Сизифов труд

в 12:48, , рубрики: electronic frontier foundation, блокировки сайтов, государственные органы, государство и интернет, декларация о свободе в интернете, дума рф, закон 187-фз, копирайт, ограничение интернета, ревизор, Регулирование IT-сектора, Роскомнадзор, судопроизводство

В первой статье я рассказывал о том, как принимаются решения о блокировке сайтов и за что суд, может лишить россиян доступа к тому или иному ресурсу. Не меньше проблем насчитывается и в процессе реализации ограничений.

О том, что блокировки деструктивно влияют на инфраструктуру сети Интернет, неоднократно заявляли эксперты и представители крупных компаний. Я не буду концентрироваться на технических нюансах, вместо этого постараюсь обрисовать взгляд с той стороны «баррикад» и то, к чему он приводит.

Сизифов труд - 1
Со стороны может создаться впечатление, что для представителей государственных органов вред, наносимый Интернету блокировками, так и остается неочевидным. Это не так.

Осознанный вред

Замечание о том, что операторам связи следовало бы блокировать конкретную страницу с запрещенной информацией, а не весь сайт по IP адресу, присутствует в письме Минобрнауки России «О направлении методических материалов для обеспечения информационной безопасности детей при использовании ресурсов сети Интернет». То же предложение встречается и в ныне не действующем распоряжении Роскомнадзора от 23.07.2013 N 18.

Известно Роскомнадзору и о побочных эффектах блокировок. На сайте федеральной службы можно обнаружить реферат, датированный 2013 годом, где Блокирование по IP адресам признается очень грубым методом блокирования Интернет — сайтов (стр.39) и говорится о том, что оно практически во всех случаях приводит к избыточному блокированию (стр.57).

По данным общественной организации «РосКомСвобода», ведущей мониторинг деятельности Роскомнадзора по состоянию на 07.06.2015 года, порядка 96% интернет ресурсов из всех, недоступных пользователям сети «Интернет» из Российской Федерации, блокировалось неправомерно.

Сизифов труд - 2

На 27 августа 2017 года, в процентном соотношении ситуация изменилась мало. Неправомерно блокируется 97% сайтов. Абсолютные величины демонстрируют динамику роста «сопутствующего ущерба» куда красноречивее — число заблокированных «заодно» сайтов возросло более чем в тридцать один раз, с 252 203 сайтов, до 7 820 537 ресурсов.

В том же реферате с сайта Роскомнадзора констатируются, проблемы связанные со снижением производительности сети «Интернет» (стр.40) в связи с реализацией такого рода блокировок.

Грубые технические ошибки, допущенные в процессе их реализации, регулярно приводят к сбоям в работе сетевой инфраструктуры. Многим еще помнятся «атаки на DNS заблокированного интернет-ресурса» июня 2017 года, незаконные «белые списки» ресурсов и блокировка Google.

В силу трансграничного характера Интернета действия Роскомназора замечают и пользователи сети за пределами РФ. Блокировки на уровне магистральных провайдеров Ростелеком и Вымпелком сказывались на операторах Армении, Азербайджана, Белоруссии, Украины и ряда других стран (стр.41).

Сизифов труд - 3

Не зная ситуации, можно предположить, что, на значительный сопутствующий ущерб, наносимый неопределенному кругу лиц, компенсируется высокой эффективностью данных мер, их полезностью, но и это не так.

Призрачный эффект

Эффективность методов блокирования доступа к сайтам в Интернете неуклонно снижается, а ее долгосрочные перспективы остаются открытым вопросом и это признается в вышеупомянутом реферате (стр.74).

Повсеместное внедрение шифрования данных, необходимое и бизнесу, и частным лицам, уже сегодня делает механизмы технической реализации ограничения распространения информации мало актуальными.

Запрет доступа к сайту с территории Российской Федерации, даже если львиная доля его пользователей – россияне, не приводит к закрытию ресурса. Сетевое блокирование неизбежно стимулирует поиски путей его обхода со стороны участников коммуникаций, эта игра в «кошки-мышки» стала его неизбежным побочным продуктом (стр.50).

Согласно известной максиме, сформулированной одним из основателей «Electronic Frontier Foundation», известным сетевым активистом, Джоном Гилмором:

«Интернет воспринимает цензуру как техническую ошибку и обходит её».

Чем дольше существуют ограничения, тем больше появляется эффективных и простых в использовании систем противодействия.

