Реформа французского языка. Часть 1. Успеваемость для всех

в 14:52, , рубрики: изучение иностранных языков, изучение языков, иностранные языки, французский язык, метки:

image

Для начала важно отметить, что французский язык — один из самых распространенных языков в мире.

Лидеры рейтинга языков, которые изучают в разных странах мира как иностранные языки — английский, французский, испанский. И французский язык в этом рейтинге прочно закрепился на втором месте. Также французский язык зарождает целую культуру многих стран по всему миру и сейчас находится на третьем месте по количеству стран в которых он официально признан и используется. (по материалам статьи "Мировое распространение языков" andorro)

По данным из Wikipedia по-французски в настоящее время говорит приблизительно 274 миллиона человек. К 2025 году это число достигнет 500 миллионов, а к 2050 составит 650 миллионов человек.

С этого года Министерство образования Франции (Le ministère de l'Éducation nationale) требует от издателей учебников перейти на новые правила правописания для повышения успеваемости в школе.

Речь идёт о списке из приблизительно 2400 слов (≈ 4% словарного запаса французского языка), правописание которых эксперты упростили. (Статья в www.lefigaro.fr)

Таким образом Министр образования Франции Нажа Валло-Белькасем (Najat Vallaud-Belkacem) Франции борется с неуспеваемостью в школе, активно ратуя за использование упрощённых правил правописания.

Это вроде бы и реформа (по крайней мере, так её называет правительство, но и не совсем).

Однако наряду с упрощенными вариантами, в силе останутся и классические нормы правописания.

Реформа 26-летней давности

"Поправки к французской орфографии" были утверждены Французской академией и Высшим советом французского языка ещё в конце 1980-х, и опубликованы в Официальном бюллетене Франции (Journal officiel) 6 декабря 1990 года.

Долгое время они принимались только к сведению, и лишь в 2008 году Официальный бюллетень Минобразования Франции (№3 от 19 июня 2008 года) интегрировал их в школьную программу.

И всё равно, около 7-ми лет правила на деле применялись лишь частично. Так, с 2008 года некоторые новые правила орфографии стали появляться в учебниках издательства Belin, но применялись с определёнными ограничениям, а рекомендации особо не соблюдались. Всё изменилось несколько месяцев назад, когда в Официальном бюллетене Минобразования Франции от 26 ноября 2015 года было впервые отмечено:

"Обучение орфографии ссылается на поправки в орфографии, опубликованные в Официальном журнале Французской Республики 6 декабря 1990 года."

Наконец-то! Не прошло и 26 лет)

В феврале 2016 (более чем через два месяца после публикации бюллетеня… Браво скорости!), средства массовой информации внезапно проснулись (в частности после репортажа на главном французском телеканале TF1), и с рвением Жанны Д'Арк выстроились в защиту мелодичного, благородного, уникального французского языка:

» Non, l’accent circonflexe ne va pas disparaître
» Réforme de l’orthographe: les contrevérités continuent
» Réforme de l'orthographe: inapplicable!
» Que cache la réforme de l'orthographe?

Правительство активно заговорило о необходимости распространить новые правила орфографии на все школьные учебники. С сентября 2016 года книги с "новыми правилами правописания" отмечаются специальным значком: "Nouvelle orthographe" (Новая орфография).

La Nouvelle orthographe

Так что же изменилось? Пожалуй, выделю основные пункты:

  • Составные числа

Правило было простым: мы ставим дефис между десятками и единицами (т.е. для числительных ниже ста), за исключением случаев, когда они связаны "et" (и).
Пример: "quatre-vingt-douze" (92)

С этого момента, мы ставим дефис между каждым числительным:

"cent cinquante et un" (151) становится "cent-cinquante-et-un"
"mille sept cent quatre-vingt-quatorze" (1794) становится "mille-sept-cent-quatre-vingt-quatorze".

В данном случае абсолютно ничего не оправдывает использование дефиса между каждым числительным. Да и такое скопление дефисов раздражающе воздействует визуально.

  • Дефис и упрощение правописания слов "со сложностями"

Вы, конечно, помните эти подлые головоломки, когда нужно было правильно согласовать слова "со сложностями"? Когда они состояли из "глагола + существительное" или "предлога + существительное", вторая часть систематически принимала "s".

Просто, практично и эффективно: des après-midis (мн. послеобеденное время), des perce-neiges (подснежники), des porte-paroles (спикеры).

