Почтовый ящик Пандоры. К чему приведёт запрет читать личную переписку роботам?

в 12:20, , рубрики: email, gmail, Google, Госвеб, кейсы, колонка, Нам пишут, суд, метки: , , , , , , ,

Мосгорсуд запретил ООО «Гугл» чтение личной корреспонденции, то есть её автоматическую индексацию. Господин Бурков выиграл 50 000 рублей и рассказал, что два похожих иска уже находятся в работе. Кирилл Митягин, к.ю.н., эксперт правового сервиса 48Prav.ru и партнер Nevsky IP Law объяснил, к чему могут привести такие запреты и кого ещё можно оштрафовать под тем же предлогом.

***

Думаю, что в этом деле не все так ясно, как кажется на первый взгляд. Попробуем задать суду (пускай заочно) несколько крамольных вопросов.

Суд посчитал, что нарушена тайна переписки. Нарушением переписки считается доступ к ней третьих лиц, помимо отправителя и получателя. Таким образом, очевидно, что сам пользователь не мог нарушить свое право на тайну переписки. Значит переписка должна попасть третьему лицу и суд должен установить это третье лицо.

Кто же нарушил тайну переписки?

Суд посчитал нарушителем ответчика, который осуществил мониторинг электронной корреспонденции с помощью программного обеспечения и показал на основании мониторинга рекламу пользователю.

Думаю, суд глубоко заблуждается в том, что программное обеспечение само по себе может нарушить право на тайну переписки. Все-таки надо отличать юрлицо «Гугл» и его программное обеспечение, посредством которого обрабатывается почта. По такой логике можно обвинить в нарушении права и правообладателей других программных продуктов. Если вы предварительно набрали письмо в текстовом редакторе Word, то обвините в нарушении тайны переписки Microsoft (у них тоже много денег).

Робот имеет доступ к содержанию сообщений, но не может воспользоваться полученными сведениями в собственных интересах или в интересах других лиц, поскольку к третьим лицам информация о сообщениях пользователя не попадает.

В некоторых видах связи с содержанием переписки может ознакомиться даже живой человек (например, работник почты, записывающий телеграмму по телефону). В таком случае факт ознакомления с содержанием не считается нарушением права. Нарушение произойдет, если сотрудник поделится этой информацией с кем-то еще — разгласит ее третьим лицам.

В рассматриваемом деле Гугл как оператор связи не разглашал обработанную информацию третьим лицам. Сам по себе факт автоматической индексации и действий с ее результатами, доступными только пользователю, не означает нарушение права. Если принять противоположную точку зрения, то поиск по почте и выдача его результатов пользователю — это тоже нарушение прав на переписку. Проверка на спам — тоже. Автоматическая сортировка писем по папкам — тоже. Автоматическое исправление орфографических ошибок — безусловно. «Гугл Хром» исправляет в вашем письме ошибки, конечно, он при этом читает ваше письмо и видимо по такой логике тоже разглашает вашу тайну переписки! Но пока никому не пришло в голову считать это нарушением права и обращаться в суд.

Видимо пользователю просто не понравилось, что ему показали рекламу на основе его письма?

Но, во-первых, показ рекламы не нарушает права пользователя. Во-вторых, он сам дал на это согласие, подписав пользовательское соглашение. Гугл честно и открыто предупреждает своих пользователей, что его системы «автоматически анализируют ваш контент (в т.ч. электронные письма), чтобы предоставлять информацию, полезную вам. Это могут быть отобранные для вас результаты поиска, объявления и другие данные. Кроме того, такой анализ помогает выявить спам и вредоносные программы. Он выполняется во время отправки, получения и хранения почты». Эта цитата из пользовательского соглашения есть и в судебном решении. Правда никакой правовой оценки она не получила.

