Наука под замком. Вторая часть

в 12:50, , рубрики: banyan.co, Elsevier, open source, plos.org, копирайт, наука, научная литература, научная пресса, научные журналы, научные исследования, открытая наука, переводы, Эльзевир

Наука под замком. Вторая часть

Продолжение. Первая часть перевода была опубликована вчера.


Некого винить, кроме себя

Критики монополии частных издателей предлагают простое решение — журналы с открытым доступом. Так же, как и обычные журналы, они принимают статьи, организовывают процесс рецензирования и публикуют их. Но они не требуют денег за подписку — все статьи свободно доступны онлайн. Чтобы покрыть расходы, они берут с учёных, желающих публиковаться небольшой гонорар (в среднем около 2000 долларов). Рецензенты, которые решают, какие статьи стоит публиковать, не получают денег от журналов, чтобы избежать соблазна принимать всё подряд. В отличие от традиционных журналов, которые требуют исключительных авторских прав в обмен на возможность публиковаться, журналы с открытым доступом практически свободны от копирайтных ограничений.

Если университеты финансируют исследования, и их сотрудники как пишут, так и рецензируют статьи, то почему же они все до сих пор не переключились на журналы с открытым доступом? Успешных примеров таких открытых проектов как Public Library of Science пока очень немного. Всё дело в том, что сложившаяся научная культура делает такой переход очень трудным.

История публикаций в престижных журналах — необходимое условие продвижения по научной карьерной лестнице. Каждая статья, опубликованная в молодом и ещё не ставшим авторитетным журнале с открытым доступом, могла бы быть опубликована в таких флагманах рынка, как Science или Nature. И если ещё можно представить себе уже занимающего хорошую должность профессора-идеалиста, который готов пожертвовать частью своего престижа ради науки, то как насчёт его молодых соавторов, для которых статья в авторитетном журнале может значить всё?

Изменить этот статус кво могли бы правительства, заставляя предоставлять открытый доступ ко всем исследованиям, проведённым за государственный счет. В США ежегодно в виде грантов на научные исследования государство выделяет 60 миллиардов долларов. В 2008 году конгресс, преодолев яростное сопротивление издателей, обязал их давать свободный доступ ко всем статьям, основанным на исследованиях, проведённых Национальным институтом здоровья (на который приходится половина всего государственного финансирования науки) через год после первой публикации. Распространение такой практики на все остальные отрасли науки могло бы дать сильный толчок развитию журналов с открытым доступом. Подобные меры сейчас рассматривают правительства Великобритании и Канады.

Издержки закрытой публикации: статья Рейнхард-Рогоффа

Дискуссия вокруг статьи 2010 года «Рост во время задолженности», опубликованной гарвардскими экономистами Кармен Рейнхард и Кеннетом Рогоффом в журнале American Economic Review, демонстрирует некоторые проблемы системы научных журналов.

На основании данных по росту ВВП и уровню государственного долга разных стран, авторы статьи пришли к выводу, что рост ВВП оказывается существенно медленнее в странах, где уровень задолженности превышает 90% от ВВП.

Журналисты, политики и чиновники ссылались на эту статью, чтобы обосновать снижение государственных расходов. Хотя выводы в самой статье не так прямолинейны и категоричны, Ренхард и Рогофф оказали Вашингтону услугу в деле сокрящения бюджетного дефицита.

Но в апреле этого года группа учёных из Массачусетского университета в Амхерсте нашла ошибку в статье Рейнхард-Рогоффа. Как и многие другие экономисты, учёные бузуспешно пытались воспроизвести результаты Рейнхард и Рогоффа. И только когда гарвардские коллеги выслали им исходные данные в таблицах Excel, в Массачусетсе поняли, почему ни у кого не удавалось воспроизвести эти результаты. Ошибка в формуле. Пять ячеек данных не вошли в диапазон. Без этой ошибки и некоторых спорных моментов использовавшейся методики взвешивания результатов эффект Рейнхард-Рогоффа не наблюдался. Вместо уменьшения на 0,1%, страны с долгом выше 90% показывали рост ВВП на вполне приличные 2,2%.

Наука под замком. Вторая часть

Ошибка была найдена, но в течение двух лет на статью ссылались многие влиятельные политики и экономисты.

Плохие мотивы

Переход на журналы с открытым доступом увеличит доступность научного знания, но если при это сохранится существующая сейчас преувеличенная роль научных статей, то реформа науки останется неполной.

Система журналов сильно замедляет публикацию результатов исследований. Рецензирование очень редко проходит быстрее, чем за месяц, и журналы часто просят авторов переписать часть статьи или провести дополнительные изыскания. В результате время до публикации статьи растягивается на полгода и больше. Хотя контроль качества необходим, благодаря гибкости интернета статьи теперь вовсе не обязательно приводить в полностью завершённый вид до публикации. Майкл Айзен, сооснователь Public Library of Science, говорит, что согласно его опыту «большинство серьёзных недостатков обнаруживаются только после того, как статья опубликована».

Люди приветствуют открытие новых лекарств, научных теорий и социальных феноменов. Но, если помнить о том, что процесс научного исследования состоит в том, что все возможные гипотезы просеиваются через сито эксперимента в поисках правильной, то придётся признать, что и отрицательные результаты так же важны, как и положительные.

Но журналы не могут поддерживать свой престиж, публикуя отчёты о провалившихся экспериментах.
Из-за этого научное сообщество лишено ценной информации о неподтвердившихся гипотезах. Более того, это толкает учёных на подгонку результатов и излишне оптимистичные выводы, которые не опираются на достоверные данные, и в которых даже сам автор не уверен. Пока наука не перерастёт современную журнальную систему, мы не узнаем, сколько ложных «открытий» сделано из-за желания показать хоть какой-то результат.

