Flash Crash 2010: главный подозреваемый в деле на триллион долларов

в 10:00, , рубрики: flash crash, алгоритмическая торговля, Блог компании ITinvest, инфраструктура, Финансы в IT-индустрии, фондовый рынок

Навиндер Сингх Сарао (Navinder Singh Sarao) может быть экстрадирован в США на основании заявлений о том, что он помог организовать мгновенный обвал на Уолл-Стрит в 2010 году. Но виновен ли он на самом деле?

Flash Crash 2010: главный подозреваемый в деле на триллион долларов - 1

Нью-Йоркская фондовая биржа в день обвала фондового рынка США, 6 мая 2010 года. Фото: Тимоти Клэри/AFP/GettyImages

В самом деле, стоило ли из-за этого переживать? Судя по названию, «мгновенный обвал» [англ. flash crash], произошедший 6 мая 2010 года на фондовом рынке США, длился не так уж долго. Снижение стоимости ценных бумаг на один триллион долларов было временным. Спокойная ситуация на рынке – вместе с привычной стоимостью акций – возобновилась менее чем через полчаса. Большая часть инвесторов – миллионы людей с долгосрочными накоплениями, вложенными в американские компании – не потеряли ни цента. Большинство и не заметило стремительного обвала рынка: все были заняты своими делами.

К несчастью, на мгновенный обвал нельзя просто закрыть глаза. Причина такой важности и особенность роли в произошедшем Навиндера Сингха Сарао – получившего прозвище «Пес из Хаунслоу», подобно главному герою фильма 2013 года «Волк с Уолл-Стрит» – заключаются в потенциальной опасности текущей ситуации.

Если, как предполагают власти США, один трейдер, работая из дома в Хаунслоу, смог обрушить 6% крупнейшего фондового рынка, неужели вся система держится на честном слове? И какой вред могут принести трейдеры с еще большим объемом финансовых ресурсов?

Слова «потенциальная опасность» были произнесены ведущим экономистом Банка Англии Эндрю Хелдейном (Andrew Haldane) в его известном выступлении 2011 года, когда регулирующие органы не смогли (как и сейчас) понять, что произошло.

«Он [обвал рынка] научил нас кое-чему очень важному, хоть и неприятному, о наших знаниях современных финансовых рынков, – заявил Хелдейн. – Не то, чтобы они были ошибочны, но имеющиеся неточности могут увеличиться и привести к системным сбоям… Обвалы на рынках, подобно автокатастрофам, оказываются тем серьезнее, чем выше скорость».

Речь Хелдейна была озаглавлена как «гонка к нулю» – отсылка к невероятной скорости торговли, ставшей возможной в текущих условиях финансовых рынков благодаря безграничной вычислительной мощности. Он рассказывал о «гонке вооружений» между высокочастотными (HFT) фирмами, осуществляющими сделки все быстрее и быстрее. «На сегодняшний день минимальная продолжительность исполнения сделки составляет около 10 микросекунд, – говорил он (и это было четыре года назад). – Это означает, что, в принципе, в один миг можно закрыть примерно 40 000 парных сделок. Если бы HFT-программы использовались в супермаркетах, обычная семья смогла бы могла бы закупиться на 100 лет вперед в течение секунды. Только представьте».

Что дает преимущество в скорости? На самом деле, многие трейдинговые стратегии пользуются этим преимуществом. Использование небольшой и временной разницы цен, скажем, в котировках акций в Нью-Йорке и Чикаго может принести неплохую прибыль. Но ваша компьютерная программа должна опередить программу другого игрока на целую микросекунду.

Высокочастотный трейдинг, возможно, и звучит как редкое, вызывающее всеобщее неодобрение развлечение, но это совсем не так. По статистике, к данному моменту HFT-трейдинг занимает три четверти всей торговли, что ведется на фондовых рынках США, а регулирующие органы даже не пытались препятствовать его росту. Большее число сделок в большем количестве мест, по их мнению, ведет к большей активности на рынке, которая в свою очередь приводит к снижению цен, а от этого выигрывают все.

Так при чем же тут Сарао? По версии обвинения, он незаконно «манипулировал» постоянно меняющимися рынками, пытаясь «обмануть» компьютеры других инвесторов и получая от этого выгоду. Он торговал контактами E-mini, цены которых меняются в зависимости от индекса S&P500, на крупнейшем рынке фьючерсов США – Чикагской товарной бирже.

Министерство юстиции США считает, что он использовал так называемую стратегию «наслоения» [англ. layering]: к примеру, он разместил целый ряд ордеров на продажу, который намеревался аннулировать, что создавало иллюзию давления на рынке в сторону снижения. И когда другие компьютеры реагировали на кажущееся давление, он мог заработать, покупая акции по низкой цене и затем продавая их после стабилизации цен. И все это происходило быстрее, чем вы успевали моргнуть.

В день мгновенного обвала рынка Минюст США заявил о том, что Сарао «интенсивно и в больших масштабах» использовал стратегию «наслоения» и заработал $879 018 чистой прибыли только за этот день. В общем за 5 лет, по утверждениям Минюста, Сарао обманным путем получил $40 миллионов.

Нам придется подождать, чтобы узнать, как обвинение будет доказывать его вину, если дело все-таки дойдет до суда. Однако многие считают, что версия причастности Сарао к обвалу рынков выглядит неправдоподобно. Во-первых, Сарао неоднократно запускал свой алгоритм с июня 2009 года, и тогда рынок не обвалился. Во-вторых, он выключил свой компьютер за две минуты до начала крушения рынка. В-третьих, если он лишь «причастен» к мгновенному обвалу, не стоит ли предъявить обвинения и остальным? Почему во всем винят одного Сарао?

И вот еще что странно. Чикагская фьючерсная биржа расспрашивала Сарао о его сомнительной трейдерской активности еще до мгновенного обвала. Более того, в тот самый день ему написали, будто «ожидают, что ордера будут размещены на законных основаниях с целью проведения правомерных транзакций». Если власти знали, чем он занимается, почему они позволили ему торговать после мая 2010 года и ждали еще почти пять лет, перед тем как потребовать его экстрадиции?

По одной из версий Сарао – вне зависимости от того, насколько легальны его методы – следует объявить героем. Менеджер хедж-фонда Bronte Capital Джон Хэмптон (John Hempton) считает традиционные HFT-компании – фактически преступниками, так как их цель – «обобрать» постоянных инвесторов, «опережая» их ордера: они используют компьютеры, чтобы выявлять тренды на рынках и размещать ордера раньше остальных.

«Я бы предпочел, чтобы «опережающие» компьютеры не участвовали в торгах, – утверждает Хэмптон. – И это станет возможным, если разрешить спуфинг [англ. spoofing – постановка лимитных ордеров, которые будут убраны, прежде чем будут исполнены – прим. перев.]. Он делает работу высокочастотных трейдеров боле рискованной». Дело Минюста США Хэмптон называет «просто нелепым».

Компьютеры, пытающиеся перехитрить другие компьютеры – картина, непривычная для традиционного восприятия фондовых рынков как мест, где информированные покупатели встречаются с информированными продавцами, и куда компании могут обратиться для получения финансирования.
Конечно, то же самое происходит и сейчас. Но главный вопрос, возникший после обвала рынков – какой опасности подвергаемся все мы с появлением новых «скоростных» технологий? Этой проблемой и занимался Хелдейн в 2011 году. Он сделал вывод, что, возможно, потребуется введение новых правил, и «палки в колесах могут предотвратить очередную катастрофу».

Ссылки по теме:

Автор: IT_invest

Источник

Поделиться новостью

* - обязательные к заполнению поля