Кстати, не отменяя предыдущие доводы, следует отметить, что доказать появление рекламы на основании текста письма отнюдь не тривиальная задача. Ведь реклама может быть показана на основании поисковых запросов пользователя в период ведения переписки, которые тоже могли совпадать с темой и текстом письма. Интересно, какие бы доказательства представил пользователь, если бы такой довод привели представители ответчика. Ведь отрицательные факты нельзя доказать, их можно только опровергнуть.

Чем может обернуться закрепление такого подхода в судебной практике?

Это опасная судебная ошибка. В России не прецедентное право, но практика учитывается при рассмотрении аналогичных дел, особенно если она закрепляется на уровне вышестоящих судов.

Суд приоткрыл ящик Пандоры. При таком подходе любой пользователь почтовой программы может обратиться с иском только на основании факта автоматического анализа его писем. Тем более сервисы не отрицают факт анализа, а прямо предупреждают о нем в пользовательском соглашении.

Также из решения ясно, что пользователь не доказал отрицательных последствий, которые наступили для него в результате якобы допущенного Гуглом нарушения его прав. Очевидно, что такие последствия могут наступить, только если содержание переписки или даже результаты его обработки будут разглашены третьим лицам. Но для взыскания компенсации суду не потребовалось доказательств отрицательных последствий для пользователя.

Под удар попадают только правообладатели почтовых программ?

Любые сервисы, собирающие информацию о пользователе на основании вводимых им данных и использующие их с благими для пользователя целями (например, Siri, Google Now, Cortana и другие интеллектуальные персональные ассистенты) можно обвинить в нарушении права на тайну (конфиденциальность) частной жизни.

Это право отличается от тайны переписки и охватывает потенциально еще больший объем нарушений: отследили ваше местоположение и показали местную погоду — дайте компенсацию. Проинформировали о ценах на кофе в ближайших ресторанах — дайте две. Указали время пути до дома с учетом пробок — подавай третью. Запомнили результаты вашего поиска и показывают предпочтительные результаты — чем не нарушение?

Список можно продолжать, но здравый смысл подсказывает, что нарушений тут нет. Пока эта информация работает только для вас — это не нарушает ваших прав. В конце концов, если у вас дискомфорт, вы можете раздвинуть границы приватности обратно, отказавшись от сомнительных удобств.

Судебный принцип гласит: Audiaturet altera pars (должна быть выслушана и другая сторона)

Давайте встанем на сторону суда и пофантазируем на тему: какие аргументы помогли бы сделать решение обоснованным?

Например, можно попытаться доказать, что хотя не само содержание письма, но обработанная на его основе информация все-таки попадает третьим лицам:

  1. Возможная «утечка» со стороны Гугла.
    Например, в виде отчетов о показе рекламы. Если Гугл выдает рекламодателю данные пользователя, которому его реклама была показана по определенным поисковым запросам, то это вполне можно считать разглашением. Рекламодатель может сделать вывод, что в содержании письма было определенное слово, а этого уже достаточно для нарушения прав. Если же данные обезличены, то придраться тут скорее всего трудно.
  2. «Утечка» со стороны пользователя — отправителя или получателя.
    Можно предположить, что реклама будет доступна другим пользователям устройства с которого велась переписка. Например, предложение о дешевом перелете в Астрахань будет показано супруге пользователя даже если муж разлогинился. И по этому объявлению она догадается, что супруг не собирается лететь в недельную командировку на Чукотку, а отправляется с друзьями на рыбалку. Здесь налицо и нарушение прав, и его весьма существенные последствия.

Еще возможный аргумент: пользователь в настройках не может запретить сервису получать и обрабатывать информацию о себе, пусть даже для представления только самому пользователю.

Безусловно, эти факты надо доказать. Но если это сделать в рамках процесса и представить подтверждающие документы в дело, решение суда будет более обоснованным, а может даже и справедливым.

Что на дне ящика?

По легенде на дне ящика Пандоры осталась Надежда. Будем надеяться, что здравый смысл возобладает и судебная практика адаптирует привычные правовые институты под новые технологии.

Источник

Поделиться новостью

* - обязательные к заполнению поля