Теперь "s" принимают обе составляющие слова. Лично меня это новшество в правописании особо не беспокоит, но я могу понять ностальгию тех, кто любил поднапрячься в поисках правильного окончания.

Также слова, пишущиеся через дефис, можно будет писать без него: weekend (выходные), millepattes (сороконожка), portemonnaie (кошелёк) и др.

  • Гравис (accent grave) вместо акута (accent aigu)

Слова céleri (сельдерей), crémerie (молочная лавка) и sécheresse (засуха) пишутся с акутом, потому что во втором слоге этих слов есть, так называемая, "глухая е" (e muet). Согласно новым правилам эти слова можно писать с грависом: cèleri, crèmerie и sècheresse.

А так же и глаголы, которые в будущем времени и условном наклонении спрягались по аналогии глагола "céder"(отступать). Теперь принимают такую форму: "je cèderai", "j’altèrerai".

  • В некоторых случаях пропадёт циркумфлекс (accent circonflexe)

Вот тут целая палитра впечатлений. Что только можно было прочитать за последнее время в сети и СМИ о предполагаемой смерти циркумфлекса! Будто это равносильно смерти самого Мольера!

Хотя вопрос об отмене циркумфлекса никогда не затрагивал гласных "a", "e", "o".

К минусам можно отнести то, что он становится необязательным на "i", "u", кроме случаев, когда это создает путаницу. Для примера:

Jeune/jeûne

("У меня будет небольшой пост" и "У меня будет молоденький дружок")

Таким образом, здесь использование циркумфлекса остаётся обязательным, а также в словах dû (надлежащий), mûr (спелый), sûr (уверенный), так как у этих слов есть омонимы, меняющие смысл, — du (частичный артикль), mur (стена), sur (на)…

Но мы могли бы смело обойтись без циркумфлекса в подобных словах: boite/boîte (коробка), buche/bûche (полено), cout/coût (стоимость), maitresse/maîtresse (учительница), il parait/il paraît (кажется), и так далее. Поскольку никакой двусмысленности в использовании этих слов быть не может; я не говорю о контекстуальных значениях, а о правописании.

Также циркумфлекс остаётся, чтобы различать некоторые глагольные формы: tu crois (глагол croire — верить), tu croîs (глагол croitre — расти).

Интернет-пользователи восприняли частичный отказ от циркумфлекса как полное упразднение этого значка и выступили в соцсетях с хэштэгом протеста #Jesuiscirconflexe.

Однако во многих случаях их аргументы оказались ошибочными. Например, они раскритиковали лингвистов за отказ от "шляпки" над теми словами, смысл которых меняется, если её убрать (например jeûne/jeune — пост/молодой). А это не предусмотрено реформой.

Как по мне, слишком много шума из ничего. Конечно, с упразднением циркумфлекса мы постепенно забываем о происхождении слов. Ведь циркумфлекс, как правило, указывал на исчезнувшую в слове букву "s".

Пример: с латыни "Hospital" мутировало в "hôpital". "S" исчезла не только в письменном варианте, но и в речи. А вот в русском варианте эта буква активно произносится: "гоСпиталь".

  • Согласование глагола "laisser" + инфинитив

Уважаемые читатели, у меня к Вам вопрос! Как же всё-таки писать: "elle s'est laissé faire" или "elle s’est laissée faire" (она сдалась)?

У меня для Вас хорошие новости: уже не нужно перечитывать множество литературы в поисках подходящего правила или ответа. Теперь причастие прошедшего времени от глагола laisser (оставлять) вместе с неопределенной формой глагола лингвисты предлагают не менять в соответствии с родом и числом: elle s'est laissé faire, ils se sont laissé faire (нынешняя норма: elle s’est laissée faire, ils se sont laissés faire).

  • Существительные, заканчивающиеся на -illier и -illière

Изменения коснулись лишь четырёх слов: joaillier (ювелир), marguillier (курительная трубка), quincaillier (управляющий хозяйственной лавкой), serpillière (швабра).

Отныне они потеряют своё второе "i" и станут joailler, marguiller, quincailler, serpillère.

Согласно реформе, речь идёт об исправлении графических аномалий, выступающих вразрез с общими правилами правописания.

  • Заимствованные слова

До сих пор, множественное число слов, заимствованных за рубежом (латынь, английский...) следовали правилам своей страны: un scenario → des scenarii, un colombarium → des colombaria, un sandwich → des sandwichEs. Мне всегда казалось это правило абсурдным.

