Зачем нужен проект «Дизайн государственных систем»

в 11:09, , рубрики: Блог компании Дизайн государственных систем, веб-дизайн, дизайн государственных систем, интерфейсы, прототипирование, метки:

Привет! Сегодня мы решили поделиться с сообществом текстовой версией одного из выпусков подкаста «Метрика», в котором мы рассказали о работе над проектом «Дизайн государственных систем».

Зачем нужен проект «Дизайн государственных систем» - 1

[ Прослушать этот выпуск ]

[ Скачать аудиофайл ]

Алина Тестова: Сегодня мы говорим про проект «Дизайн государственных систем». Как он появился? Как вам пришла в голову идея? Вам – это объединению «Лаборатории Артема Геллера» и других компаний, которые к этому проекту присоединились. Почему вы решили создавать этот проект?

Артем Геллер: Добрый день. Во-первых, хочу уточнить: [проект создают] не компании, а люди из этих и многих других компаний. История не нова. Любая крупная система стремится к упорядочиванию. Государство ничем не отличается от таких компаний, как Google, Apple или любой другой крупной компании, которая представляет свой сервис и услуги в интернете.

Она стремится к унификации, стандартизации интерфейсов, к удешевлению затрат и еще к множеству тем, которые мы с вами обсудим. В любом случае мы к этому придем сейчас или через 30 лет. И это будет абсолютно закономерно.

Алина: Это была инициатива конкретных вовлеченных в процесс людей. Они объединились, чтобы создать некий проект, который решает определенные вопросы сервисов для государства. Почему возникла такая необходимость?

Артем: Есть множество причин. Мы, профессионалы, знакомы между собой, крутимся и общаемся в одной среде, мы делаем государственные проекты. В какой-то момент мы поняли, что процесс разработки можно значительно удешевить.

Если взять срез федеральных ресурсов, на него по подсчетам экспертов, которых мы привлекали, государством тратится около 10 миллиардов рублей в год. Все это можно упорядочить, уточнить, создать библиотеку компонентов, которыми будут пользоваться разработчики. Первая цель, которую решает проект, – это финансы, вторая – единый интерфейс, уникальная государственная экосистема, которой не надо будет переучиваться.

Сейчас люди заходят на сайты и каждый раз на новом ресурсе переучиваются: пользовательский опыт меняется, интерфейс меняется, цвета меняются, все прыгает и скачет, бывает сделано хорошо, бывает плохо. Мы делаем единую экосистему, к которой люди привыкнут. Она будет технологична, функциональна, удобна и всегда актуальна, потому что это разработка стандарта или методических рекомендаций.

Процесс не статичный – разработали и закончили, а динамичный – появляется новое, изменяется старое. Мы ведем его максимально открыто, чтобы люди могли работать над любыми компонентами, которых существует множество, от шрифтов до элементов интерфейса, аналитики. Если взять любой этап веб-разработки, мы общаемся по нему со специалистами, с ребятами из индустрии и с людьми, которые заинтересованы в улучшении государства.

Зачем нужен проект «Дизайн государственных систем» - 2

Дополнительное чтение: О создании Kremlin.ru и работе с администрацией президента

Алина: Получается двунаправленый процесс. С одной стороны, когда человек приходит в компанию, ему [так же] показывают, какие в компании используются шрифты, иконки, корпоративные цвета, и советуют ему использовать все это в презентациях, текстах, материалах, собирать как из конструктора.

Артем: Эта практика распространена и в больших компаниях, потому что они давно поняли преимущество бренда. Государство – это бренд. Государство все больше и больше воспринимается через его сервисы и сайты, поэтому и нужна единая идентификация, чтобы человек, открыв приложение, запустив любой сайт, неважно, сайт Министерства образования или Министерства спорта, понимал, что он общается с государством.

