Цифро-аналоговые преобразователи: Вопросы и ответы

в 7:35, , рубрики: Блог компании Аудиомания, гаджеты, звук, Медиаплееры, усилители для наушников, цап-ы, Читальный зал, метки: ,

Цифро-аналоговые преобразователи: Вопросы и ответы - 1

Мы продолжаем серию транскриптов нашего подкаста «Звук», и сегодня мы возвращаемся ко второму выпуску (от 14.11.2013), в котором Дмитрий Кабанов и Тимофей Шиколенков отвечают на вопросы слушателей подкаста и разбирают тему цифро-аналоговых преобразователей (ЦАПов) и портативных усилителей для наушников.

Дмитрий: Ну что, начнем с вопросов?

Тимофей: Да.

Дмитрий: У нас вопрос задает Animag. Он задал аж 3 вопроса. Прочитаю, как есть: «Бытует мнение, что аудиотракт у iPhone’а далеко не самый лучший. И, соответственно, получить удовольствие от прослушивания на нем музыки можно лишь с большой натяжкой. Изменит ли ситуацию покупка портативного усилителя при условии наличия качественных наушников?»

Тимофей: Ну да, тут несколько факторов сразу в одном вопросе.

Дмитрий: Что такое качественные наушники?

Тимофей: Во-первых, нужно понять, что на входе. Что мы воспроизводим. Если мы воспроизводим mp3, то о качестве тракта можно уже, в общем, забыть.

Дмитрий: Слишком тонкая вещь для mp3.

Тимофей: Если на входе у нас изначально некачественный материал, то качество оборудования, оно, в общем-то, не так значительно. Продолжая тему прошлого выпуска: когда мы говорим о качественной аппаратуре и сравниваем ее с очень «бытовой», при этом сравниваем ее на низкокачественном материале, то мы не слышим разницы. Почему? Потому что материал не дает возможности услышать эту разницу.

При этом на более качественных колонках, конечно, артефакты mp3 слышны очень здорово. На форумах все еще встречается, к сожалению, такое: «Вот, кто услышит разницу между mp3 320 Кбит и flac’ом, пусть бросит в меня камень». Я представляю, сколько камней уже [накопилось]. Человек, наверное, не раскопается. Потому что реально разницу слышно. Конечно, на каком-то плеере, который куплен где-то около метро в палатке за тысячу рублей, конечно, никакой разницы не слышно.

А так, очевидно, что разница есть. То есть и сжатый динамический диапазон… так, мы договорились термины не использовать, но совсем без них не получится. Динамический диапазон – это [если говорить простыми словами] разница между самым тихим звуком и самым громким. Чтобы «упихнуть» достаточно серьезную композицию в mp3, жмут динамический диапазон. То есть отрезают, собственно, те эмоции, которые заложены в музыку.

Так вот, возвращаясь к вопросу, тракт звуковой у iPhone на самом деле неплохой. Если сравнивать с очень бюджетными аудиоплеерами портативными или с другими дешевыми телефонами, смартфонами – он достаточно приличный. Однако, усилитель мощности – то, о чем мы говорили, опять же, в прошлый раз, – его, как правило, не хватает для «тяжелых» наушников. Тяжелых – в смысле нагрузки.

То есть [даже] если у нас качественный lossless-файл на входе (для Apple-девайсов это alac) и приличные наушники, то iPhone их просто не «раскачивает». Он не может раскачать, возникает искажение. По низким [частотам] идет какой-то непонятный «гудеж» с соответствующими помехами. По высоким идут искажения. Мы не слышим, даже на качественном файле, качественного результата. Не потому, что iPhone плохой, а потому что просто вот это сочетание устройств не позволяет раскрыть [запись] полностью, воспроизвести все то, что задумано.

Дмитрий: То есть, если у нас на входе все, что ниже lossless, то даже не имеет никакого смысла задумываться об этом?

Тимофей: Разговаривать об этом не имеет смысла. Если мы сжали сигнал, убрали из него всю эмоциональную составляющую музыки, то разговаривать не о чем. Что там после – уже не важно. Мусор на входе – мусор на выходе.

Дмитрий: Ну, понятно. То есть если мы заменяем [mp3-запись] на более качественные lossless-форматы, то нам стоит использовать сразу портативные плееры. Со встроенным усилителем.

Тимофей: Усилитель, он всегда и так встроенный есть.

Дмитрий: Я своим дилетантским языком пытаюсь это объяснить.

