«Пираты» Карибского моря

в 8:19, , рубрики: copying is not theft, копирайт, литературное хулиганство, пиратство, Читальный зал, метки:

«Пираты» Карибского моря - 1

Чужие люди твердят, порою,
Что не всамделишный я пират.

М. Щербаков

Бескрайние просторы Карибского моря искрились под утренним солнцем. От вчерашней бури, разметавшей «золотую эскадру», не осталось ничего, кроме воспоминаний и «мёртвой зыби», размеренно покачивавшей галеон. Море ещё не успокоилось после недавнего буйства.

Капитан Энрике Мендоса выглядел озабоченным. Галеон потерял эскадру и мог рассчитывать только на собственные силы. Золото и серебро в его трюмах было желанной добычей как для англичан, с которыми Испания находилась в состоянии войны, так и для пиратов, воевавших со всеми подряд. Слухи об отправке «золотой эскадры» наверняка уже разлетелись по всем окрестным кабакам.


С одной стороны пока что всё складывалось не так уж плохо. Корабль пережил бурю без особых повреждений. Груз не пострадал. Команда сохраняет дисциплину и спокойствие, по крайней мере, на первый взгляд. Но, с другой стороны…

– Корабль по правому борту! – заорал с марса вперёдсмотрящий.

Капитан поднёс к глазу подзорную трубу. Похоже, наблюдатель не ошибся. В самом деле, корабль. Далековато, но приближается. Судя по курсу, идёт наперерез, как будто хочет встретиться и точно знает, куда надо выйти.

Вопрос: кто это? Хорошо бы, тоже испанец. Вдвоём полегче будет.

Незванный гость словно прочёл мысли: чуть рыскнул, приводясь ближе к ветру, и на юте резво пополз вверх флаг, пока неразличимый.

Мендоса, скрывая нетерпение, наблюдал за ним в подзорную трубу. Сейчас, сейчас…

Очередной порыв ветра развернул полотнище: череп с костями на чёрном фоне.

Пираты!

Эта мысль тут же была продублирована криком вперёдсмотрящего с марсовой площадки. Капитан обернулся к боцману и приказал готовиться к бою.

Шансы на успех были. Пират всего один, пушек на его двухмачтовом бриге, определённо, меньше. Сейчас он где-то в полутора милях и быстро идёт на сближение, похоже, надеется на абордаж. Что ж, не лишено смысла: в артиллерийской дуэли галеон сильнее.

Капитан надел шлем, поданный ему адъютантом. Абордажная команда заняла своё место, готовясь отбивать штурм. Где-то внизу, на пушечной палубе канониры раздувают фитили и ждут приказа. Рано, рано… Вот подойдёт ещё на пару кабельтовых, можно и пугнуть.

Бриг под пиратским флагом приближался, рассекая волны. Вот-вот пересечёт невидимую черту… сейчас!

Раздался сдвоенный выстрел носовых пушек галеона – и тут же рулевой слегка изменил курс, поворачиваясь к пирату всем бортом. Капитан внимательно наблюдал за выстрелом. Ядра пошли точно в цель: канонир своё дело знает! Толку от них, правда, маловато на такой дистанции, однако… Стойте-ка! Что происходит?!

Одновременно с выстрелом бриг, казалось, прыгнул вперёд, словно у него крылья выросли. Одно из ядер ушло мимо, второе должно было прочесать рангоут – Мендоса уже приготовился наблюдать летящие во все стороны щепки, но не тут-то было! Ядро пролетело насквозь, ничего не зацепив. Да не бывает такого!

Пират приближался с невозможной скоростью. Испанец ещё не успел развернуться к нему оставшимися пушками, когда раздался приглушённый залп и от брига к галеону протянулись дымные полосы.

Все, кто был на мостике, втянули головы в плечи, готовясь к худшему. Но пушкари на пиратском бриге, похоже, были не из лучших: странные снаряды с глухими хлопками лопнули где-то вверху, осыпав море осколками.

Палубу заволокло неприятно пахнущим густым туманом, от которого кружилась голова. «Колдовство?!» – промелькнула мысль у капитана, но окончить её он не успел, мешком повалившись на палубу.

