«Золотой» ru-Net и венчурная одиссея Леонида Богуславского в Индию

в 2:36, , рубрики: e-commerce, ru-Net, бизнес-модели, венчурные инвестиции, венчурные фонды, выход на новые рынки, инвестиции в стартапы, Индия, переговоры, Развитие стартапа

«Если хочешь научиться хорошо играть, играй на деньги с сильными игроками».
(Л. Богуславский)

По итогам 2015 года Леонид Богуславский впервые вошел в глобальный рейтинг Forbes с состоянием $1,2 миллиарда. Инвестиции в индийские стартапы помогли бизнесмену заработать значительную своего состояния.

Леонид Богуславский — один из первых российских венчурных инвесторов. Капитал у него появился после удачного выхода из собственного бизнеса — в 1996 году он продал консалтинговой компании PwC системного интегратора LVS, созданного после ухода из ЛогоВАЗа Бориса Березовского.

В начале 2000 года совместными усилиями создается инвестиционная компания ru-Net Holdings Limited с начальным капиталом $20 млн; Богуславский участвует в капитале ru-Net Holdings значительной суммой и становится Председателем Совета директоров.

Причины выхода на индийский рынок

Богуславский полагал, что опыт работы в России — конкурентное преимущество перед крупными западными фондами — можно применить и на других развивающихся рынках.

«Китай очень быстро стал модной темой. Любые местные предприниматели, которые что-то сделали, сразу вызывали интерес прессы в США, у них появлялся статус. В Индии тоже есть миллиардные компании, но мало кто может назвать их все», поясняет предприниматель. В Китае требовались намного бОльшие деньги для инвестиций, чем фонд мог себе позволить.

Богуславский думал, что работать в Индии можно так же, как в России. Это оказалось правдой лишь на 50%, признает миллиардер теперь.

Венчурных инвесторов из России на индийском рынке – единицы.

Первые инвестиции Богуславского в Индии оказались неудачными. На конференции Intel он познакомился с основателем Smile Group Харишем Балом. В середине 2012 года ru-Net проинвестировал два проекта Smile Group — торговые онлайн-площадки Freecultr (одежда) и BeStylish (обувь). Но стартапы так и не взлетели.

«В компании должен быть основатель, готовый землю рыть, чтобы добиться успеха своего детища», говорит Богуславский. С тех пор он больше не инвестирует в компании, основатели которых не стоят у руля.

В эти два стартапа фонд вложил около $17 миллионов.

С тех пор он взял за правило входить в стартап лишь при условии, что до него либо вместе с ним туда пришел фонд, которому можно доверять и у которого есть индийский офис. «Надо делать все самому, своей командой. Но поскольку нас там нет, нужны люди, которые не твои работники, а сами являются игроками рынка. Меньше конфликт интересов, если они сами инвестируют», объясняет он.

Третья инвестиция ru-Net в Индии прошла как раз по такому сценарию: партнером стало индийское подразделение фонда Sequoia.

Доверительные отношения с топ-менеджерами местной Sequoia сложились после конференции в Сингапуре, куда ездила команда Богуславского. «Они показали нам абсолютно все свои инвестиции в Индии, оставалось только снять вишенки с торта», рассказывает Богуславский.

Особенности венчурного рынка Индии

По мнению бизнесмена, открытость как одну из особенностей венчурного рынка в Индии. И стартапы, и фонды понимают, что это единственный способ поднимать большие раунды от большого числа международных инвесторов.

«В России нужно сначала направить или получить перспективное предложение и только потом назначаются встречи. В Индии потенциальные партнеры могут встречаться просто для обмена мнениями», рассказывает о специфике рынка Рамник Кохли, глава российского представительства индийского производителя смартфонов Micromax.

Первая же инвестиция совместно с Sequoia в компанию FreeCharge (платформа, позволяющая оплачивать счет мобильного телефона онлайн) оказалась более чем удачной.

Основатель FreeCharge Кунал Шах придумал, как приучить соотечественников платить за телефон через интернет (до этого счет за телефон индийцы пополняли на $1-2 в офлайне — у тех же продавцов телефонов, как это было в России лет десять назад).

За каждую оплату через его сервис абонент получал купон на скидку от одного из мерчант-партнеров, например McDonald’s. А комиссию за пополнение счета платформе платит оператор связи.

