Слон в темной комнате — ответ на «Футурологию от Ашманова»

в 9:40, , рубрики: Нам пишут, метки:

Этот материал можно воспринимать как ответ на недавно опубликованный прогноз «Идеальное ИТ-будущее. Бесплатная футурология без регистрации и СМС». Но ответ не в виде разбора по косточкам прогноза известных и уважаемых в ИТ-сообществе людей, а скорее как предложение определенного методологического подхода к прогнозированию и несколько примеров его использования.

Вместо вступления

Наверное, будет правильно сказать о том, что у человека нет методов получения сбывающихся прогнозов развития нелинейных неравновесных открытых динамических систем. Любая предлагаемая методология дает результат, схожий с результатом ощупывания слона в темной комнате — но я исхожу из того, что лучше изучать его на ощупь, чем фантазировать о содержимом комнаты, не входя в нее.

В качестве методики прогнозирования развития ИТ на среднесрочную перспективу в 10−15 лет я предлагаю использовать две закономерности:

Закономерность 1: Вытеснение человека из технической системы.

Если коротко, есть 3 функциональных уровня участия человека в технической системе: исполнительский уровень, уровень управления и уровень принятия решения. В процессе развития техники, человек последовательно вытесняется с этих уровней: вначале он перестает быть «рабочим органом», затем передает технической системе функцию непосредственного управления и в самую последнюю очередь — функцию принятия решения.

Для нас важна именно эта последовательность — раз мы говорим о среднесрочных прогнозах, то наиболее вероятно в эти сроки ожидать изменений на том уровне, на котором сейчас человек участвует в рассматриваемой системе:

  • если он по-прежнему делает в ней что-то руками (голосом, лицом и т. п.), то принципиальных сдвигов стоит ожидать на первом, исполнительском уровне;
  • если непосредственная работа уже производится при помощи различных механизмов и программ, но управляет ими человек, то прогнозы имеет смысл строить на уровне управления, ответив себе на вопрос «Как может управляться рассматриваемая система без непосредственного участия в этом процессе человека?»
  • если задача «бесчеловечного» управления в рассматриваемой системе уже решена, то имеет смысл рассматривать уровень принятия решения — как будет выглядеть и функционировать система, в работе которой человек не участвует в принципе.

Закономерность 2: Увеличение «идеальности» системы.

Идеальная система — это система, вес, объем и площадь которой стремятся к нулю, но ее функции выполняются. Поначалу это определение кажется странным, хотя айтишники обычно воспринимают его быстрее и проще, чем другие люди.

В качестве иллюстрации этой закономерности я часто привожу калькуляторы: начав череду своих воплощений с достаточно громоздких и малофункциональных механических устройств, они постепенно уменьшались, изменяли принцип выполнения своей основной функции и в итоге достигли «идеального» состояния — потеряли материальную оболочку и поселились в наших смартфонах в виде приложений, которые физически отсутствуют и при этом исправно выполняют свою функцию.

Любая техническая система в своем развитии стремится к идеалу, когда физически системы нет, но ее функция выполняется. Для целей прогнозирования это очень важная закономерность — она позволяет провести общую линию развития системы и служит чем-то вроде компаса, который хоть и не отображает точное местоположение следующего пункта на карте жизни рассматриваемой системы, но указывает направление, на котором его стоит искать.

***

Итак, в процессе развития системы происходит последовательное вытеснение из нее человека, а идеальным конечным состоянием системы является ее физическое отсутствие, с сохранением выполняемой системой функции.

Обе эти закономерности разработаны для технических систем в рамках ТРИЗ — но обладают более широкими границами применения: вы без труда найдете соответствующие примеры в социальных, экономических и других далеких от техники системах.

