Метка «интеллектуальная собственность»

Исследование проводилось с помощью патентного поиска в базе данных Европейского патентного ведомства Espacenet. Для анализа были выявлены патенты Apple, опубликованные в разных странах мира в 2013 году.
Всего было найдено 3301 публикация 1953 изобретений, на которые были получены патенты США. При отборе публикаций допустима погрешность, которой в рамках данного исследования можно пренебречь. Так, например, согласно данным Ведомства США по патентам и товарным знакам, в БД патентного бюро США в 2013 году было опубликовано 1953 изобретения, на которые были выданы патенты. В БД Европейского патентного ведомства (ЕПВ) значится 1591 такая публикация.

Распределение публикаций по территории действия:

Австралия – 168 публикаций
Бразилия – 12 публикаций
Канада – 11 публикаций
Китай – 235 публикаций
Германия – 24 публикации
Дания – 1 публикация
Европейское патентное ведомство (действует в странах, которые входят в ЕПВ) – 208 публикаций
Испания – 17 публикаций
Великобритания – 14 публикаций
Гонконг – 53 публикации
Япония – 57 публикаций
Южная Корея – 238 публикаций
Мексика – 44 публикации
Нидерланды – 3 публикации
Швеция – 1 публикация
Сингапур – 3 публикации
Тайвань – 260 публикаций
США – 1591 публикация
Всемирная организация по интеллектуальной собственности (ВОИС) (по процедуре PCT) – 361 публикация.

image
Читать полностью »

Как я уже писал в предыдущей статье, программа для ЭВМ является объектом авторского права и охраняется как произведение науки, литературы и искусства.
Если программа для ЭВМ создана в пределах установленных для работника трудовых обязанностей, то такая программа для ЭВМ охраняется как служебное произведение (ст. 1295 ГК РФ). Это означает, что авторское право принадлежит работнику, а исключительное право (т.е. право использовать программу на свое усмотрение любым не противоречащим закону способом) на программу для ЭВМ принадлежит работодателю.
Для того чтобы созданная программа для ЭВМ попадала под статью «Служебное изобретение», работодатель должен утвердить четкие должностные инструкции работника, подразумевающие создание работником такого результата. Кроме того, в трудовом договоре обычно присутствует фраза «результаты работ, созданные в ходе выполнения трудовых обязанностей, принадлежат «Организации» как работодателю, и работник согласен на отчуждение исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности, созданные в ходе выполнения этих работ в пользу работодателя». Также распространена практика заключения помимо трудового договора еще и договора о служебных результатах интеллектуальной деятельности (представлен как пример, в разных организациях может быть разное название). В этом договоре обычно указывается, что работа сотрудника носит творческий характер и подразумевает создание и регистрацию результатов интеллектуальной деятельности, а также то, что эти результаты являются служебными и исключительное право на них в соответствии с законодательством Российской Федерации принадлежит работодателю.
Для того, чтобы не потерять исключительное право на созданную работником программу для ЭВМ, работодатель должен знать следующее:
1. Если договор о служебных результатах интеллектуальной деятельности с работником заключен не был, а трудовые обязанности работника не подразумевают создание программы для ЭВМ, то работодатель должен в письменном виде оформить задание сотруднику на создание данной программы для ЭВМ.
2. Все договоры и задания нужно оформлять ДО начала работ, подразумевающих создание результата интеллектуальной деятельности.Читать полностью »

Введение

Ввиду того, что на Хабре много программистов и прочитав, что тут пишут про правовую охрану программ, решил попробовать написать понятную и практически применимую статью.

Определение программы для ЭВМ в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации (часть IV) (далее — ГК РФ).

В соответствии со статьей 1261 ГК РФ программой для ЭВМ является представленная в объективной форме совокупность данных и команд, предназначенных для функционирования ЭВМ и других компьютерных устройств в целях получения определенного результата, включая подготовительные материалы, полученные в ходе разработки программы для ЭВМ, и порождаемые ею аудиовизуальные отображения.
Авторские права на все виды программ для ЭВМ (в том числе на операционные системы и программные комплексы), которые могут быть выражены на любом языке и в любой форме, включая исходный текст и объектный код, охраняются так же, как авторские права на произведения литературы.