Тимофей: Тут несколько вариантов. Есть плееры более-менее приличного hi-fi’ного уровня. Они сейчас развиваются совершенно безумными темпами. Те же FiiO. Компания выпустила плеер «FiiO X3». Мы не успеваем их закупать. Мы провели эксперимент: будет ли кому-то интересен портативный проигрыватель стоимостью 10 900 рублей [на 2013 год, текущая цена: 11 990], который, в общем-то умеет, казалось бы, все то же, что умеют проигрыватели из ларьков, условно говоря.

Цифро-аналоговые преобразователи: Вопросы и ответы - 2
Портативный проигрыватель FiiO X3 (2nd gen)

И спрос просто безумный. Мы привезли первую пробную партию, она разошлась за 2 дня. Мы привезли партию в 3 раза больше, она разошлась за 3 дня. Сейчас вот привезли просто огромную кучу, и они продаются, как пирожки горячие на базаре в прохладное утро. Людям реально это интересно. Люди реально это понимают. И это не может не радовать.

Дмитрий: [Покупают под] заказ или приходят слушать?

Тимофей: И предзаказы есть. Естественно, есть люди, которые приходят послушать, уже искушенные. Но тем, для кого это первый опыт, слушать нечего потому, что это космос по сравнению с тем, к чему они привыкли. Они даже подключают свои обычные наушники и уже улетают в космос.

Дмитрий: Там же доступна карта памяти?

Тимофей: Да. Там micro SD. Можно воткнуть 64 гига, пожалуйста. Без проблем. О чем мы говорили?

Дмитрий: Мы начали со смартфонов и ушли в сторону.

Тимофей: Ясное дело, что это немножко другое устройство. Нужно понимать, что оно не очень маленькое, хотя достаточно легкое – 120 гр. всего. И это устройство – только проигрыватель. Там больше ничего нет.

В смартфоне бОльшую часть занимает аккумулятор. Сейчас это самая большая проблема. Но все остальное – это [начинка], к звуку имеющая малое отношение. Звук в смартфоне – это опциональная вещь. То есть, да, он должен быть. Там должен быть какой-то усилитель, чтобы можно было воткнуть наушники. Но нужно понимать, что это не его основное назначение.

И, да, комплектные наушники будут звучать нормально, в смысле, громко, но действительно «раскачать» серьезные наушники получится с трудом. Поэтому, собственно, и появились усилители для наушников портативные. Поэтому рекомендуется их использовать просто потому, что смартфон не справляется с той нагрузкой, которая [у серьезных наушников] есть.

Дмитрий: Судя по второму вопросу [от Animag], не всегда [слушателям] понятна логическая цепочка от входного формата и того, что его проигрывает, до выхода, который уже идет «на уши человека». Человек спрашивает, стоит ли задумываться о покупке портативного усилителя для вставных наушников, капелек, или это история только для мониторных, больших наушников.

Тимофей: Это, как раз, еще один миф: «Раз наушники маленькие, значит, нагрузка меньше…

Дмитрий: …и они хуже».

Тимофей: Да. [На самом деле] они очень разные. И есть [среди них] и «тяжелые» в плане нагрузки. Есть небольшие наушники, маленькие, вставные, которые являются тяжелой нагрузкой для любого устройства, для усилителя. Нельзя так вот абстрактно сказать: «Все маленькие, они легкие [в плане нагрузки], большие – тяжелые».

Может быть наоборот. Могут быть здоровые наушники внешне, которые являются очень легкой нагрузкой и прекрасно «раскачаются» смартфоном. Это все очень индивидуально, и надо смотреть характеристики. Так, конечно, в общих чертах нельзя сказать, что является тяжелой нагрузкой, а что – легкой.

Дмитрий: Ну, да. Так. Третий вопрос остался. Достаточно часто слышит человек о том, что извлечение максимума из наушников зависит от передвижения ползунков на эквалайзере.

Тимофей: Для меня вообще очень странный вопрос. Не очень понятно, зачем вообще использовать эквалайзер?
Дмитрий: Мне кажется, в последних устройствах, тех же iPhone, это все подальше спрятали от людей, чтоб они уже перестали копаться во всем этом.

Тимофей: У людей все равно есть желание подкрутить басов. Привычка. Потому что не хватает. По ощущениям, опять же, по прошлым ощущениям. Не хватает, хочется побольше. Если взять качественную аппаратуру, немножко более высокого класса, там, как правило, отсутствуют эквалайзеры как таковые. И вообще возможность как бы то ни было влиять на звук.

