Жизнь, смерть и наследие джейлбрейка iPhone

в 11:57, , рубрики: apple, iphone, jailbreak, джейлбрейк, информационная безопасность, смартфоны

Как разношёрстная группа молодых хакеров участвовала в формировании современного iPhone

image

Шторы на окнах наполовину опущены, из-за чего в спальне царит полумрак. Сумрачный день в Бассано-дель-Граппа, городе на северо-востоке Италии, более всего известном миру благодаря бренди с таким же названием – граппа. Я сижу на двуспальной кровати – сидеть тут больше негде. Слева стоит книжный шкаф, забиты комиксами про Микки-Мауса – обязательный атрибут детской спальни любого итальянца. Передо мной, сидя в кресле, стилизованном под сиденье гоночного автомобиля, находится Люка Тодеско [Luca Todesco], 19-летний паренёк, и, возможно, лучший хакер iPhone на планете.

Я передаю ему свой новый iPhone 7 с последними обновлениями.

«Можешь его джейлбрейкнуть?» – спрашиваю я.

Джейлбрейк – искусство взлома сверхбезопасной операционной системы iOS от компании Apple [jailbreak – побег из тюрьмы / прим. перев.]. Взлом позволяет пользователям настраивать телефон, писать и устанавливать любые программы, не ограниченные правилами компании. Когда я познакомился с Тодеско в декабре 2016 года, для последней версии iOS 10.2, установленной на моём телефоне, известных джейлбрейков не было.

Первая процедура взлома, обнаруженная в 2007 году, была расписана по шагам и выложена в интернет в общий доступ. После этого джейлбрейк делали миллионы людей. В какой-то период времени существовал даже сайт jailbreakme.com, совершенно бесплатный взламывавший телефон любого, кто на него зайдёт.

Джейлбрейк Тодеско был доступен только в пределах его спальни в доме его родителей.

image
Люка Тодеско взламывает iPhone в своей спальне, в декабре 2016

Тодеско, известный в сети под ником qwertyoruiop, выглядет смущённым. Он берёт мой телефон и подбирает со стола кабель, лежащий рядом с аккуратно, будто на витрине, расположенной коллекцией двух десятков iPod и iPhone. Он подключает телефон, вводит пару команд на компьютере Mac и жмёт Enter. Экран моего телефона гаснет и снова включается, а затем появляется белый экран.

На экране сменяются надписи: «Doing it … Patching … Jailbroken».

«Ха!» – говорит Тодеско с улыбкой.

Стена сада Apple разрушена. Телефон джейлбрейкнут.

image

В конце 2000-х Тодеско написал бы о своём методе в интернете и выпустил бы технологию в общий доступ. Она была бы доступной для всех пользователей iPhone, и дала бы шанс каждому разлочить телефон и установить приложения, не одобренные Apple, или подстроить внешний вид, тему или дизайн домашнего экрана.

Джейлбрейк проходит через использование одной или нескольких ошибок, позволяющих отключить механизм безопасности «принудительная подпись кода». После этого хакер может запускать код, не подписанный и не одобренный Apple. В результате у него появляется возможность устанавливать приложения, не одобренные Apple, и вносить изменения в ОС.

Джейлбрейками начали увлекаться вскоре после запуска первого iPhone, а в 2008-м году это движение набрало обороты и стало культурным и экономическим феноменом. Команды хакеров, известные под такими именами, как iPhone Dev Team, Chronic Dev и evad3rs, были лучшими хакерами iPhone своего поколения. Для них взлом следующего телефона от Apple и открытие системы для доступа необузданной толпы разработчиков был спортом и крестовым походом. Гениальный и дерзкий разработчик ПО Джей Фримен организовал место встречи хакеров под названием Cydia – нечто вроде альтернативного App Store. На пике популярности Cydia, вышедшая раньше самого App Store, была бизнес-предприятием, зарабатывавшим миллионы долларов, и предлагавшим пользователям способ работы с iPhone как со свободным и открытым компьютером.

Но времена меняются. Сообщество джейлбрейкеров раскололось, многие бывшие его члены стали работать на частные компании, специализирующиеся на безопасности, или даже на саму Apple. Небольшое количество частных хакеров способно воздерживаться от получения немаленьких вознаграждений, выплачиваемых за обнаружение уязвимостей в iPhone. Сами пользователи перестали требовать джейлбрейки, поскольку Apple просто позаимствовала лучшие из их идей и встроила их в iOS.

