Немного о связи между системным мышлением и аутопоэзом

в 11:49, , рубрики: аутопоэз, ментальная модель, мозг, Научно-популярное, Самость, системное мышление

Попалась мне любопытная книжка – «Искусство системного мышления» Д. О`Коннора и И. Макдермотта (М., 2006). Для начала разговора вот цитата из нее:

«Системное мышление учит нас скромности. Мы быстро начинаем понимать, что мир сложнее любого компьютера. Наш сознательный ум не способен все понять и увидеть, даже если он опирается на вычислительные возможности самых совершенных машин…

Но мы можем изменить свое мышление, начав с себя как части системы, со своих ментальных моделей, постоянно учитывать фактор времени, научиться осознавать, что нам не избежать последствий собственных действий. Меняя мышление, мы изменяем свое поведение в контуре усиливающей обратной связи, а это, в свою очередь, меняет наше мышление. Мы никогда не будем знать всё обо всем, но наших знаний должно быть достаточно для жизни.»


Прокомментирую, оттолкнусь от этого фрагмента.

1. Я очень советую ее почитать, хоть и сомневаюсь в полезности этого занятия. В своей предыдущей публикации я пояснил, почему (раздел «О различиях между априорной и апостериорной оценками»). Проблема всегда в том, что для того, кто уже «внутри» (в данном случае – владеет системным мышлением), описание не представляет ценности. Потому что ему не нужно описание, он уже а) обладает практическим знанием и б) может просто «оглядеться вокруг». Хуже всего, что описание не имеет смысла для людей, которые «вовне». Поскольку они не имеют практического опыта существования в таком качестве и просто не понимают о чем речь. В других выражениях, у них нет бытийного контекста, в который можно уложить вычитываемое и пока абстрактное умозрительное знание. Обычно их значительно больше интересует, как добраться до этой заветной области, как туда попасть. А описания тамошних обитателей о том, как же все здорово – откровенно бесят. Чувствуешь себя слабоумным из касты неприкасаемых…

2. Затем, о скромности и неспособности все увидеть и понять. Это очень верно и глубоко, на эту тему можно книгу написать. Здесь хочу сказать о следствии из этого утверждения.

В советские времена культивировались уверенность в завтрашнем дне, безграничный оптимизм в части познаваемости объективной реальности (смешно, но при этом признавалась ее принципиальная неисчерпаемость) и любопытство в стиле «Хочу все знать!». Не вижу смысла здесь и сейчас обсуждать, правильно это было или нет. В данном тексте я говорю с точки зрения отдельного индивида, а не общественного строя (социума). Так вот, с точки зрения «скромности и неспособности» (а также вероятностного характера нашего существования, о чем см. в упомянутой публикации) все эти утверждения неверны.

Какие же выводы вытекают для конкретного человека из этой констатации? Перечислю самые критически важные:

  • Поскольку никакой уверенности в завтрашнем дне не существует, то нужно вырабатывать в себе способность существовать и более-менее эффективно действовать в условиях неопределенности, хаоса, вероятностного характера развития тех или иных вариантов событий.
  • Если наш «ум неспособен все понять и увидеть» — то какой же смысл несет красивый лозунг «Хочу все знать!»? Еще более интересный вопрос – а на фига нам знать все? Оно нам надо? Ведь сказано, что во многой мудрости многия печали. Значит, нужно научиться выбирать необходимые тебе области и объекты познания. Но уж – выбравши – познавать конкретно, расширяя набор имеющихся навыков (а не умозрительно). Критерий выбора четко сформулирован: «наших знаний должно быть достаточно для жизни». Т.е. то, чего для эффективного функционирования в рамках наличного бытия, не требуется – нам и не нужно.

Дальше я намеренно скажу явную крамолу, причем не вдаваясь в объяснения (иначе никакого места не хватит): это означает, что лично мне не надо знать, как образовалась Вселенная, когда на Земле появилась жизнь, что было вначале – курица или яйцо, сколько ангелов поместится на кончике иглы, и т.д., и т.п. Подчеркну, что крамолой это может восприниматься другими людьми – сам же я уже давно живу в соответствии с этим утверждением. Важное уточнение – отказ фокусировать внимание и тратить жизнь на подобные вопросы не должен быть эмоциональным.

