Эльзевир – мой вклад в его падение

в 9:22, , рубрики: авторское право, копирайт, математика, наука, научные журналы, научные статьи, переводы, метки: , , ,

от переводчика: В свете недавно появившейся на Хабре публикации «Наука под замком», хотелось бы привести взгляд изнутри на проблему доступности научных публикаций британского математика из Кембриджского университета, пишущего в интернете по ником gowers.

P.S. Международные названия журналов, насколько мне известно, не имеют официальных переводов, поэтому перевод дан по смыслу с указанием оригинального названия
Эльзевир – мой вклад в его падение
Нидерландская издательская компания Эльзевир (Elsevier) публикует множество самых известных мировых журналов по математике, включая «Успехи математики» («Advances in Mathematics»), «Доклады по математике» («Comptes Rendus Mathematique»), «Дискретная математика» («Discrete Mathematics»), «Европейский журнал по комбинаторике» («The European Journal of Combinatorics»), «История математики» («Historia Mathematica»), «Журнал по алгебре» («Journal of Algebra»), «Журнал теории приближений» («Journal of Approximation Theory»), «Журнал по комбинаторике. Серия А» («Journal of Combinatorics Series A»), «Журнал функционального анализа» («Journal of Functional Analysis»), «Журнал по геометрии и физике» («Journal of Geometry and Physics»), «Журнал математического анализа и его приложений» («Journal of Mathematical Analysis and Applications»), «Журнал по теории чисел» («Journal of Number Theory»), «Топология» («Topology»), «Топология и её приложения» («Topology and its Applications»). В течение многих лет компания подвергается жесткой критике за свою практику ведения бизнеса. Позвольте мне кратко обобщить основные пункты, на которых основана эта критика.

  1. Цены издательства непомерно высоки – настолько выше среднего, что просто удивительно, что это так долго сходит издательству с рук.
  2. Один из способов, с помощью которого им удается этого добиваться, – это так называемая «продажа пачкой», суть которой в том, что библиотеки не могут выбирать, на какие именно журналы подписаться, они могут выбрать либо большую подборку (сделанную издательством, а не библиотекой) либо вообще ничего. То есть если некоторые из журналов в «пачке» незаменимы для библиотеки, то ей приходится подписываться и по очень высоким ценам на большое число журналов по разным наукам; при этом многие из этих журналов библиотеке вообще не нужны («Журнал хаоса, солитонов и фракталов» являет собой яркий пример периодического издания, которое многие математики считают просто ничтожным, при этом библиотеки по всему миру вынуждены на него подписываться). Учитывая то, что бюджет библиотек часто весьма ограничен, на практике это означает, что из-за этого им просто не хватает средств, чтобы подписаться на многие журналы других издателей, которые гораздо нужнее. В результате страдают не только библиотеки, но и другие издательства, что безусловно, является одной из причин, почему Эльзевир предпочитает эту схему.
  3. Если библиотеки пытаются договориться о лучших условиях, Эльзевир просто отрезает им доступ ко всем своим журналам.
  4. Эльзевир поддерживает многие меры, такие как «Закон о научных работах» ( «Research Works Act» ), которые препятствуют попаданию работ в открытый доступ. Также издательство Эльзевир поддерживало законопроекты SOPA и PIPA и активно их лоббировало.

Я мог бы продолжить, но на этом остановлюсь.

Кажется необъяснимым, почему ситуация продолжает развивается подобным образом. В конце концов, математики (как и другие ученые) жалуются на это уже долгое время. Почему бы им просто не отказаться публиковаться в журналах, издаваемых Эльзевиром?

С одной стороны, это вполне возможно. Известный (и не единственный) случай произошел, когда вся редакционная коллегия журнала «Топология» уволилась, а вскоре был основан «Журнал топологии» уже другого издателя. Краткое изложение этой истории можно прочитать здесь. Но, к сожалению, это скорее редкое исключение из общего правила. Таким образом, остается открытым вопрос: почему мы (ученые-математики, прим. переводчика) терпим такие неслыханные неудобства, хотя, казалось бы, давно пора положить им конец?

Одна из причин кроется в том, что для этого требуются организованные действия. Даже если одна библиотека откажется подписываться на журналы, издаваемые Эльзевиром, множество других посчитают, что они не могут отказаться, и Эльзевир просто оставит все как есть. Но если бы библиотеки объединились в некий клуб и обсуждали условия совместно, используя против Эльзевира его же тактику – соглашайтесь на наши условия или никто из нас не подпишется ни на один из ваших журналов – тогда прибыли Эльзевира (которые огромны, кстати сказать) оказались бы в серьёзной опасности. Однако кажется маловероятным, чтобы подобное скоординированное действие со стороны библиотек когда-нибудь случилось.

А как насчет совместных действий ученых? Что если все, кто входит в разные редакционные коллегии журналов, издаваемых Эльзевиром, последуют за примером коллегии «Журнала топологии»? Честно говоря, у меня нет на это ответа: я могу только предполагать, что лишь немногие из членов этих коллегий готовы пройти через этот довольно неприятный и отнимающий много времени процесс.

