Среда: Омега-день | Глава 10

в 21:29, , рубрики: Киберпанк, книга, научная фантастика, творчество, триллер, Читальный зал

image

Предлагаю вниманию читателей GT десятую главу фантастического романа «Среда: Омега-день».

О чем эта книга?

Каждый день жители Алакосо задают друг другу одни и те же вопросы: куда исчезла Большая земля? придет ли конец их заточению на острове? какая сила загоняет их в ситуации, достойные самых жутких сновидений? Но никто из островитян даже не догадывается, что происходит с ними и Алакосо на самом деле.

Краткий гайд по персонажам

Александр Нобби — математик, программист;
Оливье Пирсон — бывший хозяин отеля;
Ила Пирсон — жена бывшего хозяина отеля;
Хелен Пирсон — дочь бывшего хозяина отеля;
Раламбу — капитан рыбацкой команды «Джон»;
Мамфо — старшая по хозяйству, жена Раламбу;
Джошуа — сын Раламбу и Мамфо;
Робин Фриз — участник рыбацкой команды «Пол»;
Юджин — комендант;
Симо («Колдун») — старший по рыболовству;
Венди — старшая по кухне;
Янус Орэ — врач;
Катя Лебедева — летчица, племянница Януса Орэ;
Адриан Зибко («Коп») — старший по безопасности;
Энтони Морн («Очкарик») — бывший полицейский-стажер, участник рыбацкой команды «Джон».

Несколько слов от автора

Эту историю я писал под впечатлением от таких научно-технических достижений, как Интернет вещей, искусственный интеллект, дополненная реальность, «умные города» и Big Data.
По жанровой принадлежности я бы отнес «Омега-день» к киберфантастике с элементами постапа и психологического триллера.

Заранее благодарю за любые отклики и желаю приятного чтения!

Текст — под катом.

Глава 10
Симо

85

— Я всегда знал, что тебе доверять нельзя! — со смехом проговорил Юджин.
Мамфо по-ковбойски задула дымившийся ствол Truvelo.
— Твоя хитрость на уровне детского сада, — ответила она. — Когда задумаешь очередную проверку на вшивость, сначала посоветуйся со мной.
Мурена обернулась и помахала рукой Колдуну, который в оцепенении замер на другом конце пляжа.

86

4 года 8 месяцев и 11 суток с Омега-дня

Юджин вышел из рощи на южную оконечность пляжа. Довольно долго он наблюдал за Симо, никак не вмешиваясь в его деятельность. Колдун возился с алтарем, который показывал Юджину шесть дней назад. Стоя на коленях, Симо выкладывал из камешков глаз огромной птицы, которая символизировала Лахи Кинтана.

Старший по рыболовству кропотливо работал над птичьим зрачком, то и дело сверяя промежуточные результаты с чертежами, покрывавшими страницы синего блокнота.
Нарисованная на песке спираль с центром в глазу птицы, которая описывала алтарь, теперь была красной. Вокруг нее валялось несколько мертвых куриц.
Симо находился в центре широкой воронки, состоявшей из черных бабочек, которые медленно облетали жертвенник.

Комендант подошел к алтарю, остановившись у самого края спирали.
— Симо, кто будет принимать улов? — спросил он.
Колдун не ответил. Он сосредоточенно выкладывал на песок голыши, изображавшие зубы в клюве священной птицы. Свою работу Симо сопровождал едва слышным бормотанием.

— Симо! — вновь подал голос Юджин. — Почему ты не на посту?
Вопрос опять остался без ответа. Комендант чуть нахмурился и сделал шаг в направлении старшего по рыболовству.
— Симо! — крикнул Массажист.

В очередной раз не дождавшись реакции, он поднял руку с Truvelo и выстрелил в воздух. Симо замер. Юджин поморщился — очевидно, выстрел его оглушил. Колдун медленно повернулся к коменданту. Глаза Симо были налиты кровью: казалось, белков в них вообще не осталось.

— Оглох, приятель? — спросил комендант.
— Отойди! — рявкнул Симо.
— Чего?!
— Убери ногу! — потребовал Колдун.

Наклонив туловище, комендант, наконец, увидел, что наступил на песчаную борозду и тем самым повредил спираль. Несмотря на гнев Симо, Юджин не спешил отступать. Наверное, он попросту не знал, что делать. Послушаться Колдуна означало поставить под сомнение субординацию, игнорировать его недовольство — испортить отношения с одним из главных союзников на Алакосо. Ситуация замерла в мертвой точке на добрых десять секунд.

