Проект «Око» ч.19

в 13:00, , рубрики: Киберпанк, книга, научная фантастика, Проект "Око", псифайтеры, самиздат, Читальный зал, чтиво

Проект «Око» ч.19 - 1
Фото: A.V. Photography

Как и обещал, двигаемся стахановскими темпами. Осталось не так и много.

Ссылки на предыдущие части и обращение к тем, кто видит публикации Ока впервые:
Око — мой личный литературный проект, работу над которым я начал в мае этого 2015 года. Из небольшой зарисовки он перерос в научно-фантастическое произведение, главы которого я выкладываю, по мере написания, на GT.

Предыдущие части:

Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4
Часть 5
Часть 6
Часть 7
Часть 8
Часть 9
Часть 10
Часть 11
Часть 12
Часть 13
Часть 14
Часть 15
Часть 16
Часть 17
Часть 18


В части №18:

— Деймос. В центре ему дали имя Деймос.

О’Коннелл молча наблюдал за Астреей.

— Как я вижу, — наконец сказал мужчина, — вселять ужас он и вправду умеет.

— Поверьте мне, умеет, — согласилась Астрея, — так что потребуется от меня?

О’Коннелл покрутил в руках трость, размышляя, что ответить на этот вопрос.

— Понимаешь, — начал он, — согласно распоряжению Совета, операторы распределялись тонким слоем по всем силовым структурам государства. К сожалению, приписанный к нам боец, которому я могу доверять, сейчас на задании. У нас есть еще пара телепатов, но им я не верю.

— А мне, значит, верите?

— Конечно, нет, — О’Коннелл улыбнулся, — но я уверен в том, что выбирая между мной и Генри, ты останешься на моей стороне. Ты же на моей стороне?

— У меня есть выбор?

— Нет.

— Тогда не вижу смысла отвечать на этот вопрос.

Астрея встала со стула и прошлась по камере, где ее держали.

— Так с чего начнем, полковник?

О’Коннелл оценивающе посмотрел на девушку, опять размышляя, правильно ли он поступает.

— Для начала, тебе стоит привести себя в порядок.

О’Коннелл тоже встал и, подойдя к двери, дважды в нее постучал.

— Ричи, открывай, все в порядке.

Дверь, запираемая электромагнитами, бесшумно открылась.

— Пойдем, — Ричард призывно махнул Астрее рукой, — у нас много дел.

После того, как Мелисса закончила проверку сознания Оливера, она посидела у его кровати еще некоторое время.

Разглядывая черты лица Стального Генерала, женщина пыталась вообразить, кем бы мог стать этот человек, не попади он в жернова гражданской войны. Архитектором? Инженером? Врачом? Рабочим? Сейчас, зная Оливера, было сложно представить его в какой-то иной ипостаси, отличной от хладнокровного убийцы и командира целого ударного корпуса, но если постараться абстрагироваться от всего, что знаешь, воображение начинает подсовывать забавные варианты.

Оливер учитель? А, может быть, работник на ферме? Почему бы и нет.

Перед глазами Мелиссы предстал образ, где Стальной Генерал, без такой серьезной седины и морщин, занимается поливкой рассады в одной из столичных теплиц. Или настраивает капиллярную систему. Или разгружает мешки с удобрениями и плодородной почвой, которую свозили из уцелевших южных оконечностей страны.

«Кем бы ты мог быть, если бы не война?», — задавалась вопросом Мелисса, вглядываясь в безмятежное лицо спящего. «Кем бы могли стать мы все, Оливер?».

Она еще раз напоследок коснулась сознания Оливера, чтобы удостовериться, что спит он глубоко и без сновидений, и вышла из палаты.

Впереди ее ждала сама неприятная часть дня – Деймос настоял на ее присутствии в кабинете Ивора, где он, Адикия, Мэтт и сам доктор Ивор для чего-то собирались вместе.

С Деймосом Мелисса пересекалась всего пару раз, и она не могла назвать эти встречи приятными. Общаясь с другими коллегами-операторами, она чувствовала родство с ними, касание их разумов и их силу, чего не наблюдалось за людьми, не прошедшими инъекций EP-22.

