Законы и проекты, которые изменят лицо российского IT. Часть II

в 3:59, , рубрики: Законодательство и IT-бизнес, законодательство и ИТ, Локализация продуктов, патентование, проекты законов, регулирование рунета, Терминология IT, фриланс

Законы и проекты, которые изменят лицо российского IT. Часть II - 1

Первая часть вышла и показала актуальность и даже злободневность заявленных тем. Вторая, по идее, должна была рассказать о других проектах, которые также вызывают явное негодование у меня и коллег, но рискну перенести это в часть №3, а пока — остановлюсь на ещё более интересных вопросах.

Майнинг, IoT, smart-контракты (всё выделено красным: новизна налицо), нейронные сети, big data, ИИ… Всё это новые технологии, даже если речь идёт о давно витавших в воздухе идеях. Но технологии технологиями, а в государстве (любом) главное, чтобы все они действовали более-менее по стандарту. Вот об этом — несколько слов.

Криптоактивы: всё новое — хорошо забытое старое?

На сегодня ЦБ идёт в направлении «криптовалюты — цифровой товар» (чем грозит — можно почитать на Гигтаймсе). Мне ближе позиция имущественного права. Ещё в 2014 Минфин и ЦБ считали bitcoin и собратьев денежным суррогатом. Впрочем, единства в мире нет до сих пор. Даже после Японии, которая всех к этому единству призвала.

Но проблема скрывается совсем в иной плоскости: настоящая проблема. Недавно уважаемая мной Роскомсвобода начала важную кампанию «Право на Bitcoin», тезисы которой звучат так:

  1. Экспертное заключение, что цифровые деньги — не денежный суррогат
  2. Обжалование в апелляционных/кассационных и в высших судах субъектов незаконных решений в этой области (а таких хватает)
  3. И даже обжалование в Верховном суде

Инициатива без пафоса — прекрасная. Правильная. Но всё же — временная. Ведь дело в том, что сама природа криптовалют внегосударственная и это нужно понять и осознать. Да, государство будет этому противиться (как противится свободе Интернета), но факт есть и он — неумолим.

Второй вывод из этого же посыла заключается в том, что эксперты (начиная с О. Скоробогатовой из ЦБ и Э. Сидоренко из группы по разработке закона о криптовалютах, заканчивая теми, кто им противостоит) считают, что нужен некий общий закон, который всё расскажет о блокчейн-активах. Но зачем?

Не устану повторять, что в 2011-2012 гг. уже видел подобное с электронными деньгами: рынок развивался и рос. Что сегодня? По существу — стагнация и переход многих (и я имею ввиду не обнальщиков, а именно обычных, рядовых пользователей) как раз в криптосферу, т.к. излишняя идентификация и прочие препоны лишь ухудшили, а не улучшили ситуацию. Онлайн-кассы окончательно добьют этот вопрос.

Так почему же должно быть лучше с крипто?

На самом деле мне вообще не понятна любовь к так называемому императивному методу: когда всё предписано, расписано и делать можно только то, что чётко обозначено. Почему не понятна? Да потому как есть ещё метод диспозитивный (ст. 1 ГК РФ) и на его основе созданы, и я это подчёркиваю, лучшие достижения в науке, технике, искусстве и во многих иных областях. Потому как такой метод даёт с одной стороны нужную степень свободы, а с другой — устанавливает необходимые рамки в виде общегражданской ответственности (вполне конкретной, кстати).

Так, например, электронные деньги с 1998 по 2012 г. жили вне рамок ФЗ №161 и ситуация была ничем не хуже, чем сейчас. При этом уровень защищённости клиентов отнюдь не изменился: напротив, сейчас есть дела, где люди идут, например, высуживать у ВМ деньги и только в суде узнают, что ВМ — это не электронные деньги. Или, напротив, идут с иском против Киви или Яндекс.Денег и понимают, что существует особый порядок, который не соблюден, который нужен якобы для защиты же интересов банков, НКО и самих пользователей. Последних, лично я бы, вычеркнул.

К тому же, как показывает опыт, в России всё, что регулируется — лицензируется или заменяется ещё более странным институтом (формата СРО). Лицензия — это вновь уход от малого бизнеса в сторону монополий.

Поэтому я не вижу необходимости специального закона. Да, нужны поправки в НК, чтобы государство подбирало, собирало, взимало свой барыш. Да, какие-то пояснения. Но не более: дайте рынку вздохнуть и вы увидите, на что он способен. Поверьте.

Отдельно несколькими строками скажу о майнинге.

Во-первых, благодарю биткоин-майнера №1 в Иркутской области — Юрия Дромашко (facebook & youtube) за предоставление для анализа договора на услуги майнинга. Во-вторых, по этому поводу будет отдельная статья, но позже.

Теперь главное: давайте процитирую (цитата — длинная, но важная):

У нас сейчас сложилось представление, что майнер – тот кто сидит на своей криптоферме, дома или в своей конторе ночью и майнит, на самом деле это ещё и товарищи, которые обеспечивают консенсус, которые занимаются администрированием сетей.Взаимодействие между различными типами систем, тоже важный вопрос. Как юристы будут заниматься этим? Мы должны найти некий переходничок, как и приезжая в другую страну мы понимаем – не факт, что наш телефон будет заряжаться от их сети, идём в магазин и покупаем переходник.Такая же система должна быть и здесь, этот переходник должен быть найден, но не в ближайшем магазине, а в ближайшем ЦБ.