Сайт должен быть понятен, удобен и должен идентифицироваться с государственным ресурсом. Хочется, чтобы в дальнейшем появился федеральный уровень, а региональный и муниципальный уровни покрылись одним большим ресурсом со своими подпроектами. Государство своим представлением в сети ничем не отличается от Яндекса.

Алина: Вы занимаетесь созданием «брендбука для государства» с точки зрения того, как оно будет представляться [а сети]. И еще с точки зрения внутренних процессов для разработки.

Артем: Очень важный момент состоит в том, что брендбук не столько визуальный, все-таки в интернете находимся. Он и технологический. Мы будем описывать и другие вещи: аналитику, работу с безопасностью на ресурсах, как правильно писать тексты, как правильно доносить информацию и услуги для граждан.

Таких моментов много, мы на них пытаемся сделать методические рекомендации. Есть мировой опыт, и, руководствуясь им, мы можем сделать значительно лучше, по крайней мере, в моей картине мира.

Алина: В разговоре прозвучало, что все это нужно не только для конечных пользователей, которые получат единый интерфейс, единое понимание того, как работать с разными государственными ресурсами, но и для разработчиков. Много ли компаний, которые занимаются разработкой для государства?

Артем: Рынок довольно большой. Существующая на сегодня статистика насчитывает около ста компаний, которые хотят продвигаться в этом сегменте, заботятся о своей репутации, ведут публичную деятельность.

Число компаний, периодически занимающихся государственными ресурсами, исчисляется несколькими сотнями. Если брать муниципальные компании, которые редко делают государственные проекты, то рынок вырастет до тысячи компаний.

Алина: Слушателям надо понимать, что государственные сайты, ресурсы для государства – это не один гигантский единственный сайт, тендер на разработку которого выиграла единственная компания и вот теперь делает все. Это и муниципальные сайты, и городские, учитывая, сколько у нас подразделений, городов, республик, областей, [таких сайтов] – огромное количество.

Артем: Характер сайтов разный бывает. С одной стороны, мы говорим о сервисных ресурсах вроде госуслуг, с другой стороны, мы говорим о сайтах, говорящих о деятельности ведомства. Это сайты министерств и ведомств, которые должны быть сервисными.

Мы еще говорим и о государственных промопроектах. Например, поиск инвестиций для региона – это сайты коммерческой направленности, ориентированные на большой бизнес, который может вливать финансовые средства в проекты в этом регионе. Регион себя представляет на этом рынке. Сайтов много, они «бьются» также, как и коммерческие проекты. Единственное, магазинов нет государственных.

Алина: Предположим, есть какая-то компания, которая разрабатывает сайт для условного регионального подразделения. Может ли дизайнер этой компании как-то влиться в ваше комьюнити, и не столько от вас что-то почерпнуть, какой-то интересный инсайт или аналитику, а как-то посодействовать в разработке этих новых стандартов, в создании чего-то нового?

Артем: Мы максимально открыты. У нас есть блог, Telegram-чат, Telegram-канал, мы ставим задачи ребятам в Trello. В нашей группе в Facebook более двух тысяч человек. Мы открыто общаемся по разным вопросам и проблемам. И есть реальные примеры, когда люди подключились к тем или иным задачам.

Есть люди, которые подключились к доработке орла для экранов. Орел – герб России, который мы делали для сайта президента. Есть люди, которые сейчас уточняют границы карты в SVG, чтобы ее оптимизировать и она быстро грузилась, была максимально актуальной и точной, а также занимала минимум пространства при загрузке – трафик не тратила.

Сейчас мы запускаем сайт гайда, на котором будем публиковать все компоненты. Все компоненты, от кнопки до шрифта, мы будем обсуждать в комьюнити, все, что мы делаем, мы выносим в паблик. Недавно мы начали работу над шрифтом, о нем уже есть несколько постов. Мы собрали и проанализировали комментарии. Появились люди, которых это тоже заинтересовало, они присутствуют на наших обсуждениях этого процесса. Так было со всеми компонентами, которые уже существуют.