Деймос же был похож больше на стихию, чем на родственное существо. Дестабилизированный, он напоминал вулкан, готовый к извержению, который какой-то шутник заткнул огромной винной пробкой. Пробка трещала, раздувалась готовая вечно сдерживать напор стихии, но в тоже время в любой момент могла и пробить своим выстрелом небесный свод, который возвестит начало апокалипсиса. Рядом с ним Мелисса чувствовала себя голой и беззащитной: даже не концентрируя на ней свое внимание, Деймос испускал волны силы, которые, казалось, можно было пощупать руками. Когда же он говорил с Мелиссой, ей хотелось съежиться и забиться в угол – настолько ничтожной она себя ощущала рядом с ним.

«Мы ничего не можем ему сделать, но что будет, когда он окончательно свихнется?» — эта мысль билась в голове женщины, пока она шла по коридору.

— Все будет в порядке, поверь мне.

Погруженная в размышления, Мелисса не заметила, как ее нагнала Адикия.

— Что?

— Я говорю, что все будет в порядке. Про Деймоса. – Повторила младшая из сестер.

— Это ты к чему сейчас?

— К тому, что ты сильно фонишь, — Адикия легонько стукнула Мелиссу кулаком в плечо, будто бы они были закадычными друзьями, — успокойся, Деймос не так страшен, как кажется на первый взгляд.

— Пока не так страшен, — поправила Адикию Мелисса. – А что будет, когда он окончательно съедет с катушек?

Адикия в ответ лишь пожала плечами.

— Не факт, что мы доживем до этого момента, — через некоторое время добавила младшая сестра.

Последняя ее реплика отбила у Мелиссы всякое желание говорить дальше. Так, молча, они и дошли до кабинета Ивора.

Внутри уже почти все были в сборе. Мелисса надеялась увидеть еще и Анну Прайс, но та валялась в лазарете со сломанной челюстью. Как она слышала, это был прощальный подарок старшей сестры Адикии — Астреи.

— Отлично, — сказал Деймос, вставая со своего места – за рабочим столом Майка Ивора, который он беспардонно оккупировал в отсутствие последнего, — вас мы и ждали, девочки.

— Ждали для чего? – Не выдержала и спросила Мелисса.

Мэтт бросил на нее короткий осуждающий взгляд, Деймос усмехнулся, а Ивор и вовсе не подал виду.

— Для прощания, конечно же! Для чего еще? – Деймос подошел к Мелиссе и взял ту за плечи. – Мне будет очень жаль покидать вас, но придется. Нас с Адикией ждут впереди великие дела. Да, Адикия?

Девушка неуверенно кивнула в ответ.

— Если вы собирались просто уйти, то зачем нас всех нужно было собирать здесь? – Включился в беседу Мэтт.

Деймос отпустил Мелиссу и стал в центре кабинета, повернувшись лицом к старому командиру.

— Знаете, Мэтью, меня давно гложет вопрос, лежащий в плоскости морали и этики. А все собравшиеся тут просто эксперты в данной области. – Деймос окинул взглядом помещение, на мгновение задерживаясь на каждом из присутствующих. – Имею ли я право убить человека, если это плохой человек? Скажи мне, Командор Мэтью Харрис, как ты поступал с плохими людьми?

Мэтт не успел ответить, а Деймос уже продолжил:

— Ты их казнил, сам, либо с помощью своего цепного пса, Оливера Стила, ведь так, старик? Но что определяло человека как плохого? Имеем ли мы право делать столь субъективные выводы, которые ложатся в основу смертного приговора. Что есть хорошо, а что плохо?

— Я не понимаю, к чему ты клонишь? – Мэтта эта дребедень стала порядком раздражать.

— Нет, старик, ты меня не заткнешь, — Деймос был невероятно весел, что добавляло жути ситуации, ведь каждый осознавал свою ничтожность на фоне его способностей, — я воспользуюсь своим правом сильного и закончу, а ты слушай и отвечай на мои вопросы. Что есть хорошо, а что плохо? Хотя, я упрощу задачу: кого ты казнил и почему?

— Хватит этого эфемерного дерьма, — достаточно резко ответил Мэтт, — ты сам все прекрасно понимаешь. Это была война, а на войне есть только один закон: либо ты, либо тебя.

— Именно! – Деймос ликовал. – Либо ты, либо тебя. Единственный закон, который имеет право на жизнь, да, старик? Скольких ты убил, следуя своей логике?

Мэтт встал со своего места и подошел вплотную к Деймосу. Сейчас ему было все равно кто он и на что способен.