Потому что есть исполнитель, который исполнил это произведение. Есть звукорежиссер, который это дело свел. Есть конечный продукт, который должен вот так звучать. И та аппаратура, которой мы это воспроизводим, она должна воспроизвести ровно то, что задумал звукорежиссер. Если у нее это плохо получается, значит, это плохая аппаратура. Она не предназначена для этой музыки.

Дмитрий: Мне кажется, это еще идет от всяких старых Windows’овских настроек. И на простых музыкальных центрах, когда есть вот эти жанры предопределенные, человек пытается пощелкать, угадать, что ему лучше подойдет, как ему кажется.

Тимофей: Ну, это просто разговор об аппаратуре другого класса немного. Поэтому, да, естественно, на совсем дешевой аппаратуре другого выхода нет, кроме как начинать чего-то крутить в эквалайзере, чтобы звучание понравилось. Мы не говорим, что оно будет похоже на то, которое задумал звукорежиссер, когда сводил это все. Но оно, скажем, так будет больше нравиться слушателю, чем без этих самых настроек.

Но это, как правило, говорит не о том, что чего-то не хватает. Понятно, что чего-то не хватает. Но движением эквалайзера, регулировкой эквалайзера мы не улучшим звучание. Однозначно, мы его испортим. Другой вопрос: если хочется это крутить, значит, это повод сходить в магазин и послушать, как все должно звучать на самом деле.

Дмитрий: У нас еще один вопрос остался. Если завершать тему портативных устройств: вопрос по, опять же, маленьким наушникам-капелькам. Может быть, он скорее миф, чем вопрос – о физическом вреде органам слуха. Вот эта вот вставная техника, насколько она вообще…

Тимофей: Еще один миф. Но тут нет однозначного ответа, с одной стороны. С другой стороны, есть четкое понимание, что вред доставляет не сам факт запихивания наушников в уши, потому что есть такие вещи, как, например, беруши, которые и музыканты используют. Никто от этого не умер пока.

Причем немногие знают, что «беруши» – это от «берегите уши». Если бы это было вредно, почему бы тогда это так называлось? На самом деле вред доставляет не сам факт запихивания наушников в уши, а громкость. Хочется сделать погромче. И вот это на самом деле вредно.

Дмитрий: Получается, что можно абсолютно на любых наушниках себе испортить уши.

Тимофей: Конечно. Есть всякие мифы вокруг этого, что в момент, когда мы запихиваем, возникает какой-то резонанс, и это вредно для барабанной перепонки. Я, конечно, не врач, я в этом месте не готов давать серьезные заключения, но насколько я знаю, все эти резонансы по сравнению с той мощностью, которую можно подать в уши даже через маленькие наушники – это все смешно…

Дмитрий: [по сравнению с] громкостью московского метро?

Тимофей: Ну, да. В принципе, и в метро ездить тоже вредно, потому что очень громко шумит. И рядом с реактивным самолетом стоять тоже не рекомендуется.

Дмитрий: И пылесосить нужно аккуратно дома.

Тимофей: Да, и кстати, если вы обратите внимание, то аэропортовые службы, как раз те, которые ходят вокруг самолетов, у них [надеты] беруши или наушники.

Дмитрий: Полностью закрытые, накладные.

Тимофей: Да. Они берегут свои уши, они их защищают. И это разговор не о том, как они их [наушники или беруши] используют: вставляют или закрывают сверху. Самый главный вред для ушей – это громкость.

Дмитрий: Здесь рядом витает еще вот какой миф: люди [слушая вставные наушники-капельки] в метро пытаются включить [звук] на максимум, потому что их [наушников] просто «не хватает» по громкости. И эффект, который создается от шума метро, якобы усиливается этими маленькими наушниками, и это все друг на друга накладывается, и получается ужас, кошмар просто.

Тимофей: Здесь немного другая история, наверное. Есть такое понятие – «соотношение сигнал/шум». То есть, когда есть полезные сигнал, и есть шум. Когда вокруг нас шумит метро, и мы используем наушники, которые не полностью закрывают уши, но при этом не являются внутриканальными, то есть не засовываются глубоко, нам действительно хочется сделать звук погромче. Чтобы соотношение сигнал/шум было лучше. Чтобы мы больше слышали полезного сигнала по сравнению с шумом. Чтобы шум был тише, чем основной сигнал.

И это действительно вредно. Потому что в итоге мы увеличиваем громкость. И неважно, что это: музыка, шум, рев, кто-то в ухо крикнул. Неважно. Вредны громкие звуки. Очень громкие. То есть свыше определенного порога – можно сейчас какие-то цифры приводить, но они ничего не дадут людям.

