Проект «Око» ч.20

в 12:00, , рубрики: Киберпанк, книга, научная фантастика, Проект "Око", псифайтеры, самиздат, Читальный зал, чтиво

Проект «Око» ч.20 - 1
Фото: A.V. Photography

Господа, вот и юбилейная, двадцатая часть «Ока». Позади почти год работыразмышлений и полмиллиона ударов по клавиатуре.

Как и просили в комментариях к прошлым частям, а так же в группе, под катом я оставлю небольшую памятку по персонажам для тех, кто читает в онгоинге.

Для новых же читателей внутри есть ссылки на все предыдущие главы, объединенные в один файл, в форматах для читалок. Собрал все Ренат Насрідінов, за что ему отдельное спасибо.

Ссылки на предыдущие части и обращение к тем, кто видит публикации Ока впервые:
Око — мой личный литературный проект, работу над которым я начал в мае этого 2015 года. Из небольшой зарисовки он перерос в научно-фантастическое произведение, главы которого я выкладываю, по мере написания, на GT.

Предыдущие части:

Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4
Часть 5
Часть 6
Часть 7
Часть 8
Часть 9
Часть 10
Часть 11
Часть 12
Часть 13
Часть 14
Часть 15
Часть 16
Часть 17
Часть 18
Часть 19


Тем, кто ранее «Око» не читал, спойлер ниже открывать крайне не рекомендуется.

Краткое описание персонажей для читателей онгоинга:
Майк Ивор (Михаил Иворинец) — российский эмигрант, ученый, медик. Руководитель проекта «Око», находится в неком сговоре с одним из членов Совета — Джеймсом Харрисом.

Джеймс Харрис — один из наиболее влиятельных членов совета, ведет двойную игру, скрытен и неприятен. Знаком с Майком Ивором долгие годы, является покровителем проекта «Око» в правительстве. Младший брат Мэтью Харриса.

Командор Мэтью, Мэтт, Мэтью Харрис — главнокомандующий и идейный вдохновитель сопротивления — силы, вступившей в гражданскую войну с правительством во времена Великой Засухи и голода на территории С. Америки. Старший брат советника Дж. Харриса.

Оливер Стил (кличка «Стальной Генерал», отсылка к его английской фамилии Steele) — друг Мэтта Харриса, один из основных командиров сопротивления, командир основного ударного корпуса. На момент начала повествования — дезертировал и попытался скрыться в криминальном пригороде столицы — Гетто. Массовый убийца, и «кровавый мясник» — отдавал самые страшные приказы во время активных боев. Расстрелы солдат, пленных, женщин и детей.

Деймос (до потери памяти и операции по вживлению модуля «Ока» — капитан Генри Джонсон) — военный, который сознательно с какой-то целью был направлен Дж. Харрисом в программу подопытным. Друг Ричарда О'Коннелла.

Полковник Ричард О'Коннелл — новый персонаж (появился только в 18 части), полковник правительственной контрразведки, был ранен при исполнении в ногу, списан на штабную работу, сделал карьеру. Состоит в отношениях с Мелиссой.

Мелисса (фамилия неизвестна) — один из «выпускников» проекта «Око», была приписана к департаменту Ричарда О'Коннелла. Состоит с последним в отношениях, по просьбе последнего отправилась на задание советника Харриса по сопровождению и помощи Мэтту Харрису и Оливеру Стилу.

Астрея (реальное имя неизвестно) — Старшая из сестер. Как попала в проект до конца не ясно. Обладает более высоким уровнем синхронизации модуля, чем прочие операторы. Из существующих участников проекта «Око» является вторым по мощи телепатом после Деймоса. Честна, горда, прямолинейна.

Адикия (реальное имя неизвестно) — Младшая из сестер. Как попала в проект до конца не ясно. Является третьим по мощи телепатом после Деймоса и Астреи, но предпочитает более изощренные методы воздействия, нивелирует недостаток силы уловками и играми разума.

Анна Прайс — ассистентка Майка Ивора, второй человек в проекте «Око».

Профессор Никитинский — первоначальный создатель концепции препарата EP-22, повышающего когнитивные способности и при вживлении модуля делающих людей телепатами. примерно за 50 лет до повествования, проводил эксперименты на заключенных в закрытом НИИ на территории России, убит собственным подопытным, как и весь персонал. На основе его записей и дневников запущен проект «Око».