— Да что ты в этом понимаешь вообще?! Убил? Все эти люди, которых я поставил к стенке, заслуживали этой участи. Сопротивление никогда не казнило без суда! А как еще поступать с убийцами, насильниками и мародерами, когда в твоих лагерях голодают дети, а? Когда твои бойцы месяцами питаются сублимированным дерьмом, которое только поддерживает в теле жизнь? Кормить ублюдков? Пытаться их исправить? В этом мире ты либо рождаешься и живешь человеком, либо подыхаешь как собака – в петле или прикованный к столбу перед рядом расстрельной команды! Все!

— Оу, спокойнее, — Деймос фамильярно похлопал Мэтта по плечам, чем еще сильнее вывел того из себя, — но ты не думал о том, что решаешь за других? Или считаешь полевой суд сопротивления самым честным и гуманным?

— Каждый всегда решает сам за себя, — ответил Мэтт, — а мои решения или решения моих подчиненных казнить или помиловать – лишь ответная реакция на действия других людей.

— Тогда почему там, — Деймос кивнул на дверь, — в палате лежит самый массовый убийца в современной истории? Почему Оливер все еще на этом свете, а, старик? Он совершил злодейств на целую сотню, еще останется, но все еще жив.

В комнате повисла тишина.

— Ладно. Подумай над этим после моего ухода. А вы, — теперь Деймос обращался к Ивору, — Майк, помните наш уговор? Готовы излить душу?

Ивор тер ладони, будто бы готовясь к чему-то.

— Да, помню.

— Отлично. Тогда, нам пора, — он внезапно протянул Мэтт руку, — я не говорил, что ваши приговоры были несправедливы. Я лишь хотел, чтобы вы задумались, почему и зачем вы принимали подобные решения.

Мэтт долго смотрел Деймосу в глаза, пытаясь понять, чего тот добивался этим нелепым спектаклем, но руку пожал.

— Вам же, доктор, руку жать не буду, сами понимаете, — веселым тоном продолжил Деймос.

— Понимаю.

— И куда вы направитесь? – Спросил Мэтт.

— В самое сердце этого гнилого государства, само собой, — с улыбкой ответил Деймос. — Ладно, девочка – обратился он уже к Адикии, — наши вещи готовы?

— Да, у лифта, — сказала все это время хранившая молчание Адикия.

— Ну что ж, Мэтт, Мелисса, оставляю вас наедине с Михаилом. А мы пойдем.

— Михаилом? – Повторил себе под нос Мэтт, но дверь за Деймосом и Адикией уже захлопнулась.

— Что все это значило, Майк? – Спросил старый командир уже у хирурга. – Какого черта это было? Что за Михаил?

Ивор ничего не ответил. Он встал, подошел к своему столу и достал из нижней полки упаковку чая.

— Мелли, дорогая, сходи за кипятком и стаканами. Нам предстоит долгий разговор.

Майк понимал, что не смеет ослушаться Деймоса. Он все еще чувствовал его присутствие в своей голове.

***

— И что это было?

Они вышли из исследовательского центра, играючи миновав КПП и несколько уровней проверок допуска, и сейчас двигались пешком в сторону города по добротной асфальтированной дороге.

— Опять спектакль? – Повторила на иной манер свой вопрос Адикия.

— Можно сказать и так, — кивнул в ответ Деймос. – Мне нужно было хотя бы немного понять, что за человек Мэтт.

— Разве для этого тебе было недостаточно заглянуть в его сознание?

Деймос улыбнулся и поправил лямку вещмешка.

— Адикия, уж кто, так ты должна понимать, что сознание – как река. Оно постоянно течет, изменяет форму в зависимости от заданного ему «русла» обстоятельств. Невозможно понять человека за одно прикосновение к ему разуму, это недоступно даже для меня. Черт, надо было все же надеть броню, что-то я об этом не подумал.

— А я говорила, — упрекнула Деймоса Адикия.

— Да, говорила. А я не послушал.

— Сейчас было бы намного проще идти.

— Но без брони мы будем вызывать меньше внимания в городе, а внимание – это последнее, что нам сейчас необходимо, — заметил Деймос.

Адикия ничего не ответила.

— Так что там с сознанием Мэтта? Что ты увидел?

Деймос задумался.

