Почему я не подписываю соглашения о неконкуренции

в 12:15, , рубрики: NDA, долг, интеллектуальная собственность, Карьера в IT-индустрии, право на труд, свобода, соглашение о неконкуренции, соглашение о неразглашении

Почему я не подписываю соглашения о неконкуренции - 1После университета я устроился в IT-отдел компании по обработке платежей и взысканию долгов. Мой стол стоял рядом с колл-центром: я целыми днями выслушивал, как люди на пособии делают покупки не по карману и влазят в долги. Когда несколько продажников ушли и начали собственный бизнес, прихватив с собой клиентов, компания предприняла меры. Она заставила всех в офисе, от сотрудников на вводе данных до операторов поддержки, подписать соглашения о неконкуренции. Это было первое соглашение о неконкуренции, которое я отказался подписать. В течение следующих пятнадцати лет меня ещё несколько раз попросят подписать такие бумаги, всегда перед приёмом на работу. Я всегда отказывался, и до недавнего времени это никогда не становилось препятствием для приёма на должность.

Соглашение о неконкуренции обычно является частью стандартного трудового договора, предложения о работе или соглашения о неразглашении. В нём говорится, что работник в течение определённого времени (обычно один год) после увольнения обязуется не начинать бизнес, который конкурирует с бизнесом нынешней компании, или не работать на конкурента. Если это звучит незаконно, то в штате Калифорния так и есть.

В 2017 году Иллинойс принял закон, запрещающий такие соглашения для низкооплачиваемых работников, обычно со ставкой ниже $13 в час. Даже в штатах, где подобные контракты не запретили, их часто признают не имеющими законной силы. С чисто этической точки зрения они ограничивают одну из самых основных предпосылок капитализма: свободу выбора, на кого работать. Это соглашение фактически ставит работника в положение должника по отношению к нынешнему работодателю, хотя долг не финансовый.

Реальные примеры

Ниже соглашение о неконкуренции, которое я обнаружил в предложении работы от компании, на которую работал в Новой Зеландии:

24. ОГРАНИЧЕНИЕ ТОРГОВЛИ
24.1. Пока не получено согласие Работодателя в письменном виде, работник не участвует прямо или косвенно в любом бизнесе, который находится в прямой конкуренции с бизнесом работодателя в течение двух (2) месяцев с даты расторжения настоящего Договора. Это ограничение может быть снято, если Работодатель удостоверится в том, что Работник не находится «в конфликте» с компанией, когда переходит на новую работу.

Я высказал возражения по этой части — и меня пригласили поговорить с директором. Оговорка в контракте не очень ограничена по сфере применения, хотя ограничена разумным сроком (два месяца). Тем не менее, я высказал свою озабоченность. Директор сказал: «В Новой Зеландии это всё равно не действует», а затем: «Может мы просто удалим этот пункт для вас?» Позже на той неделе я получил версию контракта без данного пункта и сразу подписал бумагу.

В 2016 году мне попалось соглашение о неконкуренции в контракте кадрового агентства Apex. Рекрутера сказал, что у них были ситуации, когда у потенциальных сотрудников возникали несогласия со стандартным контрактом, и что юротдел не допустит никаких изменений. Затем она попыталась убедить меня, что следующее заявление не является соглашением о неконкуренции:

9. В течение шести (6) месяцев после окончания последнего задания Контрактного работника для Клиента, этот Работник не имеет права совершать какие-либо действия для этого Клиента, которые одинаковы или по существу аналогичны деятельности, осуществлявшейся Контрактным работником для Клиента, когда он был нанят Apex — в качестве работника или подрядчика от любой другой компании, которая занимается наймом сотрудников для оказания услуг на временной основе в интересах сторонних предприятий и, следовательно, является конкурентом Apex. Настоящий пункт 9 не применяется к Контрактным работникам, проживающим в Калифорнии или Северной Дакоте.

Несмотря на заявление рекрутера, вышеуказанный пункт очевидно представляет собой соглашение о неконкуренции. На это ясно указывает тот факт, что он не применяется к жителям Калифорнии, где такие соглашения незаконны. Пришлось оспорить его. Хотя я испытывал нехватку средств после долгого зарубежного путешествия, но всё равно чувствовал дискомфорт, подвергая риску своё базовое право на труд. Но рекрутер предложил дополнительное соглашение, подписанное директором, снимающее любые рабочие ограничения с моего контракта. Следующее соглашение фактически аннулирует пункт о неконкуренции:

… Как обсуждалось, вы заключаете контракт с Apex и работаете под руководством                 в сиэтлском офисе Getty.… Если вы или Getty Images расторгнете договор, Apex Systems Inc. не помешает вам работать по контракту или напрямую через любое конкурирующее кадровое агентство. У вас, Сумита Ханны, не будет никаких ограничений на работу после увольнения, кроме работы в Getty Images под руководством                 через другое кадровое агентство. ...

