Подкаст «Правила игры»: бухгалтерские тонкости для технологического (и другого) бизнеса

в 10:01, , рубрики: бухгалтерия, налоги, подкаст, я пиарюсь

Привет! Сегодня я решила поделиться с вами транскриптом первого выпуска подкаста «Правила игры», в котором я общаюсь с юристами и экспертами по налогам.

Подкаст «Правила игры»: бухгалтерские тонкости для технологического (и другого) бизнеса - 1/ фото Alan Cleaver CC

В нашем вводном выпуске вас ждет рассказ, в котором Сергей Яшин, основатель и руководитель аутсорсингового провайдера бухгалтерских услуг «Яшин и Партнёры», делится своим опытом работы с мифами и заблуждениями в области ведения бухгалтерии.

Как прослушать аудиоверсию подкаста:


Миф 1: Бухгалтер не умеет объяснять «простыми словами»

Алина: Передо мной сидит Сергей. Он — мужчина с бородой, в татуировках, в футболке с черепом [кому интересно, можете сами заглянуть в его Facebook-профиль], и при этом он занимается бухгалтерией! Как ты решил делать именно этот сервис?

На мой взгляд, самое большое заблуждение про бухгалтерию, бухгалтеров и все, с этим связанное, заключается в том, что бухгалтерия — это женщины в годах, ретрограды. Ничего модного, современного, интересного бухгалтерия предложить не может.

Это что-то очень скучное и очень страшное.

Сергей: Всем привет! У большинства наших сограждан и предпринимателей такое же мнение. И оно довольно обоснованное, то ли к счастью, то ли к сожалению.

История довольно интересная. Когда-то судьба забросила меня работать в бухгалтерскую компанию. Она была небольшая, довольно «совковая». Идея того, что ребята хотели предлагать, витала в воздухе, но реализация мне не понравилась. Потом с этими ребятами у меня не сложились взаимоотношения: они были слишком консервативными.

Дальше я, понимая, что это уже тренд, пошел работать в довольно большую аудиторско-консалтинговую структуру и занялся там процессом построения подобного сервиса и одновременно изучением его рынка и возможностей. В процессе выяснилось несколько интересных вещей. Я познакомился с большим количеством коллег из других аудиторских и аутсорсинговых компаний. Я видел некие стереотипы, которым почему-то люди следуют.

Так исторически сложилось, что все аудиторы — строгие мужики в галстуках, они сидят за черными столами, общаются непонятными фразами, официоз из них прет, и с ними невозможно разговаривать на нормальном языке. Аудиторская, как и налоговая, проверка — всегда какой-то стресс. Бухгалтер — человек, с которым без переводчика общаться невозможно.

А когда мы стали работать и переводить разных клиентов на «наш» формат, выяснилось, что на том конце провода обычные предприниматели. Это могла быть небольшая семейная компания или довольно большой холдинг, но люди-то везде одинаковые. И, как и всем людям, им намного проще общаться с друзьями, знакомыми на обычном простом языке. «Понты» усложняют процесс, они утяжеляют и без того сложную сферу, которая связана с постоянным изменением законов в нормативной базе, в практике.

Классическая аудиторская компания — большая бюрократическая машина. Она ориентируется на свой выдуманный план, а не на то, что хочет рынок и предприниматель. Я — очень общительный человек. Со всеми клиентами я старался общаться и узнавать, в каком виде они хотят видеть сервис. У меня появилось ощущение, что происходящее в этой компании [в которой я работал] — не то, что хочет предприниматель.

Странно, что на рынке не было компании, которая могла бы это дать.

К тому моменту мы разошлись с акционерами в некоторых довольно серьезных вопросах управления. Год назад мы с супругой решили, что пора нам самим действовать. Мы накопили большую экспертизу — помимо профессиональной составляющей. Экспертиза была в построении процессов, понимании того, что работает, а что — нет.