— Знаешь, ничего особенного. Просто сильный духом и волей, но смертельно уставший старик. Его век подходит к концу, он это понимает, но ничего не может с этим поделать, как и все мы. – Он опять поправил лямку. – Все мы когда-нибудь умрем.

Остаток пути они прошли молча. Минуя окраины, состоящие из безликих бетонных коробок для рабочих, они вышли к торговому кольцу, опоясывающему Столицу.

Город занимал огромную площадь. Центральное кольцо небоскребов, в котором находились различные ведомства, лаборатории и организации, как государственные, так и частные, прорезало небо и производило эффект монолитной стены. Внутри делового сектора находился правительственный: здание совета и резиденции его членов, корпус контрразведки, часть столичного гарнизона, отведенная под охрану власть имущих.

На внешней стороне делового сектора кипела жизнь. Там размещались дома, где проживали клерки и военные, бары, кафе и редкие рестораны для элиты этого мира. «Кольцо Жизни», как называли его рабочие, не подпадало под правила комендантского часа, хотя патрулей на улицах, временами, было больше, чем обычных прохожих. «Кольцо Жизни» было отгорожено от основной массы населения кроме всевозможных КПП и застав еще и «торговым рядом», шириной в несколько километров буферной зоной, где сливались воедино потоки работяг с окраин, ищущих всякие диковины, довоенную технику, антиквариат; все, что можно было продать, можно было и купить на кольце торгового ряда.

Организовался он стихийно. Когда-то, после возведения правительственного центра и внутреннего кольца, эта огромная площадка планировалась, как зона для дальнейшего расширения столицы, однако, рост нападений на госслужащих, их семьи, грабежи и разбой вынудили армию «захлопнуть» внутреннее кольцо и ввести систему допусков.

Примерно три четверти жителей столицы обретались за пределами «Кольца Жизни», в торговом ряду и на рабочих окраинах, с одной стороны от которых еще простиралось и недавно стертое с лица земли Гетто. Некоторые мастера, инженеры и руководители предприятий имели ограниченный допуск внутрь кольца наравне с военными, остальным же приходилось довольствоваться ролью обслуги своих правителей.

Судя по толчее на торговом ряду, было воскресенье.

— Держи сумку крепче, – тихо бросил Адикии Деймос.

Сам же он отточенными, будто привычными для него движениями раздвигал перед собой толпу, не брезгуя и поорудовать локтями.

— Смотри куда прешь! – Какой-то лысый мужчина заорал на Адикию, которая чуть не перевернула его телегу с кастрюлями. – Руки от товара!

Девушка думала, что ответить, но Деймос схватил ее за рукав и потащил за собой.

— Тут где-то наши, операторы, а ты на километр фонишь, — прошипел ей на ухо Деймос.

— В смысле? – не поняла Адикия.

— В смысле, нервничать меньше надо, — продолжил полушепотом Деймос, — нам сейчас надо раствориться в толпе, а не светиться на всю столицу.

Адикия даже не успела сообразить, что происходит, а ее товарищ уже втащил ее на один из боковых рядов, на котором стояли палатки, а проход был настолько узок, что двое мужчин с трудом могли разминуться.

С крючков навесов свисало различное тряпье: списанная солдатская форма, новые комбинезоны, перчатки, белье.

— Эй, парень, купи жене туфли! – Наперерез Деймосу бросился какой-то коротышка, держащий в руках пару новых, даже в чем-то симпатичных коричневых туфель на низком каблуке. – Купи жене туфли, мужик! Чего она у тебя в ботинках то! – Не унимался торгаш, пока Деймос пытался его обойти.

— Спасибо, неинтересно, — бросил он и попытался обогнуть назойливого торговца, но тот его не пропускал.

— Да ладно тебе! Такая девушка, а ходит черт пойми в чем! – Коротышка хитро подмигнул Адикии, мол, сейчас все будет. — Если нет денег, то давай выменяю чего! У тебя отличный мешок! За него даже две пары дам!

— Не интересно, — прорычал Деймос и оттолкнул торгаша так, что тот чуть было не развернул собственный прилавок, — давай, идем, – добавил он уже для Адикии.

Пара миновала назойливого продавца и стала пробиваться дальше по торговому ряду.

— Что мы тут вообще забыли? – Адикия абсолютно не понимала, зачем они оказались в эпицентре этой шумящей, галдящей, воняющей потом и самогоном людской массы.