Когда 16 сентября 2016 года вышел iPhone 7, Тодеско обнаружил способ взлома новой версии iOS уже через несколько часов после покупки телефона в супермаркете. Он показал его на YouTube и рассказал нашему изданию, что так быстро у него это получилось потому, что большая часть ошибок и уязвимостей уже существовала для предыдущих версий iOS.

Искать такие ошибки непросто. iOS – одна из самых безопасных и сложных для взлома ОС в мире. Большая часть входящего в неё кода секрета. Сложно разобраться в том, что и как работает в iOS, не говоря уже о том, чтобы найти в ней недоработки. Apple всегда ставила безопасность iOS на первое место, но нельзя сказать, что iPhone невозможно взломать. Каждый может прочитать примечания по безопасности после обновления iOS и увидеть целый набор багов, частью не опасных, частью серьёзных. Было зафиксировано и несколько случаев появления вредоносных программ, а также утечка джейлбрейка, созданного правительственными хакерами в целях шпионажа за людьми.

Но сложно отрицать, что iPhone – это сад, окружённый почти неприступными стенами, и только опытные хакеры и команды могут их преодолеть.

Тодеско с удовольствием демонстрирует джейлбрейк iPhone, как на YouTube, так и нашему изданию, но юноша не собирается делать свои секреты доступными всем. Его тщательно охраняемая технология и ошибки, на которой она основана, может стоить до $1 млн, если верить рыночным ценам, предлагаемым торговцами уязвимостями нулевого дня.

Пионеры джейлбрейка помогли превратить первоначальный iPhone из бедного возможностями телефона в мощный инструмент, способный на многое из того, на что способны современные телефоны, от видеоигр до отслеживания поездок на велосипеде.

«В iPhone iOS 1.0 даже чёртовой игры не было, так ведь? В других телефонах были копии Snake, в любом телефоне была копия Hangman – у Apple и того не было», – говорит Фримен, и добавляет, что в первом iPhone нельзя было даже настроить профили звонков или отключить звук определённым контактам в определённое время суток.

«Эти возможности были у телефонов, и их не было у iPhone, – говорит он. — Когда iPhone вышел, это был просто небольшой планшет с веб-браузером, к которому был приделан хреновый телефон».

Для джейлбрейка это была пора Дикого Запада, когда талантливые, пусть и начинающие, хакеры, занимались этим ради интереса.

«Всё началось с группы подростков, пишущих достойные АНБ эксплоиты с целью освобождения ПО», – говорит бывший сотрудник Apple, пожелавший остаться неизвестным из-за соглашения о неразглашении.

Какое-то время хакеры распространяли свободу. Они давали людям по всему миру шанс подстроить свой iPhone и улучшить его возможности.

«Тогда было с чем развлечься – и каждый использовал джейлбрейк. Даже iPhone OS 2, потому что люди хотели настраивать темы и иметь возможность копировать и вставлять текст, – говорит Фримен. – Было столько всяких функций, наличия которых в компьютере или телефоне ждёт каждый человек, что было очень просто делать всякие крутые вещи».

Через десять лет после того, как iPhone оказался на прилавках Apple Stores по всему миру и случился первый джейлбрейк, Дикий Запад исчез. Теперь это профессиональная многомиллионная индустрия исследований безопасности iPhone. Это мир, в котором джейлбрейк – по крайней мере, в знакомом нам виде – может перестать существовать.

Тощий 17-летний парень с непричёсанными кудрявыми волосами и рубашке не по размеру стоит в комнате, напоминающей родительскую кухню, и достаёт iPhone – самый первый – из кармана своих джинсов.

«Всем привет, это geohot. А это первый в мире разлоченный iPhone», – объявил Джордж Хоц на YouTube в ролике, загруженном туда в августе 2007-го.

Работая с командой онлайн-хакеров, пытавшихся отвязать iPhone от контракта с AT&T, Хоц провёл 500 часов в исследовании слабых мест телефона, прежде чем отыскать Священный Грааль. Сначала он использовал часовую отвёртку и медиатор для вскрытия задней крышки телефона. Он нашёл процессор передачи данных, привязывавший телефон к сетям AT&T. Джордж припаял к процессору передачи данных провод для обеспечения напряжения и скремблировал его код. На своем компьютере он написал программу, которая позволила его iPhone работать в сети любого беспроводного оператора.