Как охраняются объекты авторского права

В соответствии с Бернской конвенцией (участниками которой является большинство стран, включая все наиболее развитые, в том числе и Российская Федерация) для получения авторского права на произведение (к которому в Российской Федерации приравнивается программа для ЭВМ в соответствии со статьей 1261 ГК РФ) в странах, подписавших Бернскую конвенцию, не требуется никаких формальностей.
В странах гражданского права (к которым относится Российская Федерация) произведения охраняются с момента создания, что, конечно, оставляет открытым практический вопрос доказательства в суде факта создания произведения. Следует, однако, отметить, что могут существовать формальности в соответствии с национальным законом для охраны прав собственных граждан. В странах-членах Бернской конвенции все права иностранных обладателей из других государств-членов Бернской конвенции охраняются без соблюдения формальностей (никакой регистрации).

В большинстве стран общего права фиксация является требованием: произведение должно быть облечено в письменную форму или записано на определенный носитель.

В Российской Федерации действие исключительного права на произведение (одно из составляющих авторского права в соответствии со статьей 1255 ГК РФ) регулируется статьей 1256 ГК РФ, что не противоречит Бернской конвенции.
Читать полностью »

Президент Путин обнажил своё лицоГазета «Коммерсантъ» в номере 106 (5137), вышедшем позавчера (21 июня 2013 г.), передаёт диалог между Путиным и Вексельбергом, состоявшийся на Петербургском международном экономическом форуме.

Диалог этот столь прелюбопытен и придаёт такой оттенок недавним законодательным инициативам, касающимся интернетовской свободы слова и так называемой интеллектуальной собственности, что я считаю необходимым процитировать его на Хабрахабре дословно. И процитирую (с заменою строчной буквы в слове «Интернет» на заглавную):

— Открытость и общий доступ к информационным системам — это залог стабильности экономической и глобальной систем, — произнёс Виктор Вексельберг. — С этим надо обращаться аккуратно.

— Но это же не полный ответ! — Владимир Путин был, судя по всему, предсказуемо взволнован. — А правообладатели?! А если в Интернете публикуются инструкции по самоубийству или по изготовлению оружия массового поражения?! А если крадут права на художественные и анимационные фильмы?!.. Это же лишает других людей законного заработка!

Виктор Вексельберг мог просто согласиться. Никто бы его не осудил за это.

Но он сказал:

— Существует большая разница между регулированием прав собственности в Интернете и жизнедеятельностью гражданского общества.

— Виктор! — перебил его Владимир Путин. — Эдисон изобрёл электричество, и его родственники до сих пор получают за это деньги!.. Вы согласны?..

С этим Виктор Вексельберг не спорил.

А уж Владимир Якунин и вовсе был бы благодарен президенту России за то, что тот думает о свободе в Интернете именно так, а не иначе.

Читать полностью »

В данном материале освещаются интересные дела из российской судебной практики, связанные с программным обеспечением: ситуации, когда имел место плагиат исходного кода, когда субъекты предпринимательской деятельности пренебрегали условиями лицензионных соглашений проприетарного ПО и использовали «пиратские» копии программ и некоторые другие. Начну с самого интересного:
Читать полностью »

Хорошо известно, что авторы новых изобретений не всегда патентуют их. Но оставался вопрос: сколько конкретно новых изобретений действительно патентуются, а сколько — нет. Группа исследователей из школы экономики и менеджмента при Техническом университете Лиссабона опубликовала первое в своём роде исследование на эту тему.

Основным источником информации для исследования стали списки R&D 100 Awards, ежегодно составляемые научным журналом “Research and Development”. Это ежегодный список самых лучших новых технических продуктов, которые появились в продаже или стали доступны для лицензирования за предыдущий год. Авторы исследования провели большую работу, сверив каждое наименование из этого списка с базой патентного ведомства США.
Читать полностью »

Изобретатели и предприниматели, как правило, достаточно осведомлены о значении защиты интеллектуальной собственности в инновационном стартап-проекте. Мало кто возьмется спорить с необходимостью раннего патентования изобретений и полезных моделей, на которых основаны продукция или услуги такого стартап-проекта. Однако путь максимальной экономии при патентовании, который избирают некоторые стартаперы на стадии посевной, стартапа или даже раннего роста, неизбежно ведет к неутешительным результатам на более поздних стадиях.
Читать полностью »

image
Дорогие читатели! Часто ли вы задумывались:

  • Что такое объекты интеллектуальных прав и какие они бывают?
  • Кто такие автор и правообладатель?
  • Как можно использовать объекты интеллектуальных прав (ОИП) в коммерческой деятельности?
  • Какие существуют способы создания различных видов ОИС?
  • Как остаться в правовом поле, используя ОИП третьих лиц?