— Почти пришли, — коротко ответил Деймос.

Спустя пятнадцать минут они подошли к КПП, охраняемому дюжиной бойцов, и отделяющему торговый ряд от «Кольца Жизни».

— Добрый день, сэр, — вежливо обратился Деймос к командиру, — мы пройдем?

На лице военного не дрогнул ни один мускул. Он даже не посмотрел на Деймоса и Адикию, а только коротко кивнул и отступил в сторону, параллельно отдавая своим бойцам приказ пропустить их.

Пройдя КПП, пара свернула в первое же кафе, попавшееся им на пути.

Близость торгового ряда оставила на заведении отпечаток. Совсем жесткого табу на вход в эту часть города не было (впереди были еще пропускные пункты), и сюда постоянно захаживали более-менее приличные торговцы, инженеры или просто те, кто отправлялся на поиски приключений или антиквариата, по пути обратно, домой. Также постоянными посетителями, по всей видимости, были и солдаты с близлежащих КПП, которые после смены караула захаживали на стаканчик-другой самогона или пива.

Сейчас тут было тихо. Наплыв клиентов ожидался, по всей видимости, ближе к вечеру, когда торговый ряд начнет пустеть, а на пропускных пунктах кольца начнется пересменка.

Неопрятная, но с претензией на прическу, неопределенного возраста дородная женщина за прилавком оценивающе осмотрела вошедших.

Одеты Деймос и Адикия были весьма прилично и больше напоминали солдат в увольнении, чем забредших поглазеть работяг, поэтому работница заведения даже попыталась изобразить улыбку:

— Что будете? – Хриплый, пропитый голос с потрохами выдавал в ней заядлую дебоширку и алкоголичку, но сейчас, на удивление, алкоголем от нее не пахло – только заскорузлым потом.

Деймос бросил взгляд на руки женщины, которые к его удовольствию были абсолютно чисты, как и фартук, и ответил:

— Нам чаю, пожалуйста.

— Есть еще пшеничные булки, свежие.

Деймос знавал свежесть этих булок. Списанные из частей как испорченные, они частенько попадали в руки владельцев подобных заведений за символическую плату. В последующем, эти кирпичи, иначе их назвать не получалось, ставились в духовые шкафы вместе с литрами двумя-тремя воды. Вода испарялась и впитывалась в хлеб, делая его вновь пригодным к употреблению без риска сломать зубы. Правда, от запаха плесени это не избавляло, но волновало это покупателей мало: не то время, чтобы воротить нос.

— Да, дайте две.

— С вас три сорок, — сказала женщина и заняла выжидающую позицию.

Деймос с сожалением вспомнил времена, когда был офицером. Тогда, в капитанской форме, зайдя в любое заведение внутреннего кольца, он просто делал заказ и его тот час обслуживали. Платили офицерам хорошо, тем более капитанам и выше по званию, так что сомневаться в платежеспособности подобных людей смысла не было, а вот подмочить репутацию в офицерских кругах ни одно заведение не желало.

Женщина все так же стояла, ожидая оплаты вперед, изредка постукивая ногтем по куску пластика, на который высыпали мелочь.

— Секунду, — ответил Деймос и запустил руку во внутренний карман куртки. Оттуда он извлек стопку сложенных вдвое купюр и нашел в них пятерку. Отдавая ее женщине, Деймос обратил внимание, как алчно блеснули ее глаза.

Собираясь в город, Деймос проверил работников центра на факт владение наличными. Хотя зарплаты у многих были весьма внушительными – плата за молчание – наскреблось всего три сотни долларов, большая часть из которых – мелочью. Со стороны же эта «котлета» выглядела так, будто в руках у тебя не меньше десяти тысяч.

— Сейчас все утроим в лучшем виде, — лебезя сказала женщина и уже развернулась в сторону кухню.

— Простите, — тихо сказал Деймос, — сдача.

— Что?

— Я дал вам пятерку, — сказал он слегка улыбнувшись.

— И что? – Работница кафе уже думала перейти в наступление.

— Вы сами сказали, что счет – три сорок.

— Ах! Да! – Она попыталась изобразить удивление и нехотя вывалила на пластмасску четыре монеты мелочи. – Совсем забыла! – Фальшиво улыбаясь продолжила продавщица.