Зачем нужен проект «Дизайн государственных систем» - 3

Дополнительное чтение: Кто мы и как нам работать вместе

Алина: Люди могут не просто посмотреть, а именно поучаствовать.

Артем: Сложность в том, что мы не можем понять, какой пул задач мы можем дать такому объему людей. Знаем, что некий Иван – лучший в айдентике, кто-то лучший в типографике. Но нам трудно раздать задачи массе людей, поэтому обычно подключаются те, кто пришел с инициативой «снизу вверх», то есть нам что-то предлагают – мы соглашаемся.

Все, что мы делаем, распространяется бесплатно. Все лежит на GitHub. Мы сделали за государство то, что оно должно было сделать давно. Мы раздаем компоненты государственных ресурсов. Нами разрабатывался Кремль [сайт kremlin.ru], сайт Совета Федераций, сайт Правительства. Их актуальные версии лежат на GitHub, там все наши наработки, которые могут быть интересны разработчику.

Алина: Есть мнение, что крутые специалисты в первую очередь идут в коммерческие компании, громкие проекты: Яндекс, Mail.ru, Google, Apple. Много ли таких мощных, крутых специалистов работает над государственными сервисами? Есть ли какие-нибудь звезды дизайна, типографики, usability, UX в этой теме?

Артем: 5-6 лет назад был переломный момент, когда все мои знакомые директоры дизайн-студий, рекламных агентств, креативных агентств начали со мной периодически встречаться и выяснять, как залезть в эту нишу, и насколько рентабельно начать работать с госсектором. Сейчас все крупные студии, входящие в десятку по рейтингу, и крупные компании, занимающиеся веб-разработкой, имеют проекты, связанные с государством.

Кто-то делает проекты для Москвы, как Red Keds, кто-то делает немного другое, но тоже для Москвы, как Notamedia. Кто-то делает для госсуслуг, как AIC, кто-то – для федеральных ведомств, как мы. В первой десятке сайтов есть те или иные государственные проекты.

Алина: Почему появился такой интерес? Люди стали понимать, что это сложные и амбициозные задачи, или престижность этого направления возросла? Или что-то еще?

Артем: Здесь много факторов. Есть и престижность направления, люди увидели, что можно делать хорошо и получать с этого важную лояльность от профессионального сообщества. Есть финансовый момент, потому что государство – чаще всего стабильные деньги, а с коммерцией бывает по-разному.

Я ушел из коммерции потому, что устал делать сайты компаниям вроде Danone. Мне хотелось социальной значимости. Когда сотрудники понимают, что делают ресурс для себя, своих родителей, они погружаются в работу, осознают, что у них есть стимул.

Алина: Получается, что дизайн-студии становятся более социально ответственными, когда они присоединяются к государственным проектам.

Артем: Все зависит от людей. Но когда доходишь до определенного уровня, а мы говорим о крепких, сильных компаниях, ты переступаешь грань, за которой тебе становится важна социальная значимость. Сначала ты делаешь для кого-то, но все время повышаешь планку, пока не дойдешь до планки «хочу улучшить весь мир».

Теперь – это планка «хочу улучшить свое государство». Так рождаются хорошие проекты. Крепких, хороших проектов все больше, и это перестало смущать людей. Если раньше они, тайком со мной встречаясь, говорили тихо, то сейчас это публичная тема, никто этого не стесняется. Я думаю, у этого сектора большое будущее.

Алина: Это перестало быть немножко стыдно, а наоборот – стало интересно.

Артем: Настоящие профессионалы стали отнимать какую-то часть работ (проектирование, дизайн) у тех, кто раньше не мог, не умел, но как-то делал те самые государственные проекты. Поэтому мы видим все больше и больше хороших проектов. Мне это очень нравится.

Алина: [Профессионалы отнимают часть работ у тех, кто] делал то самое «малахитовое на золотом, золотое на малахитовом»?

Артем: Может быть [у тех, кто] раньше делал не очень красивые и удобные, функциональные вещи.