Хоц записал результат на видео – возможность звонить с iPhone при помощи SIM-карты от T-Mobile – и прославился. Богатый предприниматель выменял у него этот телефон на Nissan 350Z 2007 года выпуска и три новых телефона. Стоимость акций Apple выросла в тот день, когда эта новость распространилась в сети, и аналитики приписали это возможности получить телефон без привязки к AT&T.

С тех пор количество просмотров видео уже перевалило за 2 миллиона.

Технически это был не джейлбрейк, но Хоц показал, что склонность ко взлому iPhone существует. Когда он работал над освобождением телефона от тисков AT&T, группа хакеров скооперировалась для проникновения за стену сада Apple. Они назвали себя «iPhone Dev Team». Они никак не были связаны с настоящей командой разработчиков Apple, из-за чего годами на этой почве возникала путаница.

«В 2007-м я учился в колледже и у меня денег особо не было», – говорит Дэвид Вэнг, один из членов iPhone Dev Team.

Будучи помешанным на технических новинках, Вэнг заинтересовался анонсом iPhone. «Я подумал, что это важный и впечатляющий этап развития устройств. Я его захотел, – вспоминает он. – Но iPhone был для меня слишком дорог, и приходилось брать его с привязкой к AT&T. Но ещё они анонсировали iPod Touch, который я вроде мог себе позволить. Я решил, что могу купить себе iPod Touch, а потом они выпустят для него возможность совершать веб-звонки».

Или можно было попробовать самому взломать его.

«Тогда не было ни App Store, и никаких приложений от третьих лиц, – говорит Вэнг. – Я слышал о людях, занимающихся его моддингом, iPhone Dev Team, и о хакерах, и как они смогли запускать на iPhone код. Я ждал, что они сделают то же самое с iPod Touch».

iPhone Dev Team была, вероятно, самой заметной командой хакеров, нацелившейся на iPhone. Они начали искать уязвимости в коде – ошибки, которыми можно было бы воспользоваться, чтобы получить контроль над ОС. Вэнг ждал и наблюдал.

«Каждый продукт сначала находится в неизвестном состоянии, – говорит эксперт по кибербезопасности Дэн Гвидо. Гвидо – сооснователь фирмы Trail of Bits и эксперт по безопасности iPhone. У Apple, по его словам, „не хватало способности устранять уязвимости, у них было множество ошибок в критичных службах“.

Но этого и следовало ожидать. Это было новое устройство, новый фронтир. Без дырок не обошлось бы.

Хакерам потребовалось всего день или два на то, чтобы взломать ПО iPhone после того, как Крис Уэйд, сейчас – технический директор 4Sense, обнаружил способ использовать ошибку, из-за которой браузер Safari падал при открытии сайта, демонстрировавшего специально подготовленный файл TIFF. Такой TIFF был обнаружен Тэвисом Орманди, и сейчас он работает в элитной хакерской группировке Google Project Zero. Хакеры обычно выкладывали доказательство взлома системы – загружали видео с телефоном с неавторизованным звонком, к примеру – а затем выкладывали подробную инструкцию, по которой их действия могли бы воспроизвести другие.

»Когда вышел iPhone, он был только для Mac, – говорит Вэнг. – Я не хотел ждать, когда люди выложат инструкции для Windows, поэтому разобрался в том, что они сделали, и сделал набор инструкций для пользователей Windows. В нём оказалось 74 шага".

Это был поворотный момент. Вэнг, известный под ником planetbeing, запостил свои инструкции через несколько недель после появления знаменитого видео от geohot, и это вызвало шумиху. «Если вы погуглите „джейлбрейк в 74 шага“, вы увидите моё имя, – говорит Вэнг. – Это было первое, что я сделал».

Именно так термин джейлбрейк стал популярным для обозначения взлома системы безопасности iPhone, и позволил пользователям работать с устройством как с реальным компьютером – изменять настройки, загружать новые приложения, и т.п.

Вскоре после Вэнг увидел пост в блоге эксперта по безопасности Мура, где эксплоит, связанный с TIFF, был разобран по шагам. Фактически, Мур сделал инструкцию для автоматического джейлбрейка.

Вэнг написал предшественника того, что вскоре станет самым легендарным – и тривиальным в реализации – механизмом джейлбрейка iPhone. Вместо 74 шагов он требовал только посещения онлайн-приложения в Safari, сайта JailbreakMe.com, и это сразу же взламывало телефон.

Первый JailbreakMe, также известный тогда, как «AppSnapp», был выпущен в октябре 2007 года и вскоре стал легендой.

