ямы» CME на Уокер-драйв были упразднены.

В последние десятилетия XX века торговые залы были заполнены тысячами трейдеров, которые теснились в биржевой яме. Оттуда, из агрессивно настроенной толпы, они жестами давали сигналы и выкрикивали свои ордера. Многие трейдеры надевали яркие куртки, чтобы выделиться в «яме» и привлечь к себе внимание. А биржи вводили фьючерсные контракты на такие финансовые инструменты, как облигации и валютные пары, а также опционы на фьючерсы, предлагая компаниям и фермерам возможность обезопасить себя от скачков рыночных цен.

Десятилетиями брокеры и трейдеры из Чикаго торговали миллиардами контрактов, делая свой город богаче. Биржевые площадки не только были крупным торговым центром. Как замечает CEO чикагской компании Cheiron Trading Ларри Шульман, они также предлагали любому юноше, обладающему «настойчивостью и долей врожденного таланта», полноценную карьеру и реальную возможность неплохо заработать.

Пора закрываться: Истории со знаменитых биржевых площадок Чикаго - 3

Рост электронной торговли вытесняет работников из биржевых ям. Трейдеры, брокеры и другие работники покидают «ямы» в связи с тем, что за последние десять лет объем электронных торгов на CME резко увеличился. Источник: CME Group. Замечание: Данные указаны за финансовый год

Сегодня несколько сотен смельчаков располагаются на 2 акрах одной из 30 «ям», отчаянно пытаясь спасти «систему выкриков» от исчезновения. До некоторых пор наиболее активные опционные «ямы» будут оставаться открытыми.

CME все еще остается крупнейшей в мире фьючерсной биржей, однако в последние 20 лет трейдеры и трейдинговые фирмы постепенно пересаживаются за компьютеры, увеличивая тем самым долю электронных торгов до 90%. Электронная торговля продолжает расти и с развитием высокоскоростных средств связи уже не ограничивается географически: многие фирмы были основаны далеко за пределами Чикаго.

CME не объявляет, когда собирается закрыть оставшиеся 13 площадок, но, когда она это сделает – а это, вероятнее всего, произойдет в ближайшее несколько лет – исчезнут как арена, на которой трейдеры каждый день боролись за свои ордера, так и сообщество, в котором складывались их длительные отношения. В рамках этой статьи шесть человек поделятся своим опытом работы в биржевой яме и расскажут, какое значение это имеет для них и для города в целом.

Скотовод

Примечание: здесь и ниже видео открывается по клику на картинку.

Пора закрываться: Истории со знаменитых биржевых площадок Чикаго - 4

Имя: Джим Кларксон
Компания: A&A Trading
Возраст: 58 лет
Роль в «яме»: брокер
Наименование товара в «яме»: фьючерсы на крупный рогатый скот

«Когда на бирже начиналось активное движение, брокеров выталкивали из «ямы», и им приходилось пробираться к ней заново». — Джим Кларксон

Джим Кларксон проявил интерес к трейдингу еще в колледже и после его окончания начал свою карьеру на бирже в качестве посыльного [англ. runner]. Вскоре он устроился к брокеру, которого в 1994 году обвинили в мошенничестве и отправили в тюрьму, а весь бизнес достался Кларксону и его коллеге. На данный момент их фирма, A&A Trading, занимается исполнением ордеров на покупку и продажу крупного рогатого скота фермерам на Среднем Западе США.

В 1982 году, когда я только начинал работать на бирже, «яма» для торгов по валютной паре Евро/Доллар [вероятно, имеется в виду европейская валютная единица ЭКЮ, которая использовалась с 1979 по 1998 годы и была предшественницей евро – прим. перев.] была заполнена настолько, что брокеров отправляли туда в 6:30 утра, чтобы занять место, тогда как рынок открывался только в 7:20. Когда на бирже начиналось активное движение, брокеров выталкивали из «ямы», и им приходилось пробираться к ней заново. Волнение было запредельным.