Алина: Насколько государство сложный заказчик с точки зрения требований, потребностей, вкуса?

Артем: В моей картине мира государственный заказчик ничем не отличается от коммерческого. Раньше я тоже говорил, что с государством работать проще. За те 7 лет, которые я занимаюсь государственными проектами, мое мнение поменялось: не проще, а так же.

Есть разные люди, команды людей, разные департаменты, пресс-службы, но в каждом проекте, который мы делаем, со стороны клиента есть один или несколько человек, которые готовы отдать все, чтобы этот ресурс был хорошим. Это меня очень мотивирует: они борются внутри своей корпоративной государственной культуры, бюрократии. Они бьются за хорошие решения, а не за «начальник сказал – вы делайте».

Алина: Казалось бы, у людей извне представление о государственных проектах, как об очень негибких, забюрократизированных. Оказывается, и тут есть люди со стороны заказчика, которые готовы способствовать, помогать, менять проекты к лучшему.

Артем: Да, рискуют иногда своей карьерой, ругаясь с начальством, пытаются объяснить, что это правильно, удобно, доступно, и нам это важнее, чем вариант, предложенный сверху. Должны быть всегда веские аргументы. По моему опыту общения с людьми, если у тебя есть достаточно серьезные аргументы, то государственными чинами твое решение будет принято, если нет хороших аргументов, то ты сам в чем-то не прав.

Алина: Еще один момент, может быть, миф по поводу работы с государством или на государство: когда речь идет о разработке, создании чего-то, есть подозрения, что для всего этого уже сделаны ГОСТы, и в рамках этих ГОСТов нельзя никуда отступить – креатива ждать от государственных проектов не приходится. Как ГОСТы определяют вашу работу? Много ли в них надо доработать, чтобы получить те стандарты, о которых говорили в самом начале?

Артем: Стандарты с ГОСТами немного не связаны. Если говорить о веб-разработке, разработчиках сайтов или не слишком сложных сервисах, они ничем не обременены, есть федеральный закон о том, что надо публиковать на государственных ресурсах, на этом – все. На безопасность, защиту информации есть свои ГОСТы, лицензии. Компании, которые занимаются безопасностью, ими обладают.

Государство неожиданно дает нам возможность, расскажу на примере с орлом. Существует Указ Президента о том, как должен выглядеть орел. У всех есть ощущение, что его нельзя менять, но любой человек, дизайнер может нарисовать своего орла, он должен следовать только нескольким требованиям.

Утрированно: на головах орлов должны быть короны, в правой руке – то, в левой – это. Дальше вопрос стилизации не регламентирован, поэтому любой иллюстратор, дизайнер может сделать его на свой взгляд. Нам удалось его сделать для экранов. Хотя когда возникла эта идея, думали, что он как-то зарегламентирован, и мы ничего с ним не можем делать. Можем.

Алина: Вы хотите сделать этого орла именно стандартом для разных сайтов?

Артем: Мы хотим его сделать открытым стандартом, чтобы любой человек на GitHub или любой другой свободной платформе, где можно добавлять свои нововведения или изменения, мог внести свою полезную лепту в качество результата на выходе.

Если человеку удалось, утрирую, поправить координаты региона или поправить лапку орла, сделать лучше, чем сделали мы, мы это принимаем. Теперь у всех этот орел будет с правильной лапкой. Это распространяется на все компоненты: типографику, элементы интерфейса, расстояние, отступы, сетки, базовые вещи, технические принципы, стиль работы с людьми, на работу с текстом. Во всем можно поучаствовать.

Зачем нужен проект «Дизайн государственных систем» - 4

Дополнительное чтение: Интерфейс государства и сценарии взаимодействия с пользователями

Алина: Получается, что стандарты, над которыми работает дизайн государственных систем, – не просто строгие указания. Это активная площадка для постоянного улучшения, повышения качества того, что может предложить государственная система своим пользователям.