— Отойди, тебе говорят! — повторил требование старший по рыболовству.
Борьба угрожающих взглядов продолжалась еще несколько мгновений, после чего Юджин вздохнул и отступил на пару шагов от спирали.

— Это алтарь Лахи Кинтана, как же ты не понимаешь? — с обидой произнес Симо. — Если хоть что-то будет сделано неправильно, мы не сможем покончить с Гиеной!
С этими словами Симо снова опустился на колени и принялся восстанавливать разрушенный участок спирали.
— Подай-ка мне курицу! — почти приказал он коменданту.

Юджин, немного ошарашенный наглым поведением Колдуна, все же выполнил, что требовалось: подобрал лежавшую рядом курицу и протянул ее Симо. Старший по рыболовству сбрызнул борозду птичьей кровью, вернув спирали первоначальный вид.

— Симо, рыбаки вернулись с уловом, — сказал Юджин. — Тебя нет на берегу. Контролировать некому. Ты все время тут. Нам нужен новый старший по рыболовству?
— Ты говоришь глупости, Юджи, — ответил Симо, поднимаясь. — Ты обеспокоен рыбкой, когда нужно волноваться о другом. Надо думать о том, как нам совладать с темной силой, которая жаждет захватить остров и помешать Лахи Кинтана. Ты пропустил мимо ушей все, что я рассказывал тебе в прошлый раз, дорогуша. Если мы в ближайшее время не уничтожим Гиену, все пропало. Никто из нас не попадет в Юный мир. И рыбка не поможет тебе. А теперь, вместо того чтобы отчитывать меня, лучше помоги.

Юджин хотел было возразить Колдуну, но посмотрев на клубившееся высоко над головой затемнение, промолчал.
— Я вижу, ты мне не веришь, дорогуша, — проницательно прищурился Симо. — Думаешь, Колдун совсем спятил, поверил в детские сказки про Лахи Кинтана и Гиену… Но я поражен твоим упрямством, Юджи. Какие еще тебе, черт подери, нужны доказательства?
Симо обвел рукой небо.

— Разуй глаза, дурень! — закричал Колдун. — Эти насекомые не настораживают тебя? — спросил он, указывая на черных бабочек, которые в большом количестве вились вокруг. — Я единственный на всем острове, кто думает хотя бы на один ход вперед. Гиена, Семирог, Дьвол, Нечистый, Иблис, Шайтан, зови его как хочешь. Он уже давно на острове. Он шаг за шагом добивается своих целей. Он убил твоими руками Зибко. Твоими ручонками, Юджи!
Комендант молча выслушивал монолог Симо. Время от времени он чуть поворачивал туловище, чтобы отвести глаза.

— Гиена поступает в точности так, как сказано в преданиях, — продолжал Колдун. — Ты чужак, ты не знаешь наших легенд. Гиена никогда не действует напрямую. Для достижения своих целей она использует людей, как орудия. И у нас все меньше шансов ей помешать. Ты должен немедленно встать на сторону Лахи Кинтана, чтобы спастись!

Статичная мимика не выдавала эмоций коменданта. Проведя ладонью по лысой голове, он сказал:
— Мы ловим Фриза. Мы его поймаем.
Симо ухмыльнулся такому ответу.
— Юджи, дорогой… — проговорил он. — Я разве не сообщил тебе? Кое-что изменилось.
— О чем ты?
— Когда я впервые показал тебе этот алтарь, я, как и ты сейчас, считал что Гиена вселилась во Фриза. Но теперь я знаю… знаю точно, что это не так!

— Фриз не Гиена?
— Нет, — выпятил губу Симо.
— Откуда ты знаешь?
— Я сам видел.
— Когда? — удивился комендант.
— Пять дней назад. Во время облавы на Фриза.
— И что ты видел?

Симо приосанился и сделал очень серьезное лицо.
— Давай присядем, — предложил он, указав на покрытый травой холмик.
— Понимаешь, — вкрадчиво заговорил Колдун, когда они уселись, — то, что я скажу, не так легко принять. Когда я впервые осознал это, сам долго не мог смириться. Ты готов Юджи?
Комендант слегка качнул корпусом и посмотрел в океан.