Давайте попробуем порассуждать на тему развития ИТ до 2025−2030 года, применяя эти закономерности в качестве направляющих. Чтобы этот рид не стал суперлонгом, я не буду следовать структуре блоков прогноза коллег — пару примеров постараюсь рассмотреть более подробно, а по другим блокам пройдемся на уровне выводов. Если что, буду рад развернуть нюансы или ответить на вопросы в комментариях.

Применение методики

Оборона и армия. Это первый блок, который я бы хотел рассмотреть немного подробнее для иллюстрации применения методики:

1. Вытеснение человека. Человек в современной армии все еще находится на исполнительском уровне — стреляет, ползает под пулями, тащит на себе оружие и боеприпасы. Коллеги в своем прогнозе предлагают снабдить солдата экзоскелетом, чтобы больше тащил, и умной экипировкой, чтобы отображала юниты на штабных картах (ибо генералам удобно).

А между тем, давно пора его в принципе от всего этого освобождать — и, если мир не перевернется и закономерности не перестанут работать, человек будет вытесняться из процесса войны.

Как это будет происходить?

Можно, конечно, просто заменить человека на робота — и эта идея не так, чтоб нова:

Слон в темной комнате — ответ на «Футурологию от Ашманова» - 1
Паровой робот Steam Man, патент США 75874, Zadoc P.Dederick и Isaak Grass, март 1868

Слон в темной комнате — ответ на «Футурологию от Ашманова» - 2
Он же в модификации для применения в военном деле

Но скорее всего прогресс пойдет более оптимальным путем и мы избежим массового оснащения воинов стройбата экзоскелетами или замены их на дроидов. Боюсь, что красочных войн с применением боевых роевых нано-роботов и управляемых при помощи ИИ пуль и снарядов мы тоже не увидим. Почему это должно быть так, нам расскажет вторая закономерность.

Стремление к идеальности. Армия идеальна, когда ее нет, а ее функция выполняется. Каковы функции армии? Защита границ от посягательств врага и/или установление власти над чужой территорией. Убивать для этого людей — привычный, но совсем не обязательный сценарий. По сути, процесс изменений в этой области уже пошел — в последние годы мы с вами становимся свидетелями более прогрессивных форм ведения военных действий.

Например, война экономических санкций преследует те же цели защиты своей территории или нападения на врага. По глобальным последствиям такая война сопоставима с вооруженными конфликтами, зато бескровна и не требует изобретения ИИ.

Другой пример «идеальной» войны — война информационная. Специфика этой войны в том, что ее можно вести как против жителей других стран, так и против собственного населения, формируя в его головах нужную картину окружающей реальности. Эффект очень серьезный, затраты ощутимо меньше, крови почти нет.

Можно вспомнить и более «милитаризированные» ИТ-средства — те же спецвирусы для поражения коммуникационных сетей и объектов инфраструктуры противника. Чем выше проникновение ИТ в разные сферы экономики, тем больше стимулов для появления оружия такого типа. Хотя по степени идеальности это оружие менее прогрессивно, чем экономическое и информационное, так как может приводить к разрушению материальных объектов и последствиям для людей и окружающей среды (например, при вмешательстве в работу АЭС), поэтому оно может и не успеть стать по-настоящему распространенным.

Итого: В моем трактовании закономерностей развития, войны будущего будут проходить в основном в информационном и экономическом пространствах — в том числе и потому, что жизнь современных государств в основном там и происходит. Армии в их классическом понимании, конечно, еще долго не исчезнут — но в основном будут применяться для взаимоотношений с отсталыми странами, которые живут в устаревшей парадигме войны с обязательными человеческими жертвами. В связи с этим, численность армий будет сокращаться, а у малых стран их не будет вовсе.

В горизонте 10−15 лет мир не перейдет к полностью бескровным войнам — но их удельный вес в общем объеме конфликтов будет неуклонно возрастать. А если измерять в количестве жителей стран, втянутых в конфликты старого и нового типов, то скорее всего новая парадигма военных действий в указанные сроки добьется ощутимого перевеса над старой.