Действительно, если слушать вставные наушники, не внутриканальные, в метро, добавлять громкость и еще в этом месте подключить усилитель для наушников, и его еще «раскачать» на полную катушку, то, да, есть риск ослабить свой слух, потому что организм будет защищаться.

Дмитрий: Ну, да, если еще и периодически этим заниматься.

Тимофей: Да, если подолгу этим заниматься, час или полтора… за два часа оглохнуть, конечно, не получится, но подорвать свое здоровье, в смысле, слух, можно запросто. В этом месте можно рассказать еще забавную историю о том, что со временем у человека сужается диапазон слышимых частот, особенно это заметно высоких частот.

Дмитрий: И начинается «выкрутка» громкости?

Тимофей: Да, в этом месте начинается такая же история, начинает крутиться эквалайзер и т.д. Действительно, с возрастом чувствительность к высоким частотам снижается, хоть человек с ходу этого не ощущает. И когда начинается сравнение различных акустических систем или наушников, получается, что люди в разном возрасте по-разному их слышат, и делают разные выводы.

Очень забавно читать журналистов. Особенно, когда знаешь, сколько кому лет. И понимаешь, что этот вот постарше, он слышит меньше, и ему вот это вот свистящее, которое меня раздражает, например, наоборот нравится. Потому что он не слышит то, что слышит молодежь. Это отдельная интересная тема.

Дмитрий: Переходим к технике для компьютеров. Продолжим с последнего вопроса и перейдем плавно к этой теме. У нас есть вопрос от Виталия. Он хотел бы узнать об устройствах акустической линейки для Mac Pro и планшетов, может быть iPad, аналогов iPad, в пределах 15-20 тысяч [рублей] по стоимости, я так понимаю.

Тимофей: Если я правильно понимаю, то разговор идет как раз о ЦАПах, то есть об устройствах, которые преобразуют цифровой звук, который хранится на компьютере, и выводит его куда-то, или это мы про колонки говорим?

Дмитрий: Я думаю, что человек, скорее всего, имеет в виду устройства выхода. Потому что простому обывателю, мне кажется, пока еще недоступна тема ЦАПов. Просто стоит ее развить и понять, в какое место вклинивается это устройство, и зачем оно там нужно.

Тимофей: В таком случае, начнем с самого начала. Прежде всего, разницы между Mac, PC и ноутбуком, по-хорошему, никакой нет. Нам, как потребителям звука, как потребителям музыки, собственно, все равно, какой это компьютер. Главное, чтобы он воспроизводил, воспроизводил качественно, мы все слышали. Поэтому сравнивать в данном случае, наверное, нет смысла никакого.

Дмитрий: Наверняка, у человека именно эта марка, поэтому он спросил для себя.

Тимофей: Да. Начнем сначала. Существуют мультимедийные колонки. Акустика, изначально предназначенная для компьютера. Почему она мультимедийная? Потому что, собственно, воспроизводит все подряд. И для игрушек годится, и для какой-то музыки.

Разные они [колонки] есть по качеству, конечно. Есть совсем примитивные, совсем маленькие. Есть более-менее серьезные, более-менее качественные. Но, так или иначе, если мы подаем звук через выход для наушников, или даже через линейный выход, что, в общем-то, не частая история, то мы понимаем, что уже сильно все испортили.

Даже до колонок не доходит то, что, в общем-то, должно до них доходить. А почему? А потому же, почему и в смартфонах [происходит то же самое]. Компьютер – это, в первую очередь, компьютер, и, уже во вторую очередь воспроизводитель какой-то музыки. Те микросхемы, тот аудиотракт, который существует в ноутбуке, он, конечно, очень базового уровня.

Дмитрий: Ну, скажем так, он усредненный.

Тимофей: Да, где-то лучше, где-то хуже, но, в целом, нужно понимать, что для любого компьютера качественно воспроизводить звук – это не главная задача. Поэтому существуют цифровые интерфейсы.

Цифровых интерфейсов у компьютера несколько. Как правило, сейчас большинство компьютеров оснащено оптическими выходами. Не все могут их нормально запустить, чтобы они хоть как-то заработали, чтобы дальше уже подключить к чему-то серьезному, но, как правило, они есть. Причем, зачастую, о том, что они есть, не знают даже владельцы этих компьютеров, потому что этот выход находится в том же разъеме, что и выход обычный аналоговый. Гибридные разъемы – нынче не редкость.

