Юрий Аммосов: Если меня засудят, это положит конец институту независимых директоров в Москве

в 11:00, , рубрики: Виталий Петров, Госвеб, Департамент науки промышленной политики и предпринимательства, инвестиции, Лефекс, Москва, Московская венчурная компания, суд, Текучка, Юрий Аммосов, метки: , , , , , , , , ,

Иск Москвы против бывшего совета директоров Московской венчурной компании может стать очень неприятным прецедентом для многих независимых директоров, считает Юрий Аммосов, против которого, в частности, и выдвинуты обвинения. Если суд отклонит его кассационную жалобу, то в любой компании с единственным акционером внешние директора могут оказаться под угрозой судебного преследования.

«Московская венчурная компания», созданная в 2006 году правительством Москвы, должна была инвестировать в стартапы. Но за все время своей работы так ни в один и не вложилась, объясняя это длительным процессом отбора и правовыми ограничениями.

31 августа 2008 года в МВК на должность гендиректора пришел Виталий Петров. Совет директоров назначил ему оклад в 120 тысяч рублей с повышающим коэффициентом 10, то есть в месяц он получал 1,2 млн рублей.

Из-за зарплаты Петрова и возникли разногласия между представителями Москвы и СД.

В декабре 2011 года городской департамент имущества Москвы передала управление МВК юридической фирме «Лефекс», которая в январе 2012 года уволила Петрова. А позже подала иски против Петрова и совета директоров.

Членов СД «Лефекс» обвинил в том, что те назначили Петрову слишком высокую зарплату, причем сделали это вопреки директиве Москвы (конкретно — департамента науки, промышленной политики и предпринимательства, ДНПП), в которой было сказано, что оклад директора должен составить 120 тысяч рублей, без повышающих коэффициентов.

За время работы Петрова с 1 июля 2010 по 31 декабря 2011 он получил 32,475 млн рублей, хотя должен был, по замыслу истца, получить лишь 2,16 млн (120 тысяч в течение 18 месяцев). Итого, убытки общества составили 30,315 млн рублей, говорят истцы. Из них 15,654 млн Петрова уже обязали уплатить по другому иску «Лефекса», так что суд определил, что размер ответственности членов СД не может быть больше 14,661 млн рублей.

Иск «Лефекс» предъявил к трем из пяти членов совета директоров — Аммосову, самому Петрову и бывшему заместителю директора департамента науки, промышленной политики и промышленности Москвы Евгению Балашову. Двум другим директорам — экс-начальнику управления департамента имущества Москвы Роману Камаеву и экс-директору финско-российского инновационного центра FinNode Тимо Копонену — объявления не предъявлялись. Как объясняла РБК адвокат «Лефекса» Ирина Фролова: «Это наше право — подать иск к тем лицам, которых мы сочтем нужными».

Первое судебное решение было вынесено зимой 2015 года, суд удовлетворил иск, сославшись на то, что ответчики, в том числе и Аммосов, как внешние директора обязаны были следовать директиве Москвы.

Из постановления правительства Москвы о работе исполнительной власти как акционера:

[.]2. Используемые термины

Для целей настоящего Положения применяются следующие термины иопределения: [.]
— аттестованный директор — лицо, не являющееся государственным служащим, прошедшее аттестацию и включенное в реестр аттестованных директоров;

— внешний директор — аттестованный директор, избранный в совет директоров (наблюдательный совет) акционерного общества, акции которого находятся в собственности города Москвы, в порядке, установленном настоящим Положением, и осуществляющий функции представителя интересов города Москвы в совете директоров (наблюдательном совете) таких акционерных обществ;

— директива — оформленное в виде официального документа органа по управлению имуществом обязательное для исполнения предписание представителю интересов города Москвы;

— независимый директор — лицо, избранное в совет директоров (наблюдательный совет) акционерного общества, не являющееся членом правления акционерного общества, членом коллегиального исполнительного органа, лицом, занимающим должности в органах управления управляющей организации, супруг, родители, дети, полнородные и неполнородные братья и сестры, усыновители и усыновленные которого не являются лицами, занимающими должности в указанных органах управления общества, управляющей организации общества, независимо от должностных лиц акционерного общества и его акционеров, их аффилированных лиц, а также не находятся с акционерным обществом в иных отношениях, которые могут повлиять на независимость его суждений; [.]