Все это, конечно, не отменяет возможности продажи государству дорогих проектов в военной области — всех этих экзоскелетов и умной брони — просто они не станут массовым явлением. И, если говорить с точки зрения будущего ИТ, для специалистов нашего профиля гораздо большее поле для деятельности открывается в сфере информационных войн. Причем Россия в этой области имеет достаточно сильные позиции — просто потому, что активно ведет наступательные информационные войны и оттачивает их технологии в реальных операциях.

Кадры и образование. Еще один блок, который я попытаюсь рассмотреть подробнее. Если присмотреться к системе образования через призму упомянутых выше закономерностей, то мы увидим следующую картину:

1. Вытеснение человека. На текущий момент человек в классическом образовании по-прежнему играет роль инструмента — преподаватель сам лично учит учеников/студентов. Именно на этом уровне стоит ожидать изменений в первую очередь — и эти изменения уже происходят.

Если трезво посмотреть на вещи, то большую часть актуальных знаний и практических навыков мы уже сейчас получаем в процессе самостоятельного изучения. То есть, человек вытесняется с исполнительского уровня (преподаватель), но пока держит серьезные позиции на уровне управления (мы сами управляем процессом получения нами дополнительных знаний) и принятия решения (мы сами определяем, в какую сторону хотим развиваться).

В горизонте 10−15 лет мы можем ожидать активизацию процесса вытеснения человека с исполнительского уровня, в том числе и в традиционной системе образования (школы, ВУЗы). Заменить живого преподавателя на теле-лекции от лучших специалистов в данной области не так сложно, а качество обучения от этого может даже повыситься — и это лишь один из примеров, который лежит на поверхности.

Также стоит ожидать усиления процессов вытеснения человека с уровня управления. Даже сейчас нам несложно представить систему автоматического обучения, которая порциями выдает знания и контролируют их освоение — хотя наверняка это не единственно возможный вариант передачи управления образованием «автоматике» и в ближайшие годы стоит ожидать ярких решений на этом рынке.

Можно пофантазировать и по поводу вытеснения человека с уровня принятия решения о получаемом образовании, но в обозреваемый период времени тут вряд ли стоит ожидать революции.

2. Стремление к идеальности. Система образования идеальна, когда самого процесса обучения вроде как и нет, а его функция (получение знаний) выполняется.

При такой формулировке мозг первым делом шаблонно срывается на фантастику, с давно описанными в ней системами загрузки знаний напрямую в мозг. Но если не поддаваться мозговой лени и заставить его думать, то даже сейчас можно увидеть существенные изменения в этой области.

Простая иллюстрация: сравните количество знаний о реальном мире, которые получают ваши дети из мультфильмов и игровых приложений (Фиксики/Смешарики Пин-Код и иже с ними) со своим детством. Думаю, сравнение будет не в вашу пользу.

А сколько вы сами узнали об устройстве танков за последние годы? И без учебы в танковом училище, что характерно.

Наблюдая за этими играми разума, несложно сделать вывод, что геймификация и энтертейнментизация (или как лучше назвать нечто, происходящее в процессе развлечения?) процесса обучения станет мощным трендом, хотя возможны и другие варианты ухода от привычного, но зачастую нелюбимого процесса грызения гранита науки.

Итого: Соединив вытеснение человека из процесса образования и стремление любой системы к идеальности, получаем картину недалекого будущего, в которой дети и взрослые играют в большие игры, длинною в годы и десятилетия — в том числе и во время работы, которая становится частью игры. А отдыхая от работы, смотрят всяческое развлекалово любым доступным на тот момент образом — и в процессе, мягко и ненавязчиво, опять же получают нужные знания. Все это происходит под бдительным присмотром автоматизированных систем обучения, которые мониторят успехи своих подопечных, подыскивают им подходящие задачки, а может и новые места работы.

