Проект «Око» ч.15

в 17:25, , рубрики: антиутопия, Киберпанк, научная фантастика, Проект Око, творчество, Читальный зал, чтиво

Проект «Око» ч.15 - 1
Фото: A.V. Photography

Ссылки на предыдущие части и обращение к тем, кто видит публикации Ока впервые:
Око — мой личный литературный проект, работу над которым я начал в мае этого года. Из небольшой зарисовки он перерос в научно-фантастическое произведение, главы которого я выкладываю, по мере написания, на GT.

Предыдущие части:

Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4
Часть 5
Часть 6
Часть 7
Часть 8
Часть 9
Часть 10
Часть 11
Часть 12
Часть 13
Часть 14

В части №14:
— Давай к сути, — раздраженно сказал Мэтт. — Кто теперь в Гетто главный?

— Ну, это, Босс сейчас главный.

— Босс? Что за Босс? – Спросил Мэтт.

— Ну, это мы так его называем. Ну, а так кличут его Большой Босс, — ответил мужчина. – Мы все так должны его называть. Он теперь заправляет всем в Гетто.

— Понятно, — сказал Мэтт. – Мелли?

— Не врет. И я знаю, куда нам идти.

— Хорошо. С остальным разберешься? – С намеком спросил старый командир.

— Э! – Подал голос «стрелок». – Вы че тут удумали уже? Что значит «разберешься»?

— Да, — ответила Мелисса, — разберусь.

— Хорошо, не уходи далеко, я буду с Оливером, — сказал Мэтт.

— Окей, скоро вернусь.

«Стрелок» больше не издал ни звука – Мелисса сразу же, как только они с Мэттом подошли к дому, перехватила контроль над его телом.

Мэтт подождал, пока его спутница и их невольный информатор скроются за поворотом дома, убрал пистолет в карман куртки и достал припасенную чеку – руку, в которой была зажата все это время граната, давно свело судорогой, и болела она так, что, казалось, сейчас отвалится.

Он аккуратно вставил чеку на место, спрятал гранату в другой карман, снял растяжку на лестнице и поднялся в квартиру, где они с Мелиссой оставили Оливера.

Его старый друг выглядел плохо. Даже во сне, после всех уколов, что не так давно сделала ему телепат, он был в холодном поту, а лицо приняло серо-землистый окрас.

Оливер умирал, ему срочно нужен был врач.


— Мелисса, закрой дверь.

Женщина молча выполнила указание Мэтта и, приложив некоторые усилия, захлопнула огромную стальную дверь бункера, где они находились.

— Садись, Биг Босс, — с отвращением произнес Мэтт, — сейчас мы будем беседовать.

— Я не знал, что это…

— Молчать, — отрезал Мэтт. – Мелли, будь так добра, свяжи этого ублюдка. Я не хочу, чтобы ты напрягалась.

Мелисса как раз закончила проворачивать вентиль, который наглухо закрывал дверь помещения, бывшего когда-то банковским хранилищем. Умельцы из бригады перевесили дверь по приказу еще прошлого командира, который был до Томми, и превратили достаточно просторную комнату в своеобразный бункер, в котором, в случае чего, можно было укрыться. Второй выход из бункера был сейчас завален, не выдержал последнего рейда столичного гарнизона, который сравнял Гетто с землей.

Закончив с дверью, Мелисса последовала указанию старого командира, взяла с земли тонкий металлический трос и направилась к мужчине, называемого Большим Боссом.

— Трос? – спросил Мэтт.

— Веревок я тут не вижу, командор.

— Ладно, — ответил мужчина. – Сейчас что-нибудь придумаем.

Босс смирно сидел на стуле, стараясь не делать лишних движений, бункер теперь закрыт изнутри, на помощь ему не придут.

Перед его глазами еще стояли картины того, что может сделать эта парочка, если их разозлить.

А объявив за головы Мэтта и Мелиссы награду, Биг Босс их здорово разозлил. И вот теперь, спустя всего несколько часов, дичь сама пришла к охотнику. И это была очень опасная и очень озлобленная дичь.

Пока пленник размышлял о своем будущем, Мэтт заприметил дыру в стене, в которой услужливо виднелась арматура. Потянув за нее, чтобы убедиться, что конструкция стоит прочно, он рванул Большого Босса со стула и припер его спиной к стене.

— Маловат будешь, ну да ладно, — сказал сам себе Мэтт. – Мелли.