В «яме» находились самые разные персонажи. Там были умники с кучей формул, пытающиеся обогнать рынок за счет своего интеллекта. Были и те, кто владел инсайдерской информацией: они старались обогнать рынок за счет этих данных и, будучи более крупными игроками, могли повлиять на движение рынка. В этом котле варились люди, обладающие недюжинным умом, люди со связями, у некоторых было и то, и другое, и все они старались заработать денег.

Биржа приносила городу огромный доход и была очень крупным работодателем. Кроме того, все работники каждый день съезжались в центр города, поэтому все бары и рестораны в этом районе были заполнены, и самих баров и ресторанов было вдвое больше, чем сейчас. Такая активность продолжалась вплоть до начала 2000-х годов, после чего начала снижаться.

Через биржу по-прежнему проходит большой поток информации, однако работа трейдера с тех пор сильно изменилась, так что сейчас у нас есть алгоритмы для ведения электронных торгов. В мое время рынок двигали крупные трейдеры в «яме», владеющие ценной секретной информацией. Сегодня рынок двигают те, кто занимается электронной торговлей.

Любитель американских горок

Пора закрываться: Истории со знаменитых биржевых площадок Чикаго - 5

Имя: Крис Грасеффа
Компания: WH Trading
Возраст: 30 лет
«Роль» в яме: трейдер
Наименование товара в «яме»: фьючерсные опционы на облигации

«Помню, как сначала я был поражен масштабами, стремительностью и прямотой происходящего. Это сразу бросается в глаза», — Крис Грасеффа

Крис Грасеффа переехал в Чикаго после окончания Уэслианского Университета в Миддлтауне, штат Коннектикут, со степенью бакалавра экономики и устроился в WH Trading, одну из многочисленных фирм, занимающихся высокочастотным трейдингом. После работы посыльным и клерком на бирже он стал трейдером, сидящим напротив компьютера. Проработав им несколько лет, Крис вернулся в «яму» для торговли опционами на 10-летние казначейские обязательства, но уже в качестве трейдера.

У меня аналитический склад ума. Я был очень активным, и мне сказали, что у меня есть все, что нужно для успеха в этой сфере, будто я рожден для этого.

Помню, как сначала я был поражен масштабами, стремительностью и прямотой происходящего. Это сразу бросается в глаза. Все настолько реально, и это легко ощутить. Еще помню, в каком восторге я находился. Здесь мне не надо было бы сидеть за столом по 12 часов в день и следить за изменениями в таблице, чем, наверняка, мне пришлось бы заниматься в противном случае.

Это как американские горки: какие-то дни будут удачными, какие-то – нет. Нужно быть к этому готовым. Когда у меня все получается, я по-настоящему наслаждаюсь тем, что делаю. Я могу каждый день просыпаться и идти на работу в предвкушении нового дня, новых возможностей, новых трудностей, с которыми придется столкнуться. Здесь все дни отличаются друг от друга, и каждый из них – это новое испытание. Здесь нет места однообразию: даже рутинная работа каждый день разная.

Восемь лет назад мне сказали, что «яма», где торгуют опционами на валютную пару Евро/Доллар, исчезнет через 3-4 года. То же самое мне сказали и о «яме» для торговли 10-летними опционами. Тем не менее, я стараюсь сохранить место в своей «яме». Я все еще не могу по-настоящему преуспеть в торгах, потому что слишком много людей хотят того же. Все биржевые площадки могут закрыть через год, 10 или 20 лет; может быть, их закроют через 18 месяцев. Но я уверен в том, что могу заняться и электронной торговлей, если будет нужно. Мне кажется, что разносторонние специалисты всегда будет востребованы: если ты хорош в нескольких областях, то у тебя всегда будет возможность преуспеть в одной из них.

Так или иначе, людям понадобятся определенные товары – будь то страховка по кредиту или опционы на нефть – а я буду торговать ими, сидя за компьютером. Кроме того, я уверен, что моя компания, как и многие другие, сделает все, чтобы оставаться на лидирующих позициях, и тогда я просто вернусь к электронным торгам.