— представитель города на общем собрании акционеров — физическое лицо, являющееся государственным гражданским служащим и занимающее должность в органах исполнительной власти города Москвы, уполномоченный в соответствии с настоящим Положением представлять интересы города Москвы на общем собрании акционеров;

— представитель города в совете директоров — внешний директор или физическое лицо, являющееся государственным гражданским служащим и занимающее должность в органах исполнительной власти города Москвы, избранные в соответствии с настоящим Положением в совет директоров (наблюдательный совет) акционерного общества;

— представитель интересов города Москвы — представитель города на общем собрании и представитель города в совете директоров;

— реестр аттестованных директоров — система учета аттестованных директоров, содержащая в себе персональные данные о каждом аттестованном директоре, данные об истории привлечения для осуществления функций представителя интересов города Москвы в советах директоров (наблюдательном совете) акционерных обществ;

9.1. Представителем интересов города Москвы может быть:

— физическое лицо, являющееся государственным гражданским служащим и замещающее должность в органах исполнительной власти города Москвы;

— внешний директор.

9.3. Внешний директор избирается из числа лиц, прошедших аттестацию и включенных в реестр аттестованных директоров. Порядок ведения реестра определяется Правительством Москвы.

С внешним директором заключается договор на представление интересов города Москвы в совете директоров акционерного общества по форме, утверждаемой Правительством Москвы.

Нюанс в том, что Аммосов был независимым, а не внешним директором, а значит подчиняться директиве не был обязан. В своей апелляции он говорил, что чтобы быть внешним директором, он должен был бы соответствовать ряду пунктов, в том числе, быть аттестованным директором, с которым заключен договор на представление интересов Москвы.

Но апелляционный суд не счел этот довод убедительной причиной. Суд решил, что раз Аммосов попал в СД МВК по предложению руководителя Департамента науки, промышленной политики и предпринимательства Москвы, то он автоматически представлял интересы Москвы в СД.

Кроме того, суд посчитал, что Аммосов как член Совета директоров не должен был действовать вопреки интересам единственного акционера, который хотел, чтобы зарплата директора составляла определенную сумму.

(из решения суда): Апелляционный суд считает, что независимо от наличия у Аммосова Ю.П. договора с профильным уполномоченным органом, лицо, входящее в состав Совета директоров, не должно действовать в ущерб интересам единственного акционера, следовательно, установление оплаты труда, в десять раз превышающем ограничения, установленные акционером, нельзя оценивать как добросовестную и надлежащую реализацию полномочий члена Совета директоров.

В своем пояснении, которое Аммосов предоставил апелляционному суду до вынесения решения, комментируя вопрос про добросовестность действий СД он ссылается на технико-экономическое обоснование, утвержденное Межведомственной комиссией правительства Москвы. Он говорит, что ТЭО Комиссии является документом с особым статусом, и что «выдаваемые представителем акционера директивы, как документы меньшей
юридической силы, должны были соответствовать ТЭО».

В ТЭО для МВК проанализирован рынок труда и проводится прямая параллель с зарплатами в институтах развития, например, РВК и Роснано. И зарплата, которую назначил генеральному совет директоров вполне соответствует рынку. А так как ДНПП с ТЭО был согласен, у Аммосова «не было оснований ожидать, что возможно существование Директивы, расходящейся с утвержденным ТЭО», пишет он.

Еще раньше, в отзыве на первый иск, Аммосов так комментировал ставку в 120 тысяч рублей для гендиректора МВК:

Ставка в 120 000 рублей в месяц, указанная в директиве, находилась на уровне существенно ниже (до 40%) даже уровня оплаты руководящего состава ДНПП. В венчурно-инвестиционных организациях в г. Москве в настоящее время 120 000 рублей составляет оклад специалиста стартового уровня со стажем работы после получения высшего образования не более 2 лет. Принятие решения выплачивать Генеральному директору ОАО «МВК» зарплату на уровне молодого специалиста лишило бы ОАО «МВК» сколь-либо квалифицированных кадров, и нанесло бы ОАО «МВК» убытки, намного превышающие объявленные истцом, вплоть до полной потери всего имущественного взноса г. Москвы в капитал ОАО «МВК».

Аммосов подает кассационную жалобу и считает, что если и кассационный суд вынесет решение не в его пользу, то под ударом могут оказаться все компании с единственным собственником. Например, если акционер предлагает проинвестировать в какую-либо компанию, а совет директоров против, то позже акционер сможет подать на свой СД в суд, потому что те приняли решение вопреки интересам акционера. А в случае, если СД сделку одобрит, в соответствии с пожеланием акционера, а стартап не принесет прибыли, то иск можно предъявить за решение не в интересах общества.

Например, 100% Роснано принадлежит государству, а в числе его независимых директоров — главный исполнительный директор группы «Дойче Банк» в России Павел Теплухин. 100% РВК также принадлежит государству в лице Росимущества, а среди его независимых директоров были бывший премьер-министр Финляндии и владелец «Независимой газеты» Константин Ремчуков.

Уход независимого директора из компании не освободит его от ответственности — Аммосов покинул совет директоров МВК осенью 2010 года, но суд спрашивает с него возмещение суммы и за тот период, когда он уже не был членом СД.

Источник

Поделиться новостью

* - обязательные к заполнению поля