Женщина молча подошла и протянула командиру полутораметровый обрезок троса. Мэтт, демонстративно насвистывая, сделал из него петлю.

Мужчина нерешительно наблюдал за тем, что делает старый командир. Мэтт жестом указал ему развернуться, сложил руки пленника за спиной и продел их в петлю. Затянув потуже, он обернул трос восьмеркой вокруг запястий пленника, над петлей, и после резко потянул свободный конец на себя и вверх. Человек, называющий себя Биг Боссом, вскрикнул от рывка, усиленного, ко всему прочему, боевой броней, и согнулся в три погибели, стараясь как можно выше поднять руки и ослабить давление на плечевые суставы.

Мэтт удовлетворенно посмотрел на позу, в которой застыл его пленник, а после намертво привязал трос к арматуре, торчащей из стены.

— М-да, — сказала себе под нос Мелисса, — такого я еще не видела.

— Ну, за неимением альтернатив пришлось импровизировать, — ответил ей Мэтт. – Конечно, стоило бы этот мешок дерьма подвесить под потолком, как боксерскую грушу, но и так сгодится. Как думаешь?

— Думаю да, — ответила спутница Мэтта. – Сгодится.

Биг Босс пыхтел от натуги. Арматура, к которой привязал второй конец троса Мэтт, находилась на высоте почти двух метров, не меньше. Стоял Босс к стене не вплотную, но сделать даже шаг назад он не решался – если потеряет равновесие, был велик риск того, что он выломает себе плечевой сустав, а, возможно, и оба сразу. В нынешней ситуации в Гетто это было сродни приговору. Хотя он вообще не питал иллюзий насчет своего будущего – командир Мэтью и эта загадочная особа, которая сражалась вместе с ним, вряд ли оставят его в живых.

В это время Мэтт, прогуливаясь по комнате, шевелил мусор под ногами носком ботинка. Босс не видел этого, максимум, что было доступно его взору – ноги женщины, которую командир Мэтью называл Мелиссой. Но слышал он все отчетливо.

Спустя минуту шум разворачиваемого мусора стих – Мэтт нашел, что искал. Он присел на корточки и извлек кусок бетона, с торчавшей из него арматурой. Костюм на руках Мэтта все еще был переведен в режим рукопашного боя и командир двумя мощными ударами «кастета», наращенным броней на его правой руке, освободил сталь из бетонного плена.

Он покачал прутом вверх-вниз, как бы оценивая, достаточно ли тот тяжел для задуманного. Удовлетворенный своей находкой, Мэтт развернулся, пересек помещение, взял стул и уселся на нем задом наперед, сложив руки на спинке и положив на них подбородок.

— Ну что, Биг Босс, побеседуем? – Спросил он пленника и потыкал в него арматурой. – Знаешь, твое лицо мне знакомо. Я видел тебя, когда был здесь в последний раз. Ты был одним из информаторов Томми, так?

Биг Босс попытался поднять голову и посмотреть на старого командира, но у него ничего не вышло – трос был слишком коротким.

— Да, был.

— Да, сэр.

— Что? – Не понял пленник.

— К людям, которые могут воткнуть тебе в ухо кусок арматуры, нужно обращаться «сэр», понятно?

Биг Босс молчал.

— Я не слышу! – Повысил голос Мэтт.

— Да, — пленник сделал паузу, но продолжил, — сэр. Я понял.

— Отлично. – Мэтт поерзал на стуле, устраиваясь поудобнее. – Так вот, Биг Босс, — кличку нового главаря гетто Мэтт не сказал – выплюнул, выражая все презрение к людям такого сорта, на которое он был способен, — мы думали прийти к тебе сами, с миром, так сказать, но ты решил показать, какой ты крутой. Ты крутой, Босс?

Пленник промолчал.

— Не думаю, что ты крутой, — продолжил Мэтт, — не может быть крутым человек, который жизнь прожил под кличкой «Мелкий».

Называющий себя «Большим Боссом» от последних слов Мэтта вздрогнул, но попытался не подать вида.

— Ну и как тебя угораздило из Мелкого стать Большим Боссом, а? – Продолжил Мэтт. – Чего молчишь? Язык проглотил?

Старый командир тяжело поднялся со стула, подошел к привязанному к стене мужчине и, коротко замахнувшись, ударил его арматурой под колено. Пленник взвыл и чуть было не потерял равновесие, но на ногах удержался.

— Что такое? – Ледяным тоном сказал Мэтт. – Мы только начали нашу беседу.

