Естественный отбор

в 13:33, , рубрики: IoT, Блог компании DataArt, будущее, гаджеты, гаджеты и девайсы, Интернет вещей

Естественный отбор - 1

Дмитрий Багров — директор DataArt UK — о том, как новейшие технологии влияют на повседневную жизнь, о реальных причинах успеха и неудачи производителей гаджетов и источниках вдохновения для инженеров.

Я очень люблю научную фантастику и часто нахожу аналогии с ней в обычной жизни. Например, многие устройства, выходящие на рынок, в том или ином виде раньше уже появлялись в кино. Был такой фильм — «Она» (“Her”) с Хоакином Фениксом, где Скарлет Йохансон озвучивала искусственный интеллект — Саманту. Если вы вдруг его не помните или помните плохо, обязательно посмотрите! Здесь создатели как раз обратились к гаджетам, которые уже на момент съемок существовали в реальной жизни, просто по сценарию они оказались доведены до нового, заметно более продвинутого уровня. И смотреть, как автор представляет себе будущее развивающихся технологий, крайне увлекательно.

Есть и очень интересное упражнение для себя — взять какое-нибудь устройство, которое уже поступило в продажу, и попробовать использовать максимум его возможностей в быту. Понятно, что из вышедших в последнее время гаджетов больше всего внимания привлек iPhone 7. Причем далеко не все заметили главную новость, а она в том, что смартфон начинает претендовать на положение центрального хаба, который связывает воедино различные сферы жизни пользователя. Уже есть Apple со своим HomeKit и Google со своим Google Home, который, кстати, в этой области действует уже давно. Но посмотреть, как работают красивые девайсы в реальной жизни, стоит самому. Потому что вопрос о том, есть ли в реальной жизни случаи, когда все интересные в теории функции могут пригодиться, до сих пор открыт.

Я постоянно пользуюсь тем, что в Англии, где я сейчас живу, любой купленный в магазинах товар можно вернуть в течение двух недель. При этом я покупаю огромное количество всяких устройств, играю с ними и возвращаю, если они мне не нравятся. И надо сказать, что обратно в магазин я приношу примерно 95 % всего, что беру. Наверное, самое большое разочарование — в том, что почти все эти вещи существуют сами по себе. На фоне огромного количества «умных устройств» для дома: замков, термостатов, батарей и лампочек — очень мало девайсов, которые действительно вписываются в повседневную жизнь.

Я, например, решил поиграть с Amazon Echo еще до того, как оно официально появилось в Англии: здесь продажи начались в конце сентября, но я покупал на eBay американскую версию. Сразу было понятно, что все location-based-сервисы работать не будут, потому что американское Echo сочло, что я живу в Сиэтле, и напрочь отказалось изменить свое решение. Но, тем не менее, было очень интересно посмотреть, какой use case окажется для меня самым востребованным.

Буду ли я вызывать такси Uber при помощи голосового набора? Скорее всего, нет, потому что вызывать его через приложение гораздо удобнее и быстрее. Вы ставите отметку на карте, и машина подъезжает именно туда, куда вам нужно. Буду ли я просить Alexa проигрывать для меня музыку? Может, буду, а может, нет, это зависит от настроения. Но учитывая, что динамик в Amazon Echo не так уж хорош, у меня в этом серьезные сомнения. А вот реально полезный use case — когда через 10 минут Echo напоминает тебе, что пора выключить макароны.

Компания British Gas, которая продает электричество и газ, много делает в направлении smart home — они купили компанию, которая занималась производством умных девайсов и программного обеспечения для них. Они адаптировали их под свою систему, устанавливают на термостаты и продают большому количеству пользователей. И это очень востребовано, поскольку соответствует реалиям жизни в Англии, где нет централизованного горячего водоснабжения. Неслучайно, кстати, British Gas был одним из партнеров запуска Amazon Echo в Англии. Представим стандартную ситуацию: я в 10 вечера захотел сходить в душ и, проходя мимо бойлера, просто говорю: «Нагрей воду.» И он ее греет. Буду ли я этим пользоваться? Наверное, буду, потому что это удобно.

В научной фантастике всегда фигурирует голосовой интерфейс различных видов техники. Маленькие дети часто вслух просят бытовые приборы сделать что-нибудь: «Холодильник, дай мне, пожалуйста, йогурт!» Это, конечно, смешно, но, если посмотреть с другой стороны — это естественный интерфейс общения, и это похоже на то, как мы общаемся друг с другом. Высказать просьбу так же естественно, как заговорить со знакомым человеком — мы же не посылаем ему запрос на начало беседы. И свои предложения мы строим так, как нам нравится, не подстраиваясь специально под то, как их должен понимать собеседник, во всяком случае в обычном бытовом разговоре. Не могу сказать, что вижу на улице людей, регулярно общающихся с Siri и Google Now, несмотря на огромные деньги, вложенные в их продвижение. И здесь нет секрета — это просто неудобно, это неестественный интерфейс, который, однако, должен стать шагом на пути к естественному интерфейсу. Но сейчас нужно все время подстраиваться, чтобы вас поняли, и до тех пор, пока не появится нормального распознавания речи, ничего работать не будет.

