«Ген Химеры». Глава 15

в 13:06, , рубрики: Автор, антиутопия, биопанк, Киберпанк, книга, мир будущего, научная фантастика, постапокалипсис, романтика, фантастика, Читальный зал, чтиво

Всем доброго вечера, предлагаю вашему вниманию новую главу моей фантастической книги. Буду очень рада отзывам и конструктивной критике здесь или в моей группе. Приятного чтения!

«Ген Химеры». Глава 15 - 1

О чем книга?

Иной мир. Иное будущее человечества. Общество, где все люди жестко поделены на Первый и Второй социальный класс в зависимости от возраста. Двое, которые решили, что смогут быть вместе, несмотря на все законы. И жестокая расплата за их амбиции:)

Жанр

Для меня это, в первую очередь, фантастика с элементами киберпанка, биопанка, антиутопии и постапокалипсиса.

Мы в эпицентре!

Уважаемые читатели! Пятнадцатая глава знаменует собой примерно половину первой части книги «Ген Химеры». В дальнейшем, чтобы не терять остроты повествования, я буду выкладывать главы каждый вторник и пятницу.


Несколько дней подряд Сати не хотела ни с кем общаться. Послание от ее матери и известие об Ойтуше оказалось вынести труднее, чем она ожидала. Чтобы как-то отвлечься, она начала посещать уроки по самообороне, вместо надоевшего плавания. Здесь ее одаренности было где разгуляться, ведь не проходило и дня без того, чтобы Сати не сломала себе что-нибудь. Она уже научилась узнавать этот хруст, эту ослепляющую боль, которая длилась всего несколько секунд. А потом начиналась регенерация тканей.

Это тоже была боль, но другого рода. Тянущая, мучительно-долгая, но проходящая бесследно, как и все ее травмы.

Томас заметил, что Сати стала держаться особняком: в столовой она обедала одна, с занятий выходила самая последняя и со скучающим лицом. Она перестала задавать вопросов учителям: они ведь все равно не ответят, что за эксперименты проводят на Острове. Возможно, они и сами не знают.

— Что-то ты совсем скисла, — Томас догнал ее после занятия по физике. На нем был халат, который носили на кафедре генетики, аккуратно застегнутый на все пуговицы. — Пойдем-ка, прогуляемся.

Сати не стала сопротивляться, просто позволила утащить себя на пляж. Дело было после полудня, и они брели по песку и округлым камням, отбрасывающим длинные тени.

— Ты когда-нибудь бывал в архиве? — осторожно начала Сати. Она не могла, просто не могла не поделиться с кем-то хотя бы кусочком своей истории.
— Так. Все понятно, — Томас улыбнулся уголком рта, и от этого на одной его щеке появилась ямочка.
— Это было законно, если что, — Сати поняла, что он уже “прочитал” обо всех ее похождениях. — “Око” едва не крякнулось, когда узнало, что для меня там есть послание.
— Не тараторь, пожалуйста, — Томас затряс головой, словно в преддверии нервного тика. — Просто дай мне увидеть все самому.

Сати на секунду представила себя на его месте. Как, должно быть, интересно увидеть события глазами другого человека, словно пройтись след в след по отпечаткам ног на идеально ровной поверхности, не разрушая гармонии. И увидеть то, что другим недоступно.

— Что это за растение, там, в оранжерее? — спросила Сати, когда глаза Томаса наполнились пониманием.
— Это и есть архив. Лиана — это гигантский компьютер, масштабная сеть, которая опутывает все: учебные и жилые корпуса, обеденный зал… Все, что есть внутри скалы.

Томас и Сати давно миновали знакомый отрезок пляжа, и теперь брели к небольшой бухте, обособленной с одной из сторон отвесными скалистыми хребтами.
— Кто создал эту лиану? — спросила Сати.
— Никто, — Томас покачал головой. — Я не нашел информации об этом, стало быть, это она существовала здесь всегда, еще до первых поселенцев. Кстати, тебе известно, что внутри Острова находится естественный атомный реактор?
— Функционирующий? — удивилась Сати.
— Ага, — кивнул Том, — Многие считают, что растение здесь для того, чтобы нейтрализовать его воздействие на людей своего рода барьер.

— А ты как считаешь? — спросила Сати, и оглянулась. Они удалились уже очень и очень далеко от скалы.
— Я считаю, что при всех наших возможностях, мы тратим на изучение окружающего мира ничтожно мало сил, — Томас указал на гряду впереди. — Видишь эти скалы? Я, например, понятия не имею, что за ними.
— А там что-то есть? — спросила Сати. Скалы, поросшие зеленью и источенные водой, выглядели неприступными.
— Определенно, — с уверенностью ответил Том. — Иногда за ними виднеется свечение или вроде того.
Сати вновь вспомнились слова Саши про “чудовищные эксперименты”.