Гроза хулиганов

Пора закрываться: Истории со знаменитых биржевых площадок Чикаго - 6

Имя: Вирджиния МакГети
Компания: McGathey Commodities (президент)
Возраст: 56 лет
«Роль» в яме: брокер
Наименование товара в «яме»: фьючерсные опционы на пшеницу

«Многие обзывали меня чересчур неприличными словами, поэтому иногда мне приходилось отвечать им тем же», — Вирджиния МакГети

Вирджиния МакГети приобрела опыт торговли опционами на Чикагской бирже опционов. В 1983 году она перешла в Чикагскую торговую палату, где работала в «яме» для торговли опционами на кукурузу, а после – торговала опционами на пшеницу. В 1987 году она основала компанию McGathey Commodities.

Я прошла через тяжелейшие испытания и невыносимые страдания. Даже сложно поверить в то, что мне это удалось. О некоторых ситуациях мне очень тяжело рассказывать. Это было настолько сложно, что, если вы слишком чувствительны или не выработали в себе достаточно уверенности, я бы советовала держаться от этого всего подальше.

Как только я решила, что стану брокером, я попыталась понять суть бизнеса на практике. Некоторые прямо говорили мне: «Я бы никогда не позволил женщине прикоснуться к своим ордерам, даже если бы она была единственным брокером в этом торговом зале». Я просто не ожидала услышать такие слова. Другие обращались со мной еще хуже, так что можете представить, что они мне говорили.

Мне кажется, что без грубости выжить здесь тяжело, поэтому, если хотите, чтобы другие вас уважали, придется обращаться с ними очень жестко. Многие обзывали меня чересчур неприличными словами, поэтому иногда мне приходилось отвечать им тем же. Я научилась усмирять таких людей, так что, если бы кто-то захотел потягаться со мной, он бы об этом сильно пожалел.

Несколько позже появились компьютеры, ставшие достаточно мощным оружием, и они оказали мне неоценимую помощь. Сначала я не понимала, что их появление перевернет весь рынок, точнее, станет этим рынком.

Один из самых ярких и запоминающихся периодов в моей жизни наступил после того, как в моей фирме начали работать две мои племянницы, два племянника и два моих брата. Мы все работали бок о бок: каждый чем-то торговал или заполнял бумаги. Я счастлива, что смогла вывести компанию на такой уровень и предоставить возможность каждому из них, независимо от того, сколько они зарабатывали. Это был незабываемый опыт, и мне кажется, все со мной согласятся. С тех пор нам было что обсудить за столом в День благодарения.

Опора для новичков

Пора закрываться: Истории со знаменитых биржевых площадок Чикаго - 7

Имя: Ларри Шульман
Компания: Cheiron Trading (CEO)
Возраст: 59 лет
«Роль» в яме: бывший трейдер
Наименование товаров в «яме»: опционы на 5-летние фьючерсы и фьючерсные опционы на облигации

«Для многих это как клуб по интересам; это твои друзья; это твой образ жизни», — Ларри Шульман

В 1982 году Ларри Шульман стал одним из первых, кто начал торговать 30-летними опционами казначейских обязательств в Чикагской торговой палате. С тех пор он обучил множество трейдеров искусству торговли в «яме» и ведению онлайн-торгов. Сегодня в его компании, Cheiron Trading, работает 15 человек, и они ведут исключительно электронную торговлю на процентных ставках и контрактах на поставку товаров. Ларри до сих пор помнит свою первую сделку на бирже.

Мне нужно было совершить эту сделку, но я не мог вымолвить ни слова. Так сильно я нервничал. Я был просто парализован. Я пытался дать сигнал брокеру на покупку 14 фьючерсов и тут же договориться по телефону с клиентом. К счастью, они оба догадались, чего я от них хотел, но это было просто ужасно. Однако для меня это послужило хорошим уроком, потому что со временем я привел в этот бизнес несколько сотен человек. Испытав все на собственной шкуре, я ясно понимал, каково это – быть новичком в этом деле, сколько нервов на это уходит и насколько необычными кажутся эти место и сама работа.