Существуют переходники и специальные кабели, Mini Toslink, так называемые, которые подключаются как раз в этот разъем. Единственное, что нужно включить цифровой выход в настройках звуковой платы, если он есть. Но, как показывает практика, их очень-очень много, и практически в каждом современном компьютере такое уже есть.

Это уже шаг немножко вперед по сравнению с той аналоговой частью, которая есть в компьютере, тем, может быть, предварительным усилителем или усилителем, достаточным по мощности, чтобы подключить туда наушники.

Это другой уровень, но дальше нужно понимать, что этот цифровой сигнал нужно куда-то подать. Самый простой вариант – это подать его на ресивер. Если он уже есть, если есть дома какой-то комплект для домашнего кинотеатра, то этот сигнал можно подать на ресивер и, собственно, дальше декодировать цифровой сигнал на ресивере и слушать как-то более-менее прилично. Это вариант № 1. Он часто используется.

Есть вариант второй, скажем так, более прогрессивный, более универсальный, с одной стороны, с другой стороны, все-таки немного затратный. Это устройства для USB, то есть «ЦАПы», так называемые, цифро-аналоговые преобразователи. Хотя на самом деле более привычно для владельцев компьютеров, наверное, называть из звуковыми картами, платами.

Цифро-аналоговые преобразователи: Вопросы и ответы - 3
Внешний ЦАП Cambridge Audio DacMagic XS

Хотя это не карта и не плата, а просто некое устройство, некая коробочка, которая подключается по USB и предназначена для воспроизведения. Тут можно сказать, что есть, действительно, отдельный класс устройств под названием «цифро-аналоговые преобразователи» – ЦАПы, – по сути они не чем не отличаются от звуковых плат, кроме предназначения, потому что, если мы говорим про профессиональные звуковые платы, они бывают очень разные.

Есть специализированные платы для рекординга, то есть для записи внешнего аналогового сигнала. Тут есть риск ошибиться, особенно обывателю, который смотрит: «О, какие характеристики классные! Какие цифры большие!» Он покупает это плату, а она [предназначена] не для воспроизведения совершенно. У нее выходной тракт не настолько качественный, как входной.

Дмитрий: Ну, понятно. Она профессиональная [и подходит] для записи. Мы говорим больше об обратной ситуации, когда человек хочет слушать музыку.

Тимофей: В этом месте очень хочется сказать про слово «профессиональная». В сфере музыки, в сфере звука слово «профессиональная» означает не «высокое качество», а «способ применения». То, для чего это предназначено.

Профессиональное оборудование предназначено для профессионального применения. Если это профессиональная акустика, она предназначена для профессионального применения. Что это значит? Есть, например, концертная акустика. Концертную акустику ставить дома бессмысленно, она не сможет [адекватно] звучать, и качество звучания никому не понравится.

Если это студийная акустика, опять же, она не сильно понравится обывателю. Почему? Потому что студийный звук, он слишком правильный, и он утомляет. Он хорош для звукорежиссера, потому что ему надо слышать реально все. Дома это не нужно, это не требуется. Домашняя hi-fi’ная акустика, она скорее, может быть, в какой-то степени, приукрашивает звук, поэтому они, собственно, все разные. Каждая по-своему это делает.

Так или иначе, все это сделано для того, чтобы звучание получилось комфортным. Профессионально оборудование, оно не для этого. Оно для людей, для которых музыка – профессия.

Дмитрий: Конечно. Поэтому устройства записи и внешняя, скажем так, звуковая карта с хорошим входом, они бессмысленны дома, в домашних условиях. Если ты хочешь что-то записывать, тебе достаточно простейшего оборудования, и не обязательно так заморачиваться.

Тимофей: Задачи разные. У кого-то дома студия. ОК. Значит, это его профессия. Значит, ему нужно профессиональное оборудование. Если не пытаться в это все влезать и раскапывать характеристики и задачи каждой из внешних профессиональных звуковых карт, то проще обратиться к ЦАПам, то есть к устройствам, которые предназначены исключительно для того, чтобы воспроизводить музыку.

Дмитрий: Можно ли просто принести свой ноутбук и попробовать послушать их прямо на своей музыке, которая у тебя есть прямо сейчас?
Тимофей: Да, на здоровье! Проще, мне кажется, флэшку принести. Потому что звучание ЦАПа на разных компьютерах, может быть, кто-то и услышит, но на мой взгляд, там не будет никакой разницы.

Дмитрий: Это [важно] для человека, чтобы он понимал, что это его компьютер соединился с той коробочкой, и на выходе он получил то, чего он долго ждал.