* * *

Сперва была темнота, тишина и безмыслие. Потом появились звуки: сперва глухие, будто сквозь вату, затем – более чёткие. Капитан Мендоса предусмотрительно не стал открывать глаза, предпочитая сначала оценить обстановку.

Небольшая качка чувствуется, значит, он на корабле. Шум моря приглушён, ветра нет, значит, дело происходит в помещении. Голосов вокруг не слышно, но время от времени поскрипывает кожа. Похоже, кто-то сидит неподалёку и молчит. Что ж, если бы его хотели убить – давно бы это сделали. Рассчитывают на выкуп?

Мендоса пошевелился и застонал, показывая, что пришёл в сознание. Потом открыл глаза.

Он лежал на кушетке в кают-компании. В противоположном конце, напротив него, сидел и что-то читал чрезвычайно странный человек.

Голова его была повязана платком, из-под которого торчало что-то, напоминающее мелкие косички. Усы и бородка выглядели вполне обычными, но в сочетании с накрашенными глазами…

Увидев, что Мендоса очнулся, незнакомец отложил книгу, встал и представился:

– Jacob Passer! – потом сделал паузу и добавил: – El capitano Jacob Passer!

– Что? – искренне удивился Мендоса.

Слова были отдалённо знакомы, но смысл их почему-то ускользал.

Незнакомец смутился, пробормотал себе под нос что-то вроде «окей, гугл» и ненадолго замер, как бы прислушиваясь к чему-то. Наконец заговорил по-испански, хотя и со странным акцентом:

– Добрый день! Позвольте представиться: капитан Джек Воробей.

– Энрике Мендоса, к вашим услугам, – хриплым голосом ответил Мендоса. – Кто вы и почему на нас напали?

Незнакомец на пару мгновений задумался и ответил:

– Мы – пираты. Возможно, вас это удивит…

Мендоса не выдержал и ухмыльнулся. Пират это заметил и торопливо продолжил:

– Нет-нет, я имел в виду другое… Вы, несомненно, уже сталкивались с пиратами, но здесь совершенно особый случай. Видите ли, вам трудно будет в это поверить, но…

* * *

– Невероятно!

История, рассказанная пиратским капитаном, ошеломила Мендосу. Поверить в неё было решительно невозможно. Тем не менее, как иначе объяснить, например, невероятно быстрый пиратский корабль? Разве что колдовством, но Святая Инквизиция очень не любит, когда кто-то ссылается на проделки дьявола.

– Тем не менее, это так, – пиратский капитан картинно развёл руками и поклонился. – Мы действительно прибыли из будущего и в любой момент можем туда вернуться.

– И когда же этот момент наступит? – полюбопытствовал Мендоса.

– Не ранее, чем мы получим то, за чем явились! – пират многозначительно посмотрел на Мендосу.

– Как я понимаю, вам нужен наш груз? – испанец дождался утвердительного кивка и продолжил: – А не кажется ли вам, что ваш корабль для такого груза маловат? Помнится, Дрейк чуть не утопил свою «Золотую лань», перегрузив её золотом.

Пират задумчиво хмыкнул. Взгляд его на мгновение стал отсутствующим и Мендоса поспешил развить успех.

– К тому же я, как представитель Испанской Короны, не могу отдать груз, принадлежащий королю. Моя команда…

– Ваша команда заперта в трюме, – перебил его пират. – Никто из них не пострадал. Теперь, что касается груза. Ваш груз останется у вас и вы его доставите, куда собирались. Мы же пираты, а не воры!

– То есть?! – опешил Мендоса.

– Копирование – это не воровство! – торжественно провозгласил пират. – Мы снимем копии с наиболее необычных вещей, оригиналы оставим вам, а копии заберём с собой.

Ситуация стремительно обретала черты смеси безумия с абсурдом. Хотя… кто знает, какие там, в будущем, пираты?

– Я вижу несколько препятствий на пути вашего хитрого плана, – с сомнением в голосе начал Мендоса. – Во-первых, мы не можем торчать здесь несколько недель.

– О, копии снимаются быстро, – заверил пират. – Мы рассчитываем закончить с этим до темноты.

Мендоса решил не удивляться. Из принципа.

