Следи за деньгами: Apple против ФБР

в 14:47, , рубрики: apple, Apple Pay, iOS, банк, деньги, информационная безопасность, платежная система, Тим Кук, ФБР, финансовая система, Финансы в IT-индустрии

Многие сейчас смотрят на спектакль Apple против ФБР в театре Национальной безопасности и протирают глаза, не понимая, почему Apple (в лице исполнительного директора Тима Кука) неожиданно воплотилась рыцарем в сверкающих доспехах в защиту неприкосновенности частной жизни и гражданских прав. Apple, в конце концов, корпоративный гигант со второй по размеру капитализацией в истории США — зачем им это нужно?

Фанатизм Apple по защите пользователей в последние пять лет настолько велик, что они пошли против правительства США. Причины этого, как всегда в таких случаях, можно понять, если проследить за деньгами.

Apple не отличалась заботой о безопасности пользователей в первое время после выпуска iOS. Общеизвестно, что первые версии iPhone лгали о безопасности SSL-соединений с почтовыми серверами. Насколько я понимаю, из-за этого их запретили для некоторых корпоративных и государственных аккаунтов на несколько лет. Но потом Apple осознала, что безопасность — не просто полезная фича, чтобы угодить пользователям, а необходимость. И причина для такой необходимости — Apple Pay.

Раньше говорили, что корпорация General Motors — это на самом деле страховая компания с подразделением по производству автомобилей. Пенсионный фонд GM вырос до такого размера (почти за сто лет), что GM пришлось куда-то инвестировать деньги, чтобы получить прибыль, достаточную для выплаты пенсий: продажа машин была недостаточно крупным бизнесом для этого. И сегодня Apple сидит на самом большом денежном мешке в американской истории. Её легендарные $120-150 миллиардов доступных средств привлекают внимание инвесторов вроде Карла Айкана, но даже обратный выкуп акций не сдувает огромную денежную подушку, если вы собираете 90% прибыли со всего мирового рынка смартфонов. Некоторые аналитики подсчитали, что если Apple сохранит текущие оборот и прибыль и продолжит выкупать акции такими же темпами, то к 2024 году перейдёт в частную собственность, но всё ещё будет сидеть на $100 миллиардах доступных средств.

Конечно, если у вас 0,1 триллиона долларов, то не получится просто обратиться в банк и сказать: «Пожалуйста, примите депозит, сколько годовых вы платите?» С одной стороны, имея 0,1 триллиона долларов, вы можете сами купить несколько банков. С другой стонроны, деньги не существуют без движения: это коэффициент экономической эффективности. Деньги нужно инвестировать и получать прибыль. За последние десять лет Apple использовала денежную подушку, чтобы обеспечить преимущество перед конкурентами. Имея пятилетний план выпуска продуктов на будущее, они могут прогнозировать потребность в некоторых критически важных комплектующих — синтетические сапфировые стёкла для экранов смартфонов, например, или панели для мониторов 5K — на годы вперёд. Таких компонентов пока не существует, но Apple знает, какой из поставщиков может выпустить их, если кто-то одолжит деньги для строительства завода (обычно нужна сумма от чуть меньше миллиарда долларов до нескольких миллиардов). Так что Apple находит компанию вроде Sharp и говорит: «Нам понадобится миллион 27-дюймовых 5-мегапиксельных дисплеев через четыре года. Мы дадим вам деньги на строительство завода по ставке всего на 1 процентный пункт выше банковской, в обмен на эксклюзивное право покупки первого миллиона произведённых компонентов, соответсвующих по качеству». Все в выигрыше: Sharp получает завод по массовому производству новых панелей для дисплеев высокого разрешения, а Apple вкладывает свои деньги таким способом, который приносит гораздо больше прибыли, чем обычный инвестиционный фонд.

Но… у Apple слишком много денег. Примерно с 1998 года, когда вернулся Стив Джобс, Apple начала расти как стартап эпохи бума доткомов, с большими двузначными процентами годового роста. Только она начала раздуваться с миллиардных оборотов, а не как два парня в гараже. К 2008 году, вероятно, Стиву Джобсу и Тиму Куку стало понятно, что если стратегия по захвату лидирующей позиции на мировом компьютерном рынке эпохи пост-ПК окажется успешной, то проблема хранения денежных средств станет ещё более острой. Если вам ежегодно капает 50-100 миллиардов долларов, вы не можете отнести деньги в банк, вам придётся стать банком. Вот в чём смысл Apple Pay и вот почему Apple стала таким фанатиком по защите приватности пользователей и электронных гражданских прав (в одной узкой области).