Следующий удар пришелся по ягодицам. Мелкий заскулил, как собака – Мэтт не сдерживался и позволял броне усилить его движения. На брюках мелкого стала проступать кровь – арматура рассекла ткань и кожу на его заднице.

Мелисса молча наблюдала за действиями старого командира, но никак не вмешивалась. Ему было виднее.

— Пожалуйста, командор Мэтью, не надо! – Захлебываясь соплями провыл Мелкий. – Я все вам расскажу, я все вам расскажу!

Мэтт был непоколебим.

— Конечно расскажешь, — он еще раз ударил арматурой, теперь по спине Мелкого, — вот только поможет ли тебе это?

Еще удар. Крик.

— Командор Мэтью, пожалуйста!

Мэтт схватил Мелкого за грязные, спутанные волосы и рванул его голову вверх с такой силой, что, казалось, он сломает пленнику шею. Однако, Мелкому повезло – его шея выдержала.

— Значит так, — начал командор, — меня не интересуют ни твои делишки, ни то, что ты можешь мне предложить. Меня интересует только одно – выжил ли бригадный врач во время штурма?

Мелкий, весь в слезах и с красным от напряжения лицом всматривался в лицо старого командира, пытаясь понять, сумеет ли он сохранить себе жизнь, если поможет ему, или нет.

— Ты же слышал о Стальном Генерале, Мелкий? Ты же и брал его, тогда, с месяца два назад, на его квартире. Знаешь, что Стальной генерал делал с дезертирами и пленными, которые отказывались говорить? — Мэтт прижал острый конец арматуры к шее Мелкого, там, где проходит артерия. – Он их пытал. У нас, когда война была еще в разгаре, даже инструмент для этого был специальный. Боже, как они кричали, Мелкий, как они кричали. Один здоровяк орал сутки кряду, пока Оливер ломал ему кость за костью – тот знал, когда будет следующая атака, во всяком случае, мы так полагали. – Старый командир убрал арматуру, отпустил волосы пленника и присел перед ним на корточки, заглядывая Мелкому в лицо снизу вверх. – А знаешь, кто его всему этому научил? – Мэтт покрутил в руках стальной прут. – Я, Мелкий. Я научил Оливера пытать людей. Как научил его бриться, пить, и не связываться с сифилисными девками. Оливер мне как сын и лучший друг одновременно, Мелкий, поэтому я сохранил ему, дезертиру, жизнь. И сейчас моему другу нужен врач. Так что отвечай мне и живо. Бригадный врач выжил?

Кровь из рваных ран на ягодицах стекала по ногам Мелкого. Рук он уже не чувствовал, так они затекли, а в голове, как пойманная в силки птица, металась только одна мысль: «Я должен что-нибудь сказать! Я должен ему что-нибудь сказать!»

— Командор Мэтью, может мы смогли бы… — начал пленник.

— Ты не понял? – Мэтт схватил Мелкого за нижнюю губу и, сжимая ее между большим и указательным пальцами, начал выкручивать против часовой стрелки. Мелкий закричал от боли. – Где. Бригадный. Врач?

— Он погиб! Погиб! Сдох ваш врач! Еще во время штурма сдох!

Мэтт отпустил губу Мелкого, встал на ноги и немного размялся.

— Ладно, Мелли, есть там кто за дверью? Проверь. Нам пора.

Мелисса молча кивнула и, закрыв глаза, стала «прислушиваться» к тому, что происходит снаружи. Мэтт же повернулся обратно к Мелкому, отбросил арматуру и, застыв на секунду, как бы прицеливаясь, сцепил руки в кулак и занес их над головой. Он собирался одним ударом в основание шеи сломать этому ублюдку позвоночник, либо просто обе руки разом. В любом случае, Последствия такого удара даже для более крепкого мужчины, чем Мелкий, были бы смертельны. Не сейчас – так потом.

Мелкий видел движение тени на стене и осознав, что сейчас на его спину или голову опустится кувалда под названием руки старого командира, заверещал как свинья:

— Постойте! Постойте! Есть врач! У меня есть! Есть врач!

Мэтт замер с поднятыми руками.

— Откуда же? Бригадный мертв, сам сказал.

Мелкий всхлипнул, тряхнул головой и продолжил:

— От вояк пришел заказ! Есть у меня там друзья! С пару дней назад одного старика из столицы похитили с ребятами! Я лично на дело ходил! Командор, я не знаю, кто он, но клянусь, он откликнулся на «доктора»! Командор Мэтью, пожалуйста, не надо!