Мы решили, что хотим этот подход [к работе бухгалтерии], который прощупали от начала до конца, обеспечить нормальным предпринимателям, таким же как мы. Сначала мы в успех не то, чтобы не верили… Когда мы только сняли офис, у нас даже регистрации юридического лица еще не было.

Офис сняли за свои деньги, подписали гарантийное письмо на бумажке, потому что юридическое лицо еще регистрировалось, а помещение не хотели упустить. Я в офис зашел и подумал: «Получится? Не получится? Весь рынок-то по-другому работает. А мы решили выделиться и пойти своим путем». Потом сомнения быстро отпали ввиду большого количества задач и текучки.

Сейчас прошел почти год. Я оборачиваюсь и думаю: вектор правильный и тренд правильный. Все, что мы делаем, близко современным предпринимателям — в последнее время довольно серьезно изменились и бизнес, и подход [к его ведению]. 10-15 лет назад основной бизнес был строительный: продажа стройматериалов, что-то такое серьезное, консервативное, такое же ретроградное, как и бухгалтер в кольцах и темно-фиолетовой блузке.

Сейчас формат предпринимателей другой. Один из наших клиентов, — управляющий партнер группы компаний. Ему 26 лет.

Он занимается блокчейном, нейросетями, всем тем, что не понимает любой предприниматель из 90-х годов: что это и как на этом можно строить бизнес?

Люди работают с головным офисом Viber в Тель-Авиве, у них телекоммуникационное агентство. Ребята очень молодые. Они одеты очень просто: в растянутых майках, в шортах. Ребята не парятся по этому поводу и делают довольно большой бизнес.

Алина: Круто!

Сергей: На это направление мы и ориентируемся.

Алина: Скажи, пожалуйста, учитывая, что бухгалтерия — консервативная область, не было ли проблем с тем, чтобы показать первым клиентам, что это может быть интересно, удобно, описано человеческим языком? Может быть, люди приходили и говорили: «Нет, ребята, вы какие-то слишком модные, я вас боюсь».

Сергей: У меня до сих пор бывает такое ощущение, когда я приезжаю на встречу в футболке и драных джинсах. Я думаю, не переборщил ли, я не знаю, кто там. Может, сидит мужчина в галстуке — и мы работаем в разных мирах.

Есть такая штука, я называю ее «гравити», когда к подобному притягивается подобное. Да, у нас есть довольно консервативные клиенты. Клиент в пиджаке очень смущенно смотрел на меня в красной футболке, он ожидал другого. Но было достаточно предметно поговорить с человеком в течение получаса, и он понял, что мы разбираемся в вопросе. Все остальное не важно.

Кто-то понял это и через какое-то время принял. А кто-то это не принял, значит, нам не по пути. До сих пор есть классические аудиторские компании с классическим подходом, где кому-то комфортно общаться на уровне формализма. А к нам притягивает людей, которые понимают, что все это фасад, обложка, и она не так важна.

Подкаст «Правила игры»: бухгалтерские тонкости для технологического (и другого) бизнеса - 2
/ фото Zach Copley CC


Миф 2: Аутсорсер не сможет понять вашу специфику и «нюансы»

Алина: Еще раз подчеркну для наших слушателей, что компания «Яшин и партнеры» делает бухгалтерский учет и аудит и помогает маленьким и большим компаниям строить свой бизнес так, чтобы они занимались тем, чем им нравится, и выносить часть вопросов, связанных с бухгалтерской отчетностью и разными формальными вещами, за рамки своего дня. Скажи, пожалуйста, почему такой сервис действительно нужен и кому, на твой взгляд, он особенно важен?

Сергей: Если идти от общего к частному, общий вектор всего движения в области бухгалтерских услуг или бухгалтерии в целом — это формат аутсорсинга. В Европе и Америке 99% предпринимателей работают с бухгалтерскими офисами, сервисами. Там нет понятия «личный бухгалтер». Он может быть личный в семье, как налоговый консультант, но не как бухгалтер в компании.