— Фриз точно не Гиена. Гиена хитра, — Симо потер одну ладонь о другую, стряхивая с рук песок. — Гиена знает, что мы все еще можем победить ее. Фриз — плохой выбор для Гиены. Ей выгодней стать тем, кого убить трудно, Юджи. Ей выгодней стать тем, кого убить труднее всего.
Юджин сидел с каменным лицом, лишь глаза его как будто стали темнее.
— Продолжай, — тихо молвил он.
— Гиена стала тем, на кого ни у тебя, ни у меня не поднимется рука.
Одна секунда потребовалась Юджину, чтобы вскочить и наставить Truvelo на Симо. Дуло уперлось Колдуну прямо в глаз.

— Ты врешь, — сказал комендант.
Симо расхохотался и, прикрыв второй глаз, заглянул в ствол пистолета-пулемета.
— Я предупреждал, что будет нелегко. Да я бы и сам растерзал любого, кто сказал бы мне такое еще неделю назад. Сейчас тебе поможет только одно. Юджи, постарайся совладать с яростью и думать холодной головой.

Симо отвел рукой ствол Truvelo и кивком головы пригласил коменданта сесть. Когда Юджин занял прежнее место, Симо опустился перед ним на корточки. Неотрывно глядя Массажисту в глаза, он начал рассказывать:
— Когда мы организовали «гребенку», чтобы поймать Фриза, я несколько раз в ходе операции встречал Джошуа. Было ощущение, что он меня преследует.

— Что с того?
— Подожди, — поднял руку Симо. — Дослушай до конца. За несколько дней до этого малец начал предсказывать мелкие события. Вспышки на небе, к примеру. Или заранее сообщал, что скажет находящийся неподалеку человек. Понимаешь? И, самое интересное, эти предсказания сбывались.

— Это не доказательство, — возразил Юджин, странно содрогнувшись всем телом.
— Потом стало еще хуже, — не сдавался Колдун. — Малец заговорил на каком-то непонятном языке. Я не понимал ни слова. Но это не было похоже на детские забавы. Знаешь, дети придумывают иногда тарабарские языки для собственного развлечения. Но с Джошем было все по-другому. Он выдавал длинные предложения и через некоторое время в точности их повторял.

Не видя желаемого доверия в глазах коменданта, Симо схватил его за плечи:
— Да почему ты не слушаешь меня?
Юджин приподнял ствол Truvelo, напоминая Колдуну, кто здесь главный:
— Отвали.

Симо отошел от коменданта на несколько шагов. Опустив плечи, старший по рыболовству стал рассматривать алтарь. Неожиданно Юджин спросил:
— Это все?
— Не все, — ответил Симо с интонацией обиженного ребенка. — Когда на пляже я в очередной раз напоролся на Джошуа, малец заговорил нечеловеческим голосом. Мне плевать, что ты не веришь, Юджи! Я скажу все, как было, чтобы снять с себя ответственность. Так что, если Гиена победит, то победит она не по моей вине, видит Лахи Кинтана! Я не могу передать словами, как звучал голос Джошуа. Уж точно не как голос ребенка. И даже не как голос человека.

— Теперь все?
— Нет. Было еще два случая. Когда мы почти окружили Фриза в западной роще, малец забрался ко мне в голову. Я ничего не слышал, кроме его голоса. Он орал внутри меня, что владеет островом. Он требовал уйти с дороги.
Повисла пауза.

Юджин закрыл глаза и молчал, как будто заснул.
— Ты не знаешь самого ужасного, — нарушил тишину Симо. — В конце того дня я сидел на берегу, на своем камне. Я любовался закатом, как обычно. Вдруг я услышал шорох гравия — кто-то подходил сзади. Когда я оглянулся, волосы у меня на затылке ожили. Я увидел черного человека. Не такого черного, как я или ты. Он был полностью черным — ни одежды, ни черт лица. Он был похож на тень человека, которая поднялась с земли и стала ходить вертикально. Он шел прямо на меня, а я не мог пошевелиться от ужаса. Он все приближался и приближался…
Симо смотрел куда-то сквозь Юджина, вытаращив глаза и широко расставив ноги. Он словно заново переживал тот кошмар, о котором рассказывал.

— Почему ты решил, что это был Джошуа? — поинтересовался Юджин.
— Рост, Юджи, рост. Когда он приблизился, стало заметно, что его поверхность… Она вся находится в движении. Он будто был обсыпан пеплом, кусочками сгоревшей бумаги, которые колыхались на ветру. А потом они начали разлетаться, эти кусочки. Они слетали с его головы и кружились вокруг. Ты понял, о чем я?
Симо выразительно покосился на ближайшую черную бабочку.