— Кто живет на Острове дольше всех? — вдруг спросила она.
— Роланд, Дана, — без особой уверенность ответил парень. — Эвридика, наверное, тоже.
— Предлагаю расспросить ее обо всем, — Сати оживилась, сходу отметая первых двух кандидатов.

Томас хмыкнул, словно вспомнил что-то забавное и добавил:
— Тогда придется запастись бутылкой коньяка.

***

Они гуляли уже больше двух часов, и солнце начало клониться к закату. Тени от камней стали длиннее, а на бухту опустилась дымка, покрывшая верхушку скалистой гряды. Небоскребы остались далеко позади и напоминали колья очень редкого забора, торчащего из воды.

— А зачем ты привел меня сюда? — спросила Сати, с тоской осознавая, каким долгим будет путь обратно.

Томас уже успел искупаться и теперь грелся под последними на сегодня лучиками солнца.
— Ну, во-первых, здесь красиво, — сказал он, оглядывая бухту, словно создал ее своими собственными руками.

Сати посмотрела на Томаса и заметила, как красиво блестят капли на его ресницах.

— Собственно, на этом можно остановиться. Разве нужны еще причины? — парень улыбнулся.
Сати улыбнулась в ответ. Она действительно ожила благодаря разговору с ним и этой прогулке, но вот признаваться в этом почему-то не хотелось. Путь домой прошел в молчании и занял меньше времени, чем казалось на первый взгляд.

— Том, — Сати впервые использовала короткий вариант его имени. — В кабинете у Шина ты сказал, что есть другой способ узнать о судьбе Ойтуша…
На лицо Томаса упала тень, и это было вовсе не зашедшее солнце.
— Он и правда существует? — закончила свой вопрос Сати.
— Существует, — холодно ответил Томас и отвел взгляд. — Теоретически я могу связываться с сознанием людей, находящихся на расстоянии от меня.
— Ты найдешь его? — глаза Сати загорелись надеждой. — Сделаешь это для меня?
— Я попробую, — сказал Томас. — Но вначале протестирую свою теорию на… кое на ком.
— На ком? — нахмурилась Сати. — На мне?
— На одной старой знакомой из Метрополя, — Томас взглянул ей в глаза.

Сати помолчала. Стало быть, не одна она оставила в Метрополе часть своей жизни. У Томаса тоже было прошлое, прошлое вне Острова, хоть он и впервые заикнулся о нем.

В жилых корпусах было тихо. Все разошлись на ужин, и Сати с Томасом тоже поспешили. Их путь лежал через пустынный зал с колоннами и бассейном, тот самый, в котором Сати несколько недель назад знакомилась со своими будущими коллегами.

Неожиданный звук пощечины и следующий за ним полувскрик заставил ребят замереть на месте.
“Сюда”, — мысленно шепнул Томас, увлекая Сати за одну из мраморных колонн. Краем глаза она успела заметить Роланда, Дану и Эвридику, стоящих возле бассейна. Хотя лица Эвридики не было видно, по ее позе было понятно, что она держится за щеку, а это значит кто-то из двоих только что ударил ее.

— Прошел уже месяц. Где результаты? — сквозь зубы процедил Роланд. Его лицо было хорошо видно Сати из укрытия: ноздри раздулись и побелели, желваки гневно играли на скулах, а пронзительные голубые глаза смотрели с презрением. Должно быть, это именно он влепил Эвридике затрещину. Дана молча стояла рядом с неизменной полуулыбкой на лице, как тогда, в квартире Вига Такера.

— С ней очень сложно наладить контакт, — Эвридика собралась с силами и начала докладывать. — Она отказывается принимать пищу…
— Забыла, в каком виде я велел тебе говорить со мной? — Роланд грубо перебил женщину. Лица Эвридики по-прежнему не было видно, но по реакции президента стало понятно, что она изменила что-то в своей внешности.

— Так-то лучше, — удовлетворенно сказал Роланд. — Решила за миловидной мордашкой скрыть свою истинную сущность? Не забывай, кому ты всем обязана, кто научил тебя всему. Продолжай.
— Объект не идет на контакт, — твердым голосом продолжала Эвридика. — Настроение варьируется от глубокой апатии до приступов бешенства, возможно, имеет смысл применить препараты…

— Никаких наркотиков, — отрезал Грейси. — Ее сознание нужно мне неповрежденным. Отказывается есть — корми через иголку, и давай пожестче: это не человек, а животное, и поступать с ней надо как с животным.
— Но… — начала было Эвридика, но президент жестом велел ей заткнуться.
— У тебя две недели, Эвери, — сказал он. — Если к тому моменту объект откажется сотрудничать — будем применять силу.