Так что технически я всё-таки подписал контракт с соглашением о неконкуренции, хотя у меня было отдельное соглашение, которое фактически аннулировало его. Со временем становится всё труднее занимать бескомпромиссную позицию в отношении таких соглашений. Следующие пункты вошли в соглашение о неконкуренции от компании SpringCM:

1e. Ограничение на Вмешательство в Отношения с Работниками. В течение работы Работника на Компанию и в течение 1 (одного) года после расторжения Договора (по любой причине) Работник не должен прямо или косвенно обращаться или нанимать любого сотрудника Компании для любого вида занятости, консультационных или иных видов работ с Работником или любым другим лицом. Работник не должен никоим образом поощрять такого работника Компании или любой из дочерних и аффилированных компаний, расторгнуть трудовые отношения с Компанией.


g. Предупреждение. Во время работы в SpringCM и в течение двух (2) лет после этого Работник обязуется: (a) предоставлять компании письменное уведомление по крайней мере за тридцать (30) дней до начала работы на Конкурента или участия в Конкурирующей Деятельности; (b) предоставлять Компании достаточную информацию о своей новой должности, чтобы Компания могла определить, могут ли действия Работника на новой должности привести к нарушению настоящего Соглашения; и (с) в течение тридцати (30) дней с момента обращения Компании принять участие в переговорах через посредника или лично для обсуждения и/или решения любых вопросов, возникающих в связи с новой должностью. Работник несёт ответственность за все косвенные убытки, вызванные непредоставлением компании уведомления, предусмотренного этим пунктом.

Это совершенно странный договор, так как включает в себя не только соглашение о неконкуренции на один год, но и требует от сотрудника просить разрешения на работу с конкурирующей компанией в течение двух лет после ухода! В каком вывернутом мире кто-то вообще считает этичным или моральным требовать от человека в свободном обществе просить разрешения работать на кого-то другого? Их HR-представитель сказал, что для изменения соглашения требуется одобрение генерального директора, что произошло всего один раз за последние шесть лет. В итоге я ушёл из этой компании.

Ещё хуже, что многие неконкурирующие компании часто просят потенциальных сотрудников раскрыть все свои соглашения о неконкуренции с другими компаниями. Они спрашивают, подписывали ли вы ранее такое обязывающее соглашение, а затем просят заключить другое аналогичное соглашение. Пример можно увидеть ниже в предложении о работе, которое мне прислала компания Rally Health.

10. Отсутствие Противоречивых Обязательств.
Я заявляю, что выполнение мною условий настоящего Соглашения и моя работа не нарушают и не будут нарушать никакого соглашения между мной и любым другим работодателем, клиентом, физическим или юридическим лицом. Я не заключал и не буду заключать никаких соглашений в письменной или устной форме, противоречащих настоящему Соглашению.

Когда я искал работу в Чикаго, две компании предложили мне работу с соглашением о неконкуренции в трудовых договорах, которые их юристы отказывались удалить или изменить каким-либо образом. В прошлом пять разных компаний предлагали мне договоры с таким пунктом. Когда я обращал на него внимание, все они изменяли документ, обычно без всяких проблем. Сейчас мне кажется, что даже при желании я не имею права подписать пункт о неконкуренции — просто из уважения ко всем предыдущим работодателям, которые выслушивали моё мнение и помогали достичь полюбовного компромисса.

Я отказался от обоих предложений и в конечном итоге согласился на работу, которая включала в себя соглашение о неконкуренции, но они согласились изменить этот пункт, чтобы он не действовал после увольнения.