Все девятнадцать предыдущих глав в форматах для читалок:

.azw3 .epub .fb2.zip .mobi .pdf


Деймос и Адикия укрылись в одном из жилых домов внутреннего кольца, верхние этажи которого оказались заброшены.

Девушка уже давно и крепко спала в углу, подложив под голову вещмешок, но к Деймосу сон не шел.

— Неплохо вы тут развлекаетесь, — Генри появился как обычно, из ниоткуда.

Деймос обратил внимание, что с течением времени, чем больший урон EP-22 наносил его мозгу, тем реальнее было его альтер-эго, его прошлая личность. Сейчас ему казалось, будто Генри, именно так, по имени, он теперь звал свою галлюцинацию, еще недавно представляющую из себя обугленный труп, скоро сможет двигать предметы.

— И чего мы тут сидим? – Опять заговорил он. – Ты же знаешь, что времени у нас не очень много, а потом, дружище, мы сольемся в экстазе единения.

Генри схватил сам себя за плечи, будто обнимая, и покрутился из стороны в сторону.

— Ты же ждешь этого, Деймос?

— Не то что бы очень сильно, — ответил последний.

Галлюцинация разразилась истерическим хохотом, который эхом прокатился по пустой квартире.

«Это лишь в моем сознании, Адикия не услышит», — подумал Деймос.

— Конечно же в твоем сознании, капитан! Вот только задумайся: а, может, ты настолько поехавший шизофреник, что сейчас разыгрываешь мини-спектакль, спешно меняясь местами с самим собой, а то, что ты сидишь там, у окна – это и есть основная часть галлюцинации? – Генри хитро прищурился, растворился в воздухе и медленно, будто бы нарочно, материализовался уже вплотную к своему «хозяину». – Не хочешь умирать? Мужик, да ты шутник.

— С чего это?

— Те, кто не хотят умирать – не идут на службу в армию, твердоголовый ты мой, — ответил Генри, — а ты до целого капитана выслужился!

Деймос промолчал.

— Что ты задумал? – Генри прищурился, будто пытался что-то выведать. Это выглядело вдвойне странно, учитывая, что у них с Деймосом была одна голова на двоих.

— К чему вообще эти вопросы? Ты же все и сам знаешь.

— У шизофреников принято говорить самим с собой, кажется, — ответила часть его сознания, — а ты же шизофреник?

— Заткнись, — огрызнулся Деймос.

Генри только покачал головой и оторвался от пола, взмывая вверх. Ловко перевернувшись, призрак коснулся ногами потолка, пару раз топнул и стал прохаживаться по комнате, будто бы привыкая к новому положению в пространстве.

— Мы же договаривались не нарушать законы физики, — заметил Деймос.

— Да класть я хотел на эти договоренности, мужик, — ответило видение, — ты раскис, ты сомневаешься в том, что мы должны сделать!

Генри отошел в угол потолка и прислонился к стене. Всей своей позой он старался показать, что так оно и должно происходить, чем еще больше раздражал Деймоса. Даже его одежда тянулась вверх, а не сползала вниз, будто бы для этой части его сознания действовало собственное гравитационное поле, удерживающее галлюцинацию в подобном положении.

— Мы можем вмешаться в ход жизни других людей, Деймос, — сказал Генри, — я тебе уже говорил, что судьба, взамен утраченной жизни и рассудка, дала тебе в руки Золотого Короля – фигуру, которая изменит жизнь миллионов. Но я вижу, что ты не уверен в себе, ты отталкиваешь меня, игнорируешь меня всякий раз, когда я пытаюсь направить ход событий в нужное нам русло. К чему были все эти сюсюканья в центре? Зачем ты потребовал от меня вытащить Оливера Стила с того света? Еще одна подстраховка на тот момент, когда ты растворишься, и останусь только я?

Плод воспаленного сознания Деймоса спрыгнул с потолка на пол и опять подошел к своему «хозяину».

— Рано или поздно, Деймос, ты канешь в лету, и останусь только я – как единственно достойный к существованию! Я чувствую, как трещит скорлупа твоей ментальной защиты, барьером, воздвигнутым твоим новым «Я», Деймосом, от своего истинного «Я» — меня. Ты, созданный чтобы подчинять миллионы, диктовать волю своих кукловодов, сейчас даже боишься коснуться разума Адикии, чтобы узнать, спит она или нет!

— Адикия меня не боится, я это знаю, — ответил Деймос, — и она спит, для этого мне использовать Око не нужно. Генри, я не боюсь использовать свою силу, просто еще рано.