Специально для того чтобы ответить на эти и многие другие вопросы, совместно с Открытым университетом Сколково мы организуем лекцию «Ключевые вопросы охраны результатов интеллектуальной деятельности».
Читать полностью »

Я не планировал открывать широкую полемику, но пост (http://habrahabr.ru/post/175215/) о праве правообладателей на выбор средств защиты, написанный как ответ моему посту (http://habrahabr.ru/post/175115/), и комментарии к обоим натолкнули на еще несколько мыслей, которыми хочется поделиться.

Любому, кто по тем или иным поводам сталкивается с информацией о защите авторских прав, приходится слышать приблизительно следующее «интеллектуальный продукт – это товар», «потребители – это рынок». Это написано в лицензионных соглашениях, пользовательских оговорках и прочих документах, которые видит пользователь. Густо перемешивая эти тезисы с различными оборотами «запрещено» или «нельзя», правообладатель устанавливает свои правила в обращении с тем, что потом будет названо культурным наследием. Однако, признавая себя участниками рынка, правообладатели всячески избегают рыночных механизмов защиты общественного интереса. Автор имеет право указать обществу условия, на которых он готов распространять свой продукт, а может ли общество что-то требовать от автора?
В этом посте я предлагаю посмотреть на баланс общественных и частных интересов в праве интеллектуальной собственности. Эта тонкая и деликатная категория дала толчок многим фундаментальным исследованиям в области экономики, заставляя экономические доктрины стран шататься от кейнсианства до государства – ночного сторожа. Автор не является экономистом и не ставит перед собой задачу провести фундаментальное исследование. Задача этого поста – обозначить саму проблему в трех вопросах.

Вопрос №1: Почему антимонопольный комитет мучает поставщиков нефтепродуктов и не трогает музыкантов?
Общество давно выработало множество способов юридически защищаться от диктата производителя. В том числе монополий. Антимонопольный комитет давно стал грозой крупного бизнеса. 3 из 5 крупнейших штрафов антимонопольного комитета относятся к рынку нефтепродуктов. А много ли у нас в стране антимонопольных расследований в сфере авторского права? Рискну предположить, что немногим более нуля. Сложно, однако, утверждать, что причиной этому является отсутствие претендентов на звание монополии на рынке, например, софта или музыки. В отношении музыки стоит оговориться, что речь идет не об исполнителях, а о лейблах, четыре из которых контролируют основную часть прав на музыку в мире.
При этом важно понимать, что фактически любой автор является в определенной степени монополистом. Ведь условием защиты объекта авторских прав является его уникальность. Современное авторское право даже не признает того, что одна и та же идея может посетить нескольких авторов одновременно, о чем я писал в одном из предыдущих постов (http://habrahabr.ru/post/145481/).