Игнорирование cоглашения

Что касается соглашения о неконкуренции на новой работе, несколько друзей говорили мне: «Я их подписываю, но затем просто игнорирую». Обращение с трудовым договором как с EULA на iTunes или соглашениями мобильных приложений, вероятно, не самый мудрый вариант. Один мой хороший университетский друг как-то пытался уволиться после двух лет работы. Он хотел принять предложение от другой рекламной и маркетинговой компании. Та прямо спросила, подписал ли он соглашение о неконкуренции с нынешним работодателем. Он ответил положительно, и это не позволило ему перейти на другую работу. Даже если закон не исполняется, большинство компаний просто не будут рисковать. Потенциальный судебный иск — никогда не лучший вариант при найме нового сотрудника.

Защита интеллектуальной собственности

Некоторые компании будут утверждают, что такие соглашения необходимы для защиты их инвестиций и интеллектуальной собственности. Это просто неправда. При приёме на работу инженеры часто обязаны подписать соглашение о неразглашении (NDA), соглашения по авторским правам, патентам, соглашения о непереманивании клиентов и бесчисленные иные соглашения, которые гарантируют, что все работы сотрудника принадлежат исключительно компании. Соглашения о неконкуренции — это способ показать, что активы компании как будто выходят за рамки собственности и распространяются на самого человека, словно трудовой контракт даёт компании права на навыки сотрудника и обязательную лояльность.

Когда Uber наняла Энтони Левандовски, то Alphabet, материнской компании для Google, не пришлось полагаться на соглашение о неконкурентоспособности, чтобы обвинить Uber в краже интеллектуальной собственности на технологию автопилота. Проживая в Калифорнии, Левандовски мог после увольнения свободно работать на прямого конкурента Waymo (дочерняя компания Alphabet). В стартап-столице мира это имеет смысл, если инженер чувствует, что в отсутствие ограничений нынешнего работодателя способен создать лучший продукт. Такое разрешение конкуренции может способствовать инновациям, но оно требует, чтобы инженеры стёрли всё из памяти. Оно не позволяет физическому лицу напрямую красть активы, созданные во время работы по договору, и перепродавать их, в чём Waymo обвиняет Левандовского.

У нас нет профсоюзов

Многие известные мне инженеры готовы подписать соглашение о неконкуренции, если оно узко сформулировано. Лично я никогда не покидал ни одну компанию для работы на конкурента, поэтому у меня чисто моральные убеждения против таких соглашений. Неконкуренция, по сути, ставит потенциального работника в долговую зависимость. Если соглашение узко сформулировано, то можно сказать, что это ограниченная форма долга. Но всё равно долг.

Так что же такое долг? Долг — это лишь извращённое обещание. Это обещание, искажённое расчётом и насилием. Если свобода (настоящая свобода) состоит в способности заводить друзей, то она обязательно должна подразумевать и способность давать настоящие обещания. Какие обещания могут давать друг другу поистине свободные мужчины и женщины? Тут нам даже сказать нечего. Вопрос скорее состоит в том, как нам добраться до места, откуда мы сможем это выяснить. И первым шагом на этом пути станет признание, что в самом широком понимании вещей никто не имеет права называть нашу подлинную стоимость, так же как никто не имеет права говорить нам, что мы на самом деле должны. — «Долг: Первые 5000 лет истории», Дэвид Гребер

Одной из главных сущностей капитализма является свобода. В частности, работники должны иметь право свободно решать, кому они отдадут своё время и ресурсы. Соглашения о неконкуренции ставят под угрозу это базовое право. Работодатель и так уже владеет всеми работами и правами на интеллектуальную собственность работника. Права работодателя должны ограничиться произведённой работой, а не распространяться на фактические знания или навыки человека. С чисто капиталистической точки зрения соглашения о неконкуренции являются весьма антиконкурентными. Я говорил некоторым работодателям, что подпишу соглашение о неконкуренции только в том случае, если компания выплатит мне полную заработную плату за один год, в течение которого действует это соглашение. Если это звучит безумно, то же самое можно сказать и о самом соглашении о неконкуренции.

Работники технологической отрасли и так уже передали своим компаниям многие права в области копирайта, патентов, изобретений и интеллектуальной собственности. Согласие столь многих инженеров подписывать соглашения о неконкуренции вредит нашей отрасли. У таких документов есть свойство подавлять инновации — и это одна из причин, почему они запрещены в Калифорнии, стартап-столице мира.

Я программист. У нас нет профсоюзов, и мы не заключаем коллективные сделки. Базовые права трудящихся — наша ответственность, и отказ от подписания соглашений о неконкуренции имеет важное значение для защиты нашего права на труд.

Автор: m1rko

Источник

Поделиться

* - обязательные к заполнению поля