— Серьезно, спит? А ты возьми и коснись ее, как тогда, на активации! Я же знаю, что ты наслаждался этой мощью, этой садисткой, абсолютной властью, дарованной тебе самим провидением! Что такое, Деймос? Каждый человек внутри – изощренный садист. А ты давно переступил эту грань. Мы можем погрузить этот город в сладостный, утопический сон, стать властелинами мира, двумя богами в одном теле, если ты прекратишь отказываться от меня, прекратишь убегать!

Деймос молча посмотрел в окно. Перед его взглядом лежали высотки Внутреннего Кольца. На крупных улицах горели фонари, где-то кипела жизнь. Тут он планировал провести пять дней, дождаться пятницы, тогда-то все и начнется. Но, по всей видимости, это будут очень долгие пять дней. Возможно, самые долгие пять дней в его жизни.

Главное, чтобы Адикия ничего не заподозрила.

— По мне, стоит волноваться не тебе, а Адикии, — злобно процедил Генри. – Мне казалось, в какой-то момент, что ты принял меня, принял свою участь. Я согласился с твоим изначальным планом, но сейчас ты вытворяешь непонятно что! Ты хочешь повлиять на судьбу мира, но даже не можешь воспользоваться модулем Ока! – Генри перешел на крик, — вместо тренированного бойца, ты сейчас больше похож на мальчишку, которому в руки с небес упал автомат, когда все остальные воюют палками и камнями! Ты не знаешь предела своей мощи, а он есть! Откуда тебе знать, Деймос, что если Адикия, Астрея и еще пяток операторов не загонят тебя под ментальный «пресс», ты это выдержишь?

— Чего ты от меня хочешь? – Устало спросил Деймос.

— Я хочу, — уже спокойнее ответил Генри, — чтобы ты начал пользоваться своим модулем так, как полагает телепату. Судя по расчетам Ивора, времени у нас предостаточно – еще две недели, а надо всего пять-шесть дней. Так что хватит прятаться и игнорировать собственный модуль!

Деймос дрогнул. После активации он подавил восприятие, даруемое ему модулем Ока, и сейчас чувствовал себя полуслепым: как если бы он всегда смотрел из под полуопущенных век, боясь широко открыть глаза.

«В чем-то Генри прав. Почему и нет?» — подумал Деймос.

Он расслабился, вдохнул несколько раз поглубже и потянулся Оком во все стороны.

Волна образов захлестнула бывшего капитана. Мысли тысяч, десятков тысяч людей в домах вокруг, их сны, надежды, эмоции. Деймос чувствовал себя в центре ревущего потока, который со всех сторон окружал его.

Он сделал еще одно усилие, увеличив радиус охвата.

«Дальше! Дальше!» — подначивал голос Генри, звучащий прямо в голове Деймоса, — «Хватит прятаться!»

Чем глубже Деймос проникал в сознание людей, не важно, спящих или бодрствующих в округе, тем более агрессивным становится поток. Он ощущал затаенную ярость, злость, алчность, подавленные желания и тяжелые воспоминания тех, чьего разума он касался. Река мыслей пыталась смести его, раздавить, уничтожить.

Вот, яркой стрелой промелькнул один из его собратьев, оператор, вот еще один. Но, в отличие от бездумной реки сознания простых людей, эти поняли, что столкнулись с чьим-то вторжением. Деймос чувствовал, как они пытались дотянуться до него, найти, понять, кто это и где находится.

Его захлестнула волна паники: если они обнаружат его раньше времени – всему конец. Даже до конца не осознавая, что он делает, Деймос мысленно хлестнул две яркие нити чужого сознания, до которых нечаянно прикоснулся.

Те моргнули, будто старые лампочки, и погасли.

***

— Куда мы направляемся?

Астрее приходилось стараться, чтобы не отстать от О’Коннелла. Пусть полковник и был хромым, но передвигался с прытью, которой бы позавидовал любой полностью здоровый молодой мужчина.

— Сначала – зайдем к технарям, а после займемся делами, — даже не повернув головы, ответил тот.

Судя по тону, Астрея поняла, что продолжать расспросы бессмысленно. Модуль понемногу восстанавливал свою работу после перегрузки, которую ему устроили в камере. Для Астреи это выражалось в покалывании в районе шеи и начале легкой головной боли. Но теперь она вновь могла ощущать присутствие людей вокруг себя.

Единственное, что ее тревожило – она не слышала О’Коннелла, будто бы его здесь и не было.