Тимофей: Пожалуйста. Главное, чтобы, возвращаясь к началу разговора, материал, который мы слушаем, был качественный. Если мы слушаем те же mp3 даже 320 Кбит, это все равно не тот эффект.

Дмитрий: Как ориентироваться, по крайней мере, в общих чертах, в ЦАПах: по ценовой категории, какие-то есть сильные разбросы, какие-то еще грани и тонкости?

Тимофей: Тонкостей огромное количество. Если так вот по верхам пройтись в этой тематике, есть, конечно, ядро. Это непосредственно микросхемы, которые занимаются преобразованием, или группа микросхем. Но даже на одинаковом наборе микросхем разные модели ЦАПа звучат совершенно по-разному и совершенно разный дают результат.

К сожалению, это та же история, что и с акустическими системами. Просто посмотрев на характеристики самого ЦАПа, понять, как он звучит, к сожалению, не всегда возможно. Придется брать и слушать. В Аудиомании, например, можно взять послушать, не понравилось – вернуть и взять другой послушать.

Дмитрий: Наверняка есть какие-то лидеры, которых разбирают как пирожки?

Тимофей: Не могу сказать, что есть прямо-таки лидеры.

Дмитрий: То есть в принципе они довольно ровно идут?

Тимофей: Тут можно по ценам смотреть. Люди понимают уже, что ЦАПы – это необходимость. Потому что без них нормальный звук из компьютера не вытащить.

Дмитрий: Ну, послушав раз…

Тимофей: Да, да. И дальше идет то, у кого насколько качественная аппаратура стоит за ЦАПом. Что такое ЦАП? ЦАП – это всего лишь первое звено, то есть если, использовать аналогии, то компьютер, грубо говоря, это компакт-диск, а ЦАП – это его проигрыватель. Компьютер – хранилище информации, а ЦАП – это способ звукоизвлечения.

Получается, что компьютер с ЦАПом – это источник звука. А дальше все зависит от того, что у вас дальше стоит. Если у вас стоит достаточно серьезная аппаратура, достаточно высокого класса акустика и усиление вполне соответствует этой акустике, то, взяв дешевый ЦАП, мне не получим всего того, что можем получить. Хотя, казалось бы, в чем разница? Это все цифра, это единички и нолики.

Распространенное заблуждение. Любое преобразование влияет на звук. Это важно понимать. И в тот момент, когда мы преобразуем один формат в другой или преобразуем аналоговый звук в цифровой или цифровой в аналоговый, мы что-то в нем меняем.

Вообще, преобразование звука, это огромная тема. Тема, наверное, для отдельной передачи. Потому что, то, что мы теряем, когда преобразуем звук, очень сильно зависит от того, что это за оборудование, как оно работает, какие алгоритмы там. Это тема часа на два разговоров: просто базовые вещи рассказать, что такое цифровой звук.

Дмитрий: Может быть, [можно составить] какие-то простые наборы, скажем так, ЦАП плюс определенные наушники определенного типа или ЦАП плюс какое-то определенное продолжение, чтобы распределить по основным группам эти устройства?

Если брать комплект для начинающих, более средний комплект для продвинутых ребят, которые уже разобрались с первым, и им уже не хватает, они хотят подключить что-то новенькое к нему, какое-то интересное продолжение, скажем так, после наушников уже.

Тимофей: Во-первых, надо сделать поправку, что ЦАП – это не усилитель для наушников.

Дмитрий: Я понимаю. Человек, у которого нет этого интересного продолжения, он, может быть, начнет с того, что у него просто есть.

Тимофей: ОК. Тогда нужно сделать поправку, что есть ЦАПы с усилителем для наушников, со встроенным. Есть отдельно усилители для наушников с USB-выходом, и есть ЦАПы с усилителем для наушников. На мой взгляд, это одно и то же. Что такое усилитель для наушников с USB-выходом? Это усилитель для наушников со встроенным ЦАПом.

Дмитрий: Что такое ЦАП с выходом на наушники? Это ЦАП со встроенным усилителем для наушников.

Тимофей: Это одно и то же. Просто, когда появились первые усилители для наушников с USB-интерфейсом, как такового понятия «ЦАП» в бытовой сфере еще не было. Говорили «усилители для наушников с USB-интерфейсом. То есть можно подключить к компьютеру, и этот усилитель будет являться внешней звуковой картой: он усиливает звук, и мы получаем качественный результат.