Сказав это, Роланд вместе со своей помощницей направились в сторону лифта, а Эвридика так и осталась стоять на месте.

“Эвери? Почему он назвал ее фамилией Ойтуша?!” — пронеслось в голове у Сати так громко, что Томас не мог не услышать. В этот момент в зал вошла веселая компания студентов, и женщине пришлось уйти, чтобы не привлекать к себе внимания. Она стремительно прошагала мимо той самой колонны, за которой прятались Томас и Сати, но, как это часто бывает с людьми в состоянии шока, ничего не заметила.

Ничего не понимая, Сати медленно осела по стене вниз. Томасу, который был крупнее ее, наверное, раза в два, не составила труда подхватить ее на руки и отнести в ближайшее кресло.

— Говори мне, все, что ты знаешь, — не попросила, а потребовала Сати.
— Она его сестра, — Томас присел рядом, на самый краешек. — Биологическая, родилась здесь, как и он сам, если судить по сообщению от твоей матери. Это все, что я знаю.

“Так вот откуда взялось это сходство”, — болезненное осознание всего произошедшего мучительно накатывало на Сати, словно лавина. Больше всего ей хотелось поговорить с Эвридикой, но она понимала, что сейчас не время.

— Почему Роланд так ведет себя с ней? Что он позволяет себе?
— Она его прямая подчиненная, занимается каким-то важным правительственным проектом, — сказал Томас и тут же добавил. — Об этом я тоже знаю не больше твоего, Сати.

— Я знаю, о ком они говорили, — Сати хлопнула себя по лбу, и тут же понизила голос до шепота. — Вместе со мной в тот день прибыл еще кое-кто. Бьюсь об заклад, это и есть тот самый “объект”, о котором они говорили.
— Грейси сказал, что она как животное, — задумчиво произнес Томас.
— Грейси. Чертов ублюдок! — Сати с ненавистью ударила кулаком по истрепавшейся от времени обивке кресла. — Вот он и показал свое истинное лицо!

Томас молчал: сейчас лучше было дать Сати выговориться. Благо, что компания студентов была слишком увлечена своей болтовней и не обращала на них внимания.

— Зачем он все время таскает с собой эту гарпию? — продолжала Сати, имея в виду уроженку Хаммацу.
— Не стоит недооценивать Хатт, — покачал головой Томас. — Говорят, именно за ней Роланд оставляет последнее слово. К тому же она весьма талантлива.
Сати вопросительно уставилась на него, и тот поспешил продолжить.
— Дана провидица, и очень сильная. По сравнению с ней, одаренность Шина просто детская игрушка. Если Шин видит лишь круги на воде, что возникают в результате наших действий, то она видит все, вплоть до самого дна.

Но Сати уже слушала вполуха. Провидица, не провидица — какая разница, ведь она только что узнала, что у Ойтуша есть старшая сестра, здесь, на Острове. И по вине президента Грейси ей сейчас приходится ой как несладко.

— Проводишь меня в отсек? — обессиленно попросила она Томаса. Тот лишь грустно улыбнулся и протянул ей руку, чтобы помочь встать. На миг Сати показалось, что он хотел сказать что-то, но уже в следующее мгновение лицо одаренного вновь стало непроницаемым.

***

На огромной скорости Ойтуш погрузился в ледяную воду. Удар был настолько сильным, что он едва не потерял сознание. Черная переливчатая жидкость, напоминающая нефть, хотела поглотить его, но благодаря воздуху, оставшемуся в легких, он всплыл на поверхность, словно поплавок.
Вокруг было темно, за исключением лучей прожекторов, что шарили туда-сюда по огромному бескрайнему озеру.

От холода мышцы Ойтуша свело судорогой, и вместо того, чтобы грести, он то и дело с головой уходил под воду. Чтобы не утонуть, он ухватился за что-то твердое и светлое, дрейфующее неподалеку.
Послышался еще один всплеск: бесформенная масса с протяжным криком вылетела из трубы и шумно погрузилась в черную жидкость. Вынырнув, существо продолжало кричать и барахтаться, пока снайперская пуля не угодила ему прямо в лоб. Ойтуш замер, догадавшись, что они ищут выживших, чтобы прикончить.

Еще какое-то время прожекторы блуждали по поверхности озера, а затем один за другим погасли.
Тьма медленно поглотила Ойтуша, оставляя его лишь догадываться, насколько огромными были размеры этого дьявольского кислотного озера.
На смену холоду быстро пришло мерзкое жжение, охватившее каждую клеточку тела. Нефтяная жидкость начала действовать, и кожа закипела, покрываясь волдырями. В глаза словно песка насыпали, поэтому Ойтуш просто зажмурил их. Все равно до конца оставалось немного.