«Прямо как с Деймосом», — подумала девушка и содрогнулась от собственных мыслей. – «Это невозможно, я абсолютно в этом уверена. Он – не Деймос, нет».

Они дошли до лифта и, поднявшись на несколько этажей, продолжили свой путь по извилистым коридорам департамента. Когда Астрея уже начала думать, что хождения по этому лабиринту никогда не закончатся, О’Коннелл свернул в последний раз, и они уперлись в большую металлическую двухстворчатую дверь.

Полковник остановился и впервые посмотрел на Астрею с того момента, как они вышли из камеры.

— Спрашиваю в последний раз: ты со мной? Если ты сомневаешься, то можешь вернуться в свою камеру, я не буду тебя осуждать.

— И что со мной будет потом?

О’Коннелл на миг задумался.

— Твою судьбу решит военный трибунал, когда все закончится.

— А если я пойду дальше?

— Тогда ты сможешь остаться в департаменте. Преданных людей тяжело найти и я приложу все усилия для того, чтобы тебя не тронули.

— Ну, тогда выбор очевиден, — сказала она.

Полковник улыбнулся и покачал головой.

— У меня весьма жесткие методы, — предупредил О’Коннелл уже толкая рукой дверь.

— После операции по вживлению имплантата и встречи с Деймосом уже ничего не страшно, — ответила девушка.

О’Коннелл ничего не ответил и вошел в помещение, следом за ним ступила внутрь и Астрея.

— Это — наши технические специалисты, — не без тени гордости О’Коннелл представил девушке трех мужчин и женщину в гражданской одежде, — я слышал, ты принимала участие в рейде на Гетто?

— Да, — ответила та.

— Так вот, новые боевые костюмы, в большей степени – их заслуга, — сказал О’Коннелл, — они кое-что приготовили и для тебя, да, парни?

Невысокий мужчина, которого бы Астрея никогда не назвала старшим, утвердительно кивнул за всех.

— Да, сэр, — добавил ученый, — мы все подготовили. У вас не возникло проблем с пупсом?

— С каким пупсом? – спросила Астрея, потому что ей показалось, что она ослышалась.

О’Коннелл молча снял китель, бросив его на спинку ближайшего стула, и стал расстегивать рубашку. Взору ничего не понимающей Астреи предстал своеобразный тонкий металлический ошейник, плавно переходящий на плечи, с бодро светящимся зеленым индикатором.

— Что это?

— ППУСЭП – сказал по буквам за О’Коннелла один из работников лаборатории, — Персональное Переносное Устройство Создания Электромагнитных Помех, хотя между собой мы его зовем анти-операторским ошейником.

До девушки стало доходить, хотя и медленно.

— Так именно из-за него…

— Ага, — задорно, как мальчишка ответил наслаждающийся ситуацией О’Коннелл, — поэтому я без всякой опаски выпустил тебя из камеры. Согласись, эти парни – волшебники. Кстати, почти не трет, — добавил он уже для ученого.

— Сделаем подстежку помягче, — ответил один из мужчин.

— Да, — согласился полковник, — было бы неплохо.

— То есть, — вмешалась в их милую беседу Астрея, — ты хочешь нацепить на меня намордник?

— Нет, — ответил О’Коннелл, — кое-что менее громоздкое, чем у меня, но не менее эффективное. Присаживайся, — он отодвинул один из стульев и указал Астрее сесть.

Работники лаборатории без лишней суеты извлекли из одного из ящиков тонкий металлический обруч.

— Это, — начал один из ученых, — парное устройство к ППУСЭП полковника О’Коннелла. Работает оно на дистанции от десяти, до пятидесяти, в теории семидесяти, метров в зависимости окружающей обстановки, наличия перекрытий и прочих препятствий. При создании данных устройств мы использовали одну из наших разработок в области топливных элементов…

— Покороче, пожалуйста, — прервал ученого О’Коннелл.

— А, да, конечно, — осекся мужчина, — в общем, функция у него одна – сдерживание. Ошейник после активации будет постоянно принимать биометрические данные с ППУСЭПа полковника О’Коннелла. При отсутствии данных в течение более минуты он перейдет в режим ликвидации. Также полковник может активировать режим ликвидации в ручном режиме несколько раз в нужном порядке повернув головой в разные стороны.

— То есть, я теперь заложница? – Астрея была в бешенстве. Как она вообще могла поверить разведке?