Компьютер участвует просто как хранилище файлов и распаковщик этих файлов, если нужно преобразовать их в нужный вид. Чтобы подать их на вход ЦАПа, и чтобы ЦАП уже выдал этот звук на наушники. Это первый вариант. Если действительно компьютер используется для прослушивания только в наушниках, что происходит достаточно часто, то логично смотреть на такие устройства. Либо ЦАПы со встроенным усилителем, либо усилитель с USB-выходом.

Дмитрий: А ценовая вилка для них?

Тимофей: Очень по-разному. Те же FiiO, они могут стоить, если не ошибаюсь, порядка 5-6 тысяч за устройство, которое будет и усилителем, и ЦАПом одновременно. Есть устройства и за несколько десятков тысяч рублей и даже сотен.

Дмитрий: Ну, сотен, это уже, скорее, следующий этап.

Тимофей: Да, да. Тут вообще можно такой график нарисовать зависимости изменения качества от цены: когда идет начальный этап – самые первые устройства, самые-самые дешевые – то каждые 500 рублей добавляют очень много [качеству устройства]. Дальше постепенно эта кривая устремляется вверх. До определенного момента, грубо говоря, [рост качества оборудования и цены происходит близко к линейному], когда определенное количество денег добавляет понятное качество звучания, и чем дальше, тем улучшение уже качества звучания, начинает возрастать значительно медленнее, чем увеличение количества денег.

Когда мы говорим про «High End», каждое маленькое изменение в качестве стоит огромного количества денег. Потому что действительно вытащить еще дополнительно что-то стоит очень-очень дорого. Это можно сравнить с дорогими машинами, когда движок уже какой-то совершенно безумный, это другие деньги совершенно. Каждая дополнительная лошадиная сила – это не просто что-то еще, сбоку прикрученное, которое стоит тех же денег.

Это глубокая инженерная мысль и огромное количество людских ресурсов, чтобы это все придумать и построить. Конечно, здорово найти золотую середину там, где как раз начинается переход [к замедлению возрастания качества на кривой], но это, как правило, цифры в несколько десятков тысяч рублей. В случае с непортативной техникой, ближе уже, наверное, к сотням.

Дмитрий: Если смотреть на кривую старта с нуля, когда у человека нет ничего, и он втыкает свои наушники в ноутбук, и когда он покупает за 5-6 тысяч самый простой усилитель, [на этом этапе], мне кажется, он покупает себе огромное улучшение качества.

Тимофей: Да, конечно. Я всегда люблю смотреть на лица людей, которые первый раз прикоснулись к прекрасному. Это всегда очень интересно. Можно попробовать даже фотографировать эти лица, выкладывать их, если они не будут против. У кого-то глаза, мимика. В этот момент она, конечно, незабываемая.

Дмитрий: Это вот самая интересная деталь: может быть, нам действительно стоит сконцентрироваться больше на этом сегменте более дешевых ЦАПов?

Тимофей: Ну, на здоровье. Просто все зависит от того, какая задача у человека. Самое главное, что здесь нельзя остановиться. Если человек всю жизнь слушал музыку с компьютера, просто подключая наушники, пусть даже более-менее приличные, к мини-джеку, который там есть, и вдруг он решил попробовать использовать ЦАП или какой-то усилитель, то это, конечно, «все».

Жизнь его никогда не будет прежней. Дальше зависит от того, насколько человек увлечен этим. Кажется, что аппаратуру за несколько сотен тысяч никто не покупает, однако покупают. И покупают очень разные люди. У нас нередки случаи, когда входит в магазин человек в драной рубашке, в драных джинсах, в каких-то, [старых] ботинках, и покупает очень дорогую технику. Это как раз разговор о степени вовлеченности.

Это разговор о том, насколько человеку важен звук, важна музыка, важны ощущения, важны эмоции, и насколько для него не важен внешний вид. Здесь уже нет никаких делений. Просто для человека ЭТО – все. А остальное все – вторичная вещь. Ему неважно, как на него смотрят. Ему важно то, что он слушает свою любимую музыку, получает от нее удовольствие, получает от нее душевное удовлетворение, живет полной жизнью.

Но, главное, посмотреть на разницу цен. Потому что многие обыватели сравнивают характеристики, видят: этот чуть дороже, этот чуть дешевле, но, зачастую, разница, действительно, бывает очень значительная даже при внешних одинаковых характеристиках.

У нас было много историй, когда приехали, например, ЦАПы «Lead Audio». Они построены на тех же схемах, что были до того в ЦАПах других фирм. Мы слушаем, а это совершенно другой класс устройств. На слух ощущение такое, что это совершенно другой класс. А это все те же самые привычные микросхемы, которые мы видели в более дешевых устройствах. Как такое может быть? Не очень понятно.