Замечу, что все описанное не требует совершения технологических прорывов — достаточно лишь системно смотреть на окружающую действительность и использовать закономерности развития систем для того, чтобы вовремя оседлать поднимающуюся волну и предлагать рынку живые решения.

Теперь несколько коротких выводов по другим сферам

Госуслуги и управление государством. Государства в жизни людей будет становиться меньше (движемся к «идеальности») и чиновников тоже (вытесняем их помаленьку из системы управления). Тут все непросто (в том числе и из-за конфликта с Законом Паркинсона), в разных странах этот процесс будет происходить с разной скоростью, но общее направление такое. В какой-то момент система управления перейдет на следующий уровень (квази- и пост-государства), но это скорее всего не случится в ближайшие 10−15 лет, поэтому оставим этот момент за рамками данного прогноза.

Защита личных данных. Наверняка, вы уже самостоятельно можете сформулировать идеальную ситуацию в этой области: системы защиты (правовой, технической и т. п.) нет, а ее функция выполняется — возможность несанкционированного использования личных данных отсутствует. Это не так уж странно, как может показаться на первый взгляд — в двух словах не описать, тут тема для отдельного материала, но все очень красиво решается с переходом системы генерации и дистрибуции данных на новый уровень развития, который по моим прогнозам произойдет как раз в горизонте 10−15 лет. Привычный на текущий момент сценарий «хожу по интернету и оставляю следы» уйдет в прошлое, а вместе с ним и возможность использования этих самых следов.

Цифровой суверенитет и импортозамещение. Не наступят. Если, конечно, не говорить о катастрофичных сценариях вроде «железного занавеса 2.0». Тут опять же обширный вопрос, который выходит за рамки данного материала, так как затрагивает принципы перехода систем «государство» и «общество» на другой уровень в процессе эволюции. Вкратце: чтобы не остаться на обочине эволюции и перейти на следующий уровень, государство должно осознать неизбежность глобализации и слияния со всем остальным миром, хоть это и очень непростой процесс.

Прогресс сейчас происходит не внутри какого-то государства, эта эпоха прошла — он возможен только на надгосударственном уровне. Это очень похоже на то, как с появлением многоклеточных организмов, основной прогресс происходил уже на их уровне, а не на уровне клетки. С появлением общества основной прогресс шел (и продолжает идти) уже на его уровне, а не на уровне отдельного организма, пусть даже и человеческого. То же происходит с государствами — и в ближайшем будущем этот процесс будет только развиваться.

Транспорт и беспилотники. Тут я во многом согласен с прогнозом коллег. Будет продолжаться вытеснение человека с уровня управления транспортными устройствами. Появятся первые системы беспилотного наземного транспорта — и скорее всего юниты в этой системе будут общего пользования, потому что идеальный автомобиль это автомобиль, которого нет, а функция доставки людей и грузов выполняется. При этом в рассматриваемом горизонте полного избавления от управляемого человеком транспорта не произойдет.

Беспилотные летающие аппараты займут свою нишу, но скорее всего не станут массовым явлением, в силу присущих этому способу перемещения недостатков.

Робототехника и ИИ. Киборги в ближайшие 10−15 лет не заполонят весь мир — а те, что заполонят, в массе своей не будут человекоподобными. Это тоже может стать темой отдельной статьи, но если вкратце: человекообразность это далеко не оптимальный путь развития для роботов. Попытки эмулировать человека и его поведения в большинстве случаев (за исключением, разве что, секс-индустрии) — это тупиковые ветви робо-эволюции.

Опять могу отослать по этому поводу к иллюстрациям с «паровым человеком» выше, ну и вообще в истории развития техники есть множество подобных примеров. Что, впрочем, не мешает изобретателям вновь и вновь наступать на те же грабли — свежепредставленный робот-повар нам с вами в пример. Правильный же путь управляемой робо-эволюции: выделять нужные для достижения цели операции и находить варианты их выполнения, оптимальные с точки зрения техники, а не строения человеческого тела.