Позднее сервис начал принимать оплату не только за мобильную связь. Сейчас, по словам Богуславского, через FreeCharge совершается по 400-500 тысяч транзакций ежедневно.

«FreeChargе — пример компании, которая меняла свой подход к бизнес-модели», говорит Богуславский. Это еще одна особенность индийских предпринимателей: они легко трансформируют бизнес, если с существующей бизнес-моделью возникают проблемы. «В России же будут упираться до последнего, пока в стену головой не войдут. Будут искать новых инвесторов, квартиру могут заложить», объясняет бизнесмен.

В 2015 году FreeCharge купила торговая онлайн-площадка Snapdeal, еще одна компания из портфеля ru-Net в Индии. Богуславский говорит, что в ходе сделки платежный сервис был оценен в $500 млн, но не раскрывает размер своей доли. Газета «Ведомости» со ссылкой на источник оценила ее в 15%. «Snapdeal купил FreeСharge за кеш. Мы получили деньги, отбили все инвестиции и переложись в акции Snapdeal», — говорит Богуславский.

Богуславский инвестировал в Snapdeal в 2012 году по оценке около $170 миллионов, сейчас компания оценивается в $6,5 миллиарда, пишет Forbes со ссылкой на данные предпринимателя.

Высокая скорость закрытия сделок также является особенностью индийского рынка. Сделки в Индии закрывают быстро. Об условиях договариваются за две-четыре недели после первой встречи, еще полтора-два месяца уходит на due diligence, подготовку документов и закрытие сделки.

При этом индийцы — довольно мягкие переговорщики, основатели не бьются за каждый пункт в акционерном соглашении, как российские или европейские предприниматели. Почему сделки идут легко? Если все будет плохо, то тщательно прописанные условия никого не спасут, а если бизнес выстрелит, будут новые раунды на новых условиях. «Заработать дадут всем», уверен Богуславский.

«Индийцы по духу предприниматели и феноменальные продавцы. В России даже сильные основатели зачастую не могут продать себя и компанию. Здесь же могут продать даже воздух», уверяет Богуславский.

Представители ru-Net бывают в Индии дважды в месяц, встречаясь со всеми портфельными компаниями. Ограничиться конференц-колами и видеосвязью не удалось — не чувствуешь человека, объясняет бизнесмен. Знание менталитета помогает избежать ошибок.

Индийские предприниматели не любят делиться плохими новостями: не хотят обидеть или огорчить. И даже ежемесячные финансовые отчеты не гарантируют инвестору понимание текущей ситуации в компании: не раз люди Богуславского находили «неточности» в аудированных отчетах, и показатели часто означали совсем не то, чего ожидал инвестор (например, выручкой назывался гросс биллинг — общая стоимость рекламы, а не комиссия сервиса с нее), встречался и откровенный обман.

Перспективы

В самом начале Богуславский подбирал проекты из сферы электронной коммерции — отрасль была ему понятной после опыта российских инвестиций. «E-commerce просто создан для Индии. Он по сути заменяет нишу цивилизованных торговых центров и моллов, которые есть только в крупных городах. Плюс стремительно растет рынок смартфонов и доступ в интернет», рассуждает Богуславский.

Однако со временем индийские компании стали конкурировать по объему привлеченного капитала, а не по технологиям и менеджменту. Деньги инвесторов часто шли на маркетинговые кампании. Но если на развитых рынках это ведет к накоплению лояльной базы, то в Индии, говорит Богуславский, этого не происходит: клиент заходит на пять сайтов, где-то что-то покупает, но не помнит где. В итоге фонд сменил стратегию, начав присматриваться к моделям, которые использовали именно несовершенство и уникальность Индии.

За четыре года ru-Net инвестировал в десяток компаний, отсмотрев при этом несколько сотен стартапов. На стадии В сумма его чека в одном раунде — $2-10 миллионов.

«Инвестирование в индийские проекты, безусловно, имеет риски, но их с лихвой покрывает возможность экспоненциального роста — входа в проект по низкой оценке, несравнимой с мировыми аналогами, и быстрого выхода с многократным мультипликатором», прогнозирует Андрей Романенко, акционер фонда Run Capital.

Автор: semen_grinshtein

Источник

Поделиться новостью

* - обязательные к заполнению поля