Если подход «сверху вниз» не работает, как насчет подхода «снизу вверх»? Почему мы публикуем статьи в журналах, издаваемых Эльзевиром? Позвольте мне ответить на этот вопрос на моем собственном примере. У меня есть статья в «Европейском журнале комбинаторики», которую я отправил 20 лет назад, ещё до того, как я что-либо узнал о практиках Эльзевира. Более того, только пару дней назад я узнал, что этот журнал издается Эльзевиром (в этом одна из причин, по которой я перечислил столько журналов в начале этой статьи. Более полный лист можно найти здесь.)

Как только я узнал о том, как ведет себя Эльзевир, я принял сознательное решение не публиковаться в журналах, которые издаются Эльзевиром, и мне стало не по себе от любого сотрудничества с этой компанией. Я бы не стал сразу отказываться, но если, к примеру, мне бы предложили войти в редакционную коллегию журнала, издаваемого Эльзевиром, и я не был бы до конца уверен, хочу ли я этого, тот факт, что журнал издается именно Эльзевиром стал бы для меня достаточным доводом, чтобы принять окончательное решение. (Этот случай действительно имел место в моей жизни. Я поступил несколько малодушно и преподнес это как дополнительную, а не основную причину, но, по крайней мере, я упомянул об этом). Я не состою (насколько я могу знать) ни в одной редакционной коллегии издаваемого Эльзевиром журнала и никогда не состоял в прошлом.

Теперь однако я решил, что моей молчаливой борьбы недостаточно. Я думаю, другая причина, почему мы сотрудничаем с Эльзевиром, в том, что просто неудобно отказаться. Если меня просят написать рецензию на статью, публикуемую в журнале, издаваемом Эльзевиром, и я очевидно являюсь подходящим кандидатом для этого, отказ звучит как критика в адрес редактора журнала, который меня об этом попросил, при том, что это может быть человек, которого я знаю.

Все дело в том, что моральный довод за то, чтобы отказаться сотрудничать, на личном уровне не очень очевиден. В самом деле, если принять, что сложившаяся ситуация с порочной практикой Эльзевира является просто одной из малоприятных реалий жизни, которая едва ли поменяется, то отказ от сотрудничества с ними является неправильным. Однако я считаю, что эта порочная практика со временем – благодаря интернету – поменяется, так что мой аргумент в пользу выполнения своего долга менее значим, чем интересы математического сообщества и необходимость исправить ситуацию как можно скорее.

Таким образом, я не только отказываюсь иметь что-то общее с Эльзевиром, но и заявляю об этом публично. Без сомнения, я не первый человек, который это делает, но чем больше нас будет, тем более приемлемо это станет в сообществе, и в этом основная причина, почему я пишу эти строки.

Я подумал, что было бы полезно организовать сайт, где математики, которые решили не сотрудничать с Эльзевиром, могли бы публично электронно подписаться под этим решением. Это могло бы вдохновить других людей постоять за себя, если бы они видели, сколько других людей поступают также, и что публичный отказ является хорошим решением. Может быть, такой сайт уже существуют, тогда я хотел бы узнать о нем и добавить свое имя. Если же нет, то, по-видимому, его не так сложно организовать, но, к сожалению, я бы с этим не справился. Может ли кто-нибудь помочь с этим?

Возвращаясь к вопросу морали, я не думаю, что есть какой-то смысл обвинять Эльзевир в аморальном поведении: это большой бизнес, который желает максимизировать свои прибыли, как и все другие. Я смотрю на проблему в самом прямолинейном практическом ключе. Естественно, им это нравится, как и следовало ожидать, но у нас есть гораздо больше возможностей для отстаивания своих прав в данный момент – по той простой причине, что мы на самом деле не нуждаемся в их услугах. Я не имею в виду, что мораль не имеет никакого значения, но моральные вопросы стоят между математиками и другими математиками, а не между математиками и Эльзевиром. Вкратце, если вы публикуетесь в издаваемых Эльзевиром журналах, то Эльзевиру становится проще делать то, что вредит научным учреждениям, – поэтому не публикуетесь в них. (Я думаю о тех историях, которые мне рассказывали, когда математики в ведущих университетах оказывались отрезаны от журналов, издаваемых Эльзевиром. Чего я не знаю, но хотел бы узнать, так это могут ли математики в развивающихся странах позволить себе доступ к журналам, которые издает Эльзевир. Если нет, то это ещё один сильный моральный аргумент против публикации в них.)

Даже если бы множество математиков отказалось сотрудничать с Эльзевиром и качество их журналов бы сильно упало, не факт, что этого было бы достаточно, чтобы они изменили свою политику, коль скоро они могут продолжать продавать ставшие мусорными журналы по математике с действительно важными журналами по физике, химии и биологии. Тем не менее, это стало бы серьёзным жестом – возможно, достаточно серьёзным, чтобы ученые в других науках присоединились – и, по крайней мере, математика бы освободилась от этой проблемы.

В конце хотелось бы отметить, что Эльзевир – далеко не единственный издатель, поступающий весьма спорно. Тем не менее, из всех он, видимо, худший.

P.S. Для читателей не из Великобритании: название моей статьи является отсылкой к книге С. Миллигана «Адольф Гитлер – мой вклад в его падение» (S. Milligan «Adolf Hitler: My Part in his Downfall»).

Автор: anderston

Источник

Поделиться

* - обязательные к заполнению поля