Деймос только вяло улыбнулся и кивнул в ответ.

Они с Адикией устроились за столиком недалеко от входа, аккуратно затолкав вещмешки под стол. Уже через несколько минут на их столе стояли стаканы с коричневой жижей, называемой тут чаем. Хлебнув немного, Деймос был приятно удивлен: конечно, настоящего чая тут отродясь не водилось, но этот сбор цветов и трав пришелся ему по душе.

— Тут точно есть мята, — сказал он.

— Что? – Не поняв, переспросила Адикия.

— Говорю, в чае есть мята, — повторил Деймос, — весьма неплохо.

— Угу, — согласилась Адикия, — если ты о том, о чем я думаю, то да, неплохо.

— Ты не пробовала ничего мятного на вкус?

— Как-то не доводилось, — ответила она.

Еще через пару минут им на стол поставили тарелку с двумя влажными, горячими булками.

— Давай перекусим и пойдем, — сказал Адикии Деймос.

— Куда? – Спросила девушка.

Деймос прожевал кусок безвкусной, почти резиновой булки и запил чаем.

— Власть развращает, ты же знаешь?

— Конечно знаю, — ответила девушка.

— Значит путь у нас один, — продолжил игриво Деймос, — мы пойдем играть в карты.

***

Мелисса взяла на пищеблоке чайник, три стакана и направилась в кабинет Ивора.

То, как ушли Деймос и Адикия, не укладывалось у женщины в голове.

«Начал распинаться про казни и внезапно свинтил в закат… У нас будут серьезные неприятности».

Установка, которую дал работникам и жильцам центра Деймос, была еще активна, но Мелисса понимала, что рано или поздно ее, а тем более Мэтта и Оливера начнут замечать. И если для Мелиссы это не грозило ничем серьезным, так как она была оператором, то ее товарищи находились в серьезной опасности.

«Скоро надо будет уходить», — подумала она.

Когда она вернулась, Мэтт и Майк уже говорили.

— Значит, вас зовут Михаил, так? – спросил Мэтт в тот момент, когда мелисса вошла в кабинет.

— Да, — ответил Ивор, — мое настоящее имя – Михаил Иворинец, которое после прибытия в Штаты трансформировалось в Майка Ивора.

— Но у вас совсем нет акцента, — удивился Мэтт, — никогда бы не сказал, что вы иностранец.

— На оттачивание произношения ушло много времени, — усмехнулся хирург, — но у меня его было достаточно.

Он обратил внимание на Мелиссу и указал на край стола, куда следовало поставить ее «добычу».

— Так что вы должны нам рассказать? – Задал еще один вопрос Мэтт, — на чем настаивал Деймос?

— Даже не знаю, с чего начать. – Старый хирург достал из пачки шепотку чая и рассыпал по стаканам, будто тянул время. – Много всего, на самом деле. Но сначала я задам встречный вопрос: Мэтью, вы знаете, что стало с вашим младшим братом?

Мэтт поменялся в лице. Джеймса он похоронил много лет назад и старался о нем не вспоминать.

— Только не говорите, что этот ублюдок все еще жив, — процедил старый командир.

— О да, — ответил Ивор, залив стаканы кипятком и накрывая их папкой для бумаг, — он жив. Правда, я не до конца уверен, что знаю, почему именно вы так отреагировали на упоминание о нем.

Мелисса посмотрела на Мэтта. Старый командир будто бы вмиг постарел лет на десять. Сейчас, в приглушенном освещении кабинета все морщины на его лице были видны лучше обычного, что добавляло ему возраста.

— Расскажите сначала вы, Мэтью, кто такой ваш брат, — продолжил Ивор.

Мэтт вдохнул, собираясь с силами, бросил взгляд на Майка, который неведомо откуда знает о существовании его брата, на Мелиссу, будто оценивая, может ли он настолько ей верить, чтобы рассказывать об этой части своего прошло, и начал:

— Мы с Джеймсом стояли у истоков движения сопротивления, — сказал Мэтт, — вы, верно, помните, Майк, то время, когда за кражу кило риса расстреливали на месте. Насмотревшись на эти зверства тогдашней хунты, мы и стали организовывать партизанское движение…

Мэтт прервался, вспоминая те далекие-далекие времена.
— Джеймс всегда был слабым. Не духом, нет, физически. Не знаю, в кого он пошел, наверное, в нашу мать, а не в отца, как я, но его тщедушность только разжигала в нем злобу и жажду власти. А если помножить все на нравы того времени – он очень быстро из милого парня превратился в исчадие ада.