Артем: Есть две вещи: методические рекомендации и принципы. Методические рекомендации – это то, что мы рекомендуем делать. Принципы – это философия, понимание процессов, то, как надо работать с гражданами государства.

Мы должны в чем-то зафиксироваться, чтобы от этого отталкиваться и двигаться. Мы должны определиться с платформой, а потом работать над экстерьером. Все начинается с базового – управления проектами: управление информацией, масштабирование, принципы, эффективность, запуск альфа- и бета-версий проектов, сбор фидбэка с пользователей, его обработки и реакции на него.

Стандарт охватывает сам процесс разработки: принципы, безопасность, лицензирование, настройку и тестирование серверов, доступность, API, открытые государством, плановость выдачи релизов. Дизайн-стандарты ориентированы на граждан для решения задач единой айдентики, графического интерфейса, иконок, пиктограмм.

Очень важный момент – доступность для людей с ограниченными возможностями, которым не озабочены многие государственные ресурсы. Или, по крайней мере, то, что у них сделано, является профанацией. Это правильная, удобная визуализация данных, паттерны проектирования, чтобы проектировщики других компаний могли им следовать, бесплатный государственный шрифт – сейчас государство может пользоваться только исключительно бесплатными системными шрифтами. Бывают моменты, когда дизайнерам нужны шрифты, и они начинают тратить государственные деньги на покупку шрифтов, технологий, аналитики.

В результате мы хотим получить единый интерфейс взаимодействия гражданина с государством. Набором стандартов мы повысим качество государственных ресурсов, улучшится доступность для людей с ограниченными возможностями, улучшится читаемость – мы больше не встретим мелких шрифтов «серым по серому».

В своей работе мы, в первую очередь, пытаемся решать задачи граждан, а не заниматься стилизацией. Это будет интерфейс для правильной и быстрой работы, а не игры в стилизацию. Мы хотим сделать единый центр аналитики и компетенции, чтобы можно было задать вопрос и посмотреть, как правильно, чтобы заказчик или разработчик мог понять, в правильном ли направлении он движется.

Разработчики смогут брать всевозможные компоненты. Этот проект повысит уровень прозрачности деятельности органов власти в разработке – в этом сегменте в сети все будет открыто. Поскольку мы общаемся со всеми представителями индустрии, важным моментом является то, что результат будет принят профессиональным сообществом, большей его частью.

Сообщество объективно – видит плохие ресурсы, их ругает, а в этой работе могли поучаствовать все. Если говорить о будущем, это – единые инструменты анализа работы государственных ресурсов. Такую задачу мы ставим для двух тысяч профессионалов, которые уже принимают активное участие в проекте.

Алина: Получается, что поскольку это проект, который охватывает все, начиная с идеи будущего сервиса, продукта, сайта, и заканчивая пользовательским взаимодействием, – это же огромный объем знаний, база знаний.

Артем: Да, Яндекс, Google, Apple с этим справились, почему мы не справимся?

Алина: Огромная задача, но не невыполнимая.

Артем: Это решаемая задача. Профессионалы ее решают, ничего страшного здесь нет. Нам будет нестрашно откатиться назад в какой-то момент, если мы или сообщество посчитает, что это решение неправильное. Тогда мы сделаем новое и правильное.

Более того, это зависит не только от сообщества, но и от развивающихся и меняющихся технологий. Мы видели давно переход с flash на HTML5, может, еще какие-то технологии поменяются, неважно, в узких или широких местах. За этим надо следить и динамически менять в рекомендациях. Например, Google делает это в своем material design guide.

Алина: Где можно увидеть результаты, стандарты, методологии, то, что вы уже успели охватить и сделать?

Артем: Сейчас есть только блог. Есть комьюнити в Facebook «Дизайн государственных систем», где мы выкладываем результат нашей деятельности. В блоге или Facebook можно найти ссылки на наш Trello, где мы ставим задачи, где специалисты их решают, где можно проявить инициативу. И каналы в Telegram, где можно познакомиться, пообщаться и взять на себя обузу, чтобы внести в проект что-то светлое и социально значимое.