– Во-вторых, материал. Где вы возьмёте столько золота? Посреди моря…

– С материалом проблем не будет! – пират буквально лучился восторгом. – Я вам сейчас всё объясню и даже покажу, но давайте, всё же, приступим к делу. Время не ждёт…

– Ну, если вы гарантируете сохранность груза, – ставить пирату условия было вопиющей наглостью, но Мендоса не смог удержаться.

– Разумеется!

– Что от меня требуется?

Пират улыбнулся:

– В основном, сотрудничество.

* * *

Мендоса стоял в каюте пиратского брига и смотрел на большой ящик, сделанный из невозможно белого и гладкого материала.

– И эта штука делает копии?

– Именно, – капитан Джек Воробей похлопал по ящику ладонью. – Сейчас сами увидите. Где, кстати, обещанная вами статуя?

– Несут уже, имейте терпение.

Снаружи затопали башмаками по палубе и в каюту через узкую дверь протиснулись два угрюмых матроса, тащивших тяжеленного индейского идола. Богомерзкая языческая штуковина, конечно, зато из чистого золота.

Пиратский капитан открыл дверцу, обнажив пустоту в левой половине ящика:

– Сюда, сюда ставьте!

Матросы, вполголоса бранясь и поминутно оглядываясь то на Мендосу, то на дверь, за которой стояли вооружённые пираты, запихнули идола в ящик. Джек Воробей нащупал какой-то бугорок на боковой стенке и нажал его.

Под ногами что-то глухо, угрожающе загудело. Палуба мелко задрожала. Испанцы быстро переглянулись друг с другом, что не укрылось от Джека Воробья.

– Не бойтесь, – произнёс пиратский капитан. – Никакой опасности нет.

– Что это? – спросил Мендоса, указывая себе под ноги.

Джек Воробей задумался, собираясь с мыслями. Потом неуверенно начал:

– Вы же видели грозу? С громом и молниями?

Мендоса кивнул. Пират продолжил уже более энергично:

– Молния обладает огромной силой. Она кромсает гигантские деревья, разбивает камни… Мы научились ловить молнии, помещать их в специальные сосуды, а потом выпускать оттуда, но не сразу, а по чуть-чуть. Сейчас сила молнии приводит в действие устройство для снятия копий. А гул, который вы слышите, это гром, неразрывно связанный с молнией. Вернее, малая часть грома, соответствующая малой части молнии.

Мендоса немного успокоился, но всё же спросил:

– А молния не может вырваться полностью?

Капитан Джек Воробей вздохнул и произнёс:

– Если всё сделано правильно, то нет. Это как крюйт-камера на вашем галеоне. Если часовой внимателен, порох в ней лежит спокойно. Но стоит туда попасть огню, как заключённая в порохе сила высвободится вся и сразу, что для корабля окончится плачевно. То же и здесь. Впрочем, на моей памяти молнии ещё ни разу не вырывались на свободу.

Объяснение Мендосу удовлетворило.

Тем временем тембр гула изменился. Мендоса вопросительно взглянул на пирата. Тот пояснил:

– Устройство закончило… э-э-э, снимать мерку со статуи. Ну, как портной или сапожник снимают мерку с клиента. Теперь по мерке делается новая статуя – точно такая же. Ну, почти.

– Что значит «почти»? – поинтересовался Мендоса.

– Ну… снаружи статуя будет точь-в-точь оригинал. А внутри – пустая. Носить легче, да и вообще.

Тут испанского капитана посетило озарение:

– Так вы собираетесь показывать её публике?! Как заморскую диковинку?

– Именно! – просиял Джек Воробей. – Золота у нас хватает, серебра тоже, а таких вот идолов больше не осталось. В ваше время их всех переплавили в слитки.

Безумная ситуация стремительно обретала внутреннюю логику. Страх покинул Мендосу окончательно, сменившись любопытством. Он понял мотивы пиратов, – хотя, какие они, к дьяволу, пираты?! – и более не опасался. Ну, снимут они свои копии, раскланяются и умотают. Понятно даже, почему золото обещают оставить: зачем оно им, когда вот так вот, простым нажатием на ящик можно создать золотую статую? И, наверно, не только статую.

