Алан Кей: Будущее нельзя построить постепенно

в 14:01, , рубрики: алан кей, Блог компании Philtech-акселератор, изобретения, инновации, Управление продуктом

Наименее важное время в которое мы живём — это настоящее.
Алан Кей

image

Ещё в 2014 году, когда Алан Кей выступал с этой речью в Сан Франциско, один друг присутствовал там лично. Его крайне впечатлило выступление, и он попросил перевести его для исследователя, который уже в возрасте и не знает английского. Искренне интересуясь теми, кто двигает мыслью в Долине, я согласился. Перевод лежал невостребованным долгое время, но вдруг пришла шальная мысль: взять и опубликовать.
Спасибо MagisterLudi за редакцию и помощь!

Я решил использовать речь Стивена (ведущий мероприятия — прим. пер.), как трамплин для своей речи, потому что я знаю, что он любит делать демо, ну и я тоже люблю их делать. Этот слайд подводит итог кое-чему, на что нам всем следует обратить внимание, и это разница между постепенным развитием и резким скачкообразным развитием.

Большие Данные — это ниша, в которой многие сегодня пытаются делать деньги, которая также является любимицей маркетологов из-за её вездесущности. Все слышат фразу, но не все знают её значение, именно это служит отличным поводом чтобы маркетологам говорить: “это использует Большие Данные, то использует Большие Данные”. Но интересное будущее лежит за значением, за смыслом, а не данными. Стивен показал вам идею, которая у большинства людей и не появлялась — что если бы язык программирования реально знал что-нибудь о своём пользователе, о контексте, что если бы он знал бы что-нибудь и обо мне. Эти идеи довольно стары, и появились тогда, когда и многие скачкообразные открытия. Но они не были поняты в 80-е, и были просто отброшены. И это интересная тема для размышления.

Некоторое время назад Реджис МакКена (Regis McKenna), который давно засел в Силиконовой Долине, занимался PR-ом и раскручиванием, в особенности для Apple. Его достали люди, которые путают слова “инновация” и “изобретение”. Он говорил, что изобретение – это то чем занимается Xerox PARC (исследовательский центр в Пало-Альто — прим. перев.), а инновации – это то чем занимается Apple. Таким образом Xerox изобретал вещи, которые были скачками в развитии, и это был один вид работы. Вы можете это понимать как создание [“научного”] капитала (wealth), того вида капитала, который вам нужен для гидроэлектростанции или для добывания электричества из солнечной энергии. Инновации же означают конвертацию [“научного”] капитала в деньги, и это то, чем занимается Apple, совершая тем самым совсем другой вид работы, более сложный и дорогой – это заворачивание во всякие обёртки, которые нужны для постепенного внедрения изобретения в мире, преодолевая его сопротивление.

Часто, лишь толика изобретения выходит в свет

image

Потому что она выходит в мир, где возможные покупатели имеют сравнительно скудное понимание, что она из себя представляет, особенно если это что-то новое. Сегодня я буду говорить о изобретениях. Вот пример — 3333 улица Койот Хилл (адрес PARC — прим. перев.). Там был изобретён персональный компьютер (ПК), как первый Apple, Mac 1988-го или 1989-го. Но этот был собран в 1973, и мы сначала сколотили 2000 штук, потому что не возможно изобрести ПК, не имея ПК. Нужна демонстрация. Битмапный экран, графический интерфейс (GUI), — что является главным для делания денег, потому что это то, что позволяет миллиардам людей использовать компьютеры — объектно-ориентированное программирование, лазерные принтеры, Ethernet, p2p сети, и половина интернета. И многое другое. Все они были не очень похожи на то, что было до них, и мы поняли, что любое изобретение начинается не с нуля. Мы измерили разницу между изобретением и постепенным развитием (инновацией) по размеру технологического скачка. Интересно, что всё это было сделано группой из 24 человек за 5 лет, что очень дешево. В пересчёте на сегодняшний день, используя постоянный доллар, это стоило $10 миллионов в год. Конечно, тогда активы тратили совершенно по-другому: зарплаты были низкие, дома небольшие. Когда я был там, моя зарплата была $22 000, и мой дом в Пало Альто стоял на трети акра и стоил $45 000. С другой стороны, мы тратили сумму в 2-3 зарплаты на технику для каждого сотрудника, и так мы покупали дорогу в будущее. По Закону Мура, если ты сейчас хочешь что-то, что появится только через 15 лет, ты должен быть готовым платить головокружительные деньги. Поэтому наши ПК в сегодняшних долларах стояли $85 000, и мы сделали 2 000 экземпляров. Подумайте, если пойдёте в университет или компанию — они работают на компьютерах прошлого. Их шансы сделать что-то прорывное — почти ноль. Если хочешь вычислять в будущем, тебе нужно вычислять с вычислительной мощью будущего.