В части стран есть законодательные требования: в момент регистрации компании в течение 10 дней принести договор на обслуживание или на аудит с аудиторской компанией. Это гарантия, что предприниматель не оступится, действительно будет следовать по нужному пути в части финансов.

Россия пока отстает от других стран в этом направлении. В середине 90-х годов люди меняли квалификацию, слушали курсы 1С, бухгалтеров, юристов. Юристом очень модно было быть, но сейчас хороших юристов мало. В судах их много, они готовы работать бесплатно. Так же с бухгалтерами. Рынок в Москве пересыщен, в регионах, в зависимости от дальности, не так.

Проблема остается — бухгалтеров много, хороших из них единицы. Хорошие специалисты идут в крупные компании, где есть целые бухгалтерские департаменты, где можно получить повышение квалификации за счет работодателя, где можно сидеть в кабинете не со строителями, а с бухгалтерами. Профессиональное общение людей в этом плане тянет.

Либо основная часть адекватных бухгалтеров идет в аудиторские компании по тем же причинам. В малом бизнесе работы немного. Предприниматель считает, если работы немного, стоить она должна тоже немного. Дает объявление о вакансии главного бухгалтера с зарплатой в 30 или 50 тысяч рублей.

50 тысяч рублей — зарплата среднего специалиста в Москве. Но нормального бухгалтера за 50 тысяч рублей, к сожалению, не найти. Это переоцененная цифра. Хорошая зарплата начинается от 85 тысяч рублей.

При этом понятно, что во многих компаниях за деньги нечего делать. Предприниматель это прекрасно понимает и ищет бухгалтера на какую-то часть работы. Откликаются на эти предложения не те профессионалы, которые нужны, а те, кто понимают, что за 50 тысяч рублей их, скорее всего, больше нигде не возьмут. И таких людей довольно много.

На выходе получается, что в компаниях малого бизнеса за год меняется 5-6 главных бухгалтеров. Каждый бухгалтер тренируется в какой-то степени и идет в более крутую компанию. С этим ничего нельзя сделать, кроме как выносить такие услуги на аутсорсинг. Мы даем предпринимателю очень крутого бухгалтера, при этом он платит только за объем работы. И в этом фишка!

Алина: Да, и при этом крутой бухгалтер, возможно, отдает клиенту 20% всего своего времени, а остальное время занимается другими вопросами, потому что по малому бизнесу операций немного.

Сергей: Да. Многие слушатели скажут, что это же делает и приходящий раз в неделю бухгалтер. Но бухгалтер приходит в тот день, в который ему надо по графику, а не в тот день, когда у клиента может что-то случиться. Мы же работаем 365 дней в году.

У нас нет такого, что мы работаем с одним клиентом по понедельникам, с другим — по вторникам. Работу мы не останавливаем, она идет с утра до вечера. Мы внутри компании понимаем задачи и можем их делегировать внутри бухгалтерской группы. Мы распределяем задачи, получается, что бухгалтер может вести одновременно несколько компаний без потери качества, потому что есть команда.

Алина: Как ты считаешь, к бухгалтерским услугам по типу аутсорсинга предпочтительнее обращаться маленьким компаниям или средний и крупный бизнес тоже может работать на такой основе?

Сергей: Крупный бизнес работает по принципу инсорсинга. Это создание своей аутсорсинговой компании, которая входит в холдинг, но вынесена за штат. Многие компании, например, «Росатом» на это перешли.

Алина: По сути они создают спин-офф.

Сергей: Они делают это сами, потому что для крупного бизнеса нет таких подрядчиков, которых они могли бы привлечь на такие услуги. Если взять аутсорсинговую компанию «номер один» в России по оборотам, то вряд ли она бы обслужила «Росатом», сохраняя качество для остальных клиентов.

