Чтоб ты жил на донейты!

в 9:11, , рубрики: донейт, копирайт, краудфандинг, электронные книги, метки: , , ,

Опять подняли вой про злых правообладателей. Сейчас поводом стало то, что Лопуховым впаяли по 4 года условно, и на подходе к ним гражданские иски на возмещение ущерба. На этих бедолаг всем, в общем-то наплевать, а поводом для воя послужила заявленная обвинением сумма ущерба – 38 миллиардов рублей. И опять началось – цена должна быть честной, доступной, адекватной; незачем кормить копирастов, надо донейтить авторов; долой двд, даёшь цифровую дистрибуцию (за честную цену конечно же).

Поскольку кино я смотрю редко, а если и смотрю, то либо в кинотеатре, либо в телевизоре – проблемы Голливуда и Михалкова меня волнуют мало. Потому разговор пойдёт не про фильмы.

Книжек я читаю много и за экспериментами авторов слежу. У меня пока нет уютного трехэтажного домика в тихом месте с выделенной библиотекой, потому книги в бумаге я покупаю редко. Мой выбор – электронная копия. Для меня важно, чтобы книги в электронном виде были доступны.

1. Цена

Вообще в рыночной экономике, где homo homini lupus est (или если перефразировать этот известный латинизм – вау, вау, вау3), святое право производителя продавать свой труд за любую понравившуюся ему сумму. Не честную, не адекватную, не справедливую – любую. Потому все аргументы типа уровня жизни, зарплат, налогов и т.п. можно отбросить как несостоятельные. Продавец имеет право назначать за свой товар любую сумму.

С другой стороны, у потребителя есть право эту сумму не платить. Дабы мне не начали приводить в пример монополии: книга – не товар первой необходимости, без неё прожить можно. 14% населения земли вообще читать не умеют, и ничего, живут и размножаются.

Очевидно, что участники желают несколько разного и пытаются двигать цену в разные стороны: одни к нулю, другие к плюс-бесконечности. Когда в итоге сумма, которую покупатель готов заплатить, уравнивается с суммой, за которую продавец готов продать, все начинают жить, если не счастливо, то более-менее мирно. Если встречи не происходит – продавец просто прекращает выпускать товар, и товар исчезает с рынка, зачастую вместе с продавцом. От этого часть покупателей, которых высокая цена устраивала, опечалиться, но тут уже ничего не поделать.

С приходом цифры в нашу повседневную жизнь, цена копирования стала стремиться к нулю. Производители информационного контента лишились основной защиты своих вложений в средства производства. Очевидно, что им остается два пути: уйти с рынка или пойти на встречу покупателю. Сдавать свой рынок без боя они не хотят, отсюда во многом идиотские уголовные и гражданские процессы. Пойти на встречу покупателю вроде пытаются т.к. купить электронную книгу уже не проблема, но цифры, которые будут далее по тексту, говорят о том, что покупатель сделать встречный шаг не готов. Из этого, аналогично, возникают во многом идиотские законы, уголовные и гражданские дела.

2. Краудфандинг и донейты

В книжной индустрии (даже в Российской, и примеры будут именно Российскими) есть примеры успешного краудфандинга и донейта. Тем не менее, по моим личным наблюдениям, они работают только для уже раскрученных классическими методами авторов.

Оставим в стороне художественную и эстетическую ценность произведений авторов, которых я приведу в пример – на вкус и цвет все фломастеры разные. И если вам не нравится конкретный автор, то это не значит, что у вашего любимого результаты будут иными. Если есть желающие дополнить таблицы – присылайте результаты, дополним.

2.1 Краудфандинг

автор запрос сбор срок доноров cред. тираж1
Ник Перумов
проект
100'000 290'000 1 мес 1'390 70'000
Сергей Лукьяненко
начало и конец проекта
- 6'400 3 дня 2'640 200'000
Сергей Тармашев
проект
1'000'000 900'000 1 год 360 25'000

Сумма у Лукьяненко столь небольшая, т.к. он просто подсчитывал сколько людей готовы прислать рубль за его рассказ, который он выложит в открытый доступ, сумма набралась несколько больше т.к. терминалы не принимают монеты. Объявление о сборе средств увидело минимум 55’000 человек.

