Яндексоиды выгодно вложились в такси в городе с отвратительными услугами и старым автопарком — Стамбуле

в 4:29, , рубрики: GR, авто, Аркадий Волож, инвестиции, интервью, Покупка / Продажа, такси, Текучка, Тигран Худавердян, турция, метки: , , , , , , , , , ,

«Ведомости» взяли интервью у Тиграна Худавердяна, гендиректора (и возможно совладельца, он это не комментирует) Яндекс.Такси. В частности уточнили турецкие планы и выяснили, что:

— А в Турцию не собираетесь выходить? Или уже не собираетесь?

— С Турцией интересная история. Там есть стартап BiTaxi [так в тексте, в действительности — BiTaksi], у нас есть инвестиция в него, он успешный.

В феврале 2016 года Алишер Хасанов (отвечал за Турцию в «Яндексе» до 2013 года) заметил, что глава «Яндекса» Аркадий Волож впервые лично (не используя деньги «Яндекса» и не в интересах поисковика) вложился в 2 стартапа. Один из стартапов — турецкий Getir, приложение для быстрого заказа и доставки товаров. Getir может привести предмет через минуты, со скоростью вызова такси. Волож — сооснователь Getir, а всего их пять. Двое из пятёрки: Назим Салур (Nazim Salur) и Мерт Салур (Mert Salur) — были сооснователями BiTaksi, турецкого аналога Яндекс.Такси. В Getir участвует и инвестор BiTaksi — Серкан Боранчили (Serkan Borançılı).

В 2014 году неизвестный рассазал турецкому журналисту, что «Яндекс» планирует купить долю BiTaksi (чтобы манипулировать прессой, нужно просто делать за репортёров их работу).

Собеседник Roem.ru в феврале 2016 подтвердил, что стартап и представитель «Яндекса» общались, но их разговоры «ни к чему не привели».

«Яндекс» — публичная компания, её топ-менеджмент отчитывается перед собственниками о значимых инвестициях компании (а Яндекс.Такси — отдельная не публичная). Аркадий Волож — частное лицо, собственные средства вкладывает без принудительного обсуждения с кем либо, поэтому его участие в проектах годами может быть скрыто от посторонних глаз. «Яндекс» пока не сообщал о инвестициях в BiTaksi. Из слов Худавердяна о том, что проинвестировали «мы» — одинаково логично следуют и инвестиции «Яндекса», как компании, и инвестиции независимой компании Яндекс.Такси, и инвестиции тех, кто для Тиграна Худавердяна входит в определение «мы». И он сам, и другие «яндексойды», в контексте интервью, в такой круг входят.

Следует заметить, что если в BiTaksi инвестировал, как частное лицо, глава «Яндекса» Аркадий Волож (или Худавердян, или другой «яндексоид») — гипотетический выкуп турецкого аналога Яндекс.Такси большим «Яндексом» может растянуться на один шаг. Если цена покупки будет значительной — менеджмент «Яндекса» должен будет показать собственникам, что в покупке есть экономический смысл. И нет конфликта интересов. Когда компания платит своему сотруднику или руководителю, просто за то, что в поглощенный стартап на старте вложился именно он, а теперь «он же» решил перевести корпоративные деньги на личный счёт. Но проблемы с мотивацией собственников «Яндекса» на выкуп BiTaksi маловероятны, а недорогие хорошие стартапы у своих экс-работников «Яндекс» уже покупал (по Crunchbase BiTaksi относится к недорогим проектам, у него была одна инвестиция, и её размер ускользающее мал — 2 миллиона долларов, при оценке всего проекта в 10 миллионов, упомянутые 2 миллиона вкладывали не «яндексойды»).

У нынешнего директора по распространению технологий «Яндекс» купил «сокращатель ссылок»; у продакт-менеджера — долю в агрегаторе офлайн-скидок; у своего экс-пиарщика — расширение браузера для Яндекс.Маркета, в 2016 — «Яндекс» вложился в американский проект уволившегося главы «Яндекс.Поиска по картинкам».

Худавердян рассказал «Ведомостям», что в контексте американских или русских потребительских привычек нашего времени — стамбульские it-сервисы такси находятся в доисторическом состоянии. Значит, они имеют огромный потенциал для развития, роста, а затем и заработка, если выкупать их на начальном этапе существования. Сложность заключается в работе интернетчиков с властями. Худавердян объяснил:

В Турции существуют проблемы: регулирование рынка таково, что вообще не позволяет расти бизнесу. Есть два ограничения: по количеству лицензий (в Стамбуле — 18 000) и по тарифам (их фиксирует муниципалитет).

— А решить эти проблемы переговорным путем реально?

— Для Стамбула лицензия — это ценная бумага. Когда таксист в Стамбуле приходит арендовать машину у компании — владельца лицензии, он платит в пересчете на рубли около 1500 руб. в день за аренду и плюс вдвое больше стоимости машины за лицензию. В Москве водитель может арендовать автомобиль на сутки за 1350 руб. А в Стамбуле — еще две цены машины нужно доплачивать. В результате такого регулирования там нет никакой конкуренции в сфере такси и качество услуги отвратительное, автопарк старый и т. д. Поэтому мы пока не активны на этом рынке и наблюдаем за ситуацией.

Источник

Поделиться новостью

* - обязательные к заполнению поля