Очень много своеобразных требований к этой бухгалтерии кроме подачи отчетности. В крупном бизнесе это не приживается. Малый бизнес — да, во-первых, по причине стоимости, во-вторых, по причине компетенции. В среднем бизнесе мотивацией к аутсорсингу может быть нежелание заморачиваться, вникать, брать штат бухгалтеров, финансовых директоров, все контролировать: хочется отдать и забыть, пусть даже будет дороже. В малом бизнесе — рад бы заплатить, но нет бюджета на одного или двух хороших бухгалтеров.

А самое главное, если в большой компании можно нанять финансовых контролеров для проверки своей же бухгалтерии, то в малом бизнесе бухгалтера контролирует сам же директор. Он же его подбирает, а кого он взял — не понятно. Как этот человек работает, тоже не понятно. Можно судить только по внешним признакам: бухгалтер сидит, 1С открыл, документы приносит — есть ощущение, что что-то происходит.

А как все это получается на выходе, видно только при подаче отчетности, и то не первой, потому что у нас срок налоговой давности — 3 года, а требования от налоговой инспекции обычно приходят через год или два. Мы о работе бухгалтера узнаем через пару лет.

Алина: Если говорить о переходе из малого бизнеса в средний, есть какие-то лимиты? Например, приходит к вам компания и говорит: «Мы хотим пользоваться вашими услугами», а вы отвечаете: «Нет, ребята, мы вас не потянем…» Есть ли какие-то лимиты по оборотам, количеству операций, еще по чему-то?

Сергей: Здесь вопрос не в количестве операций, в оборотах — это косвенные показатели, а, скорее, в требованиях, которые к бухгалтерии представляются. Например, если взять работу с первичной документацией, небольшая компания имеет документооборот, исчисляемый сотнями операций в месяц. Это те документы, которые можно прислать по скану, курьером, с ними как-то можно работать.

Когда документооборот исчисляется «футбольными полями в трехэтажное здание» (а есть и такие организации), речь идет о том, чтобы правильно поделить участки. Какие-то участки эффективно вынести на аутсорсинг с самого начала. Например, для многих маленьких компаний мы выставляем счета, делаем платежные поручения, заменяем всех, кого можно: менеджера, бухгалтера, помощника бухгалтера.

С ростом компании какие-то участки эффективно оставить внутри организации, потому что итерации и коммуникации на таком уровне настолько существенны, что занимают много времени сотрудников. Если говорить об оборотах, в которых аутсорсинг все еще эффективен, это обороты до одного-двух, с натяжкой трех миллиардов рублей в год.

Это с поправкой на документооборот, на то, что клиент адекватный и понимает, что эффективно оставить у себя, а какую часть, связанную с ответственностью, компетенцией, экспертизой можно вынести на аутсорсинг, потому что это уже работа команды, а не одного человека.


Миф 3: «У меня есть знакомая девочка — она разберется»

Алина: Про бухгалтерию есть два полярных мифа. Первый о том, что это очень сложная область из «ядерной физики», ее лучше не трогать, оно как-то там само варится. Второй миф о том, что у маленького предпринимателя может быть знакомая девочка с каким-то курсом бухучета в институте, которая все может сделать.

Бухгалтерский учет и отчетность — это большая ответственность для бизнеса. Бухгалтер должен много чего уметь и нести ответственность, в первую очередь, за то, что сдается, за те документы, которые приходят в фонды. Для слушателей, которые не погружены в тему бухгалтерии, вопрос: что должен знать и уметь бухгалтер? Какая ответственность на нем лежит?

Сергей: Начну с конца. Есть моральная ответственность перед работодателем. Она ограничивается эфемерным кодексом этики бухгалтеров и совестью бухгалтера, потому, что в нашей стране есть 402-ФЗ «О бухгалтерском учете», по которому вся ответственность за ведение бухгалтерского учета и сдачу отчетности лежит только на генеральном директоре организации.

Есть наемный бухгалтер, приходящий бухгалтер, в любом случае за все, что бы этот человек ни сделал, отвечает генеральный директор материально и уголовно. Если есть какие-то мошеннические действия, и следствием установлено участие главного бухгалтера, это уже группа лиц, ответственность распространяется.