То есть понятно: потому что кроме непосредственно микросхем, отвечающих за преобразование, существует еще огромная куча других факторов. Как минимум, аналоговая обвязка и предварительное усиление. Тут еще важны блоки питания, про которые вообще никто не говорит, а питание – это один из самых важных [факторов].

Например, если взять аппаратуру – линейку какого-то производителя – и посмотреть, что внутри. В какой-то момент секция, которая отвечает за питание, начинает расти в размерах. Трансформаторы, которые там стоят, занимают чуть ли не пол-корпуса, а то и больше. Если это усилитель мощности, это еще больше. Казалось бы, это всего лишь простая какая-то штука.

Дмитрий: Нет, ну почему? Питание – это…

Тимофей: К сожалению, для обывателя это неочевидно. Питание – это очень важно, и может даже быть, что один класс устройств отличается [от другого] тем, что там стоит просто другой блок питания. И он совершенно по-другому звучит. Как результат – другой звук, хотя отличие только в блоке питания. Казалось бы, как такое может быть… Это совершенно нормально в теме аудио.

Дмитрий: Мне кажется, здесь будет интересен переход ко всяким домашним электросетям, когда вот эти все перепады, это все «играет», влияет, воздействует.

Тимофей: Конечно. В этом месте существует огромное количество фильтров. Не тех, что мы называем, условно, «фильтр типа Pilot», который продается за 100 рублей.

Дмитрий: Он ничего не дает, по сути.

Тимофей: Нет, он ничего не дает, конечно. Он просто защищает технику от резкого перепада напряжения. На нем стоит предохранитель, и, собственно, этот предохранитель отключает сеть в случае перегрузки.

Дмитрий: А просто почему я затронул тему? Я увидел в вашем Facebook (Аудиомании) видеоролик про домашнюю систему и еще один ролик про студийную систему. Это офис какой-то production-студии. Но это не профессиональная студия, это, скажем так, комната прослушивания, я так понимаю, где вся техника была сведена к управлению с простого iPad.

Тимофей: А, ну это обычная история сейчас. То, что вместо пультов давно уже используют iPad.

Дмитрий: Она обычная-то обычная, но, мне кажется, некоторая часть людей немножко застряла на представлении о том, что все-таки качественная домашняя техника – это огромный шкаф с кучей рычажков, «крутилок» и переключателей, к которой нужно подойти и включать как Boeing 747. Потом только ты сможешь что-то услышать. Здесь все гораздо проще. Здесь все остается спрятано.

Тимофей: Да, последнее время действительно люди, по большей части, хотят спрятать технику куда-то в кладовку. А не выставлять ее напоказ, как это модно было в 80-е: «Вот, смотрите, какая у меня крутая аппаратура». Действительно, тема интерьеров сейчас развивается, и люди хотят, чтобы аудиоаппаратура гармонично [в интерьер] вписывалась.

Дмитрий: Но при этом это не миллионы?

Тимофей: Нет, конечно. [Хотя] все зависит от задачи. Все зависит того, какие требования, какие амбиции у клиента.

Дмитрий: Скажем так, это не начинается с миллиона.

Тимофей: Нет, конечно. У нас был клиент, который долго ходил, выбирал аппаратуру, слушал-прислушивался: сочетания, одно, второе, третье. В итоге все, говорит: «О! Вот это мой комплект. Я всю жизнь его искал». И пошел покупать квартиру. Бывает такое.

Это, опять же, степень вовлеченности. Что для человека важнее. Ему важнее было подобрать аппаратуру, а потом уже подобрать к этой аппаратуре квартиру. Это, конечно, нечастая история.

Про управление с iPad: это необязательно должна быть аппаратура за миллион, вообще неважно, сколько она стоит. Важно то, что есть устройства, которые позволяют управлять всей домашней техникой. Они сопрягаются с iPad, и, пожалуйста, все пульты можно выкинуть.

Обычно 3-4-5 пультов дома лежит. Один от телевизора, один от ресивера, причем от того, который телевидение подает. Еще один от ресивера, который… ну и т.д. Как правило, это 3-4-5 пультов, которые прекрасно можно заменить на iPad с соответствующей обвязкой.

Дмитрий: Ну, да. Наверное, мы тогда продолжим уже в третьем выпуске более подробно про домашнюю технику, «основательную» домашнюю технику.

Тимофей: ОК.

Автор: Audioman

Источник

Поделиться новостью

* - обязательные к заполнению поля