Интересен и вопрос о том, как много провайдеров выполняет предписания Роскомнадзора. Им никто серьезно не задавался до тех пор, пока премьер-министр России Дмитрий Медведев в рамках заседания правительственного совета по кино не решил лично проверить доступность одного из крупнейших русскоязычных пиратских ресурсов из WI-FI — сети Всероссийского государственного университета кинематографии (ВГИК), где и проходило совещание.

Впоследствии была активизирована работа по развертыванию системы автоматизированного контроля за операторами связи.

АС «Ревизор»

Автоматизированная система контроля за соблюдением операторами связи требований, установленных статьями 15.1-15.4 Федерального закона от 27 июля 2006 года № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» — программно-аппаратный комплекс

Возможно, представители провайдеров, что увидят эти строки, смогут поведать о своем взаимодействии с «Ревизором» подробнее. Я же подчеркну, что эта система не считается измерительным прибором, и поэтому с точки зрения регулятора не нуждается в закрепленной в документах методике измерений и не подлежит калибровке.

По замыслу регулятора, «Ревизор» фиксирует все без исключения случаи доступности запрещенных сайтов из сети провайдера и его показания служат поводом к возбуждению дел об административных правонарушениях. Сизифов труд - 4

С 25 апреля 2017 года за неисполнение обязанностей по ограничению или возобновлению доступа к информации в интернете предусматриваются штрафы в размерах от 3000 рублей, до 5000 рублей для должностных лиц, от 10000 рублей, до 30000 рублей для ИП и от 50000 рублей, до 100000 рублей для юридических лиц.

И все же, ужесточение законодательства, похоже, не дает стопроцентного результата. По крайней мере, если взять адрес какого-либо заблокированного ресурса и проверить его на доступность из различных регионов Российской Федерации при помощи одного из бесплатных сетевых сервисов, результат будет отнюдь не стопроцентным.

Серийные законотворцы

Чтобы понять, как ситуация будет развиваться дальше, имеет смысл кратко перечислить предложения, которые так или иначе были озвучены за последние годы. Их число только растёт, но большая часть емко описывается одной фразой: «Стоит взять в руки молоток, и все проблемы вокруг становятся похожи на гвозди».

Так, практически все предложения связаны с запрещением новых категорий информации и наделением правом ограничения доступа к информации во внесудебном порядке новых государственных органов.

Комитет Государственной Думы по вопросам семьи высказывался за поправки, предусматривающие ограничение доступа к ресурсам в сети «Интернет» на которых встречается нецензурная лексика.

Существует законопроект, предусматривающий наделение правом требования ограничения доступа интернет ресурсам экстремистской направленности, с призывами к несанкционированным митингам и несогласованными акциями прокуроров субъектов федерации.

Минприроды России, по словам министра природных ресурсов и экологии Сергея Донского, уже несколько лет готовит поправки об ограничении распространения информации о продаже редких животных.

Сизифов труд - 5

Роспотребнадзор России обращался в Правительство с предложением блокировать сайты недобросовестных интернет-магазинов и агрегаторов — по аналогии с приостановкой работы традиционных магазинов и ресторанов, а также выступал за внесудебную блокировку сайтов, на которых продаются запрещенные и фальсифицированные товары.

С похожей инициативой выступает Ассоциация компаний интернет-торговли (АКИТ) — предлагающая разработать «меры наказания в виде административного приостановления деятельности, блокировки соответствующих сайтов в сети интернет на уровне их доменного имени». И эта инициатива была одобрена Минпромторгом. Кроме того АКИТ заявляла о подготовке законопроекта, предусматривающего блокировку сайтов интернет магазинов, не уплачивающих НДС.

Наблюдается устойчивая тенденция к переходу от использования блокировки доступа к сайтам для защиты детей от вредной информации, к применению ее в качестве санкции, наказания за неисполнение законодательства в самых различных сферах.

Сизифов труд - 6

Другая группа инициатив включает в себя комплексные поправки, значительно влияющие на правовой статус компаний, действующих в телекоммуникационных сетях.

Таких косвенных ограничений уже существует немало. Они накладываются на СМИ, поисковые системы, новостные агрегаторы, организаторов распространения информации. Законодательное регулирование онлайн кинотеатров, мессенджеров и VPN стало реальностью уже в процессе сбора материала для данной статьи. Недавно стало известно, что Члены Совета Федерации изучают возможность для регулирования и блокировки иностранных СМИ, которые вещают на русском языке. В кулуарах наверняка готовится еще немало такого рода сюрпризов.