«Атака JailbreakMe была очень интересной – тогда можно было зайти в Apple Store, открыть JailBreakMe.com, на котором была эта кнопочка „проведите для джейлбрейка“, запускавшая эксплоит и дававшая рут-доступ к телефону через интернет, – говорит Гвидо. – Можно было зайти в Apple Store и джейлбрейкнуть все телефоны с витрины».

«Проведите для джейлбрейка» – это отсылка к знаменитому механизму в iPhone. Двусмысленность, подчёркивавшая тот факт, что это была закрытая, залоченная система, которую для вас освобождали. Apple так обеспокоилась этой практикой, что в итоге заблокировала доступ на сайт из сети магазинов.

image

Apple, понимающая, что джейлбрейк становился всё более популярным, прервала своё молчание 24 сентября 2007 года, когда выпустила заявление: «Apple обнаружила, что многие неавторизованные программы для разблокировки iPhone, доступные в интернете, причиняют неисправимый ущерб ПО iPhone, что, скорее всего, приведёт к отказу в работе телефона после установки будущих обновлений ПО».

Apple не зря волновалась. Гвидо говорит, что шутка с JailbreakMe была «смешной и её было очень весело делать, но ещё она потрясающе демонстрировала простоту такой атаки». Этот эксплоит, технически называвшийся «star exploit», по словам Гвидо «можно было довольно быстро превратить в инструмент для атаки, и нам повезло, что этого не произошло».

Или произошло?

В теории из-за джейлбрейка люди могли подвергать свои устройства опасности, связанной с вредоносным ПО. Только в прошлом году китайские хакеры украли сотни тысяч паролей с телефонов с джейлбрейком.

Доказательств того, что общедоступный джейлбрейк или использованная для этого уязвимость были использованы злонамеренными хакерами для атаки на iPhone. Но после того, как хакер Николас Аллегра, известный, как Comex, выпустил одну из версий своего знаменитого приложения JailbreakMe, хакеры переделали его в инструмент для взлома пользователей – так утверждают два бывших сотрудника Apple.

«Всё было довольно рудиментарно. Просто заменили последнюю часть, всё остальное оставалось идентичным», – рассказал нам один из источников, просивший не раскрывать его личность. «Они заменили последнюю часть, и вместо запуска Cydia по итогам джейлбрейка, они запускали нечто, что сделали сами».

В отличие от тех неизвестных злонамеренных хакеров, большинство джейлбрейкеров, как и Вэнг, занималось этим из спортивного интереса, а также из желания расширить возможности машины, явно способной на большее. Большинство не взламывало чужие телефоны (кроме моделей с витрин Apple Store, а этот розыгрыш легко можно было исправить), и применяли джейлбрейк только к своим аппаратам для изменения настроек.

Apple исправила ошибку с уязвимостью в работе с TIFF, и это запустило многолетнюю битву. iPhone Dev Team и другие команды находили новые уязвимости и выпускали новые джейлбрейки. Первый, кто находил уязвимость, получал славу. Затем Apple исправляла ошибку, и превращала джейлбрейкнутые телефоны в «кирпичи», из-за чего их невозможно было использовать. Когда Стива Джобса спросили про джейлбрейки на встрече со СМИ в сентябре 2007 года, он назвал это «игрой в кошки-мышки» между Apple и хакерами.

«Не знаю, кто мы – кошки или мышки, – признал Джобс. – Люди пытаются вломиться, а наша работа состоит в том, чтобы помешать им».

Со временем сообщество джейлбрейкеров росло в размерах и влиянии. iPhone Dev Team провела реверс-инжиниринг ОС телефона для запуска сторонних приложений. Разработчики-хакеры делали игры, голосовые приложения и инструменты для изменения интерфейса телефона. На телефоне Apple мало что можно было настроить. На оригинальном iPhone не было даже настроек для смены обоев, и приложения просто висели на чёрном фоне. Все шрифты, раскладки и анимации были высечены в граните. Именно хакеры подталкивали телефон к роли дополнения к творчеству и манипулятора знаниями, каким идол Стива Джобса, Алан Кэй, изначально представлял себе мобильные компьютеры.

image
Джей Фримен – второй справа, в очереди на презентацию Apple в 2010-м

После запуска в феврале 2008, Cydia, детище Фримена, позволяло пользователям много больше, чем сейчас доступно в App Store. Пользователи могли скачивать приложения, игры и программы. Но они могли также скачивать и подстройки, и инструменты для серьёзной реконструкции. К примеру, можно было переделать раскладку домашнего экрана, скачать блокировщики рекламы, приложения для звонков не через AT&T, и лучше контролировать хранение данных.