— А еще голос, — добавил Колдун. — Он опять нес что-то совершенно непонятное. Но это был его голос. Точно его. Я помчался прочь, потому что не мог больше этого выносить.
— Голос… — повторил комендант. — Ты слышал голос. А лицо? Ты видел лицо?
Симо сжал челюсти, на его шее напряглись мышцы. Вместо того, чтобы ответить на вопрос Юджина, он бросился к красноватому камню, который возвышался у северной границы алтаря. Пошарив в песке возле валуна, Симо извлек оттуда большой кухонный нож и побежал обратно к Юджину. Комендант автоматическим движением поднял Truvelo.

— Больше мне сказать нечего, — заявил Колдун, остановившись в нескольких метрах от коменданта. — Или мы сделаем то, что необходимо, или погибнем. Ты должен решить, Юджи. Гиену победить трудно, но возможно. Лахи Кинтана наблюдает за нами. Исходя из нашего поведения, он решит, достойны ли мы Юного мира.
Юджин снова поглядел в океан, а затем на алтарь.
— Так ты со мной? — задал судьбоносный вопрос Симо.
Комендант проводил взглядом летевшую мимо бабочку.
— Да.

87

Обойдя пляж, отель, озеро Тамунто, могилу Хелен и несколько других мест, где любил проводить время Джошуа, Юджин и Симо направились в западную рощу — встреченный в ходе поисков Морн сообщил, будто видел мальчика в этом районе несколько минут назад.
Комендант и старший по рыболовству осторожно продвигались по тропе, шедшей через рощу к океану.

— Еще раз напомню, — громко прошептал Симо, — пожалуйста, будь осторожен. Не убей мальчонку.
— Слышу это в двадцатый раз, — хмуро отозвался комендант.
— Это очень важно! Если все случится в лесу, умрет человек, а не Гиена. Сначала мы доставим его на алтарь, а уж там…
— Слышу это в двадцатый раз.

Мужчины достигли узкого места, где тропа проходила между двумя толстыми стволами. Преодолеть этот участок можно было только идя друг за другом, и Симо услужливо пропустил коменданта вперед.
Несколько затянувшееся молчание первым нарушил Колдун.

— Э-э-э, — неуверенно проблеял он, предваряя этим, судя по интонации, некую просьбу.
Однако вместо того, чтобы задать вопрос, Симо выбросил вперед руку и попытался схватить черную бабочку, которая пролетала мимо. Насекомое, как обычно, с легкостью увернулось от хищных пальцев Колдуна.

— Что-то еще? — спросил Юджин, помогая Симо справиться с нерешительностью.
— Да, Юджи, — признался Колдун. — Хотел кое о чем попросить тебя.
— Проси.
— Позволь мне сделать все самому, пожалуйста. Ну… на алтаре.
— Почему? — покосился на спутника комендант.
— Я лучше знаю обряд, — заявил Симо. — И…
— И?
— И потом, у меня свои счеты к Гиенушке.
— Что за счеты?

Пока Симо собирался с духом для ответа, Юджин на ходу выполнил поворот верхней части туловища: он кратко взглянул в сторону старого эбенового дерева, которое росло в сорока шагах от дорожки.
— Я знаю, тебе знакома любовь к женщине, — наконец, проговорил Симо, поглядев в том же направлении.

Юджин быстро «навел» голову, а с ней и весь корпус на Колдуна.
— И ты сможешь меня понять, — продолжил Симо, чуть смущаясь направленного на него Truvelo. — Любовь — это сладкая боль разорванной души. Ты знаешь, Юджин, что любящая душа всегда разорвана. Одна часть остается с тобой, а другая переходит к тому, кого любишь. Если любимая рядом, боль оборачивается наслаждением, поскольку твоя душа воссоединяется с утраченной частью. А лучи, которые испускает душа, восстановившая свою целостность — это то, что мы называем счастьем. Для нас же наиболее важно то, что этих лучей смертельно боится Гиена.

Симо печально вздохнул и добавил:
— Поэтому-то Гиена и не подпускает меня к ней.
— К Мамфо? — предположил комендант.
Симо улыбнулся:
— Это не женщина, Юджи, — мечтательно произнес он. — Это черный огонь.
Старший по рыболовству внезапно помрачнел.

— Гиена не дает нам быть вместе. Гиена боится любви. Вот поэтому-то я сам должен…
Резко остановившись, Юджин шлепнул по губам Симо тыльной стороной ладони.
— Ни звука, — шепнул он.
Пройдя через рощу, они оказались на берегу океана. Расступившиеся деревья открыли коменданту и старшему по рыболовству старую беседку. Темный силуэт, который сидел внутри нее, явно принадлежал Джошуа.