Подкаст «Правила игры»: бухгалтерские тонкости для технологического (и другого) бизнеса - 3
/ фото David Goehring CC

Возьмем стандартную ситуацию — сдача бухгалтером некорректной отчетности или сдача не вовремя — такие вещи, с которыми каждая компания сталкивается. Все штрафы и пени, которые начисляются, не могут быть удержаны с бухгалтера, нет ни одного законного способа удержания их с бухгалтера.

Ответственность бухгалтера всегда исчислялась в размерах, например, 200 рублей за неправильное закрытие бухгалтерского счета — проверить это никак нельзя, да и сумма копеечная. С 2016 года эти штрафы увеличились. Есть официальные штрафы с бухгалтера за некорректную, недостоверную отчетность, нарушение правил ведения регистров учета. Штрафы платятся не в пользу работодателя, не компенсируют, не уменьшают [его штрафы]. Они платятся в бюджет.

Если директору греет душу, что кроме него еще и бухгалтер заплатил деньги, наверное, можно сказать, что это хорошо. В целом, ситуацию это не решает.

С точки зрения базовых показателей, налоговый кодекс у нас один для всех компаний: для больших и маленьких. Законы тоже для всех одни. Ввиду загруженности налоговых инспекций маленьким компаниям уделяется менее пристальное внимание, до многих [у налоговой] не доходят руки, даже есть случаи не сдачи отчетности.

Один из последних случаев: молодой человек открыл ИП. А у нас есть сейчас Положение о налоговых каникулах для новых ИП: люди не платят налоги в течении 2-х лет, если они подпадают под определенный ОКВЭД. У товарища — кафе. Там он разливает чай, продает соки. Он вычитал, что есть ОКВЭДы производства чаев и соков, и почитал что-то о налоговых каникулах. Но только производство чая – это не чайный пакетик заварить в чашку, а собрать с куста, засушить, упаковать.

Он работает полтора года и не платит налоги вообще, честно думая, что он на налоговых каникулах. А он должен платить налоги. Но ему не пришло ни одного требования, никто не написал, потому, что он в очереди, может, 586-й или 1586-й, и руки до него пока не доходят. Но правила одинаковы. В маленькой компании правильно поставленный учет — основа того, что в дальнейшем при смене бухгалтерии этот учет будет продолжен адекватно.

В последнее время те, кто следит за изменениями в области законодательства по налогам, понимают, что контроль очень сильно ужесточается даже в части подачи отчетности. Выносятся штрафы, которые для малого бизнеса могут быть существенны. С точки зрения бухгалтерии очень важно понимать принципы формирования и подачи отчетности. Главное, если бухгалтер не так компетентен, как хотелось бы, и директор это понимает, то хорошо было бы директору для контроля бухгалтера изучить учет хотя бы в целом.

У нас есть клиенты, которые пошли на курсы бухучета, чтобы разговаривать с бухгалтером на одном языке. Человек отучился год для того, чтобы понимать, что происходит. Это еще и позволяет понять, делает ли что-то бухгалтер.

Из последних кейсов: компания на упрощенке платила бухгалтеру довольно неплохую зарплату в течение 5 лет, директор занимался продажами и не вникал ни во что, ему было просто неинтересно. Бухгалтер периодически пропадала, на связь не выходила, директору надоело, он пришел к нам. Мы запросили у бухгалтера базу и в течении месяца ее не получили. Бухгалтер пряталась.

Когда получили базу, поняли, почему: за 5 лет не было проведено ни одного документа. Вся отчетность была «нарисована», бухгалтерия не велась, а человек получал деньги. Если бы у директора было хотя бы какое-то понимание того, что происходит, он мог бы запросить доступ к базе, открыть оборотную ведомость и посмотреть, что вообще там есть.