Зачем нужен проект «Дизайн государственных систем» - 5

Первая версия интерфейсного шрифта, которую мы разработали в рамках проекта

Алина: Насколько я понимаю, светлое и социально значимое вносят не только дизайнеры, которые непосредственно заняты на государственных проектах, но и компании. Например, ПараТайп с вами делает новый шрифт. Вы занимаетесь разработкой государственного шрифта.

Артем: Да, ПараТайп с нами работает на коммерческой основе, но чувствуя социальную значимость этого проекта, они действительно выставили минимальную цену за работу с нами в этом направлении. Есть три самых важных составляющих, повторюсь, это – общество в плане обсуждения, профессионалы в плане реализации, и на каком-то этапе появится взаимодействие с государственным регулятором.

Это может быть Администрация Президента, Минкомсвязи, Минэкономразвития, они нам все важны на каких-то этапах. Вот, третья часть самая важная из всех. Существует комиссия ИРИ – Института развития интернета, я возглавляю ее, поскольку инициатива пошла от меня, да и опыт у меня есть на базе разработки государственных ресурсов. Комиссия занимается проработкой решений и планом работ поэтапно по срокам. Сейчас идет обсуждение процессов, а также сроков их выхода в свет.

Алина: Ты говорил про общество, как потребителя конечного продукта. Были ли такие случаи, когда человек, который не является дизайнером или причастным к разработке, узнал про вашу группу в Facebook, про то, что вы делаете, и сам пришел к вам и сказал: «Ребята, я открываю этот сайт со своего мобильного устройства, и мне не нравятся некоторые вещи. Поправьте их, обратите внимание».

Артем: Таких случаев много. Если говорить про проект «Дизайн государственных систем», есть люди, не считающие себя профессионалами, но желающие что-нибудь сделать, а мы даже не знаем, что им дать, потому они не профессионалы.

С другой стороны, мы работаем с фидбэком, и у нас стоят задачи по исправлению замечаний, которые присылают нам пользователи. Мы с этим работаем – ресурсы поддерживаем, обновляем, дополняем. Мои знакомые и люди, которые захотели сделать ресурс лучше, присылают мне ошибки, которые находят.

Алина: Люди не просто, как потребляющая сторона, выступают с точки зрения взаимодействия, но и активно участвуют.

Артем: Может быть, у них что-то не сработало в какой-то момент, а может, они хотят что-то улучшить. Но, разделять надо.

Алина: Какие перспективы могут быть у этого проекта с точки зрения лицензирования, легализации этих стандартов?

Артем: Это может быть команда, которая является частью какого-то ведомства. Этим путем пошла, например, Великобритания. У них нет министерства связи, но в симметричной структуре создана команда из 250 человек, которая занимается одним гигантским ресурсом, улучшая его во всех направлениях.

Алина: Это Gov.uk?

Артем: Да. Есть пример Америки, команда из 50 человек. Их стратегию очень трудно понять. Они бросаются в разные стороны, но тоже занимаются улучшением ресурсов. Тоже делают стандарты, но то, как они их не делают, выглядят очень странно: в разных форматах, очень мелко.

В нашем случае может быть любой вариант: рабочая группа при Администрации Президента, некоммерческая организация, которая финансируется государством на разработку методических рекомендаций гайдлайнов, их поддержки. Форм легализации много. Но для этого необходимы изменения в законодательстве, чтобы было понятно, кто является центром компетенции, центром ответственности, центром разработки.

Алина: С точки зрения негосударственных проектов, про вселенскую пользу: предположим, есть дизайнер, разработчик или юзабилист, который хочет для себя почерпнуть полезное из того, как ведется разработка государственных систем. Может ли он зайти к вам в Telegram и почерпнуть для себя что-то ценное, важное? Стоит ли эту практику распространять и в негосударственный сектор?