— Мелли? – Мэтт, подняв бровь, кивнул женщине на пленника. – Проверь. Можешь не церемониться.

Женщина почти мгновенно ворвалась в сознание человека, горделиво называющего себя Биг Боссом. Сминая и круша то, что не представляло для них интереса, она выудила необходимые воспоминания и информацию.

— Не врет. Я знаю, где его держат, — сказала она Мэтту как закончила.

— Хорошо, спасибо, — ответил ей старый командир. – Ну что же, — теперь он обращался к Мелкому, — нам пора.

— Вы меня отпустите, правда же? – Пролепетал Мелкий.

— Нет, — сказал Мэтт, поднял руки, сцепленные в замок, и со всей доступной ему силой опустил их на шею Мелкого.

***

Майк Ивор не понимал, где он находится. Когда хирург открыл глаза, перед ним была только серая, старая, обшарпанная стена с кусками не то обоев, не то какой-то наскальной живописи его предшественников, если они тут и вправду были. Понять, что было не так со стеной, не позволяло весьма скудное освещение – свет проникал в комнату только через узкое горизонтальное окно-бойницу под самым потолком.

Одна из пружин матраца, на котором лежал Ивор, больно впивалась в бок. Старый ученый попытался поерзать на месте, разминая затекшие конечности, однако понял, что тело до сих пор ему не принадлежит – все его попытки закончились только неуверенными рывками рук, ноги не слушались вовсе.

«Что произошло?» — спрашивал себя Ивор. Последнее, что он помнил – беседа с Харрисом, а потом – тьма. Через минут десять судорожных попыток выудить хоть что-то из своей памяти, Ивор вспомнил, как поднимался по лестнице дома на свою старую служебную квартиру. Он вспомнил мужчину, назвавшего его «доктором», а после все – темнота.

Более-менее придя в себя спустя некоторое время, Майк Ивор кое-как сел на старом матраце, хотя удобного в этом было мало – колени были почти на уровне подбородка, так как матрац просто лежал на земле, о каркасе под ним не было и речи — и начал беглый осмотр себя и помещения, в котором очнулся. Пока хирург и не пытался встать – ноги он все еще чувствовал плохо.

Комната два на три, матрац под его тощей старческой задницей, ведро в углу и окно-бойница, вот все, что было ему доступно. Одежда на хирурге осталась та же, что и в день встречи с Харрисом, но плащ был безнадежно испорчен: он помялся, был грязным, а на правом плече Ивор нащупал немалую по размерам дырку – по всей видимости, когда его, бессознательного, волокли сюда, плащ за что-то зацепился или просто пошел по шву. Или старая ткань не выдержала, сейчас это было не так уж и важно.

Спустя некоторое время в камере, иначе помещение назвать язык не поворачивался, стало светлее. Насколько понял мужчина, причина была довольно прозаична: очнулся он на рассвете, сейчас было ранее утро. Но день вступал в свои права, а вместе с его наступлением, что логично, становилось и светлее. Майк ожидал, что кто-нибудь придет к нему, будет пытать, задавать вопросы или еще что-то, но за дверью было подозрительно тихо.

Это была хорошая, добротная дверь. Убедившись в том, что никто не стоит за ней в карауле, Майк попытался выбить ее несколькими ударами ноги, держась при этом рукой за стену, однако, его попытки привели только к рождению гулкого эха, волнами прокатывающемуся по комнате и, по всей видимости, по коридору за самой дверью. О побеге через узкое окно-бойницу под потолком не могло даже идти и речи, слишком узкое оно было для такого крупного мужчины, как Майк Ивор. Строго говоря, пролезть в него сумел бы только ребенок лет десяти, не больше.

Время тянулось, подобно старой, загустевшей краске, которую безалаберный маляр оставил на жарком летнем солнце, а после, спохватившись, пытался привести в чувство. В таких случаях маляры используют растворитель, но ничего похожего на его аналог в камере Ивора не было, а размышления о его дальнейшей судьбе, которые нет-нет, да и одолевали старого хирурга, не придавали ни сил, ни оптимизма, ни помогали скоротать время в камере.

Так прошел день, а за ним ночь. Ивор был голоден, его мучала жажда, а от ведра, в которое ему все же пришлось справить нужду, ощутимо разило. По уму, его стоило чем-нибудь прикрыть, например, чем-нибудь из одежды, за неимением альтернатив, но погода за окном давала о себе знать, поэтому Ивор решил пренебречь удобствами ради сохранения тепла и здоровья – в его возрасте любая простуда могла иметь тяжелейшие последствия.

