Министр связи Никифоров: Мы в деревнях «оптику» строим не для того, чтобы кто-то потом нам указывал, как она будет работать

в 7:28, , рубрики: icann, Госвеб, интервью, Медиа, Минсвязи, николай никифоров, персональные данные, право на забвение, рунет, Сбор Михалкова, СМИ, телеком, метки: , , , , , , , , , , ,

Министр связи Николай Никифоров в интервью «Интерфаксу» рассказал о позиции министерства по праву на забвение, о законе о персональных данных, помощи медийному рынку, блокировках интернет-магазинов и почему он против управления интернетом из Амстердама.

О позиции Минкомсвязи в отношении законопроекта о «праве на забвение»:

Мы считаем, что неправильно наделять поисковики функциями удаления ссылок без верификации, без понимания, кто направил запрос на удаление, то есть, по сути, заставлять их брать на себя полномочия судов. Это один из пунктов, который есть в нашем предложении к отзыву правительства.

Но, исходя из процедуры, нужно все-таки дождаться официальной позиции правительства по законопроекту. Другие комментарии сейчас преждевременны.

Что произойдёт 1 сентября после вступления в силу закона о персональных данных:

Компании активно готовятся к вступлению закона в силу. Если у них возникают вопросы, они их задают Роскомнадзору, нашему министерству. Мы проводим достаточно много консультаций и разъяснений. Драматических ситуаций мы сегодня со стороны компаний не видим. Было много вопросов, связанных, к примеру, с авиабилетами, другими видами услуг. Я хочу напомнить, что в законе предусмотрен юридический механизм так называемых изъятий: если те или иные виды деятельности регулируются международными соглашениями или профильным законодательством, они не попадают под действие этого закона.

Я уверен, что граждане России 1 сентября ничего не заметят, привычные им сервисы продолжат функционировать. Другое дело, что у Роскомнадзора появятся основания задавать вопросы тем операторам персональных данных, которые закон соблюдать не будут. В таком случае предусмотрены штрафы.

О «Ростелекоме», который хочет стать оператором электронного правительства и получить новые возможности монетизации сервисов:

«Ростелеком» сегодня — единственный исполнитель этого проекта. Оператором является Минкомсвязи. Государственные функции невозможно передать частным компаниям, даже если в них определенная доля государственного капитала. Мне кажется, говорить о передаче «Ростелекому» полномочий по выполнению государственной функции оператора этой системы некорректно, и речь должна идти лишь о том, как оптимизировать расходы на инфраструктуру электронного правительства. Оптимизацией расходов мы занимаемся.

О возможной либерализации рекламного рынка, чтобы помочь медиа (разрешить рекламу алкоголя, рецептурных лекарств):

Я хотел бы отметить, что комплекс наших антикризисных предложений для медиаотрасли включает два направления: больше зарабатывать и меньше тратить. Либерализация рекламного законодательства — это про то, как больше зарабатывать. Теперь законодатель должен решить, где мы готовы пойти на те или иные послабления, а где — нет. Это сложный поиск компромиссов. Мы как отраслевое министерство, предлагаем эти поправки, но решение принимают законодатели. Это поиск некоего баланса. Закрыть глаза на проблемы медиаиндустрии будет, мягко говоря, некорректно, потому что объективное падение доходов рекламного рыка просто приведет к тому, что мы увидим обанкротившиеся редакции, безработных журналистов, и вряд ли это может быть целью государства. Поэтому нужно искать компромисс. Нужно даже такие непростые вопросы обсуждать и находить по ним решения.

А вторая задача антикризисного плана — это меньше тратить, быть эффективными, оптимизировать, в том числе, редакции.

О глобальной лицензии:

Концепция глобальной лицензии, когда мы говорим о покупке каждым гражданином нашей страны некой индульгенции на воровство (заплатил 25 рублей, и после этого ты легальный вор) — странный подход, мы против него. Мы считаем, что, во-первых, он концептуально ошибочен в своей основе, во-вторых, он технически нереализуем, и я, как министр связи РФ, официально заявляю, что это технически несостоятельный подход.

Эта концепция предполагает анализ всего трафика абонентов. Даже если мы нарушим права и свободы человека и будем контролировать все, что он передает и получает по интернету, чтобы выявить тот или иной контент, мы увидим лишь маленькую часть того, что происходит в сети. Значит, наша выборка будет нерепрезентативна, и мы неправильно распределим среди правообладателей собранные с абонентов деньги.

Мы считаем, что правообладатели и связисты смогут найти взаимоприемлемые технические и юридические решения для продолжения решительной борьбы с пиратством. Но не должно быть таких радикальных мер, как глобальная лицензия, которая, еще раз повторю, по сути дела является индульгенцией на воровство.