И вот в чём проблема: всем нравятся перемены, кроме того момента, когда эту перемену нужно совершать

image

И я не имею в виду лишь публику, я говорю о технологах. Так что пожалуй самый интересный факт о PARC, это то, что он сгенерировал 30 триллионов долларов. И это ещё одна разница между изобретением и инновацией. Люди очень радуются, когда создали компанию которая в год приносит $1 или $10 миллиардов в год, а это лишь 1/10 от 1% от $1 триллиона. А изобретение которое меняет контекст, приносит целый новый пласт технологий по прибыльности на два или три порядка выше. И изобретение позволяет инновациям иметь место: когда всё самое важное уже создано, люди могут спокойно поразмышлять над новыми идеями. Например, у парня за пару выступающих до меня были маленькие идеи, он создавал новую компанию опираясь на каждую новую идею. Это принесло ему немерено денег, а всё потому, что публика как раз таки и может переваривать лишь эти маленькие идеи. Так что самый интересный момент для нас, это то, что у технологов также были проблемы с этим. К примеру, то как мы проектировали компьютеры было отвергнуто Intel и Motorola, то как мы создавали язык программирования было отвергнуто сообществом программистов, но потому что PARC был успешным, названия тем не менее приклеивались. Например в 80х появилось много “объектно-ориентированных” (ОО) языков, которые на мой взгляд таковыми не являются (а я как раз тот кто придумал это название). C++ например не является ОО. И мы видим это повсеместно.

Люди вобщем ненавидят изучать что-то новое, и мы об этом ещё услышим через секунду, и особенно люди маркетинга этого не любят

Любой сегодняшний проект, который включает в себя изучение многого, не является интересным для маркетологов. Как в шутке: они хотят совершенно новую идею, котороая уже хорошо проверена, она должна быть понятна и опознаваема для людей, но ты её единственный собственник. То есть они хотят что-то, что могло бы приманить каменного человека 100 000 лет тому назад, что-то что идёт в ногу с нашими гено-предрасположенными интересами. Интересный вопрос: если бы велосипед был изобретён завтра, как-бы он продержался на рынке? Подумайте о том, насколько опасен велосипед, подумайте о том, сколько было-бы судебных исков. Люди в нынешнее время толерантны к велосипеду, всё потому, что он уже присутствует много лет. Ещё одна сторона с которой можно посмотреть: наш мир это фильтр нижних частот.

У iPod-a более тупой интерфейс, чем у Mac-a. У него даже нет такой функции как “шаг назад”, хотя может быть если им потрясти, то какие то функции отзовутся для помощи. Но если думать об iPod-е как об устройстве с которым общаешься жестами, жест это то, что не только естественно, но и эффективно. Если заниматься жестами на компьютере, то корни этого процесса уходят в 60-ые, всё что тебе в реальности нужно сделать, это выучить кучу жестов на компьютере, чтобы пользоваться им бегло и эффективно, а у iPod-a нету программ обучения этим жестам. И они не заставляют разработчиков их писать. Они отупили всё до нескольких простых жестов, и такой подход выгоден для людей интересующихся деланием денег, но не для персональных вычислений.

Ещё с какой стороны можно посмотреть на это: есть “новости”, а есть “новое”

image

Что такое новость? Новость это то, что может быть рассказано за несколько минут. Почему? Потому что если вы посмотрите новость по телевизору, они не покажут вам то, что выходит за рамки категорий которые вы уже знаете. Покажут о падении самолёта, о стрельбе, и всё это впадает в категорию, о который вы уже что-то знаете. Таким образом они уходят от “нового”, которое по определению является невидимым — то, что действительно ново, ты можешь еле-еле рассмотреть. Многие люди, которые сталкиваются с чем-то действительно новым, они это либо отвергают, либо пытаются переформатировать это в то что им уже известно. Новости — это о “кострах”, вокруг которых мы собираемся и сочиняем сказки, переделываем байки в лучшие байки. Новое может занять годы изучения, чтобы понять чем оно является на самом деле. Я не могу припомнить, чтобы по новостям показывали что-то из высшей математики, чтобы помочь людям понять глобальное потепление. А при этом высшая математика известна на протяжении нескольких сотен лет, но по факту только 7% американцев брали курс по высшей математике, и только 4% понимают её. То есть это то, что не покажут по телевизору или в Нью-Йорк Таймс. И что-бы я не делал в такой-вот беседе с вами, чтобы говорить о “новом” мне приходится использовать вещи из области “новостей”. Мне необходимо использовать категории которые вы поймёте, чтобы закончить в течении оставшихся 15-и минут.