Намёк, думаю, прозрачен и ясен. Только вот, анализируя деятельность ЦБ, как-то не могу сказать, что деятельность эта хоть сколько-нибудь эффективна. Или я ошибаюсь?

IoT, умные контракты и ИИ

И вот мы (в смысле в России) подошли к сфере, которая вообще никак не регулируется правом. А меж тем на прилавках онлайн-витрин уже валяются новые токены с говорящим именем IOTA (в ТОП-6 между прочим).

Взаимодействие объектов между собой на основе запрограммированных сделок — тот ещё случай для юристов, экономистов и прочих истов. Для государственных мужей (и, как ныне в моде, жён тоже) в первую очередь.

Проблема же в России, как и ранее, в том, что сейчас все усиленно кинулись на рассмотрение блокчейна (который, напомню, зародился ещё в 2009 году, а в 2014 был отвергнут теми, кто сегодня кричит о его важности и перспективности).

Вопросов много: начиная с того, каким видом договора является тот или иной смарт-контракт (консенсуальный? реальный? иной?), заканчивая такими, которые, как покажется обывателю здесь-и-сейчас вообще имеют лишь философский характер. Например, ИИ — это субъект или объект права.

А меж тем в России уже насчитывается десятки стартапов по нейронным сетям с прикладными аспектами. И пока, конечно, никто не видит в этом проблем, а значит — и проблем и перспектив законодательного регулирования. Ключевым же является слово — пока.

Своё видение я также изложу позже. Пока поставлю лишь основной вопрос: даже в столь гибких сферах эксперты (в том числе — в кавычках) вновь потребуют отдельных законов? Или, быть может, сообщество наконец-то поймёт что нужна куда более плотная переработка права и создание принципиально новой его структуры?

Не удивляйся, дорогой читатель, но я искренне верю в то, что Россия здесь может вполне выстрелить: да, я знаю, что российские суды, административный процесс и где всех нас видят госкорпорации. Но в то же время именно в России созданы уникальные условия: материально — близкие к странам третьего мира, морально (в аспекте общего развития) — порой выше, чем по так называемым западным стандартам (ключевое слово — порой).

Стать первыми в этой области — это вновь выйти в Космос. Первыми. Не меньше.

Что ещё?

Какие ещё сферы будут зарегулированы в РФ после 2018 года (надеюсь, причины этой «даты» пояснять не нужно?)? Во-первых, фриланс. На него уже накинулись, создав никому не нужную категорию «самозанятых граждан» и поставив ребром вопрос об онлайн-кассах, но, поверьте, на этом никто не остановится.

Во-вторых, онлайн-игры: ведь, по сути, закон о криптоденьгах — это закон и об онлайн-играх. В интервью, выступлениях, репликах не раз эта тема проскальзывала. Да и рынок игорный — просто огромен (кстати, рынок онлайн-казино за крипто — тоже растёт). Поэтому ждём законодателя и здесь.

Дальше — как раз всё, что связано с шифрованием. VPN и ТОР уже договариваются с главой Роскомнадзора (по его, правда, же словам). Но ведь шифруется в Рунете не только трафик через VPN, не так ли?

Ещё одна сфера, за которую «срочно и плотно» возьмутся (и уже взялись) — это ecommerce: закон о товарных агрегаторах это только цветочки. Ягодки начнутся, когда ГОСТы для ИМ станут «нормой», а сами ИМ приравняют к рознице (сейчас этому противостоит только Минэкономразвития). Стандартизация? Нужна и полезна, но только там, где рынок уже насыщен и перенасыщен. А я вот что-то не вижу русского Амазона (даже после массовой скупки: e96 сотоварищи, Техносилы, Эльдорадо и М.Видео).

В заключение скажу следующее: прекрасно понимаю, что утерянные в жгучем 2008 средства нужно компенсировать. Заморозкой пенсий, введение дополнительных поборов (ака Платон, капремонт и т.д.), жёсткой регламентацией (ака онлайн-кассы, мессенджеры) и другими методами. Для государства это нормально. Другой вопрос на сколько это нормально для граждан, которые покупают за доллары, которые (валюта т.е.) стоят почти в 2 раза больше, чем в 2014 году при уровне цен в два и более раза выше, чем в том же году, но при средней зарплате на уровне 2014 года — это вопрос уже вне рамок Хабра. Но, что в рамках данного ресурса — так это получение адекватного фидбэка от сообщества с последующими попытками хоть как-то повлиять на этот процесс.

Например, сегодня мы (я и команда) получили рекомендацию написать открытое письмо по криптовалютам, обращённое к тем, кто разрабатывает под них закон. Почему бы и нет? К тому же в 2017-2018 гг. мы планируем запросы в КС по ряду важных для it-сферы законов. Но здесь уже нужна поддержка. Посмотрим, как реализуются наши и инициативы Роскомсвободы и будем действовать по обстоятельствам.

Пока всё. Третья часть — скоро.

P.S. Анонс по статьям этой темы:

  1. Правовой статус майнинга
  2. ICO в России
  3. Игровые деньги, бонусы и криптовалюты — что общего?
  4. Фриланс по закону. Версия власти.
  5. IoT, смарт-контракты + ИИ: объект становится субъектом?
  6. История русского e-commerce: что не так?

Также жду предложений по анализу конкретных актов и проектов. Теперь — точно всё :)

Автор: Владимир

Источник

Поделиться

* - обязательные к заполнению поля