Это вещи, которые в современном социуме, я считаю, надо знать. Это как английский язык. Я понял, Алина, что ты очень хорошо знаешь английский язык. Я хотя бы могу отличить его от немецкого и французского и понять, о чем идет речь. Примерно в таком же базовом ключе я рекомендовал бы понимать ситуацию по налогам и по учету.

Алина: Главное, надо понимать, что даже если вы не хотите в этом разбираться, то ответственность вас все равно не минует. Если вы — руководитель компании, это будет на вашей совести.

Сергей: Абсолютно точно. Бухгалтер может ошибаться не умышленно — чего-то не знать. Делегировав полномочия, к сожалению, мы не можем делегировать ответственность. С поправкой на работу аутсорсингвой компании мы понимаем такую несправедливость и в договоре четко указываем, что все штрафы и пени, которые по нашей вине происходят, мы полностью компенсируем и берем на себя.

Наверное, каждая уважающая себя компания должна поступать так же. Есть поправки на лимиты этой ответственности, на то, как физически будет происходить компенсация. Аутсорсинг интересен тем, что это одна из немногих систем работ, которая позволяет ответственность делегировать подрядчику и исполнителю. Мы не говорим об уголовной ответственности, если компания не платит налоги.

Алина: Аутсорсинг — это работа не на страх, а на совесть, потому что сама среда такие условия диктует.

Сергей: Да, конечно. Любая аутсорсинговая компания, в том числе и наша, хотела бы вычеркнуть этот пункт из договора и сказать: «Мы ошиблись — мы извинимся, а вы заплатите». С одной стороны — среда, а с другой… Когда мы открыли компанию, у нас была таблица с движением денег с неким планированием, но, в первую очередь, мы хотели сделать хорошо.

При работе с клиентами мы четко понимаем, что кроме бухгалтера хотим дать людям друга. Нам не позволяет совесть вычеркивать эту строчку из договора. Многие клиенты не знают об этом и не спрашивают, но мы несем эту ответственность. Если мы допустим ошибку, то наша честь нам будет дороже штрафов.

Если штраф оценивается больше, чем наша честь, то есть страховая компания, в которой застрахована наша ответственность: если мы не можем за счет своих резервов такую компенсацию организовать, есть [договор с компанией] «Росгосстрах», которая имеет практику выплат по этим направлениям. У них остается акт, и страховая компания возмещает ущерб.

Подкаст «Правила игры»: бухгалтерские тонкости для технологического (и другого) бизнеса - 4
/ фото dun_deagh CC


Миф 4: «Я так тысячу раз делал — все нормально будет»

Алина: Ты говорил о том, что должен знать и уметь бухгалтер, и упомянул, что налоговое законодательство постоянно меняется: появляются новые пункты, новые статьи.

Для бухгалтера важно не просто корректно вести отчетность, надо быть еще в курсе того, что появляется, и постоянно отслеживать «новинки». Получается, что бухгалтер — человек, который находится «на острие» всего этого процесса.

Сергей: Бухгалтер — проведем аналогию с боевыми действиями — следит за целью, следит за тылом, смотрит за наличием боеприпасов, связывается по радио с командиром и пытается прогнозировать дальнейшие действия. Бухгалтером быть не просто.

Многие бухгалтеры живут в неведении этих событий. Мы регулярно проводим собеседования, и порой на вопрос, актуальный с 2015 года, люди неправильно отвечают. Мы понимаем, что они застряли в 2013-2014 годах, потому что в их текущей компании таких кейсов не было, или они не знали об изменениях и работают по старинке.

Следить за всеми изменениями — колоссальная работа. Плюсом к изменениям идет арбитражная практика, которая, так складывается в нашей стране, очень далека от налогового кодекса. Если открыть справочную систему «Консультант» или «Гарант» и посмотреть, сколько изменений и поправок к законам, касающимся предпринимателей, выходит ежедневно, увидим, что их от 15 до 47: письма, поправки, изменения.