Если посмотреть на человеческую психометрику, то вот упрощённая, но всё же интересная концепция

image

Когда нечто новое появляется, 95% из нас это так-называемые “инструментальные мыслители” — люди, которые оценивают идею или инструмент на основании того, поможет-ли она им в достижении их нынешних целей. Эти люди крайне консервативны в изменении своих целей. 5% из нас реально заинтересованы в новых идеях и инструментах, и можем изменять наши цели когда эти новые вещи появляются.

image

На другой оси, 85% людей делают вещи для социального одобрения (это так-называемые экстраверты), и только 15% из нас внутренне-ориентированы. Соединяя эти две оси — они возможно не совсем независимы, но достаточно независимы для этого выступления — мы видим что только 1% из нас внутренне-ориентированы и заинтересованы в новых идеях и инструментах, а 80% консервативны, инструментальны, и направляемы мнением общественности о них. Этой группе нужно чтобы все согласились с чем-то прежде чем кто-либо согласится с чем-то. Это не происходит посредством мышления, и поэтому они не могут заниматься чем-то просто потому что это хорошая идея — у них просто нет такой категории.

image

Но если все с чем-то согласны, но при этом это ужасная идея, они будут этим заниматься и считать что это частью их культуры. Эти два квадрата объясняют многое о человеческом поведении, и оказывается что если вы хотите изменений, то вам нужно что-то делать с теми 80%, потому как тот 1% и так уже этим занят. В некоторые времена этот 1% сжигают на кострах, в 60-е их финансировали (от таких людей зародился PARC), но так или иначе эта группа всегда присутствует.

Стоит подумать и о том, что обнаружили антропологи рассмотрев 3000 традиционных культур

image

Во всех случаях без исключений они нашли множество поведенческих особенностей, которые всегда имели место. Например, каждая культура имела свой язык, свои истории, они фантазировали и планировали, и так далее. Я хочу подчеркнуть вывод к которому они пришли — это то, что все эти особенности так или иначе встроены в человека, т.е. генетически запрограммированы. Не то чтобы кто-то рождается с каким-то языком, но механизм для освоения какого-либо языка есть у всех.

image

Антропологи верят, что если при рождении ребёнка его из одной культуры перенести и воспитать в другой культуре, он будет сформирован той средой, где был воспитан. Все предприниматели, кто заинтересован в прибыли: узнайте список этих особенностей и стройте для него технологические усилители — успех обеспечен. И вы можете увидеть, что все прибыльные продукты на сегодняшний день принадлежат к этой группе. Эти предметы не нужно рекламировать, люди уже предрасположены к их использованию.

Как работает наш мозг

image

Мы воспринимаем зрением через глаза, и информация прыгает по мозгу из одного места в другое. Вот две концепции, показывающие что такое наш ум. Первая: это и то, что мы называем “нормальным”, наш контекст и верования, то что мы считаем реальностью. Мы считаем, что наша “норма” — эти и есть реальность, и именно поэтому нас заняло почти 200 000 лет чтобы изобрести науку. Мы думали что уже живём в своей реальности, где всё является тем, во что мы верим, и поэтому зачем искать что-то глубже? Я называю эту часть мозга призраком, т.к. в ней мы считаем что всё что нормально является реальностью. Но также временами у нас есть то что я называю “сон”, потому что по факту сознание это просто сон наяву, но более ограничено тем что происходит вокруг нас (в отличие от сна ночью когда мы не знаем, что происходит вокруг нас).