— Не совсем так, — О’Коннелл уже застегнул рубашку и надел обратно китель, — это – страховка на случай предательства. Я же тебе не верю, помнишь?

— Хорошо, — девушка хотела вскочить и врезать по этой самодовольной роже, — а что произойдет, если включится этот, как его? Режим ликвидации?

Ученые замялись, лицо О’Коннелла осталось непроницаемым.

— Тебе оторвет голову, — наконец-то сказал он. – Внутри ошейника – заряд взрывчатки. Шансы выжить – нулевые.

— Прекрасно! Просто восхитительно! – Астрея была вне себя. – И ты хочешь, чтобы я позволила нацепить мне на шею бомбу? Серьезно?

— Да, — О’Коннелл не был сейчас похож на человека, который шутит, — и ты его наденешь, Астрея. Только так и никак иначе. По городу уже разгуливает один оператор-маньяк, мне не хватало, чтобы второй после него по силе телепат шлялся непонятно где.

Их битва взглядов продолжалась буквально мгновение, в которой победил О’Коннелл. Астрея молча сбросила куртку, в которой была все это время и подняла волосы.

— Давайте только быстро, — сухо бросила она ученому.

Замок ошейника щелкнул где-то сзади, на уровне того места, где был вшит модуль Ока, и Астрея почувствовала прохладу металлического корпуса этого смертоносного устройства на своей шее.

«Вот и все. Я сама засунула голову в капкан. И он захлопнулся», — подумала она.

После того, как сотрудники лаборатории закончили калибровку, Астрея вышла в коридор, где ее терпеливо ждал О’Коннелл.

— Довольны? – она запустила палец между металлическим обручем и шеей, будто пытаясь его растянуть.

— Ну, не то, чтобы очень, — ответил полковник, — ведь меня может зацепить осколками.

Он насладился выражением лица Астреи, а потом негромко, но абсолютно искренне рассмеялся.

— Да ладно тебе, просто веди себя хорошо, и я лично сниму с тебя эту дрянь, — попытался он успокоить девушку, — пойдем.

Они молча двинулись по коридорам департамента, теперь куда-то вниз. На миг в голове Астреи мелькнула мысль, что сейчас ее вернут в камеру, но это было не так: помещения были ей незнакомы, а мысли живых людей – все дальше, чего не наблюдалось на «тюремном уровне», как девушка окрестила для себя этаж, где ее содержали.

— Куда мы идем? – Спросила она полковника.

— В морг.

— Я уже устала от ваших шуточек, полковник О’Коннелл.

— А кто сказал, что я шучу?

Через несколько минут они и в самом деле оказались в морге. Их встретил старый патологоанатом, которому О’Коннелл просто пожал руку.

— Стив, покажи последних, что я осматривал, моей помощнице, — он даже не потрудился представить Астрею, хотя, видно, и не было нужно.

Патологоанатом жестом приказал следовать за ним, к холодильным камерам, в которых держали трупы. Он открыл две из них, находящихся на уровне пояса и извлек на свет тела мужчины и женщины средних лет.

Астрее они показались чем-то отдаленно знакомыми, хотя она и не могла понять, откуда.

— Стив? Повтори то, что рассказал мне.

Старый работник морга по-хозяйски обошел тела и лекторским тоном начал:

— Двое, мужчина и женщина, тридцать два и тридцать лет соответственно. Умерли пять дней назад, в ночь с воскресенья на понедельник. Причиной смерти я бы назвал обширный инсульт, но, честно сказать, настолько серьезных поражений я не видел никогда. Оба служили в вооруженных силах. При вскрытии обнаружены инородные предметы в области шеи.

— В шее? – Повторила следом Астрея, — вы хотите сказать, они были операторами?

— Какими еще операторами, девочка? – Переспросил патологоанатом.

— Это она так, не обращайте внимания, — встрял О’Коннелл, — что еще скажете?

— Ну, скажу, что это все было очень странно, вот что я скажу, — ответил старик, — они были достаточно молоды и абсолютно здоровы. Такие странные случаи, да еще и два одновременно…

— Думаете, совпадение? – С надеждой спросила Астрея, хотя в глубине души она прекрасно понимала, зачем они здесь.

— Что ты, девочка, — рассмеялся врач, — я слишком долго живу и работаю в этом месте, чтобы верить в совпадения. Не знаю как, — он потер переносицу, — но кто-то их убил. Каким образом – вопрос хороший, но других вариантов не вижу.

— Спасибо, Стив, — сказал О’Коннелл, — отслеживай подобные случаи, пожалуйста, я дам все необходимые распоряжения.