Вопрос №2: Почему можно отобрать землю, но не песню?
Поэтичный получился вопрос. Однако за ним кроется то, что вторым аспектом, где авторское право не следует законам рынка материальных объектов, является категория изъятия для общественных нужд. Так, например, землю для прокладки государственной железной дороги, государство может просто отобрать у частного лица, выплатив ему компенсацию. Можно много говорить о недостатках такой категории, но она существует. И сложно понять, как в обществе, где возможна экспроприация земли для общественных нужд, государство не может ограничить правообладателя. Притом, что земля не может быть произведена в копии или дублирована. Почему же государство может отнять нечто уникальное, и не имеет возможности наштамповать копии фильма или софта?
Этот тезис может вызвать скепсис: землю отбирают, чтобы построить дорогу, а к чему отбирать право интеллектуальной собственности. Во-первых, мы живем в эру, когда информация уже представляет собой основную ценность. Самым банальным примером общественных нужд могут стать упомянутые Папой Римским в 2009 году патенты на лекарства, удержание которых частными корпорациями в погоне за прибылью приводят к вымиранию огромного количества людей. Люди болеют, рецепт лекарства открыт, но производить его в достаточных количествах нельзя, потому что так сказала компания, которая купила патент. Во-вторых, и объекты авторского права имеют также огромную ценность. Они становятся частью культуры, основой социальных преобразований. Так, например, фильм «Храброе сердце», по мнению многих, сыграл ключевую роль в современном движении за независимость Шотландии. Стоит также вспомнить военные фильмы и песни, которые помогали людям переживать ужасы Второй мировой войны, чтобы увидеть очевидность абсурда запрета ветеранам исполнять эти песни сейчас потому, что они по сроку еще не стали общественным достоянием.
В качестве примера социальной справедливости можно себе представить картину, как доблестные сотрудники отечественной исполнительной службы являются в офис какого-нибудь иностранного софтверного гиганта с предписанием суда. Они входят прямо посреди совещания совета директоров, требуют предоставить данные о стоимости какой-нибудь программы, и заявляют, что подсчитанная независимым отечественным экспертом сумма в 3025 долларов и 30 центов будет выплачена компании государством. Когда – не уточняют. Но программа уже перешла в собственность государства. Вуаля! Легализация завершена – в школы поступают коробки с дисками, национальное телевидение транслирует оптимистичные сюжеты о том, что теперь в стране весь софт легален. А ведь нечто похожее происходит, когда выселяют семьи.

Вопрос №3: Почему маршрутка катает детей бесплатно, а производитель софта – нет?
Третьим аспектом, где авторское право уклоняется от обязательств перед обществом, является социальная защита. Практически каждое государство декларирует заботу о социально незащищенных слоях населения – именно так политики протаптывают себе электоральную дорогу. При этом выполнять значительную часть их обещаний надлежит впоследствии бизнесу. Но по какой логике перевозчиков пассажиров обязывают с правом на перевозку по маршруту осуществлять перевозку льготных категорий пассажиров, и не возлагают никаких обязательств на правообладателей? Или возможность сэкономить две гривны на проезде по городу важнее, чем возможность ознакомиться с последними достижениями культуры? И если в отношении книг право все еще содержит нормы о существовании библиотек, то для прочих объектов авторского права таких законодательных ограничений в интересах общества не существует вовсе. Важно отметить, что многие правообладатели поддерживают образовательные инициативы: передают в школы свои продукты, но делают это на добровольных началах. Система права здесь безмолвствует, а это в корне изменяет социальную оценку их действий.

Я описал эти сферы диспропорций в защите авторского права не для обоснования позиции персонажа Шарикова «взять все и поделить». Важно понимать, что нарушение базовых правил логики при формировании системы авторского права приводит к невозможности ее нормального функционирования. На сегодня акцент на праве запрета как раз и привел к мировому распространению пиратства. Смещение баланса интересов в сторону правообладателей не привело к позитивному для них эффекту. Система, лишенная логики, не будет работать. Иными словами, для того, чтобы общество стало больше уважать интересы правообладателей, правообладатели должны сделать шаги навстречу интересам общества. Какие – это уже тема к обсуждению.
Читать полностью »

Копирайт из другой галактики

В одной далёкой неспиральной галактике есть планета, цивилизация на которой развивалась весьма необычным образом. Так уж вышло, что информационные технологии там всегда были гораздо совершеннее, чем материальные.

Понятия, касающиеся интеллектуальной деятельности, сформировались еще при зарождении общества, так как творческие произведения всегда были в дефиците. Реальные предметы, напротив, никогда не представляли для них большой ценности. Поэтому концепция торговли физическими предметами достаточно нова, ей всего несколько сотен лет.

Каждому проживающему на планете известно, что материальные объекты принципиально отличаются от нематериальных. Поэтому цены на них определяются одним простым числом, и никак не ограничены во времени. В то время как нематериальные — такие как музыка, литература или кино — продукты интеллектуальной деятельности, поэтому и цены на них интеллектуальные, и выражаются функцией с двумя коэффициентами.

Конечно для нашей планеты такая система была бы непригодна, однако, она показалась мне интересной, поэтому я решил об этом рассказать.
Читать полностью »