То есть мы от момента к моменту живём как бы в собственной галлюцинации

image

В доказательство вот пример: если у вас есть 2 монеты и вы знаете что они одного размера, держите одну на таком расстоянии чтобы она была в два раза дальше другой. Та, которая дальше, должна быть в половину размера той, которая ближе, но она так не выглядит. Откуда такая иллюзия? Она хорошо известна как “постоянство размера”.

image

Декарт показал, что отображение на сетчатке действительно в половину размера. В этот момент наш “призрак” видит одно, но “сон” говорит что это видение не есть правда, и мы видим некий компромисс между “призраком” и “сном”. Многие суждения к которым прибегают люди не правдивы, потому что они анализируют исходя из восприятия ситуации “призраком”. Из этого мы делаем вывод что нормальный — это почти спящий, потому что мы ограничили свой анализ, сами этого не замечая.

image

Далее, антропологи увидели наряду с универсальными для человечества особенностями, есть достаточное редко встречающиеся

Например чтение, письмо, математика, равные права — всё это изобретения, мы не запрограммированы ими от рождения. Их сложно изучать, и насколько можно увидеть, они начались примерно 13 000 лет назад, и были очень нерегулярными до недавнего времени. Например, идея как что-то пережить или вытерпеть нам хорошо известна с рождения, но идея прогресса возникла лишь в 18 веке – когда перемены были столь медленными, что все на планете умирали в той-же среде в которой рождались — это изобретение.

image

Предположим, что вы в 2 раза умнее чем Да Винчи, но родились 10000 лет до н.э. Как далеко-бы вы продвинулись? Вы бы не продвинулись вообще, вас бы скорее всего сожгли на костре. Но Генри Форд, который не был так умён как Да Винчи, родился в то время, когда знания уже были людям известны, многое уже было раскрыто, и ему не нужно было изобретать бензиновый двигатель.

image

Всё уже было изобретено, а Форд был просто инноватором: он организовал производство, и доставил изобретения в массы. Следовательно, знание доминирует над интеллектом, если увидеть что они идут в изоляции друг от друга. И вот вопрос — почему Форд смог сделать то, что сделал? Ответ в том, что гений по имени Ньютон изменил то, как люди думают. Люди стали мыслить так, как раньше не мыслили, и если подумать о количестве ценности которое создал Ньютон, это просто немыслимо, потому как практически все технологии существуют из-за Ньютона. И поэтому к изобретениям нужно относится с большим вниманием. Раньше эта страна финансировала изобретения, но сейчас по некоторым причинам, о которых у меня более нет времени говорить, изобретения больше не финансируются.

Настоящее время просто ошеломляюще, потому что у нас такой маленький мозг, и мы заняты в основном настоящими (текущими) событиями

image

Но настоящее вышло из небольшой части прошлого, и только этой части прошлого мы уделяем внимание, если вообще смотрим назад. Есть книга 1840-х годов, автор которой сделал наблюдение, что “у американцев нет ни прошлого, ни будущего — они живут в продолжении настоящего”. И это метко характеризует нас сегодня. Таким образом, людям живущим в настоящем тяжело принять какие либо скачкообразные перемены. Но самое маловажное время, в котором мы живём — это настоящее. Если мы поймём, что настоящее — это конструкция созданная нашей системой и нашими верованиями, мы можем понять что способны создать любую другую конструкцию.

image

И именно так строились США: Томас Пэйн в работе “Здравомыслие” (Common Sense), писал “почему король должен быть законом, когда закон может быть королём?” То есть он понимал, что можно построить другую систему и провести её в закон. Увидев настоящее в таком свете, мы открываем для себя прошлое, потому что убираем особый статус той малой доли прошлого, из которой создалось наше настоящее. И это позволяет нам мечтать о том, что может быть в будущем. Открыв прошедшее, мы можем позаимствовать изобретения того времени, переработать их, и получим новые идеи, непохожие ни на что из настоящего. Но этот процесс редко используется в наши дни.

Можно это увидеть следующим образом: нас в школе учат решать задачи, но это неправильная идея, потому что проблемы появляются натурально из нас нынешних, из того что мы делаем. На самом деле нужно учиться тому, как находить и ставить задачи. Только подумайте — нынешней концепцией творческого человека является человек который может указать на очевидные проблемы. Но это лишь отображение текущего мировоззрения, и реально может не быть настоящей проблемой.

Мы можем делать изменения только обнаружив, что является настоящей проблемой

Человек, который хорошо этим владел, это Уэйн Гретцки, известный как самый лучший в истории хоккеист. В одном из интервью ему сказали, что он делает много бросков и промазывает, на что он ответил: “Человек промахивается на все 100% из тех бросков, которые не делает, поэтому почему бы не попытаться?” Также он сказал, что “хороший хоккеист следует за шайбой, а отличный хоккеист следует туда, где шайба окажется.” Вторая часть является новизной. И он не имел в виду оценку того, куда шайба полетит, а занять место, куда-бы ему могли сделать пас, чтобы он мог забить гол. И поэтому у него больше голов, чем у кого-либо.