Apple это не нравилось и она пыталась отговаривать людей от джейлбрейка. В 2009-м Apple воспользовалась законом об авторских правах и объявила джейлбрейк вне закона. И хотя ни на одного джейлбрейкера она так и не подала в суд, эта практика оставалась в серой зоне. Через год практику признал легальной глава Библиотеки Конгресса, что открыло дорогу к новым джейлбрейкам.

Примерно в это время Аллегра, принимавший участие в iPhone Dev Team, которому тогда было 18, взял на себя управление JailbreakMe, помогая миллионам людей джейлбрейкнуть их iPhone и установить Cydia.

Игра в кошки-мышки между джейлбрейкерами и Apple продолжалась.

Популярность джейлбрейка и Cydia открыто продемонстрировали наличие ясного спроса на способы получить новые приложения и доступ к управлению своими устройствами.

Для Фримена это был вопрос идеологии.

«Вся суть в том, чтобы бороться с корпоративным феодалом, – рассказал он газете The Washington Post в 2011-м. – Это народный фронт, именно поэтому Cydia представляет такой интерес. Apple – башня из слоновой кости, управляющая вашими ощущениями, и людей привлекло именно то, что джейлбрейк возвращает им их ощущения».

В 2011 году по словам Фримена у платформы было 4,5 млн пользователей еженедельно, и она приносила по $250000 дохода в год, большая часть которых тратилась на поддержку экосистемы.

Деньги были проблемой для джейлбрейкеров типа iPhone Dev Team, полагавшихся на пожертвования через PayPal и подработки, необходимые для финансирования их попыток, говорит Вэнг. Со временем, когда App Store приглушил интерес к джейлбрейку, и Apple всё более агрессивно занималась противодействием взломов, команда начала распадаться.

Как и в любой хорошей истории «борцы из подполья против авторитаризма», в этой нашёлся подвох. Есть свидетельства, подтверждаемые одним из членов команды, что один из ключевых участников iPhone Dev Team был работником Apple. Никто из разработчиков и не подозревал, что хакер bushing, известный своими способностями к реверс-инжинирингу, был двойным агентом, работавшим на компанию, чьи телефоны они взламывали. Кто же это был?

Бен Байер устроился на работу в Apple в должности главный инженер по безопасности встроенных систем в 2006-м году. По крайней мере, это следует из его онлайн-следа. В профиле на LinkedIn для Ben B. Работа называется так же, как и история его деятельности, в которую входит и работа над libsecondlife – попыткой создать версию когда-то популярной онлайн-игры Second Life с открытым кодом, в которой пользователь «bushing» принимал активное участие. Это намекало на то, что Байер – это bushing, что Вэнг нам подтвердил. То, что Байер работал в Apple, подтвердил нам человек, работавший с ним.

«Тогда мы этого не знали, – запинаясь, говорит сегодня Вэнг, не желающий признавать роль Байера в джейлбрейке. – Мы поняли это только позже. Сначала не знали, а потом это вроде как стало нам понятно». Bushing стал влиятельной силой в сообществе. Он оставил этот мир в начале 2016 года по естественным причинам, как нам говорят его друзья и коллеги. Ему было 36.

Сообщество не всегда было на ножах с Apple. Джейлбрейкеры иногда захаживали на ежегодную конференцию Worldwide Developers Conference и передавали привет команде безопасности. Однажды хакеры даже оставили для них скрытое сообщение в одном из джейлбрейков, поимённо упомянув отдельных инженеров, как утверждает один из бывших сотрудников Apple.

«Многие из участников были молодыми людьми с уймой свободного времени, а затем им нужно было искать работу, или сдавать выпускные, или ещё что», — рассказал нам бывший сотрудник Apple. Всё делалось «по приколу» и «на слабо», а также из «товарищеских побуждений».

«Тогда существовало сообщество джейлбрейкеров», – сказал этот бывший сотрудник.

Через много лет после того, как iPhone Dev Team собиралась в чатах IRC, джейлбрейки и развлечения на YouTube постепенно превратились в воспоминания. Одной из причин стало то, что iPhone, частично благодаря джейлбрейкам, стало тяжелее взломать. Другая – опытные хакеры стали устраиваться на работу, в Apple или в компании, занимающиеся безопасностью.

image

Через десятилетие после первого джейлбрейка его наследие продолжает жить.