По подсчетам Ивора он провел в камере не меньше двух суток. Старик старался как можно больше спать, чтобы минимизировать расход энергии, но время от времени ему все же приходилось вставать со старого матраца, который служил ему кроватью, и вышагивать из одного угла камеры в другой, стараясь разогнать кровь по телу и хоть как-то согреться.

«Съесть бы сейчас чего горячего, насколько легче бы было. Или выпить чаю, или, хотя бы, воды. Многое бы я сейчас отдал за стакан воды» — подумал как-то старик, пытаясь набрать хоть немного слюны, чтобы смочить пересохшее горло. От нехватки жидкости дико болела голова. Сверху накладывалась интоксикация от той дряни, что ему вкололи там, в подъезде дома. Но ничего не попишешь, рано или поздно, кто-нибудь явится сюда, чтобы, как минимум, казнить его за измену.

На третьи сутки Майк сквозь сон услышал за дверью шаги. А вот и палач.

Сделав над собой не дюжее усилие, старик встал, отряхнул брюки и поправил плащ, в который кутался, в попытках сохранить тепло.

Шаги двух пар ног замерли напротив его двери – в постоянной тишине слух Ивора обострился. Неизвестная пара, а в этом старик был уверен железно, что там именно двое, а не трое, четверо или всего один человек — двое, на полминуты притихла, а после добротную металлическую дверь сотрясла серия мощных ударов. Казалось, в дверь ломится чудовище или ее пытаются выбить при помощи кувалды.

Через четыре очень долгих и жутких для Ивора удара все стихло, а дверь, слегка покосившаяся, со скрипом открылась вовнутрь, опрокинув при этом отхожее ведро.

***

После штурма «резиденции» Биг Босса, который на поверку оказался всего-то барыгой-Мелким, Мэтт и Мелисса вернусь в дом, где в спешке оставили Оливера.

Их товарищ все еще был жив. Мелисса поставила уколы антибиотиков и «боевого», а Мэтт сменил батареи костюма – рукопашный режим высушил старые почти досуха, в последние полчаса пути заряда еле хватало на поддержание формы, а о защите от огнестрельного оружия не было даже и речи.

Мэтт прикрыл глаза и вспомнил события последних двенадцати часов. Убитый им парнишка, убитые мародеры, а потом, спустя всего несколько часов после его возвращения, когда на поиски остатков бригады ушла на этот раз Мелисса, возле дома, где они остановились, началось смутное движение. Мэтт вспоминал, как прислонил к стене над Оливером старую дверь, стараясь укрыть раненного от осколков и чужих глаз, как схватил карабин и рванул на улицу – это был штурм.

Мэтт, будто заботливая птица-мамаша отвлекал внимание хищников на себя, уводя прочь от «гнезда», где без сознания, терзаемый жаром и воспалением, лежал его друг и боевой товарищ.

Патроны заканчивались слишком быстро, но подоспела Мелисса, с ней стало проще. Мэтт отдал винтовку ей, включил еще незнакомый ему режим «рукопашного боя» на броне и они стали прорываться вперед – к штабу Биг Босса, ведь именно он объявил награду за головы тех, кто расправился над тремя его «скаутами».

«Броню создал какой-то больной психопат» — подумал Мэтт, когда увидел, что происходит с костюмом в этом режиме. Воротник, будто живой, поднялся выше, закрыв шею и подбородок, вплоть до ушей. В районе костяшек, броня собралась в плотные острые клинья, на подобие кастетов, а на внешней стороне рук появились острые, но мелкие зубцы, больше похожие на пилу. На коленях также появились шипы, а пила спереди – в районе голени. В целом, изменения были минимальны, но теперь Мэтт мог «голыми» руками крошить черепа и оставлять рваные, смертельные раны или разрывать бронежилеты.

Мэтт перебирал их припасы в поисках каких-нибудь тряпок. Ему нужно было протереть костюм, потому, что почти весь он был в пятнах чужой крови, а броня на руках и вовсе приняла равномерный багровый отлив.

— Как он? – спросил он Мелиссу, когда уже почти закончил вытирать кровь. Пятна оставались, но теперь он, хотя бы, был не таким грязным.

— Пока жив, но нам нужно снова идти. Нужен врач.