Артем: Безусловно, это возможно и полезно. Процесс разработки дизайн-системы – очень сложный процесс. Если погрузиться в этот процесс, послушать, посмотреть, прожить, поучаствовать, можно получить гигантский опыт, как при работе в большой компании, работая над несколькими проектами параллельно с сильной командой. Это уникальная возможность, если говорить об обучении или повышении квалификации, или способе внести лепту в проект.

Алина: Разработчик, который заинтересован в том, чтобы понять, как это все происходит, может быть со стороны, не вовлеченным [в дизайн госсистем]?

Артем: Такие люди есть. Они наблюдают какие-то моменты. Если появляется что-то важное, актуальное, интересное для них, объявляются и говорят, что могут сделать что-то лучше, чем что-то уже сделанное.

Зачем нужен проект «Дизайн государственных систем» - 6

GitHub-репозиторий проекта

Алина: Даже если вы непосредственно не заняты в разработке государственной системы, можете спокойно посмотреть, как это делают профессионалы и почувствовать, как происходит работа.

Артем: Для разработчиков, не занимающихся государственными ресурсами, те компоненты, которые мы создаем, тоже полезны. Например, карта Российской Федерации или карта мира по преставлениям Российской Федерации, разделенная на страны, – это очень частый виджет, который необходим на коммерческих ресурсах при выборе регионального отделения.

В интернете очень трудно найти правильную, актуальную карту России, которая соответствует пониманию России о том месте в мире, которое она занимает, и количестве стран, которые она признает. Карта есть бесплатная, на коммерческом ресурсе можно использовать.

Алина: Это все можно использовать?

Артем: Да. Исключение, возможно, будет составлять шрифт, потому что шрифт – очень «сильная» вещь, которая идентифицирует экосистему. Мы по шрифтам понимаем, где мы находимся. Есть несколько моментов. Есть знак, цвет, или цвета, и шрифт.

Если взять брендбук любой компании, глобальное – это цвета, знак, шрифт. Остальное: календари, компоненты, разработанные профессионалами, можно взять.

Алина: Не просто разработанные профессионалами, а с большим количеством требований к этим профессионалам.

Артем: С требованиями по доступности, по визуальной составляющей. Доступность тоже разная – есть инвалиды, и есть старые браузеры, а есть низкая скорость соединения – это критерии доступности.

Алина: К государственным ресурсам требований больше, чем к сайту любой другой коммерческой компании?

Артем: Безусловно. Требования к коммерческой компании регламентирует сама коммерческая компания, а государство отличается тем, что в большинстве государственных ресурсов, как и в Facebook, аудитория – все. Если у какого-то тарифа страховой компании четко понятна аудитория – возраст, пол, достаток, – то государственные ресурсы должны быть доступны всем.

Редкие моменты бывают, когда можно сузить сервис для какой-то отдельной аудитории, например, журналистов. Мы ориентируемся на них, хотя такой отдельный проект может быть, какой-нибудь дайджест информационный, если его выпускает государство, но в большинстве своем, [то, что мы делаем, должно быть] доступно для всех. Это как Facebook.

Алина: Получается, что те компоненты, которые есть в открытом доступе, не просто сделаны профессионалами, а сделаны с таким количеством требований, что разработчик под коммерческую задачу не будет [изначально] столькими стандартами руководствоваться в силу того, что это не является приоритетом для него.

Артем: Может быть время и трудозатраты у него не позволяют ему сделать решение лучше, а здесь бесплатно, открыто.

Алина: Стоит воспользоваться опытом тысяч разработчиков…

Артем: Пока опытом нескольких компаний, которые «собаку съели» на разработке государственных сайтов, и у них остались хорошие компоненты.


P.S. ϟ олния! Открыта регистрация на самое долгожданное мероприятие «Дизайн-выходные» в Суздале 15-16 октября. Как всегда всё и для всех бесплатно.

Автор:

Источник

Поделиться новостью

* - обязательные к заполнению поля