Думаю, вы знаете, что такое Apple Pay: вы используете свой iPhone, iPad или Watch как надёжный, доверенный токен идентификации в магазине для оплаты. Он привязан к вашему банковскому счёту и, в целом, телефон заменяет ваши дебетовые и кредитные карточки.

В конце концов банки осознáют — через боль — что лечь в постель с Apple было плохой идеей, так же как крупнейшие книгоиздатели со временем поняли, что лечь в постель с Amazon для продажи электронных книг тоже оказалось плохой идеей. Apple сейчас де факто инвестиционный банк: всё, что ей нужно, это банковская лицензия, хороший бэкенд, надзор регулятора, система управления рисками — и она может наравне работать с такими гигантами как Chase, Barclays или HSBC по обслуживанию физических лиц. И у Apple есть очень хороший профиль на каждого клиента: в отличие от банков и кредитных компаний она не управляет инфраструктурой, спроектированной в 1950-е годы, которую с тех непрерывно обновляют. Для банков главное не привлечь депозиты или выдать кредиты, для них главное — управление рисками. У Apple, как и у Google, гораздо более тесная связь с пользователями, чем у любого банка. Например, они могут примерно наблюдать, где движется телефон или часы пользователя — и так выявлять фродовые транзакции и попытки купить что-то за тысячи километров от места нахождения пользователя. У кредитных компаний есть методы отслеживания карточек, но это весьма грубые методы: Apple может значительно улучшить их.

И это не единственная антифродовая технология. К примеру, Apple использует относительно хорошие сканеры отпечатков пальцев на последних устройствах, при поддержке длинных пинкодов и паролей. В новых моделях есть надёжное аппаратное хранилище для криптографических токенов, которые используются для расшифровки адресов памяти в телефоне, где хранятся данные: они поддерживают (и поощряют использование) двухфакторной аутентификации. Некоторые аналитики сообщают, что Apple работает над улучшением фронтальной камеры, чтобы сканировать сетчатку глаза. В перспективе, на рынке имеются сверхкомпактные дешёвые секвенсоры ДНК, если вам действительно нужна биометрическая аутентификация. Практически идеальной биометрической защитой будет одновременное использование пароля и набора биометрических тестов — сканер отпечатка пальца с быстрым сравнением ДНК и фронтальной камеры для сканирования сетчатки. Их телефоны во многих отношениях более защищены, чем банкоматы и инфраструктура банковских карточек, которую мы используем для доступа к банковским счетам. И это даёт производителям телефонов возможность перепрыгнуть через существующую банковскую инфраструктуру по эффективности протоколов управления рисками, уменьшить долю фрода и одновременно знать гораздо больше о привычках пользователей, чтобы заранее замечать потенциально рискованные поведенческие паттерны и блокировать их воздействие.

Вот моя теория: Apple видит в далёком будущем создание глобальной системы защищённых платежей, которая вытеснит сети VISA и Mastercard — и, в конечном итоге, открытие дочернего розничного банка, чтобы напрямую предоставлять финансовые услуги пользователям, используя часть своего огромного финансового резерва.

ФБР думает, что просит разлочить мобильный телефон, потому что ФБР близоруко фокусируется на предыдущих уголовных расследованиях, а не на будущем технологической индустрии, и ФБР не понимает, что на самом деле она просит ключ для незаметного взлома каждого банкомата и банковской карточки на планете с примерно 2030 года (если не через Apple, то через операционные системы других мобильных телефонов, после того как создатели Android очухаются и тоже почувствуют запах денег).

Если ФБР получит то, что хочет, тогда будет установлен бекдор, и платёжная инфраструктура следующего поколения станет такой же дырявой, как нынешняя инфраструктура банковских карт, со скиммерами и подделкой личности.

И вот почему Тим Кук бодается с министерством юстиции США по поводу безопасности iOS: если никто не доверяет своим iPhone, то никто не будет доверять Apple Bank следующего поколения, а Apple потеряет самую хорошую возможность для хранения денежных мешков во время своего взлёта в стратосферу.

Автор: alizar

Источник

Поделиться новостью

* - обязательные к заполнению поля