В последние годы очень много пишут, что новое поколение полностью поменяло способ общения с миром. Ничего подобного, не поменяло. Четко видно, что новое поколение (те, кому сейчас 18 – 25 лет) как раз хотят общаться с миром естественно — через разговор, через вопросы. Да, сейчас мы пользуемся не только голосом и часто взаимодействуем с помощью текста, но суть остается прежней. Подросток точно так же хочет общаться с искусственным организмом тем же образом, что и со своим одноклассником. Поэтому все многочисленные лампочки, разложенные вокруг умных домов, остаются игрушками для гиков.

К примеру, садясь посмотреть телевизор вечером, я хочу сделать освещение немного помягче. Я должен зайти в свой смартфон, найти там приложение, выбрать в нем лампу, которая висит у меня над головой, выставить ей температуру света. Разве это естественное поведение для человека? Возможно, кому-то это пригодится для того, чтобы похвастаться перед девушкой. Но и тут есть шанс, что она посмотрит на хозяина дома, как на сумасшедшего. Потому что сделать то же самое с помощью выключателя гораздо проще и быстрее.

Компания Apple это очень хорошо понимает — достаточно посмотреть, что они делали со своим HomeKit. Они не выпускали его в общее пользование, пока не стало понятно, что у HomeKit есть потенциал занять ту нишу, в которой новая технология востребована. HomeKit — это некий центральный хаб, соединяющий огромное количество разных девайсов, каждый из которых управляется своими приложениями. Это справедливо даже для платформы Apple, не говоря о более фрагментированном Android. Чтобы вся эта параферналия стала интересна больше чем 15 % пионеров, которым просто нравится пробовать любые новые технологии, необходимо сделать так, чтобы она оказалась встроена в привычный образ жизни людей. Сервис Amazon Echo может на это претендовать, потому что есть очень четкий use case, когда он будет естественным образом полезен. Он может напомнить мне выйти из дома через 10 минут, позвонить маме через два дня, что у жены день рождения через две недели, и я хотел ей купить подарок.

Разговоры о виртуальном персональном ассистенте, который все за тебя запишет и ни о чем не даст забыть, тоже идут уже давно. Естественный интерфейс общения с таким помощником — голос. Есть несколько компаний, например, x.ai, которые как раз предлагают услуги virtual personal assistant — достаточно ставить его в копию, как бы вы ставили обычного секретаря, и он будет организовывать для вас нужные встречи. Несколько месяцев назад на bloomberg.com была интересная статья об уровне автоматизации в этих компаниях — оказывается, во многих он очень низкий. Помощники часто вовсе не виртуальные — всю работу делают удаленно живые люди! А в одной из компаний, продающих эти услуги, в письма, которые отправляются от имени этого ассистента, автоматически только вставляют рекламу по ключевым словам.

Все это имеет непосредственное отношения к разговору о том, что изменилась парадигма общения. Не изменилось ничего, потому что человек — существо очень инерционное. Появились новые инструменты, которые можно сравнить с электрическим шуруповертом: вся разница в том, что теперь шурупы не приходится заворачивать обычной отверткой, но в процессе их вращения все осталось по-прежнему. Есть компании, которые очень четко это понимают. Не уверен, что Apple все еще входит в их число, но у них осталось достаточное количество людей, которые явно осознают, что нужно не просто создать красивую игрушку, а найти нишу, где без этой игрушки жить вообще нельзя. Так было с iPad — кто бы знал, что iPhone-переросток окажется таким востребованным девайсом и создаст новую область и новый класс устройств.

Если смотреть на новые девайсы с этой точки зрения, можно заметить очень много интересного. Например, компания Lenovo на выставке IFA в Берлине анонсировала и уже начала продавать Yoga Book. Я его, конечно, заказал и поиграл — это фактически маленький drawing pad от Wacom, на котором можно рисовать, объединенный с лаптопом. Его можно открыть в форме лаптопа, включить виртуальную клавиатуру — подсветку клавиш — и печатать. Можно раскрыть его полностью, и, если вы собираетесь писать или рисовать, просто отключить клавиатуру. Идея отличная, но заменить ручку и бумажку Yoga Book все равно не сможет! По очень простой причине — некоторые привычные действия проделать с ним нельзя. Например, предназначенной для него ручкой я могу писать и на бумаге, но для этого мне нужно менять стержни: чернильный на полый пластиковый и наоборот. Но я хочу почиркать на бумажке и тут же порисовать на экране, а замена стержня — в этом случае действие неестественное. В бумажном блокноте я просто переворачиваю страницу, здесь, если вы пользуетесь OneNote, нужно создать новую.