Я и в самом деле стал экспертом в этой области. Чтобы преуспеть на бирже 30 с лишним лет назад, надо было в первую очередь быстро считать в уме, действовать агрессивно и согласовывать свой голос с жестами.

Для многих это как клуб по интересам; это твои друзья; это твой образ жизни. Тебе нравится здесь находиться. Многие предпочитают иметь свою кабинку в торговом зале, нежели собственный офис, так как они работают здесь уже 30 лет, и торговый зал стал для них вторым домом.
Сейчас все по-другому: единственная причина, по которой я нахожусь в Чикаго – то, что я уже в Чикаго, и не хочу переезжать. Сейчас фирмы появляются в Техасе и Монреале: там располагаются крупные игроки, занимающиеся высокочастотным трейдингом. Сейчас начать свой бизнес можно где угодно, теперь это не проблема. 20 лет назад вам пришлось бы начинать его в Чикаго.

Очень сильно изменились способы освоения навыков. Методы достижения успеха уже не будут такими демократичными, как 30-40 лет назад. Сейчас для этого придется хорошенько потрудиться еще в раннем возрасте: нужно суметь выбрать подходящий университет и старательно учиться.
Вряд ли у вас будет несколько отдельных источников дохода, потому что ведение отдельного бизнеса предполагает дополнительные издержки. Все большую роль приобретает популярность вашей компании. Раньше можно было оставаться мелким предпринимателем из Чикаго, где находилось все бизнес-сообщество. Сейчас все по-другому.

Связи с общественностью и экономическое влияние компании осуществляются иначе: мне кажется, они уменьшились. Даже если ваши общие показатели выше, это не значит, что ваше влияние будет сильнее. Если доход компании составляет 1 миллиард долларов, то она будет иметь меньше влияния, чем тысяча отдельных мелких предпринимателей, доход которых равен 1 миллиону. У этой группы из тысячи человек куда больше связей, чем у таких компаний.

Голос опыта

Пора закрываться: Истории со знаменитых биржевых площадок Чикаго - 8

Имя: Ли Стерн
Компания: LBS (президент)
Возраст: 88 лет
«Роль» в яме: бывший трейдер
Наименование товара в «яме»: фьючерсы на соевые бобы

«Так или иначе, биржевые площадки надолго закрываются. 95% торгов сейчас ведется с помощью компьютеров», — Ли Стерн

Ли Стерн дольше, чем кто-либо, торгует в Чикагской торговой палате: старт его членства на бирже датируется 1949 годом. Он считался непревзойденным трейдером, занимавшимся торговлей фьючерсами на соевые бобы, а также основал собственную клиринговую компанию, гарантирующую исполнение обязательств по сделкам. В 1992 году, когда один из его клиентов незаконно попытался монополизировать рынок казначейских облигаций США, Стерн потерял 6,5 миллионов долларов. (Ни ему, ни его фирме обвинений предъявлено не было). Сейчас вы не увидите Стерна в торговом зале: он торгует различными контрактами со своего компьютера, находящегося в одном из офисов здания CBOT.

После армии я устроился посыльным в CBOT. По окончании Второй мировой войны я служил в корпусе армейской авиации США. Я был наслышан о CBOT, так как один из моих знакомых был ее членом на протяжении нескольких лет. Я учился тогда в Университете Рузвельта. Работа посыльного начиналась утром в 9:15 и заканчивалась в 13:30, а занятия начинались в 14.00 и заканчивались примерно в 17.00, так что у меня было идеальное расписание.

В первый день на бирже у меня было очень мало денег. На моем счете было $500, поэтому мне необходимо было действовать очень осторожно, чтобы их сохранить, потому что, если бы я потерял эти деньги, меня бы вышвырнули на улицу. Мне пришлось бы продать свое место на бирже.
Когда я пришел в CBOT, большинство враждебно относилось к евреям. Разумеется, позже люди различных вероисповеданий начали активно торговать на бирже и становились ее членами, будь то ирландские католики или евреи.