Медик коротко кивнул в ответ и отточенным, привычным движением отправил поддоны с телами обратно в холодильные камеры.

Они вышли из морга и через пять минут Астрея уже сидела в мягком гостевом кресле в кабинете О’Коннелла.

— Ну и что ты думаешь? – Спросил полковник, который уже устроился на своем меесте, примостив трость к краю стола.

— Это был Деймос, больше некому, — ответила Астрея.

— Почему ты так решила?

Астрея промолчала, думая, что же ответить О’Коннеллу.

— Астрея, мы в одной лодке, — доверительно заверил разведчик, — рассказывай.

— Хорошо, — согласилась девушка, — вы спрашивали, почему я решила, что это именно Деймос? Сила операторов разделяется на несколько категорий, в зависимости от уровня синхронизации с модулем Ока. Чем выше уровень – тем четче интерпретируются мозговые волны оператора в приложении к цели и тем мощнее сигнал. Грубо говоря, модуль не тратит своих мощностей на выравнивание сигнала и устранение помех, а работает исключительно как антенна. Мой уровень синхронизации составляет 83%, моей сестры – 78%, Деймос же, насколько я слышала, синхронизирован на 97,3% с модулем Ока.

— И что это значит? Цифры же совсем невелики.

Астрея горько улыбнулась.

— Вы не понимаете, полковник О’Коннелл, после отметки в 60% синхронизации каждые пять процентов увеличивают силу оператора вдвое, — Астрея поерзала в кресле, хотя называть так тех, кто преодолел 50% барьер пригодности – некорректно.

— Что ты имеешь в виду? — О’Коннелл сейчас был похож на гончую, которая взяла след; он всем своим видом пытался показать, что абсолютно спокоен, но что-то в выражении его лица выдавало крайнюю заинтересованность и даже мальчишеское нетерпение.

— По выкладкам доктора Ивора и доктора Прайс, подопытные получали определенный перечень возможностей в зависимости от уровня синхронизации. Нулевой уровень – до вживления модуля Ока – возможность чувствовать чужое присутствие. Меня тестировали, как добровольца. В абсолютно темной комнате я могла точно сказать, сколько людей находится в помещении кроме меня. Со временем, стала еще различать пол и настроение находящихся рядом.

— Серьезно? – Полковник уже не скрывал эмоций и было видно, что он удивлен, — и это только нулевой уровень? А сколько их всего?

— Всего уровней пять, — ответила Астрея, — каждый последующий включает в себя предыдущий, но с лучшими характеристиками. Достижение «уровня» зависит от первоначальных когнитивных способностей подопытного, того, как прошел курс инъекций EP-22 и того, насколько успешно модуль синхронизировался с мозгом и нервной системой.

— Нервной системой? Зачем? Рассказывай детально, с чем мы имеем дело. Я, конечно, получил документацию для служебного использования, но она была больше похожа на руководство по эксплуатации оператора, чем на описание технологии.

— Сейчас объясню, — ответила Астрея. – По поводу нервной системы. Мозг – сложная штука, так что модуль создан так, что может при фокусировке интерпретировать любые действия оператора. Мы с моей сестрой разрабатывали методику боевого применения для повышения эффективности в экстремальных ситуациях, например, в условиях рукопашного боя.

— То есть, — встрял полковник, — ты можешь одновременно ударить рукой и модулем?

— Грубо говоря – да, — согласилась Астрея, — большинству операторов нужно замереть на месте и сконцентрироваться на использовании модуля, тогда как мы с сестрой можем атаковать одновременно и физически, и ментально. Я специализировалась на мощности удара, Адикия же предпочитала «игры разума».

— В смысле?

— Представьте себе, что вы ушли в рукопашный бой и кулак противника летит вам в челюсть, что вы сделаете?

— Ну, — полковник задумался, — была бы нога цела – поднырнул бы и ударил по корпусу, а так поставлю блок.

— Вот, — продолжила девушка, — на самом деле удар в челюсть – это морок. Пока вы видите летящий в челюсть кулак, нога моей сестры уже ломает вам коленный сустав. А удар ногой у нее поставлен будь здоров.

О’Коннелл в ответ только издал какой-то звук, похожий на кряканье.

— А ты, я так понимаю, наводишь панику на противника?