— Ясно. Давай поедим быстро и пойдем.

— Да.

Старый командир отбросил окровавленную тряпку, неведомо кому до этого принадлежавшую, которую до этого нашел в углу, и полез в другой рюкзак, в поисках сухих армейских пайков, ругаясь на темноту. Наскоро, обжигаясь, они поели, прикрыли горящего в лихорадке Оливера дверью, организовав ему «шалаш», как это сделал перед боем Мэтт – решение было вполне удачным и велосипед выдумывать не стали, и вышли наружу.

Светало.

— Сколько нам идти? – спросил Мэтт.

— Час, может чуть больше. В принципе, тут не далеко. – Ответила Мелисса.

Старик на секунду задумался.

— Ладно, давай быстрее, броня слишком бросается в глаза.

Когда уже совсем рассвело, они были на месте. Здание охраняло всего трое бойцов, с которыми Мелисса расправилась без труда – им не нужен был лишний шум. Они спустились на цокольный этаж, и отправились на поиски нужного им помещения. Мелисса была убеждена, что врач, о котором говорил Мелкий, находится где-то здесь.

— Я увидела в голове этого подонка еще кое-что. – Тихо сказала женщина. – Он должен был передать этого человека военным сегодня вечером, так что нам очень повезло, в своем роде, что на нас была объявлена охота. Приди мы с миром, возможно, никогда бы не узнали о его существовании. Мелкий очень боялся заказчика похищения.

— Все что ни делается, делается к лучшему, — философски ответил Мэтт. – Пойдем, Мелли, я беспокоюсь за Оливера.

Женщина молча кивнула в ответ и они продолжили поиски.

Возле одного из поворотов коридора Мелисса на секунду замерла, а после жестом указала на него Мэтту.

— Сюда, я его слышу.

Старый командир молча двинулся за своей спутницей, которая теперь шла первой. С каждым шагом двигалась она все более и более уверенно, так как чувствовала, что они приближаются к своей цели.

Возле очередной двери Мелисса остановилась, а Мэтт увидел, что снаружи она заперта на мощный навесной замок. Молча обойдя женщину, он потянулся, пару раз вдохнул-выдохнул поглубже и обрушил удар руки-кастета на петлю. Дверь выдержала, но крепление погнулось. Спустя еще несколько ударов петля, в которую была продета дужка замка, не выдержала и вывалилась из крепления в стене. Мэтт схватился за ручку и толкнул вперед дверь, которая со скрипом, но открылась.

Перед ними, в маленькой, дурно пахнущей комнате, стоял крупный, мощный старик в когда-то светлом и аккуратном, а теперь грязном и порванном плаще. Возможно, он был ровесником, а то и старше самого Мэтта. Держался мужчина с ледяным спокойствием, но Мелисса ощущала тщательно скрываемый страх, который исходил от него. Освещение в комнате было препаршивым, как, собственно, и в коридоре, который только кое-где освещался пробивающимися сквозь трещины в стенах лучами холодного осеннего дня, поэтому разобрать больше деталей не представлялось возможным. Первым заговорил Мэтт:

— Доброго дня, сэр. Мы тут ищем одного человека, медика.

— Кто вы? – Спросил старик. Мэтт все еще стоял за дверью и ни его, ни лица Мелиссы видно не было. – Вы из армии?

Мэтт на секунду не понял, с чего были сделаны такие выводы, но тут вспомнил, во что был одет.

— Нет, сэр, не из армии. Вы врач? Может быть хирург?

— Не из армии? – Повторил следом за Мэттом мужчина. – Да, я хирург. – Ответил он после секунды раздумий. – Позвольте представиться. Доктор Майкл Ивор.

Мелисса вздрогнула. Ивор сделал два шага вперед.

— А с кем имею честь общаться я? – Спросил он.

— Командир сил сопротивления, — ответил Мэтт, протягивая хирургу руку, которую тот без раздумий крепко пожал, — Мэтью Харрис. Можно просто Мэтт.


Для того, чтобы держать читателей в курсе темпов работы, да и просто пообщаться без боязни получить удар банхаммером на GT, либо же, если у вас нет активного аккаунта, на просторах VK я создал группу, посвященную проекту «Око». Нас уже полторы тысячи человек!

Добро пожаловать.

Критика, оценки, обсуждения и отзывы в комментариях, как и всегда, крайне приветствуются.

Автор: ragequit

Источник

Поделиться новостью

* - обязательные к заполнению поля