И вуаля, реформа теперь позволяет писать des scenarios, des colombariums, des sandwichs…

  • Глаголы, заканчивающиеся на -eler и -eter

До сих пор было два типа глаголов. Такие, как "peler" (очищать кожуру) или "acheter" (покупать), которые спрягались с грависом: je pèle, j’achète. И такие, как "ruisseler" (стекать) или "étiqueter" (делать этикетку), которые использовали в спряжении два "t" или два "l": je ruisselle, j’étiquette.

Но теперь все глаголы повинуются общему правилу и пишутся с грависом: je ruissèle / j’étiquète.

То же относится к наречиями: un ruissellement (сток) станет un ruissèlement…

Просто, эффективно, не дорого)

  • Изменение правописания некоторых слов

Oignon / Ognon (лук) — главное слово раздора!

Je suis un oignon

Это единственное слово, которое многие СМИ "выхватили" из всеобъемлющей реформы. Всё дело в аномалии правописания, тянущейся ещё со старо-французского. В то время писали besoigne ("besogne" — задача), estraigne ("étrange" — странный) или montaigne ("montagne" — гора ). Один лишь только oignon (лук) хранит эту особенность (букву "i") по сегодняшний день.

Лично я бы оставила слово oignon без изменений, так как оно широко используется, так как всё-таки смешно слышать, как люди говорят, "ouagnon" (ведь там есть "i", и согласно правил такое произношение было бы правильным), так как абсолютно все знают, как написать oignon правильно, так как это уже привычка родом из детства и своеобразная традиция.

Что касается других изменений в орфографии, то они очень даже приветствуются, потому что являются вполне "логичными". И заключаются в следующем:

boursoufler (вздувать) → boursouffler (souffler — дуть)
bonhomie (дружелюбие) → bonhommie (homme — мужчина)
combatif (воинственный) → combattif (combattre — воевать)
chariot (телега)→ charriot (латинский корень carrus — повозка)
dissous (растворённый) → dissout (женский род: dissoute — растворённая)
imbécillité (слабоумие) → imbécilité (imbécile — слабоумный)
nénuphar (лилия) → nénufar (персидское происхождение: nilufar — лилия)
persifler (издеваться) → persiffler (siffler — свистеть)
relais (реле) → relai (balai — метла / délai — задержка)...

"Успеваемость для всех"

L'orthographe

Таким образом, Французская академия мотивирует своё решение упростить орфографические правила тем, что "язык меняется", и "в правописание необходимо вносить исправления в соответствии с требованиями времени". И я всецело поддерживаю это изречение. Изменения — двигатель прогресса.

Лингвисты утверждают, что сложности языка зачастую заставляют "даже образованных людей" задумываться над правописанием тех или иных слов. И действительно, в случае с многострадальным циркумфлексом, вероятно проще запомнить, как пишется слово, чем искать какое-либо правило. Почему, например, однокоренные слова jeûner (поститься) и déjeuner (обедать) пишутся по-разному?

Другие противники реформирования письменного французского языка увидели во введённых мерах попытку упростить письменный язык и нивелировать его в соответствии с языковым уровнем малообразованных слоёв населения.

Что же думать об этой реформе? С одной стороны средства массовой информации проснулись слишком поздно, ведь реформа была опубликована ещё 26 лет назад. Кроме того она, вроде как, ни к чему не обязывает (ведь обе формы сохранены), и каждый, казалось бы, может выбирать форму правописания, которая ему по душе.

Наконец, важно отметить, что эта реформа всё же упрощает правописание. Иногда, конечно, усложняет некоторые правила правописания, но и аннулирует множество исключений и "нелогичных" правил орфографии.

Но стоит понимать, что язык является живым существом, который развивается с течением времени. Мы не говорим и не пишем сегодня так, как это было триста лет назад. Можем ли мы сказать, что французский язык был упрощён на протяжении веков?

А что же делать с поиском слов в словарях (традиционных и электронных)?

Ведь все мы знаем, что любой словарь содержит перечень слов в их нормативном написании. Но поспевает ли этот перечень за реформами в правописании, посильна ли новая французская орфография электронным "всезнайкам"?

Вот об этом мы поговорим во второй части статьи, где я проведу сравнение нескольких распространённых онлайн переводчиков, как они эволюционируют и следуют ли за реформами в орфографии.

Автор: Fleurdelys

Источник

Поделиться новостью

* - обязательные к заполнению поля