Команды джейлбрейкеров демонстрировали живое доказательство того, что людям был необходим App Store, и что люди могли делать с его помощью удивительные вещи. Пусть и запрещёнными методами, джейлбрейкеры продемонстрировали, что iPhone может стать живой и разноплановой экосистемой, предназначенной для чего-то большего, нежели просто звонки, просмотр веб-страниц и увеличения продуктивности. Они показали, что разработчики пойдут на многое для участия в этой платформе.

Так что частично есть и заслуга хакеров из iPhone Dev Team в том, что Джобс позволил настоящей команде разработчиков открыть устройство для всех желающих в 2008-м.

«Не хочу слишком высокомерно оценивать нашу роль. Мы не знали, что там планировала Apple до нашего появления, – говорит Вэнг, или насколько важно то, что они взламывали iPhone до тех пор, пока его не открыли. „Хочу сказать, что это сыграло свою роль“.

Но теперь, когда Apple включила в iOS некоторые лучшие модификации и особенности, доступные ранее только через джейлбрейк, нужно ли обычному пользователю iPhone взламывать свой телефон?

Получается, что нет.

Да они и не смогут это сделать. Для текущей версии iOS джейлбрейка нет. Последний общедоступный джейлбрейк есть для iOS 9.3.3, вышедшей 18 июля 2016 года, согласно сайту, отслеживающему джейлбрейки. За последние несколько лет джейлбрейки стали очень редкими.

Apple усилила меры безопасности, и полного джейлбрейка стало добиться сложнее. Теперь для этого нужно использовать цепочку ошибок, которые трудно найти. И это сделало джейлбрейки и ошибки, связанные с ними, слишком ценными для того, чтобы раздавить их бесплатно – или даже отдавать их в Apple за тысячи долларов.

В прошлом году глава Apple по безопасности и главный убийца джейлбрейков, Айван Крстич [Ivan Krstić], хвалился защитой iOS, указывая, что в наше время джейлбрейкам нужно найти „от пяти до десяти разных уязвимостей, чтобы побороть механизмы безопасности платформы“.

»За десятилетие, которое существует ОС, не появилось ни одного вредоносного ПО для iOS, навредившего бы большому числу людей, – сказал Крстич во время выступления на WWDC в 2016. – Наши пользователи были удивительно хорошо защищены почти 10 лет".

В январе этого года Тодеско объявил об окончании карьеры джейлбрейкера.

«После этой истории с 10.2 я прекращу все публичные изыскания с iOS. Идиотизм сообщества джейлбрейкеров для меня слишком велик», – написал он в твиттере, перед тем, как уточнить, что под «публичными изысканиями» он имел в виду «публичные джейлбрейки».

Когда мы встретились с ним в декабре прошлого года, Тодеско жаловался на неприятную атмосферу современного сообщества джейлбрейкеров, в которой люди забрасывают хакеров запросами на джейлбрейки. Эти постоянные запросы графика выходов джейлбрейков —"wen eta jailbreak?"— стали практически мемом.

Всё и вправду изменилось.

«У меня есть ощущение, что на данном этапе джейлбрейк мёртв», – сказал в недавнем чате через iMessage Аллегра.

Он сказал, что если кто и сможет возродить джейлбрейкинг, то это Тодеско. Когда мы сообщили ему, что итальянский хакер объявил, что бросает это дело, он написал: «Да? Плохо».

Фримен, отец Cydia, повидавший бесчисленное количество джейлбрейков, покончил с этим. В старые добрые времена, говорит он, джейлбрейки работали месяцами. Теперь публичные джейлбрейки сразу убивают.

«Apple повысила приоритет по исправлению джейлбрейков, а кроме того, мы так глубоко забрались, что они стали реально опасными», — говорит он.

Когда-то он был страстным сторонником джейлбрейков, а сейчас уже не рекомендует делать это со своим телефоном. Это стало опасно из-за возросшего риска взлома, и уже не стоит того, как сказал он в недавнем телефонном разговоре.

«А что вы с этого получите?» – спрашивает он. «Раньше вы получали крутые возможности, из-за которых практически и купили телефон. А теперь только небольшие изменения».

«Это всё превращается в уменьшающуюся спираль, где чем меньше людей интересуются джейлбрейком, тем меньше разработчиков занимаются интересными вещами, и тем меньше причин для людей интересоваться джейлбрейком, – добавляет он. – Что значит, что меньше людей делают джейлбрейк, и что меньше разработчиков этим занимаются. И всё это медленно загибается».

Автор: SLY_G

Источник

Поделиться

* - обязательные к заполнению поля