Гудение затихло и откуда-то раздался мелодичный звонок. Джек Воробей подошёл к ящику и открыл его.

Внутри стояло два абсолютно одинаковых идола. Мендоса этого ждал, но всё равно удивился. Слишком уж быстро всё произошло, да и разницы между копией и оригиналом совершенно незаметно. Похожи, как две капли воды!

Вошла пара дюжих пиратов, подхватила нового идола и куда-то унесла. Мендоса повелительно взмахнул рукой и матросы потащили обратно исходную статую.

– Ну, как? – спросил Джек Воробей.

– Впечатляет, – согласился Мендоса. – А у вас нету, случайно, второго такого же ящика?

– Увы… – развёл руками пират. – Впрочем, для вас он всё равно был бы бесполезен. Кроме ящика нужны ещё молнии в сосудах и особые люди, чтобы ухаживать за ящиком и чинить его в случае поломки. Опять же, окажись он у вас, слухи тут же поползут по городу и в конце концов дойдут до Святейшей Инквизиции. Дальше, надеюсь, объяснять не надо?

Мендоса тяжело вздохнул. В будущем всё ещё помнят про Испанскую Инквизицию с её внезапностью, страхом, безжалостной эффективностью и почти фанатичной преданностью Папе.

– Ладно, – продолжил капитан Джек Воробей. – Дальше наши подчинённые справятся без нас, а мы с вами давайте выпьем вина. За успех нашего безнадёжного дела.

– То есть? – не понял Мендоса.

– А, – пират взмахнул рукой, – забудьте. Это шутка такая.

Мендоса понимающе кивнул и они пошли к двери, за которой уже скрипели башмаки матросов, тащивших следующего идола.

* * *

Солнце клонилось к закату.

Мендоса стоял на палубе и наблюдал, как выпущенная из трюма команда собралась на шканцах и провожает глазами пиратский бриг, неспешно уходящий на зюйд-зюйд-ост. Настроение у матросов было приподнятое, некоторые украдкой прихлёбывали из подозрительно одинаковых бутылок. В другое время Мендоса устроил бы им разнос, но сегодняшняя ситуация была исключительной. Ладно, если уж сговорились с пиратами-собратьями скопировать несколько бутылок вина, так тому и быть.

Поскрипывая сапогами по палубе, к Мендосе подошёл штурман. Открыл рот, чтобы о чём-то спросить, но тут с брига долетел обрывок залихватской песни:

… Потому, потому что мы пираты!
Море наш, море наш родимый дом!
Первым делом мы скопируем фрегаты...

Остаток куплета утонул в плеске волн и скрипе блоков.

Штурман прокашлялся.

– Сеньор капитан! Надо заполнить бортжурнал…

Мендоса обернулся:

– И?

Штурман смущённо спросил:

– Что писать? «Такого-то числа по таким-то координатам были перехвачены пиратами»?

Капитан Энрике Мендоса скептически хмыкнул и вперил в штурмана немигающий взгляд. Под этим взглядом штурман занервничал и попытался спрятать бортжурнал за спину.

– Эх, Диего! – сказал Мендоса. – Вам ли не знать, как выглядят пираты и что они делают? Просто представьте на минутку, что бы с нами стало, будь это действительно пираты?

Штурман потупился, вздохнул и поднял взгляд на капитана:

– Ну, а кто же они?

Мендоса улыбнулся.

– Обратите внимание: от их действий никто не пострадал. Всё наше золото осталось при нас, они просто сняли копии. Причём сделали это своими руками и из собственного материала. Не удивлюсь, если сделанные копии они будут раздавать всем желающим бесплатно. Кто знает, как там у них в будущем?

Собеседники, не сговариваясь, посмотрели вслед пиратскому бригу. Он отошёл уже довольно далеко, превратившись в почти неразличимое пятнышко на горизонте. Капитан продолжил:

– Так как же назвать таких людей? Благодетели? Безумцы? Я не знаю, Диего. Но я знаю одно: это не пираты.

На горизонте сверкнула яркая вспышка и пятнышко исчезло. Мендоса вздохнул и повторил:

– Это не пираты. Кто угодно, но не пираты!

Автор: Morthan

Источник

Поделиться

* - обязательные к заполнению поля