Простой пример «правильного робота» (и правильного подхода к роботостроению): обычная стиральная машинка-автомат или бытовая хлебопечка, в которую загружаешь ингридиенты и получаешь на выходе горячий, ароматный хлеб. Эти «роботы» отлично обходятся без рук и достигают нужной цели другим набором операций. А ведь несложно представить «робота-прачку» и «робопекаря» с руками, которыми они повторяют процесс стирки и готовки за человеком — как и связанные с этим технические и организационные сложности. «Правильные роботы», конечно, не так зрелищно смотрятся в промо-роликах — но эволюционный отбор обычно проходит не по зрелищности, а по другим параметрам.

Медицина. Очень интересная отрасль, в которой мы будем одновременно наблюдать процессы вытеснения человека с исполнительского и управленческого уровней, с вытекающими из этого последствиями в виде практической реализации множества сегодняшних и завтрашних теоретических разработок. Здесь тоже можно было бы провести интересный углубленный анализ, базируясь на определении «идеальной медицины», но я ограничусь общим заключением: тем, кто сейчас работает на стыке ИТ и медицины, можно только позавидовать белой завистью — у них впереди отличные десятилетия, когда бурно растущий на инновациях рынок буквально тащит за собой все, что хоть как-то шевелится в этой области.

Розничная торговля. Здесь нас ждут серьезные перемены, так как закономерности, ведущие к вытеснению человека и стремлению к идеальности, в горизонте 10−15 лет должны получить серьезную технологическую подпитку в виде универсальной среды обмена данными.

В результате наличия актуальной открытой информации о каждой единице товара, во многих случаях торговля в ее классическом понимании будет вытеснена логистикой: человек перестанет выполнять функции записывальщика списка покупок и носильщика пакетов из «Ашана» — типовые покупки вроде продуктов или бытовой химии из стандартного набора семьи будут просто доставляться на дом по мере расходования.

Для поиска товара не из стандартного списка достаточно будет произнести его название в коммуникационное устройство, а результаты «поисковой выдачи» будут отсортированы по цене и времени доставки товара к точке вашего местоположения в минутах — в большинстве случаев это будет актуальнее текущего расположения физических товаров на карте, хотя для любителей старины сохранится и такая возможность.

В итоге, основная конкуренция будет разворачиваться между логистическими компаниями — клиента будет получать тот, кто обеспечит идеальное сочетание цены и скорости доставки. Назвать их при этом интернет-магазинами было бы не совсем правильно — как неправильно называть современный автомобиль «безлошадным экипажем».

Конечно, не стоит недооценивать развлекательную функцию шоппинга — эта черта природы человека вряд ли претерпит существенные изменения в рассматриваемом периоде. Но и по ней будут нанесены серьезные удары со стороны автоматических рекомендательных систем, которые последовательно будут вытеснять человека уже с уровней управления покупками и принятия решений о них.

Отдельно упомяну про 3D-печать товаров и продуктов: она вполне способна «свернуть» систему розничной торговли в состояние, близкое к идеальному — но вряд ли это произойдет в ближайшие 10−15 лет.

Заключение

В ближайшие 10−15 лет мир будет существенно меняться, и ИТ по-прежнему находятся в центре этих изменений. Это делает будущее для нас с вами достаточно оптимистичным — конечно, если понимать, в какую сторону дует ветер. Просто делать сайты или заниматься SEO через 10 лет не получится, поэтому было бы правильно уже сегодня задуматься о том, в какой сфере сосредоточить свои усилия и чем именно в ней заниматься. Я буду считать цель этой статьи достигнутой, если кому-то в этом помогут закономерности развития технических систем, о части из которых мы сегодня поговорили.

Ну и, конечно, я буду рад ответить на вопросы в комментариях — хотя понимаю, что в основном там будут совсем не вопросы.

Источник

Поделиться новостью

* - обязательные к заполнению поля