Сегодня рынок так сильно разросся, что современную торговлю нельзя сравнить с торговлей, в которой я принимал участие еще в 50-х, 60-х, 70-х и 80-х годах. Они не поддаются сравнению: размер современного рынка просто огромен.

Так или иначе, биржевые площадки надолго закрываются. 95% торгов сейчас ведется с помощью компьютеров. Единственные, на кого повлияет закрытие биржевых ям, это, наверняка, те, кто сейчас в них торгует. Это печально, потому что я знаю многих своих сверстников – они моложе меня, но я называю их сверстниками – кому очень тяжело начать работать за компьютером. У меня почему-то с этим проблем не возникло.

Посредник

Пора закрываться: Истории со знаменитых биржевых площадок Чикаго - 9

Имя: Ян Янг
Компания: Bear Brokerage
Возраст: 35 лет
«Роль» в яме: клерк
Наименование товара в «яме»: фьючерсные опционы на валютную пару евро/доллар

«Чувствуете, что ваша работа пытается вас задушить? Такое напряжение захватывает дух», — Ян Янг

Ян Янг работает клерком в Bear Brokerage и находится в «яме», где торгуют опционами на валютную пару Евро/Доллар, самой активной «яме» на Чикагской товарной бирже. Он покинул Гэмпшир-Колледж в Амхерсте, штат Массачусетс, проучившись два с половиной года, затем вернулся в свой родной город и устроился посыльным в Чикагской торговой палате. Сейчас он помогает одному брокеру принимать ордера от местных трейдеров.

Мы вместе с ребятами из Bear Brokerage несколько раз ездили в Вегас и Новый Орлеан. В какой-то момент они стали для меня самой настоящей семьей. Когда приходится иметь дело с таким доверием и деньгами других людей, это дает задел на будущее. Им приходится положиться на тебя, и, чувствуя их доверие, ты удивляешься: «Вот это да, мне доверяют». Они знают, что я ничего не испорчу и не допущу ошибки. Я уже достаточно давно работаю в таком режиме – постепенно к этому привыкаешь. Спустя некоторое время мы стали единым целым.

Еще я заметил, что наша компания – самая многонациональная по сравнению с другими фирмами. В некоторых компаниях работали одни белые. В нашей компании были евреи, католики, афроамериканцы, уроженцы Белиза, азиаты, мексиканцы. Мы все были такими разными, и все сработались. У нас действовал такой принцип: если ты справляешься с работой, мы тебя нанимаем.

В «яме» чувствуется определенное волнение, когда другие что-то выкрикивают, а твои коллеги пытаются их перекричать. Это непередаваемые ощущения. Никто больше не испытывает такого на своей работе каждый день. Чувствуете, что ваша работа пытается вас задушить? Такое напряжение захватывает дух, и так было всегда. Думаю, именно поэтому биржевые ямы все еще существуют: они нужны людям.

Биржа предоставляла множество достойных вакансий, и людям нравилось то, чем они занимались. Более того, так о вас узнавал весь город. Вы могли с гордостью сказать: «Я работаю в CBOT». Вы могли писать историю Чикаго, которая имеет огромное значение для города, в том числе с финансовой точки зрения. Не хочу, чтобы это исчезало.

Насколько нам известно, в опционных «ямах» уровень торговли все еще высокий, поэтому мы стараемся удержаться в этой сфере до тех пор, пока все не закончится. Это было совершенно необычайное, безумное путешествие.


Доступ на зарубежные фондовые рынки (в том числе Чикагскую биржу), можно получить через ITinvest. Кроме того, купить акции зарубежных компаний (таких, как Apple, Google и Facebook) можно на Санкт-Петербургской бирже. А вот здесь можно посмотреть обзор по акциям американских компаний.

Автор: IT_invest

Источник

Поделиться новостью

* - обязательные к заполнению поля