В Xerox PARC, одна из игр в которую мы играли так и называлась — игра Уэйна Гретцки

image

Суть игры: зафиксировать шайбу далеко в будущем, намного дальше чем 3 месяца, как говорил предыдущий выступающий (я нашел это совершенно смехотворным). Идея-же нашей игры состояла в том, чтобы отвести шайбу на 30 лет в будущее, настолько далеко, чтобы не было известного видимого пути к этому. Таким образом в 1968 я решил, что неизбежно в будущем у нас будут ноутбуки, тому была технологическая причина, причина потребителя, и причина образования. Но играя в эту игру, надо приблизится к настоящему, и подумать какой твоя идея будет через 10-15 лет, чтобы приблизится к тому, что будет через 30 лет.

image

Такое устройство имеет железо и софт будущего, а создавать его надо уже сейчас, потому что понадобятся десятки лет, чтобы фундаментально изменить железо и софт для нового устройства. Это возможно сделать через деньги, удваивая финансирование каждые 18 месяцев — это закон Мура наоборот. И таким образом мы пришли к компьютеру Alto, предшественнику Макинтоша – он стоил $85 000 в 1973, и это была первая симуляция ноутбука. Эта машина была настолько мощной, что на ней можно было сделать всё что угодно, особенно эксперименты с интерфейсом. В наше время это одна из проблем — мы пока не знаем как разрабатывать хорошие интерфейсы, потому что с ними никто не экспериментирует. Но в Xerox PARC мы как раз таки с этим экспериментировали. И эта машина была настолько быстрой, что нам не нужно было оптимизировать, и у нас было время на пиво после обеда.

image

Возвращаясь к работе мы продолжали играть с интерфейсом. И мы создали, к примеру, Microsoft Word — он был сделан в Xerox PARCе и был протестирован на Alto в 1974, и принёс много денег Microsoft в 80-ых.

Если подумать, на самом деле всё это недорого стоит, по сравнению с тем, что мы узнаем от всего этого процесса.

Подхожу к кульминации

Уйдём в прошлое на 7 лет, это будет 2007. Что тогда было? Я хорошо помню этот год, в то время финансовое сообщество украло наши деньги. В общем 7 лет разницы во времени, как это ощущается? Не так уж давно. Но давайте посмотрим что можно было создать за те 7 лет.

Если в то время у них было планирование на 10 лет (сегодня оно может быть связано с коммуникациями, или что-то связанное с “большим смыслом”, вместо “больших данных”). Если играть в игру Уэйна Гретцки, ваше видение будет далее чем то, над чем вы реально будете работать. Из этих 10 лет, 5 лет минимум нужно отвести на исследования. Это психологически важно, потому что если вы отведёте 3 года на исследования, учёные и инженеры будут заниматься совершенно другими вещами чем те, которыми действительно нужно заниматся. Т.е. если не дать им 5 лет, то ваш проект ограничится 10-ю годами. То-же самое с горизонтом инновации для этих изобретений.

image

У вас есть переходный процесс от изобретений к инновациям, и если взять всё это вместе, то действительное время потраченное на настоящие изобретения и их инновацию не такое-уж большое. Но люди не идут через эти ступени, у них есть маленькая идея на основе чего-то из разряда “костров и баек”, для удобства и простоты (из списка с левой стороны экрана, показанного ранее), и незамедлительно начинают выходить на рынок. И для них это хорошо, если людям понравится, но для будущего это плохо, потому что ведёт к парализации мышления о том, чем мы занимаемся. Например, только учёные и инженеры используют компьютеры для того, для чего они действительно хороши, все остальные используют их как удобное средства для делания всё тех-же вещей что и раньше, а не новые методы использования, как говорил Стивен Вольфрам.

Это был краткий обзор изобретательного процесса, почему у людей проблемы с восприятием нового, и взгляд на то, как можно действовать далее. Спасибо.

Кто хочет помочь с переводом полезных мыслей Алана Кея, пишите magisterludi2016@yandex.ru

Еще публикации Алана Кея на русском:

Автор: Алексей Маньковский

Источник

Поделиться

* - обязательные к заполнению поля