Если это число умножить на количество дней месяца, понимаем, что там налоговых вопросов может быть 25%. Ни один нормальный человек в одиночку не сможет разобраться во всех нюансах, понять, как это в реальности работает, и как потом на это посмотрит налоговая инспекция.

С ростом нашего коллектива мы ощущаем плюс синергии, которая есть из-за большого количества разных задач, возникающих у разных специалистов. Неплохо, когда бухгалтер варится в собственном соку, но одна голова — хорошо, две — лучше, а десять или двадцать — еще лучше. То, что по разным клиентам возникают разные ситуации, позволяет нам создать интеллектуальный фонд накопленных ситуаций и оттуда брать информацию.

Алина: Если человек работает бухгалтером в одной компании, он привык к тому бизнесу, который ведется в этой компании и тем кейсам, которые там возникают. Это не значит, что он может перейти в вашу фирму, если она занимается чем-то другим, с таким же успехом там работать и постоянно разбираться в том новом, что происходит, в одиночку.

Сергей: Происходит по-другому. Берут бухгалтера с очень специфическим бэкграундом, а потом, когда возникают сложные моменты по формированию отчетности, налогообложению, бухгалтер, ссылаясь на прошлую свою работу, заведомо делает неправильно по принципу: «Я так тысячу раз делал — все нормально будет». Реакция на это может быть и такой: «Раз там прокатило, мы и сейчас так сделаем». Хотя это не одно и то же.

У бухгалтеров, которые варятся в одном бизнесе, сужается кругозор. Например, учет в автосалоне простой, но очень специфический. Человек, отработавший 10-15 лет в автосалоне, вряд ли сможет прийти в строительную компанию и работать эффективно.

Алина: Бухгалтерия — вопрос, который можно вынести на аутсорсинг, оказывается специфической для разных бизнесов. Для меня, например, это новый момент с точки зрения того, как работает все это.

Сергей: Да, он [бухгалтерский учет] имеет специфические моменты. На 60% это пересекающиеся вещи, базовые: формирование отчетности и ведение учета. Изобретать велосипед не надо. Разных правил формирования отчетности для разных компаний нет.

Мы говорим про помощь предпринимателю в этих вопросах, когда бухгалтер — не просто конвейер по выдаче отчетов, которые никак не связаны с бизнесом, которые не работают на бизнес. Они формальны. Мы говорим, что бухгалтер — консультант и советчик, человек, который планирует и анализирует, помогает разобраться со всем этим предпринимателю.

Специфика играет очень большую роль. Например, строительство — интересная отрасль. Многие бухгалтеры от нее плюются, потому что она частично «черная». Ну как «черная»? Документы приходят не вовремя, они довольно низкого качества, сметы прорабы пишут на листочках в клеточку, эти листочки фотографируют и присылают в бухгалтерию.

Чтобы сделать акт КС-2, КС-3, приходится посидеть и разобраться. Здесь мы лучше работаем и лучше понимаем, что хочет клиент, если бухгалтер не просто работал в строительной компании, а знает, что такое стройка. У нас есть сотрудник, который кроме бухгалтерского образования имеет инженерное в строительстве. Ему намного проще понимать, что происходит на стройке.

Если ему дают документ, который заполнен как-то некорректно, он не просто слепо его принимает, он сморит и спрашивает: «Как вы из этого количества позиций собираетесь дом собрать? У вас же вот здесь расход совсем другой. Здесь вы не сможете использовать такие балки».

Шутки шутками, но так примерно происходит. Клиент был в шоке от разговора с бухгалтером, он просто этого не ожидал. Конечно, не всегда удается настолько глубоко понимать отрасль, но если это получается, то и нам проще работать, и клиент чувствует, что мы с ним говорим на одном языке.

Алина: Бухгалтер видит всю логику процесса. Это круто, конечно.

Сергей: Идеально, когда так. Не всегда получается, сейчас бизнес меняется, очень много новых отраслей, в которые нас клиент погружает, рассказывает о своем бизнесе, а мы даже об этом не знали. Не знали, что на этом можно как-то строить компанию или процессы.