Особняком стоит инициатива Федеральной антимонопольной службы. По данным газеты «Ведомости» в законодательство могут быть внесены поправки, предусматривающие замедление скорости доступа к сайтам, владельцы которых нарушают российское законодательство, а также временные блокировки сайтов на срок до трех месяцев. Инициатива уже была поддержана помощником президента России Игорем Щеголевым в интервью РБК.

Такое нарушение Network neutrality — сетевой нейтральности — важнейшего принципа функционирования Интернета, включенного в законодательство Стран Евросоюза и США вполне возможно. Ведь в законодательстве РФ его закрепления нет, за исключением единственного упоминания в одном из документов Федеральной антимонопольной службы.

Оценивать эти инициативы можно по-разному, но то, что их недостаточно, чтобы хоть как-то исправить сложившуюся ситуацию, полагаю, не должно являться предметом споров.

Сизифов труд - 7

Предложений, подразумевающих хоть какие-то шаги по исправлению совершенных ошибок, несмотря на все недостатки существующих процедур ограничения распространения информации, фактически нет. Как нет, увы готового, универсального решения, которое бы устраивало все заинтересованные в бесперебойной работе Интернета стороны.

Гордиев узел

Самое простое в теории и самое сложное на практике – решить проблему одним ударом, рубанув с плеча в стиле Александра Македонского – отменить действующие ограничения и вернуться к саморегулированию Интернета, как отрасли.

Сизифов труд - 8

Увы, этот сценарий мало реалистичен. Декларация независимости киберпространства спустя 20 лет забыта. Джин выпущен из бутылки, государственное регулирование в цифровом пространстве стало общемировым трендом, который будет развиваться и далее.

Сейчас, в самом начале этого процесса, регулятор спешит распространить свое влияние пренебрегая последствиями, не разбираясь, есть ли в этом необходимость и где вмешательство действительно помогает развитию сети «Интернет», сознавая то, или нет, прокладывает прямой путь к Кибербалканизации.

Государственные органы пекутся о безопасности критической инфраструктуры Рунета, стремятся получить над ней контроль, ограничивают использование VPN, TOR, I2P, в надежде взять распространение информации под контроль, и теоретически, это могло бы быть не так плохо. Но, как видно, само законодательство, исполнения которого пытается добиться регулятор, ущербно во множестве аспектов.

Гражданское неповиновение, а обход блокировок иначе и не назвать, прекратится только когда будет достигнуто общественное согласие в отношении того, распространение какой информации должно быть ограничено, когда в этой сфере будут действовать законы, отвечающие требованиям соразмерности, достаточности и разумности.

Пока же, чем больше разнообразных актов принимается в этой сфере, тем сильнее регулятор оказывается дискредитирован. Это при том, что даже в рамках избранного курса можно предпринять ряд шагов, способных, если не поправить положение дел, то хотя бы замедлить его ухудшение.Сизифов труд - 9

Речь, например, о выделении отдельной инстанции, для рассмотрения дел о блокировке сайтов. Дела о защите авторских прав в сети Интернет, уже несколько лет рассматривает исключительно Мосгорсуд, так что это не беспрецедентный шаг.

Представляется, что выделение специализированного суда позволило бы хотя бы немного упорядочить практику и сформировать при судьях круг профессиональных отраслевых экспертов, которыми подавляющее большинство районных судов не располагает.

Еще более важным представляется упростить процесс обжалования решений о блокировках, дать возможность всем затронутым ими лицам, участвовать в этом процессе. Будь то владельцы всех сайтов, доступ к которым был запрещен, или пользователи, чье право на беспрепятственное распространение информации блокировкой нарушается. Так можно наладить систему обратной связи, сигнализирующую о неправомерности судебных блокировок сайтов.

Сегодня создается впечатление, что несмотря на все их недостатки, запреты сайтов рассматриваются, как панацея, которой они ни в коем случае не являются. Они лишь маскируют существующие (или надуманные) проблемы, будь то продажа фламинго без документов, или защита детей от синих китов.

Если о самоубийствах перестанут говорить в сети, прекратятся ли они? Хотя бы, снизится ли их процент?

«Нет», — предполагал я в 2012 году. «Конечно», — заявляли сторонники создания Единого реестра сайтов. Но и я, и они одинаково заблуждались. Достаточных данных, научных исследований, объективных оценок потенциальной эффективности блокировок сайтов для российских реалий не было ни у кого.

Стоит ли удивляться, что механизм, созданный в слепой попытке разом снять симптоматику множества разнородных социальных и экономических проблем, корни которых кроются отнюдь не в виртуальном пространстве, работает не так как хотелось?

Автор: Игорь

Источник

Поделиться

* - обязательные к заполнению поля