У Тармашева, помимо электронной версии, будет печатный вариант, который получат все доноры.

Как видим, более менее успешная затея получилась у Перумова: среднее пожертвование сопоставимо со стоимостью электронки и кол-во участников проекта перевалило за 1% от среднего тиража.

2.2 Донейты и продажи электронных копий

автор донейт электронные книги cред. тираж1
Борис Громов 6'000 0 10'000
Сергей Лукьяненко (инф) 450'000 66'000 200'000
Сергей Тармашев 2'700 (инф) 33'000 (инф) 25'000

Результаты взяты за различные периоды, и приведены для удобства сравнения к месяцу (путем деления или умножения) без учета роялти магазинов (которое может достигать 75%) и комиссий платежных систем (могут достигать 15%).

Достойный результат имеется только у Лукьяненко, но это самый продаваемый фантаст в России с самыми крупными тиражами. Показатели остальных на доход не очень похожи.
Самый показательный у Тармашева, т.к. кошелек работал более 4-х лет.

3. Цифровая дистрибуция

Поскольку статистики продаж легальных электронных копий взять негде (а предыдущая табличка показывает, что они даже в абсолютных цифрах пренебрежимо малы), сравним печатные тиражи со скачиваниями на одном известном ресурсе (на втором цифры совпадают).

автор сред. тираж сред. скачивание2
Андрей Круз 25'000 53'000
Борис Громов 10'000 29'000
Вадим Панов 70'000 41'000
Виктор Пелевин 140'000 34'000
Ник Перумов 70'000 23'000
Сергей Лукьяненко 200'000 61'000
Сергей Тармашев 25'000 35'000

Построить пересечения множеств скачавших, имеющих легальный экземпляр, прочитавших одну страницу и бросивших, не платящих принципиально ни за что, не представляется возможным. Тем не менее, заметно невооруженным взглядом – чем выше тираж, тем меньше «вред» сетевых библиотек. И возможно, на известных авторах даже работает утверждение, что сетевое распространение является дополнительной рекламой.

Чем меньше известен автор, тем больше отрицательное влияние сетевых библиотек. Значит, издательствам, придется урезать вложения в новых авторов, которые перестали отбиваться. А как новому автору стать известным без денежных вливаний (в рекламу), мне лично не понятно. Если кто знает – расскажите, вместе посмеемся.

4. Заключение

Нет, нынче в контексте копирайта «заключение» звучит крайне двусмысленно.

4. Крайний раздел

В самом начале, я обращал ваше внимание на то, что мы живем при капитализме. Нерентабельные товары уйдут с рынка. Это не хорошо и не плохо, это закон существующего социального строя. В конце концов, у нас в стране написано столько классики, которая уже в общественном достоянии, что хватило на пару революций, а мне на тоскливые вечера хватит и подавно.

В качестве эпилога я вставлю цитату Бориса Громова, на тему Coping is not theft:

Просто на кошелек люди деньги тоже переводят. Но доходом это назвать сложно: за все время существования кошелька — чуть больше 12 тысяч рублей. Из них больше трети — переводы за аудиокнигу, которую мы с чтецом Дмитрием Хазановичем попытались официально продавать в Сети. Не выгорело: книгу через 4 с половиной часа после старта продаж уже выложили на Рутрекере и после этого продажи, как не сложно угадать, прекратились. Остались только скачивания с Рутрекера, которых хоть и много, но дохода с них нет.

Справочная информация.

  1. Как осуществлялся подсчет среднего тиража.
    Открывался любой книжный магазин или каталог и бралось до 10 книг автора.
  2. Как осуществлялся подсчет среднего скачивания.
    Бралась статистика скачивания книг (больших произведений, изданных отдельными книгами, соотнести рассказы со сборниками малореально).
  3. Виктор Пелевин. Generation P

Автор: unconnected

Источник

Поделиться