— Ну, можно сказать и так, — сказала Астрея, — мы отрабатывали эту технику только друг на друге, так что пробиться через ментальный блок было проблематично, но я думаю, что мы бы справились вдвоем с целой ротой. Солдаты бы видели что угодно: танковую атаку, взрывы, стрельбу, могли бы вообще оказаться в окопах, а на деле – беспорядочно бы метались из стороны в сторону, полностью уверенные в том, что ведут бой.

Полковник задумался.

— Так вот как вы сровняли с землей Гетто, — наконец сказал он, — а я все ломал голову, как армия провернула эту операцию без нас, да еще и с минимальными потерями. Вы же с сестрой участвовали в рейдах, а потом и в зачистке.

Астрея согласно кивнула.

— У них не было ни единого шанса. Мы просто обходили здание за зданием и уничтожали противника без всякого сопротивления.

— Мило, — заметил полковник, — а что ты там говорила про уровни?

Астрея немного помолчала, подбирая слова, а потом продолжила:

— Первый уровень – оператор после вживления модуля Ока способен читать мысли. Кому-то это дается максимально легко, кому-то надо концентрироваться, я с сестрой слышу их всегда. А Деймосу же, как я подозреваю, еще надо напрягаться, чтобы не слышать. Второй уровень – внедрение. Ты способен вести ментальный диалог с кем-то, не обладающим способностями телепата, но это очень затратно в плане усилий, проще просто говорить. Третий уровень – контроль тела. Тут уже все сложнее. Я бы могла продемонстрировать, но вот это мешает, — она ткнула пальцем на грудь полковника, где под кителем и рубашкой скрывался ППУСЭП, — но одно знать следует точно – свободно это делать могут только две трети операторов. Учитывая, что нас всего около полусотни – человек тридцать. Остальные же могут брать под контроль только одну цель и то, с большим трудом.

— А у тебя какой предел целей? – Поинтересовался полковник, — сколько одновременно можешь контролировать?

— Не знаю, — Астрея пожала плечами, — во время зачистки Гетто приходилось перехватывать контроль одновременно у дюжины, наверное.

— Ясно, — полковник взял трость и начал крутить ее в руках, — а еще два уровня?

— Четвертый – это контроль сознания и обращение к памяти, — сказала девушка, — но, заметьте, чтение моментальных мыслей и копошение в памяти – разные вещи. Последнее намного сложнее. Почти никто не может залезть глубже того, что лежит на поверхности. О воспоминаниях детства или полузабытых – я вообще молчу.

— Но ты же на это способна?

— Конечно, — в голосе Астреи мелькнула нотка гордости, — до появления Деймоса я была сильнейшим телепатом программы.

— А что пятый уровень?

Тут девушка помрачнела.

— Доктор Ивор считал, что это невозможно, потому что никак с разумом не связано, но я теперь считаю иначе. Пятым уровнем он называл контроль бессознательных функций организма. Я могу заставить солдата задержать дыхание и задохнуться, рано или поздно, приложив определенные усилия, но я не могу заставить остановиться его сердце. Или поднять артериальное давление так, чтобы добиться поражения мозга…

— Ты хочешь сказать?..

— Да, — перебила догадку полковника Астрея, — я считаю, что Деймос, с его уровнем синхронизации, способен на воздействие пятого уровня при должной фокусировке.

— А есть какие-нибудь доказательства? Ты сама видела?

— Конечно есть, — ответила девушка, — даже два. Они лежат внизу, в морге.

В кабинете повисла тишина.

— Значит, близко к нему не подобраться, он всех слышит. Это надо держаться на удалении в метров сто… — Начал полковник.

— Сто метров – активный радиус Адикии, — опять перебила О’Коннелла Астрея, — мой – уже сто пятьдесят. Так что в случае с Деймосом я бы говорила о сознательном километре, а то и двух-трех.

— Ты серьезно?!

— Серьезнее некуда, — ответила девушка.

Это плохо. О’Коннелл слышал о снайпере, который мог положить пулю на дистанции в тысячу пятьсот метров, возможно, сумеет и на двух, если будет безветренная погода. Как ликвидировать цель, да еще и в мегаполисе, если она может засечь тебя еще до того, как вы выйдете на прямой визуальный контакт?

Куда не кинь – всюду клин.

— А ты можешь противостоять Деймосу в ментальной схватке?

Астрея задумалась.

— В плане сил наше сражение будет больше похоже на борьбу муравья с ботинком, — ответила девушка, — я же говорила, что после порога в, примерно, 65% синхронизации с модулем, каждый последующий процент значительно усиливает телепата. У нас с Деймосом разбежка в почти пятнадцать. Я не уверена, справятся ли с ним вообще все участники программы вместе взятые, с учетом меня и Адикии, а она лишь чуть слабее меня.