Разумеется, он догадался, куда попал. Работая в морге, он лично отправлял сюда мертвые тела, а теперь и сам оказался среди них. Один из кислотных утилизаторов Метрополя — место, где трупы или почти трупы без следа разлагаются в кислоте.

Пальцы нащупали что-то мягкое и склизкое, но на счастье, глаза Ойтуша были зажмурены. Ему больше не было страшно: он знал, что умрет с минуты на минуту, когда кислота разъест сухожилия мышц, и он утонет. Или от перитонита, когда вещество, которым он наглотался, проест стенки желудка.

Внезапно луч света ударил ему в лицо. Ойтуш замер, приготовившись получить пулю в лоб, но вместо этого он почувствовал, как его опутывает какая-то сеть.
Невнятные голоса людей были все ближе и ближе, а совсем скоро он ощутил что лежит на чем-то твердом.

— Дело дрянь.
— Надо попытаться.
— У него ожоги четвертой степени. Он умирает.
— Тогда детоксикацию, немедленно.

Двое людей, взяв Ойтуша за ноги и за руки, осторожно перетащили его в ванну с проточной водой. Они открыли ему веки, чтобы промыть глаза, при помощи трубок промыли желудок и носовые ходы. Ойтуш чувствовал, что с каждой секундой все больше и больше утрачивает связь с реальностью.

— Он не выживет, парни. Пустая трата времени, — небрежно произнес третий незнакомый голос.
— Выживет. А если не выживет, я верну его с того света, — уверенный голос Айзека было трудно не узнать. — Мне нужна информация, которой он располагает, Катокин. Любой ценой.

Мощный адреналиновый укол прямо в сердце заставил тело Ойтуша содрогнуться, словно от дефибриллятора. Его личность будто разрезало пополам: одна осталась там, в прошлом, где люди сопротивления воскрешали его к жизни, а вторая вернулась в настоящее, где он только что выстрелил в живот ребенку-шпиону.

— Ойтуш, с тобой все в порядке?
«Катокин… Я не слышал этого имени раньше».
— Этот ублюдок не зацепил его?
— Вроде бы нет.

Ойтуш открыл глаза. Он сидел на рельсах, прямо на том месте, где был застрелен Джимми. Обезглавленное тело мальчишки лежало неподалеку, прикрытое тряпьем.
Рядом стоял Тора. Одна половина его лица выражала беспокойство и напряжение, вторая, как всегда, напоминала мертвую маску. Вместо оружия его руки были заняты спящей Уной Ортегой.

Захария сидел на корточках, устало прислонившись к джипу. Из его глаз ушла та холодная расчетливость, с которой он сделал свой контрольный выстрел. Теперь это был просто усталый и не по годам взрослый ребенок.

— Все в порядке, парни, — ответил Ойтуш. — Я просто… ненадолго выпал из реальности.
— Ты словно впал в транс, — сказал Тора тихо, чтобы не разбудить Уну. — Просто сел здесь и ни на что не реагировал минут пять.
— Вот как, — задумчиво сказал Ойтуш. Ему не хотелось говорить о своем «видении», которое явно было частью утраченных воспоминаний. — Должно быть, это шок.

— Пора возвращаться, — сказал Тора и погрузил девочку в машину.
— Как с этим поступим? — спросил Ойтуш, кивая в сторону тела того, кто назвался Джимми.
— Здесь оставлять нельзя, — подал голос Захария. — Те, кто подослал его, будут искать тело, хоть без чипа это и займет гораздо больше времени.
— Кто мог подослать его? — спросил Тора.
— Тот же, кто на днях устроил взрыв. — Захария порылся в кармане и достал небольшое плоское устройство, напоминающее блин.
— Что это? — поинтересовался Ойтуш.
— Генератор помех, — Захария аккуратно повертел штуковину в руках. — Плохо ты нашего Джимми обыскивал.

— Просто нечасто приходится работать, когда ты на мушке у друга, а «ребенок из поселения» на тебя с ножом кидается, — саркастически заметил Ойтуш, глядя на Тору.
— Ты привыкнешь, это нормальная рабочая обстановка, — совершенно серьезно заметил Захария.

Ойтуш хмыкнул и подумал, что после этой операции его шансы влиться в личный состав Айзека несколько увеличились.
— Так из-за этого блинчика наши дроны с ума сошли? — спросил он, забираясь обратно в джип.
— Ага, — кивнул Захария. — Тот, кто стоит за всем этим, знал, что ты будешь в тоннеле сегодня.
— Я? — недоумевающе переспросил Ойтуш.
— Разве ты еще не понял? — спросил Тора. — Кто-то охотится за тобой, Ойтуш, и притом, живым ты им совершенно не нужен.

Продолжение уже в эту пятницу:)

Вернуться к предыдущей главе --> Глава 14

Автор: Masha_Kramkova

Источник

Поделиться

* - обязательные к заполнению поля