Возможно, будет следующее обновление, где все будет проще, но ведь я хочу просто писать и не думать, о том, как расположен экран. В версии на Windows, я, например, не могу раскрыть его полностью — у меня всегда с правой стороны — бумажка, с левой — экран. Версию, которая работает на Android, я раскрыть могу, но тогда экран будет лежать лицом вниз. А на столе может быть все, что угодно, — от пролитого кофе до песчинок, которые поцарапают экран. В итоге я очень расстроился, потому что мне искренне хотелось, чтобы функция handwriting по-настоящему работала.

Конечно, когда-нибудь это доведут до ума, но мне кажется, то, что понимал Стив Джобс, остальные разработчики декларируют, но не очень чувствуют. А смысл прост — необходимо помочь людям в том, что они уже делают. У Саймона Сенека есть книга, которая называется “Start with Why” («Начни с почему»). Он приводит неплохую теорию — согласно ей, все компании должны знать о себе три вещи: что они делают, как они это делают и почему они это делают. А на самом деле компаний, которые реально знают, почему они делают что-то, очень мало. Одна из них — Wallmart, другая — Apple, которая говорит: «Мы делаем вашу жизнь такой, какой она вам нравится. Кроме того, мы делаем компьютеры и телефоны.»

Все что для этого нужно — банальное умение смотреть на вещи, поместив их в контекст реальной жизни. Когда уже в телефоне появится голосовое уведомление, способное сообщить, от кого пришло смс? Я больше ничего не требую, даже не хочу, чтобы она его обязательно читала. Но когда я веду машину, а телефон у меня стоит в качестве навигатора, получив сообщение, я должен думать, пишет ли мне жена, у которой не заводится машина, или магазин, решивший предложить мне скидку. Конечно, это решаемо, но ситуацию нужно смоделировать заранее, поставить специальный сигнал на номер жены и другой сигнал на все остальные номера. Но почему смартфон не может просто сказать: «Вам пришло сообщение от жены. Хотите, прочитаю?». Siri не может понять мой нижегородский акцент и в принципе требует, чтобы под общение с ней пользователь специально подстроился.

Голосовой интерфейс — прекрасный способ, чтобы людям в чужой стране на незнакомом языке заказывать какие-то сервисы, не полагаясь на добрую волю консьержа или переводчика. Приехал я, к примеру, в Болгарию, я не говорю по-болгарски, если я не в Софии, а где-нибудь в маленьком городке, возможно, персонал отеля плохо знает английский. Как тут заказать такси? Я иду вниз и прошу об этом консьержа, надеясь, что он вызовет мне нормальную машину за адекватную сумму, а не будет получать свою копеечку с каждого таксиста. Почему бы не поставить у меня в номере, скажем, Amazon Echo, которому все равно, на каком языке я к нему обращаюсь? Дружественный интерфейс избавляет меня от головной боли, тем более, мы доверяем мнению интернет-сообщества значительно больше, чем мнению одного отдельно взятого эксперта. Когда мы с друзьями были в Кракове, нам вдруг захотелось мяса. Мы зашли в Foursquare и нашли какую-то австралийскую бургерную, мимо которой запросто могли бы пройти четыре раза. И мы бы никогда не нашли этих отличных австралийцев, если бы не абсолютно конкретная технология.

Почему индустрия Smart Watch не взлетает с той силой, на которую многие надеются? Потому что в реальности особенного use case для умных часов нет. В конце концов смотреть на часы во время разговора, еще менее прилично, чем достать из кармана телефон. Сейчас видно, что по-настоящему востребованы эти устройства под всевозможные приложения для спорта и здоровья. Но это нужно никак не 100 и даже не 20 процентам людей. Наверное, в Калифорнии этот процент больше, чем в Оклахоме или в большинстве стран на земле. Не каждому нужны часы, которые решат, что утром нужно встать — очень многим это делать и так придется, а разбудить их сможет обычный будильник.

Почему провалился Google Glass? Потому что это неестественно. Почему будет довольно успешен Microsoft HoloLens? Потому что они встраиваются в существующий use case. Видеосвязь, которая началась с обычного телефонного звонка друг другу, доросла до многоканальных видеоконференций. Теперь мы наблюдаем следующий этап развития того же самого: действие — по-прежнему разговор с собеседником, изменился только способ коммуникации. Если подумать, получается смешно — мы начали с того, что перестали видеть собеседника, и постепенно практически вернулись к тому, что лучший способ поговорить — это встретиться лично, пусть и с помощью видео.

Поэтому — где тот Стив Джобс, который в конце концов посмотрит на все, что появляется, и авторитетно скажет, что надо встраиваться в важные и привычным людям процессы. Гениальность Стива Джобса заключается не в том, что он объяснял, как что-то нужно делать, а в том, что он смог увидеть, как что-то делают другие, и сделать то же самое проще.

Автор: DataArt

Источник

Поделиться новостью

* - обязательные к заполнению поля