О инициативе Роспотребнадзора блокировать сайты недобросовестных интернет-торговцев и агрегаторов:

Я очень скептически отношусь к тому, что все проблемы в нашей жизни можно решить путем блокировок. Как только появился реестр «черных сайтов», с тремя видами сведений, прямо предусмотренных законом — детская порнография, суицид и наркотики — у остальных отраслей возник соблазн все проблемы в стране решать путем блокировок. Не бороться с проблемами, а просто блокировать. Вряд ли это конструктивный путь. Всегда нужно решать саму проблему. Поэтому я не могу пока согласиться с таким подходом, нужно внимательно посмотреть все доводы. Блокировать можно только то, в отношении чего мы есть единогласный общественный консенсус. Таких тем не так много. И здесь нужно быть осторожным.

Мы ежемесячно отбываем ту или иную инициативу блокировать что-нибудь еще. Проблемы же не в интернете, а в реальной жизни. Интернет — это средство общения людей. Давайте блокировать автомобильные дороги, потому что в автомобилях по ним ездят преступники, перевозят наркотики в машинах. Нужно заблокировать автомобильные дороги. Проехал по ней преступник с наркотиками — заблокировать магистраль «Чита — Хабаровск». Это неправильный подход.

О передаче управления интернетом от ICANN в Международный союз электросвязи:

Напомню, что 30 сентября 2015 года истекает государственный контракт, специально подчеркиваю эти слова — «государственный контракт» между министерством торговли США и американской компанией ICANN на управление критической инфраструктурой интернета.

Наши зарубежные американские партнеры многократно заявляли о своих намерениях передать управление критической инфраструктурой мировому сообществу, как они это говорят, по модели малтистейкхолдеризма (multistakeholderism). К сожалению, чем ближе мы к 30 сентября, тем больше мы слышим риторики, что человечество не способно справиться с управлением интернетом, нет других достойных организаций из стран, которые способны потянуть такую сложную задачу. Что с этим способны справиться только США. Я не выдумываю эти слова, они прозвучали на недавних слушаниях в Конгрессе. Не верят они, что человечество способно справиться с управлением всемирной сетью.

Поэтому мячик на стороне наших американских партнеров. С эффективностью их управления мы уже столкнулись, когда удалялись домены, зарегистрированные на юридических или физических лиц, находящихся в Крыму. Это происходило по указу администрации США, невзирая на предыдущие заявления с трибун о том, что интернет находится вне политических решений, вне государственного управления. Вот такая политика двойных стандартов присутствует во многих сферах, а теперь добралась и до интернета. Интернет прямо управляется правительственной администрацией США.

30 сентября мы поймем позицию наших американских коллег. Если решение о передаче управления не будет принято, то, я вас уверяю, человечество не будет ожидать завершения срока очередного госконтракта с ICANN. Я уверен, что многие страны в мире начнут реализовывать технические и организационные проекты, которые демонополизируют интернет. Собственно, наши учения были направлены на это в прошлом году, наши китайские коллеги занимаются этими проектами. Европейские коллеги также предпринимают технические усилия для того, чтобы интернет был в каждой отдельно взятой стране стабильно работающей системой.

При этом бессмысленно игнорировать роль государства.

Что любопытно — телефонная связь у нас демонополизирована. Невозможно извне отключить телефонную связь внутри той или иной страны, а интернет — возможно. Адресация в российском сегменте интернета сегодня управляется из Амстердама.

[Интернет] не распадется. Поверьте, со связью все будет хорошо. Просто уйдет фактическая монополия. Мы думали, что это произойдет естественным образом, но 30 сентября мы узнаем, произошло это естественным образом или нет. […]

Я уверен, что пользователи ничего не заметят. Никаких проблем для них не будет. Просто провайдеры переподключатся по-другому, заново выдадут друг другу адресацию и сами создадут независимые от наших американских коллег институты по управлению критическими ресурсами. По факту интернет фрагментируется, но это пойдет ему на пользу, потому что ни у кого не будет соблазна рулить миром из одной комнаты с одной кнопкой. […]

Собственно говоря, интернет — это и есть сеть сетей. Просто сегодня все правила создаются в одном месте. Представьте, что правила дорожного движения для России создавались бы в Амстердаме, автомобильные номера выдавались там же. Мы бы даже не знали точно, сколько мостов на наших дорогах, когда какой мост перекроют. Разве в таких условиях могла бы нормально работать транспортная система? Может быть, это странная аналогия, но она очень близка к истине.

Мы в деревнях «оптику» строим не для того, чтобы кто-то потом нам указывал, как она будет работать. Мы хотим гарантированную надежную связь, потому что она сегодня определяет качество жизни наших людей и качество госуправления.

Источник

Поделиться новостью

* - обязательные к заполнению поля