Научный процесс в XXI веке

Хотя учёные и находятся на острие прогресса, они довольно часто упускают возможности, которые даёт технология.

Собирая информацию о научных журналах и организации научной работы вообще, мы побеседовали с представителями Banyan, стартапа, чья миссия — способствовать открытости в науке. Нас поразило, насколько много вещей можно сделать уже сейчас, без каких-либо революционных прорывов в технике. «Мы нацелились на процесс рецензирования — сказал нам CEO Banyan Тони Жмайель — куча народу всё ещё распечатывают свои статьи и физически пересылает их рецензентам или отправляют их по почте в формате .doc».

Banyan недавно запустил публичную бета-версию своего продукта, который позволяет делиться, сотрудничать и публиковать результаты научной работы. «В основе нашей компании — объясняет Тони — лежит уверенность, что учёные перейдут на рельсы Open Source, если им дать простые и удобные инструменты».

Физик и пропагандист открытой науки Майкл Нильсен красочно описывает, как должны выглядеть новые инструменты, способствующие распространению культуры сотрудничества и открытости среди учёных.

Один из таких инструментов существует уже сейчас. Это arXiv — сайт, который позволяет физикам публиковать препринты своих работ до официальной публикации статьи. Это способствует более быстрому получению обратной связи и распространению новых открытий. Нильсен так же выступает за публикацию не только выводов, но и всех исходных данных — об этом давно мечтают физики, и журналы могли бы им в этом помочь, если бы захотели.

Рассказывает он и об инструментах, которых ещё не существует. Например, система взаимосвязанных вики, которая позволила бы учёным создавать и поддерживать самые полные и актуальные "суперучебники" в их областях исследований, которые все их коллеги могли бы использовать как справочники. Или эффективная система взаимопомощи учёных разных специальностей, на случай, когда исследования заводят на «чужую территорию» (даже Эйнштейн разработал Общую теорию относительности не самостоятельно, ему потребовалась помощь математиков). Полный список его предложений можно увидеть в замечательной статье "Будущее науки".

Наука под замком. Вторая часть

К сожалению, ни одно из этих замечательных новшеств не заработает в большом масштабе, если у учёных не будет ощутимых стимулов ими пользоваться. Пока портфолио публикаций в престижных журналах остаётся главным и единственным мерилом профессионализма учёного, те кто тратит своё время в основном на сбор данных или создание вики обречены на застой в карьере.

Говоря об этой проблеме, Тони приводит в пример дух открытости, который царит в мире разработки свободного ПО. «В науке сейчас нет никакой системы вознаграждений за открытость. На ней не сделаешь карьеры. А вот в программировании каждый захочет взглянуть на ваш аккаунт на Гитхабе».

Талантливые программисты тратят многие часы своего времени на абсолютно бесплатную работу над продуктами, которыми может воспользоваться кто угодно, хотя они могли бы за это время заработать кучу денег на фрилансе. С одной стороны, многие работают бесплатно только ради того, чтобы решать более сложные и интересные задачи, или просто потому, что в программировании существует мощная культура свободной разработки. Тысячи компаний и продуктов просто не существовали бы, не будь открытого ПО.

Но программисты получают ещё и персональную выгоду от работы над свободным ПО, так как коллеги по этой работе оценивают их способности. Работодатели тщательно изучают аккаунты на Гитхабе (они уже почти заменяют собой резюме), и солидный список открытых проектов и грамотных и интересных статей на профессиональные темы в блогах играет большую роль в глазах нанимателя. Точно так же должна была бы работать и наука. Но пока такая система прижилась лишь в Кремниевой Долине — только здесь на открытости можно сделать карьеру.

Разрушение науки

Организация научной работы, то, как мы ей занимаемся, в ближайшие 20 лет изменится сильнее, чем за прошедшие 300.

Майкл Нильсен.

Существующая схема государственного финансирования исследований и последующей публикации их результатов в научных журналах сложилась во времена Исаака Ньютона и успешно решала проблемы науки XVII века.

Начиная с 1960-х годов, частные компании начали выкупать научные журналы и получать несправедливую выгоду из авторского права на научные статьи. Это уже привело к панике в рядах небогатых университетских библиотек. Но ещё большая проблема — ученые не могут полностью использовать возможности для сотрудничества и распространения знаний, которые даёт интернет.

Разрушительный эффект от этого «не поддаётся никаким измерениям и оценкам, — утверждает Тони Жмайель — мы не знаем, какие открытия могли бы быть совершены и какие проблемы могли бы быть решены, если бы знания не оказались заперты за высокими финансовыми заборами. Представьте себе, что было бы, если бы Тим Бернерс-Ли не выложил бы свои разработки Всемирной паутины в открытый доступ, или запатентовал их?»

Сторонники открытой науки приводят веские факты в пользу того, что чрезмерная важность, которая придаётся публикациям в научных журналах приводит к излишней секретности, приукрашиванию и подгонке результатов и замедлению научного прогресса. Только изменение культуры и появление ощутимых поощрений за открытость поможет создать новую систему более открытого сотрудничества.

Интернет был создан для того, чтобы помочь учёным делиться плодами своего труда. К сожалению, учёные начинают пользоваться его возможностями с большим опозданием.


P.S. Сегодня на Хабре был опубликован ещё один перевод, раскрывающий тему конфликта между учёными и издательствами: "Эльзевир — мой вклад в его падение". Не пропустите!

Автор: ilya42

Источник

Поделиться

* - обязательные к заполнению поля