— Дерьмо, — выругался О’Коннелл.

Его складный план по поимке и ликвидации, если понадобится, Генри, сейчас трещал по швам. Он потратил уйму времени на отлов Астреи, а сейчас оказывается, что она бесполезна.

«Ладно, не совсем бесполезна», — одернул сам себя Ричард, — «она – второй по силе существующий телепат, это же должно нам хоть как-то помочь».

В этот момент дверь в кабинет распахнулась и внутрь зашел его помощник, которого О’Коннелла постоянно подмывало назвать адъютантом, но он сдерживался. В современном же мире живем.

— Полковник!.. – Начал было молодой мужчина, но, увидев в кабинете незнакомую женщину осекся.

— Говори свободно, все в порядке, — сказал О’Коннелл, подразумевая, что Астрея не посторонняя.

Помощник продолжил:

— Есть вести по вашим наводкам, полковник! – Он протянул О’Коннеллу планшет и несколько бумаг, — первое – советник Харрис выехал за границы Столицы, мы посчитали это подозрительным и решили сообщить.

— Молодцы, все правильно, — похвалил подчиненного Ричард, — известно, куда направился?

— Да, сэр, — ответил мужчина, — в исследовательский центр, за которым вы так же приказали вести наблюдение.

О’Коннелл только покачал головой.

— Любопытно, — пробормотал он себе под нос, просматривая бумаги донесения и запись на планшете, — а что второе?

— Сэр, — продолжил мужчина, — системы видеонаблюдения засекли мужчину, который был идентифицирован как капитан Генри Джонсон.

— Где-то на окраине? — О’Коннелл был доволен собой, все удочки в плане слежки, которые он закинул, сейчас клевали.

«Адъютант» сглотнул.

— Никак нет, сэр, в пределах внутреннего кольца.

— Что?! – Рявкнул Ричард и вскочил со своего места, — как давно?!

— Около двух часов назад, сэр.

— Почему так долго не сообщали?!

— Сэр, мы перепроверяли данные, так как капитан был в паре с женщиной, а вы говорили, что он будет действовать в одиночку. Плюс ко всему, место весьма странное…

— Что за место?!

— Центральное казино, сэр, — ответил мужчина.

— Твою мать! — О’Коннелла было не узнать. Сейчас в нем кипел адреналин, и от сдержанного и рассудительного разведчика не осталось и следа.

— Что такое? – Поинтересовалась Астрея, — что мог Деймос забыть в казино?

О’Коннелл тяжело опустился в кресло.

— Генри, сукин ты сын, хитер.

— Да что такое-то?! – не выдержала Астрея.

— В центральном казино внутреннего круга раз в две недели собираются некоторые высокопоставленные армейские чины и члены совета. Поиграть в карты, выпить и развлечься с женщинами после игры, — ответил О’Коннелл, — вечеринка эта особо не афишируется.

— А откуда он о ней узнал? – Спросила Астрея.

— Я, — О’Коннелл потер пальцами глаза, — это я как-то раз, с год назад, привел туда Генри как своего друга. Нам срочно нужно туда ехать, Астрея.

Ричард встал со своего места и, дав несколько коротких указаний своему помощнику, подхватил плащ и двинулся к двери.

— Ты идешь? – спросил он у Астреи.

— Не думаю, что это хорошая затея, — ответила девушка.

— Что-то мне подсказывает, что к тому моменту, как мы приедем, его там уже не будет, — ответил О’Коннелл, — но мы должны оказаться там первыми. Возможно, Генри оставит какое-то послание о своих намерениях.

— Ладно, — согласилась Астрея и вышла вслед за полковником, — а что с тем вторым, Харрисом и центром? Как я понимаю, это наша операторская база?

— Да, — ответил О’Коннелл, — но это подождет. Сначала – казино.


Для того, чтобы держать читателей в курсе темпов работы, да и просто пообщаться без боязни получить удар банхаммером на GT, либо же, если у вас нет активного аккаунта, на просторах VK я создал группу, посвященную проекту «Око». Нас уже полторы тысячи человек!

Добро пожаловать.

Критика, оценки, обсуждения и отзывы в комментариях, как и всегда, крайне приветствуются.

Автор: ragequit

Источник

Поделиться новостью

* - обязательные к заполнению поля