Сведения из первоисточника по поводу кончины Pebble

в 23:23, , рубрики: fitbit, Pebble, История ИТ, краудфандинг, кремниевая долина, Носимая электроника, поглощения, слияния, Эрик Мигиковски

Генеральный директор вздорного производителя умных часов объясняет, что пошло не так, и почему Fitbit отхватил себе компанию

image

Если следовать мифологии Кремниевой долины, то Эрик Мигиковски должен кипеть от возмущения. Ведь он провалился. Последние девять лет он круглосуточно проводил время, и творил время в Pebble, компании, производящей умные часы, начатой им, когда ему было 21 год. Тогда молодой Эрик учился за границей, в городе Делфт в Нидерландах, славящемся больше потреблением марихуаны, чем технологиями. Его жизненный путь поистине легендарен: не особо успешный стартап в Y Combinator, герой Kickstarter, создатель своей платформы и продавец более чем двух миллионов умных часов. Выглядит круто, но этого оказалось недостаточно. Pebble теряла деньги, а прибыли не было видно.

Так что 6 декабря Мигиковски продал копанию, включая всю интеллектуальную собственность, Fitbit, которая обещала нанять 40% от текущих работников Pebble. В 30 лет он впервые будет взрослым, не имеющим звания генерального директора. И в культуре, сделавшей провал своим фетишем, он заслужил высшую награду: разбившийся и сгоревший стартап.

Но он не кипит от возмущения.

И не плачет, и не рыдает. Когда я встретил этого долговязого, двухметрового, бородатого канадца на прошлой неделе в закусочной в Пало Альто, Мигиковски был всё тем же радостным и внимательным парнем, которого я знал в более перспективные времена, хотя наше общение и получилось необычно сдержанным. Ведь мы встречались в тот день, когда была закрыта сделка с Fitbit.

Мигиковски согласился встретиться со мной, потому что я вёл периодические хроники его компании. Я брал у него интервью во времена, когда это был одинокий железячный стартап в Y Combinator (тогда компания называлась Alerta, и они разрабатывали часы InPulse). За последние два года наше издание наведывалось к нему несколько раз, и мы делали серию статей «Приключения Pebble». Я специально поехал к нему на следующий день после анонса Apple собственных умных часов. Мигиковски сказал, что Pebble выиграет от такого признания носимых продуктов. Я видел раннюю версию очень клёвой модели Pebble Time Round. А в этом году я радостно наблюдал за расширением продуктовой линейки безэкранным гаджетом, который должен вешаться на кольцо для ключей и передавать музыку, одновременно оценивая качество вашей пробежки. И когда мы договаривались о встрече, он озвучил мои мысли: я буду писать о последнем приключении Pebble.

«В поисках приключений» – так можно описать текущий год Pebble. 2016-й начался в кризисе. За год до этого компания, когда-то прибыльная, ушла в красную зону, и встретила вторую половину года, не выполнив плана продаж. Pebble не суждено было стать прибыльной. В марте 2016 Мигиковски уволил четверть сотрудников из 160, почти одновременно с тем, как компания переехала из тесного лофта в Пало Альто в просторный сверкающий офис в пригороде Редвуд Сити. Они оптимистично арендовали два этажа, а сейчас уже умещаются на одном.

Оказалось, что Pebble – как и Apple – неправильно оценили рынок носимых гаджетов. Идея носить iPhone на запястье не прижилась. Единственным классным приложением для наручных устройств, судя по всему, остаётся фитнес. Активным людям нравится использовать гаджет, считывающий биометрические показатели и отслеживающий занятия. Упор Apple на моду, а Pebble – на продуктивность и инновации третьих лиц оказались дорогими отклонениями. Рынок умных часов укоренился в здоровье и фитнесе. «Мы слишком поздно это поняли, и Apple сейчас тоже это понимает», говорит Мигиковски. Он признаёт, что уведомления – возможно, вторая ключевая особенность умных часов. «Мы не поняли этого в 2014 – если бы мы тогда позиционировали себя, как умные часы для фитнеса, то возможно, всё было бы по-другому».

В её пользу скажем, что Pebble быстро подхватывала изменения. В этом году Pebble анонсировала продукты, концентрирующиеся на фитнесе, в частности, Pebble Core, тот самый гаджет для кольца с ключами. Отметим, что второе поколение Apple Watch также нацелено на любителей фитнеса. Pebble также представила новые часы с оптимизацией для приложений, связанных со здоровьем, и с отслеживанием пульса. В апреле на Kickstarter анонс собрал более $12 млн.

Но всё это пришло слишком поздно, и у Pebble не получилось собрать продажи, способные спасти компанию. Core стал продуктом-призраком, отличный прототип, который так никогда и не получат 24000 покупателей с Kickstarter (им обещают вернуть деньги).

image

Но в апреле Мигиковски не сказал мне, что возвращение Pebble на Kickstarter для рекламы Core было вызвано невозможностью найти финансирование. «После увольнений сложно было найти деньги. Это был тормозящий фактор», говорит он сейчас. «Поэтому мы и пошли на Kickstarter. После Kickstarter мы вновь попробовали найти финансирование, и у нас ничего не вышло».