Но это вдвойне интересно. Мы всегда разбираемся и вникаем во внутреннюю кухню клиента, стараемся приехать в офис клиента, посмотреть, что у них происходит, как устроен процесс. Это важно для того, чтобы в дальнейшем правильно взаимодействовать.

Алина: Ты говоришь, что вы вникаете в работу клиента, вы хотите быть с ним друзьями. По сути, работаете для того, чтобы делать хорошо, а не просто чтобы нанять много людей и взять много бизнесов в оборот. И это лейтмотив всего вашего рабочего процесса.

Когда мы общались до этого, ты упомянул, что к вам каким-то неведомым образом подтягиваются проекты, кредо которых тоже — «делать хорошо». Как так получилось? Как вокруг вас сформировалась такая «компания компаний»?

Сергей: Да, «компания компаний». С одной стороны, для меня это до сих пор загадка, с другой стороны, я искренне верю, что случайности не случайны, все для чего-то происходит. Наверное, при взаимодействии, при общении люди неформально чувствуют вне слов какой-то посыл. Я понимаю, на одной волне мы с человеком или нет.

Почему так происходит? Наверное, потому что, объективно, приходит какое-то новое поколение предпринимателей на смену тех, кто был в 90-х годах. В 90-е годы была тяжелая ситуация с деньгами, с экономикой. Деньги были первой необходимостью. Любой бизнес был нацелен на то, чтобы откровенно «намутить бабла», и в этом был интерес.

Молодые образованные люди понимают, что деньги — это хорошо, но они нужны для чего-то. Кроме этого есть процесс какой-то конструктивной деятельности, от которой человек получает удовольствие. Чем больше таких людей становится, а их действительно больше, мы это чувствуем, тем сильнее меняется и наша страна, и предприниматели становятся совсем другие. Их просто становится больше по пропорциям.

Ну, а как они к нам притягиваются, не знаю, волшебство какое-то, магия. Мы так настроились, мы уверены, что найдем своих партнеров и друзей, которым с нами будет комфортно и которым мы поможем, которых мы не бросим. Люди это чувствуют и притягиваются. При этом, наверное, другие люди притягиваются к другим. Энергетика. Примерно так.

Алина: Подобное притягивает подобное. Бизнес для людей притягивает аутсорсинг для людей.

Сергей: Примерно так и получается. Мы людей любим, мы это не скрываем, мы об этом говорим. У нас к сотрудникам такое же отношение. У нас нет формалистских отношений по принципу «заказчик – исполнитель». Мы не тыкаем друг друга в договор. У нас из портфеля клиентов около 30% — мои хорошие друзья, с которыми мы дружим семьями. Нас держит не столько договор, сколько моральные обязательства.

Поэтому мы, в первую очередь, настраиваемся на то, чтобы те люди, с которыми мы работаем и которым мы что-то пообещали, получили то, о чем мы говорим. Ну, а финансовая составляющая каким-то образом за этим следует. Но это отдельная эпопея. Просто каждый проводит на работе какое-то количество часов своей жизни. Если первая цель — деньги, это, наверное, не совсем то, что нужно, с собой-то все не заберешь. А процесс, в котором человек участвует, должен удовольствие приносить.

Многие клиенты удивляются: «Бухгалтер — это такая профессия, сидишь, втыкаешь в базу. Что вообще интересного?» А у нас реально девчонки кайфуют от этого, некоторых в 7-8 вечера домой не выгонишь. Они сидят, им интересно в чем-то разобраться. У нас и сотрудники такие же, как и мы, подбираются, фанатики в какой-то степени. Это, неверное, то, ради чего все и замышлялось.

P.S. Если у вас есть какие-либо вопросы, которые можно задать прямо здесь (в комментариях), не стесняйтесь — пишите. Я передам все Сергею и вернусь к вам с ответами.

Автор: alinatestova

Источник

Поделиться

* - обязательные к заполнению поля