ДНК «Медузы». Разберёмся на лету, как у нас принято

в 9:20, , рубрики: галина тимченко, Иван Колпаков, Илья Красильщик, кадры, Медиа, Юлия Миндер, Юрий Синодов, метки: , , , , , , ,

Несмотря на то, что в моё ежедневное чтение «Медуза» не входит, издание это для меня интересное. Так сложилось, что многих, кто над «Медузой» работал я знаю лично. Ещё до того как я попал в журналистику, когда я работал эникейщиком в проекте «Медпортал» Юлии Миндер, мы сидели в 2004—2005-м годах через стенку с Lenta.ru, кухня вообще была общая. Общения с сотрудниками «Ленты» было много. Конечно же, это общение не в последнюю очередь повлияло на то, что я в итоге стал журналистом, сделал Roem.ru и так далее.

Поэтому к «Медузе» я относился и отношусь нормально: глядя на то, что они делают, можно позаимствовать какие-то медиаидеи, избежать косяков при работе с той же нативной рекламой. Если они кому-то не нравятся, то можно не читать, в конце концов.

Большинство медийщиков, и мы тоже, сейчас обсуждает процесс ухода с поста главреда Ивана Колпакова. Насколько были правильны действия Красильщика, Галины Тимченко, самого Ивана, можно ли было обойтись меньшей кровью.

Однако вокруг «Медузы» и того как она работает есть и «большая картинка» запрограммированности на возникновение крупных косяков, которая, как мне кажется, требует некоторого осмысления. Эта картинка состоит из трёх главных факторов.

1. К сожалению, Илья Красильщик не предусматривает последствий своих действий

Деятельность Ильи не очень публичная, поэтому примера именно с «Медузой» у меня нет, кроме как с ЛИТом, о чём ниже. Я с этой непредусмотрительностью впервые столкнулся вне медузы, когда увидел, что он в посте про Ryanair в Facebook выложил фотографию посадочных талонов. С достаточным количеством информации для любого, кто знает его почту, чтобы можно было войти в личный кабинет Ryanair, посмотреть с кем он летит, когда и даже с возможностью отмены бронирования.

Я написал ему в личку, он удалил пост. Инцидент был незначительный, я ему не придал значения: сотрудник медиа где-то косякнул в личных соцсетях, бывает.

2. Галина Тимченко тоже не предусматривает последствия опубликованного на сайте

Ещё в конце 2015-го года, когда тема с нативной рекламой только разгоралась, «Медуза» выпустила статью с рассказом какой-то компании про биржевых роботов, которые так хорошо торгуют, что обеспечивают доходность свыше 30% годовых в валюте. Желающие обсудить это приглашались на завтрак. Я написал об этом в своём Telegram-канале: обещание высокой доходности это признак мошенничества и пирамиды, компания уже обсуждалась в сообществе трейдеров и имела крайне дурную репутацию. Я думал, что Галину это заинтересует, поскольку редакция принимала участие в утверждении размещения нативной рекламы.

После этого я получил от Тимченко раздражённую реплику, которую точно воспроизвести не могу, поскольку Галя меня забанила даже в Telegram, но смысл её заключался в том, что я зачем-то пишу что-то такое, из-за чего её ночью беспокоят.

Больше чем через год, в начале 2017-го выяснилось, что да, рекламодатель действительно был пирамидой, но то, что он оказался в списке рекламодателей «Медузы» это было случайностью, поскольку «Медуза» провела тщательную его проверку, из которой выяснилось:

  • «Медуза» не рекламирует Forex и микрокредиты. Для отказа в размещении рекламы нужны «формальные основания»
  • б) Поскольку «Медуза» проверяет лицензии компании, в отношении ЛИТ, предлагающего нечто среднее между брокерскими услугами и управлением активами, «Медуза» предложила рекламировать просто ивенты ЛИТа, а не сами его услуги
  • в) после получения негативных отзывов о ЛИТе компанию спросили не занимается ли она мошенничеством. Компания ответила, что «конечно же нет», после чего сотрудничество с ней продолжилось.

В этот момент меня забанил уже и Красильщик, поэтому коммуникация с руководством «Медузы» в будущем была нарушена. Замечу, что реклама проекта Valim.de, предлагающего заняться визовым мошенничеством в ЕС, до сих пор висит на «Медузе» без каких-либо изменений.

3. Отдалённых последствий своих действий не представляет себе и сам Иван Колпаков

Например, когда Султан Сулейманов, будучи журналистом «Медузы» в 2016-м выиграл грант в десятки тысяч евро от одной из дочек Google, компании, которая была его ньюсмейкером, «Медуза» оставила его в штате журналистом. Деньги были выданы на создание сервиса который Султан так и не сделал. Колпаков так ответил на вопрос о возможном конфликте интересов Султана и «Медузы»:

Это необычная ситуация, но еще вчера, например, не было и журналистов, которые занимались программированием. Каждый день приходится придумывать новые правила, потому что реальность меняется каждый день. Так что я с интересом жду этих документов. А пока могу только поздравить Султана с тем, что он прошел через очень жесткий конкурс — для него это большой прорыв, а для нас — повод для гордости.

В профессионализме журналиста Султана Сулейманова я не сомневаюсь, в своей способности предугадать возможный конфликт интересов — тоже.

Можно встать в позу и подозревать Султана в том, что он, воспользовавшись красивой схемой, пытается получить денег напрямую от Пейджа и Брина, чтобы пиарить Гугл на страницах Медузы. Но мне вставать в позу неинтересно. Мне интересно, чтобы Султан разработал крутой инструмент, полезный и для нашей работы, и для работы других журналистов.

А с остальным мы как-нибудь разберемся. Причем на лету, как у нас принято.

С Султаном получилась самая «мягкая» ошибка «Медузы»: материалы с упоминанием Google, которые он выпускал хотя и выглядели немного странно, но не вызывали существенной критики. Но теоретически, у «Медузы» и Колпакова была возможность именно тогда задуматься о создании кодекса поведения, но выбор был сделан в пользу «разборок на лету», возможность была упущена.

Издание, работающее из квартиры гроссмейстера Михаила Таля унаследовало его ранний стиль игры в шахматы: ввязаться в сложную заварушку, а потом с ней разбираться используя имеющиеся навыки. Тут надо ещё помнить то, что на каком-то этапе стиль Таля перестал быть неожиданностью и его начали бить.

Схема «разбирательств на лету» хороша для стартапа, который должен быть на грани допустимого, чтобы обеспечить высокую скорость развития, но плоха для уже устойчивого бизнеса.

Поэтому отход Колпакова от руководства редакцией, как и отход Тимченко от оперативного управления издаием могут оказаться неплохими событиями для «Медузы».

Не хватает ещё только присутствия какого-нибудь «папки» в редакции, который смог бы иногда добиваться от руководства «Медузы» более разумного подхода к возникающим рискам в их деятельности.

Источник

Поделиться

* - обязательные к заполнению поля