— Будь осторожен, не убей его, — снова напомнил Симо.
Юджин медлил. Казалось, действовать по плану ему мешают какие-то сомнения.

В беседке на самом деле сидел Джошуа. Мальчик был занят рисованием: по столику, за которым он расположился, были разбросаны цветные карандаши. Белый лист бумаги, служивший юному художнику холстом, привлек пару черных бабочек. Насекомые ползали по рисунку, не боясь попасть под острый карандаш Джошуа.

Мальчик был поглощен творчеством, лишь изредка отрываясь от работы для того чтобы взглянуть на небо. Ему и в голову не приходило оглянуться, поэтому две мужские фигуры, приближавшиеся к Джошуа со спины, могли оставаться незамеченными сколь угодно долго.

— Давай в ногу, — шептал Симо. — Чтобы не удрал.
Комендант опустил пистолет-пулемет.
— Что опять? — с досадой спросил Колдун. — Мы упустим его!
— Надо подойти поближе, — объяснил Юджин, массируя веки большим и средним пальцами.

Шурша грифелем, Джошуа заканчивал двойной портрет — себя он изобразил рядом с матерью. Я не разбираюсь в изобразительном искусстве, но рисунок, как мне кажется, демонстрировал неплохие способности мальчика. По крайней мере лица на портрете легко узнавались.
Завершив образ Мамфо, Джошуа занялся автопортретом. Карандаш ловко выписал линии полных губ и круглых щек, а потом очередь дошла и до оттопыренных ушей.

Юджин и Симо метр за метром сокращали расстояние до цели. Взволнованный Колдун совершал множество невротических движений: сучил пальцами, стучал зубами и периодически облизывал раздвоенную мясистую губу.
Комендант прицелился.

Мальчик прорисовывал глаза. Ему нельзя было отказать в честности: на портрете Джошуа вышел не менее косоглазым, чем в реальности.

Если бы в спину коменданту и Колдуну светило Солнце, тени мужчин уже упали бы на рисунок мальчика — настолько близко они подкрались к беседке. Симо неотрывно следил за рукой Массажиста, сжимавшей магазин Truvelo. Однако комендант не открывал огонь — словно ожидая одному ему известного сигнала, он медленно почесывал плоский нос. Симо дрожал от нетерпения и при этом странно улыбался, как человек, посмеивающийся над самим собой.

Двойной портрет был полностью готов, но Джошуа не спешил откладывать художественные принадлежности. Мальчик поставил точку над головами матери и сына, а потом повел карандашом по бумаге, описывая рисунок большой красной окружностью. Грифель поскрипывал под давлением детской руки. Градус за градусом дуга стремилась к конечной цели — к тому пункту, с которого началась, и вот, линия уперлась в эту точку.

Треск.
Грифель сломался, мальчик вздрогнул, а рисунок покрылся россыпью густо-красной росы.
Словно окаменев, Джошуа уставился на Зенитное затемнение. За спиной мальчика с дымящимся оружием в руке так же неподвижно стоял Юджин.

Симо лежал у ног коменданта, конвульсивно подергивая ногой и пачкая траву месивом из волос, костного крошева и мозга — месивом, которое еще недавно было его головой.
— Он мне как сын, — отрешенно произнес Юджин. — Больше, чем сын. А Гиена — это ты.
Опомнившись, комендант в полный голос позвал мальчика:
— Джошуа!

Ребенок словно и не слышал коменданта. Он все также сидел спиной к Юджину, уставившись в небо.
— Джошуа! — снова попробовал комендант, но уже тише.
Не дождавшись реакции, Юджин положил пистолет-пулемет на землю, схватил Симо за ноги и потащил в ближайшие кусты.

______________________________________________________________________________

Друзья! Всех, кого не оставила равнодушными эта история (искренне надеюсь, что такие существуют), я приглашаю в группу VK, посвященную «Среде». Если вы захотите в теплой, неформальной обстановке обсудить последние события на Алакосо или у вас появились вопросы по содержанию романа — милости прошу! Кроме того, буду благодарен за указания на орфографические ашыпки, а также за конструктивную (как, впрочем, и деструктивную) критику. В группе я буду публиковать не только анонсы новых глав, но и различные заметки, касающиеся работы над книгой. Не обойдется и без сюрпризов (но это не точно).

Короче говоря, добро пожаловать!

Автор: alex_kudrin

Источник

Поделиться

* - обязательные к заполнению поля