Весной и летом Мигиковски пробовал всё, чтобы оставить компанию на плаву, особенно активно действовал летом, а затем его попытки потеряли скорость ввиду наступления неудачного сезона праздников. Новые продукты задерживались, график выхода переполз на 2017 год. «В сентябре была настоящая лихорадка,- говорит он. – Я летал по всему миру, был в Китае, пытался продавать лицензии на операционку, беседовал с инвесторами – а это были уже совсем не те инвесторы, с которыми ты разговариваешь на других этапах стартапа». Он посещал не самых крутых венчурных инвесторов, а частные акционерные компании, семейные инвестиционные предприятия – компании, находящиеся вне технических кругов.

Он придумывал разные альтернативы, даже размышлял над краудсорсинговым финансированием. Но из-за критики за слишком частые выходы на Kickstarter этот вариант был отброшен. Как и другие варианты развития, включая такой пожарный, как «уволить всех, кроме десятка человек, и посмотреть, что будет».

В октябре Мигиковски принял окончательное решение о том, что Pebble утонула. Настало время продавать то, что есть, оставляя в приоритете защиту потребителей, радея за разработчиков и делая всё, что можно, для сотрудников. Как ни странно, поворотный момент зарядил энергией его и всех директоров компании. «Когда в октябре решение было принято, дальше всё было прямолинейно,- вспоминает он. – У нас была миссия, и нам надо было продать компанию».

Лучшим покупателем оказалась Fitbit, лидер в производстве носимых устройств для фитнеса, недавно зашедшая на рынок умных часов.

Мигиковски говорит, что в Fitbit его привлекло (несмотря на скромную компенсацию, которую Bloomberg Business Week оценила в $40 млн) согласие компании не избавляться от разработчиков и пользователей Pebble. Хотя неясно, как всё повернётся – будут ли в будущем часы Fitbit работать на ОС от Pebble? – Мигиковски даёт понять в своём блоге, что сделка может расширить пользовательскую базу данных Pebble с двух миллионов до 50 миллионов. " Fitbit делает всё возможное для поддержки разработчиков", говорит Мигиковски.

Хотя все подробности сделки не разглашаются, из анонсов в блогах компаний ясно, что сделка представляет собой продажу активов, включающих софт Pebble, прошивки, патенты – но не само железо или другие физические активы. Pebble отвечает по своим долгам. Несколько сотрудников Pebble, или, как их называют, пеблеров, присоединятся к Fitbit; в большинстве это инженеры. Мигиковски подтвердил, что остальные получат выходное пособие.

Часы Pebble продолжат тикать, и Fitbit сначала продолжит поддерживать Pebble, хотя гарантия уже действовать не будет. Создатели приложений и аддонов пока ещё могут продавать их уменьшающемуся сообществу любителей Pebble. Заказчикам продукции с Kickstarter вернут деньги.

У Fitbit есть свои проблемы – в прошлом месяце они урезали прогнозы продаж, а стоимость акций упала до исторического минимума – но дополнение в виде опыта инженеров Pebble и патентов на некоторые их инновации, возможно, улучшат будущие продукты Fitbit. Забавно, что в прошлом апреле Мигиковски приводил Fitbit как пример компании, раньше других понявшей, что фитнес станет основной функцией носимых часов, и работала с упором на это. «У них есть график перехода от здоровья и фитнеса на более универсальные часы», сказал мне он. «У нас обратная ситуация, мы начали с часов общего назначения, и нам пришлось разобраться с тем, что здоровье – одна из тем, интересующих пользователей Pebble». Он, конечно, не подозревал, что Fitbit попробует осуществить этот переход при помощи остатков его собственной компании.

Пресс-релиз от Джеймса Парка, генерального директора и сооснователя Fitbit, поддерживает эту теорию: «В то время, как носимая электроника умнеет, а умные часы добавляют возможности работы со здоровьем и фитнесом, вы видим возможность на основании наших сильных сторон расширить наши лидирующие позиции в категорию носимой электроники».

Мигиковски не пойдёт работать в Fitbit. Он не подтверждает и не опровергает слухи о работе в Y Combinator. В любом случае он не уходит из Pebble богатым человеком. «Это не такая сделка,- говорит он. – Она в основном касается пользователей, сотрудников и продавцов».

Сожаления?

«Я бы мало что поменял,- говорит он. – Всё шло не точно по плану, но так вообще редко бывает. Мы попробовали. Мы создали отличный продукт, мы его выпускали, запустили рынок… И не смогли сделать следующий шаг».

А что насчёт этого знака отличия от Кремниевой долины, известного, как провал? Мигиковски не считает, что ему полагается такой знак. «Я не следовал мантре 'быстрого провала' », — говорит он о своей девятилетней одиссее. Но для него целью этой продажи было сохранение – возможность продолжения взращивания построенного им сообщества. «Это не огромное сообщество, но думаю, что достаточно крупное: два миллиона человек по всему миру», говорит он.

Как по мне, Эрик Мигиковский достиг очень многого для своего возраста, до 30 лет. И не смотря на внезапное завершение, Pebble была инновационной и расширяющейся компанией, предлагавшей качественные продукты своим пользователям и благодарное сообщество для разработчиков. Это был глоток свежего воздуха в том пространстве, где большие компании соревнуются с мрачной и не всегда верной решимостью. Ему всего 30, и у Мигиковски ещё полно времени для будущей славы. И полно оставшихся часов для отслеживания этого времени.

Автор: SLY_G

Источник

Поделиться

* - обязательные к заполнению поля