Мэтт потянулся, снял папку и взял один из стаканов.

— В какой-то момент я перестал понимать, сопротивление мы или просто банда мародеров, но ничего не мог с этим поделать. Тогда я уже повстречал Оливера и сконцентрировался на его продвижении, чтобы иметь в совете командиров против Джеймса лишний голос, но он сам ушел.

— Сам ли? – Спросил с намеком Ивор.

— Ну как, сам. В определенный момент его методы пересекли невидимую черту, грань, после которой нет пути назад. И я поставил его перед выбором: либо я его расстреляю, либо он проваливает и я его больше никогда не вижу. Он выбрал второе. А после его место в штабе занял Оливер.

— То есть, прародителем ударного корпуса был Джеймс? – С удивлением спросил хирург.

— Да, — ответил Мэтт, — Оливер изначально просто принял командование… — Мужчина запнулся, — еще зеленый был, для такой ответственности, я им просто заткнул дыру в рядах командующего состава. Почему вы вообще спросили о Джеймсе?

Ивор молча взял свой стакан с чаем и сделал несколько больших глотков.

— «Око» — неоднозначный проект и мы бы никогда не получили то, что есть в этом центре, да и сам центр, без мощного покровительства сверху. – Ивор поставил стакан и продолжил, — точнее, без очень влиятельного покровителя, скажем, одного или нескольких членов Совета.

— Вы хотите сказать… — Начал Мэтт, но Ивор его перебил:

— Да, Мэтью. Этот покровитель – Джеймс Харрис и, судя по описанию, это именно ваш младший брат.

Мэтт вскочил, при этом опрокинув стул, выхватил из кобуры пистолет и направил на Майка Ивора.

— Ах ты мразь! Ты же знал с самого начала, кто я такой, еще там, в подвале, где я тебя нашел!

Мелисса лишь молча наблюдала за происходящим, абсолютно не понимая, чью сторону должна в данной ситуации занять.

— Да, — согласился Ивор, — я знал. Скажу больше, именно Джеймс привел вас в столицу, обратно, после того, как ты нашел в Гетто Оливера.

Паззл происходящего в последние недели стал складываться у Мэтта в голове в единую картину.

— Ах, ты су… — Начал старый командир.

В этот момент Ивор коротко кивнул Мелиссе с одним им понятным намеком.

Женщина подчинилась.

Она ворвалась в разум Мэтта и не дала тому нажать на спусковой крючок.

— Молодец, Мелли, я всегда знал, что Джеймс умеет выбирать людей, — Ивор встал со своего места и вытащил из одеревеневшей руки Мэтта пистолет, — он вам больше не понадобится, Мэтью.

— Что ты делаешь, тварь, — прохрипел старый командир. Говорить было невероятно тяжело, но Мелисса, все же, позволяла ему это делать, — и ты, сучка, зачем, — теперь он обращался к женщине, еще минуту назад которой он доверял как боевому товарищу.

— За прошедшими событиями вы упустили, сэр, — слегка дрогнувшим голосом ответила Мелисса, — что ни один оператор не стал бы помогать командованию мятежников просто так. Извините, но у меня был приказ, от них, — она кивнула на Ивора, подразумевая последнего и Джеймса Харриса, — мне очень жаль, сэр, но я — солдат.

— Умница, — Ивор улыбнулся женщине и обратно уселся в свое кресло, спрятав пистолет Мэтта в ящик стола, — я обещал Деймосу, что все расскажу вам, Мэтт. Этот приказ до сих пор бьется в моей голове, и я не могу ему противиться, но при этом каких-либо других указаний наш божок не давал.


Для того, чтобы держать читателей в курсе темпов работы, да и просто пообщаться без боязни получить удар банхаммером на GT, либо же, если у вас нет активного аккаунта, на просторах VK я создал группу, посвященную проекту «Око». Нас уже полторы тысячи человек!

Добро пожаловать.

Критика, оценки, обсуждения и отзывы в комментариях, как и всегда, крайне приветствуются.

Автор: ragequit

Источник

Поделиться новостью

* - обязательные к заполнению поля