Отношение выстраивается по принципу «это никак не влияет на мою жизнь (точнее, я никоим доступным мне способом не могу увидеть и оценить это влияние), поэтому я просто равнодушен». Если кому-то подобные вопросы интересны – это их дело, на что тратить свою жизнь. Я лишь замечаю мимоходом, что – с моей личной точки зрения – подобный расход ресурсов неэффективен.

3. Затем, авторы упоминают о важнейшей сущности – «ментальной модели». На эту тему также можно писать книгу (и не одну). В данном случае важно осознать, что все наше «знание», все наши представления о жизни выстраиваются в виде этих самых ментальных моделей. Достаточно вспомнить, как нас ставят в тупик вопросы типа «Назовите случайное число». При наличии развитой способности к саморефлексии достаточно легко ощутить, как нас «плющит» от необходимости быть нелогичным, от требования оказаться принципиально вне какого-либо контекста. Плющит именно потому, что комфортно нам в рамках наших ментальных моделей. Естественно, у каждого человека набор и качество этих моделей разные. В этом люди и отличаются (помимо всего прочего).

4. Потом авторы говорят о неизбежности последствий собственных действий. Я эту фундаментальную аксиому формулирую иными словами: «За все в этой жизни надо платить.» Важно понимать, что все это всерьез и без всякого гусарского бретерства. Нет, просто речь о том, что если вы оценили размер расплаты за желаемое удовольствие и имеете возможность (ну, или полагаете, что имеете) расплатиться – то вполне можете себе это удовольствие позволить. При этом, когда наступает расплата, пережить некоторый дискомфорт помогает именно то, что решение было взвешено, обдуманно и принято сознательно. Т.е. нас не «петух жаренный в темечко клюнул» — нет, мы просто рассчитываемся за то, под чем подписались вначале. (Дальше можно развивать тему об ответственности – но это за рамками данного текста.)

Самое главное здесь: никогда не допускать даже мысли, что существует чистая «халява». И вырабатывать в себе способность реалистичной оценки величины платы за удовольствие. О важности оценки вероятности наступления совсем уж неблагоприятных последствий я говорил в предыдущем материале.

5. Наконец, ключевой посыл авторов – о петле обратной связи, меняющей наше мышление. Для человека, который долгое время занимался научно-исследовательской работой, это бесконечная банальность. Хотя в принципе вещь важнейшая (банальна она для тех, кто уже «внутри»).

Помню, шеф спрашивал меня, как выбрать условия первого опыта в рамках конкретной научной работы по проекту. Я пытался вспоминать всякие умные слова – но шеф был безапелляционен: «Условия первого опыта всегда выбираются методом тыка» (некоторые предпочитают вариант «научного тыка» — но я не понимаю, зачем «затирать» важные слова в таком контексте, наука здесь вовсе непричем).

Теперь я хочу напомнить эпизод из сериала «17 мгновений весны», где «папаша Мюллер» со своим старым приятелем расследуют расстрел в детском приюте. Он там говорит о действиях профессионала и непрофессионала.

Для нас это критически важное замечание, потому что поиск истины невозможен без профессионального исследователя, анализирующего обратную связь первого опыта, поставленного – напомню – методом тыка. Если в петле обратной связи непрофессионал (новичок, дилетант, любитель) – то возможно что угодно, кроме правильного результата. Но значительно важнее то, что профессионалы приходят к одному и тому же выводу (при исследовании одного и того же случая, объекта, феномена) при том, что начинают с произвольных экспериментов. (Замечу в скобках, что в этом я вижу одно из важнейших доказательств существования объективной реальности.)

Если вы задумаетесь, то поймете, что вся т.н. наука – это набор артефактов, которые были неоднократно и независимо воспроизведены самыми разными исследователями. Т.е. критерием наличного бытия исследуемого феномена/явления является воспроизводимость результата другим человеком в другом месте. Но нам сейчас важнее обратное следствие – если вы самостоятельно получаете пусть уже известный (не вам, вы действовали независимо), но «правильный» результат, то, возможно, вы профессионал.

6. Ну и об изменении мышления в петле обратной связи. Это как раз тот момент, который заставил меня взяться за эту статью. Полагаю, что авторы маленько струсили (в смысле стремления к истине) и не рискнули сделать конечный вывод. Ограничились промежуточным.

Но и этот промежуточный вывод весьма важен. Процесс обработки, анализа обратной связи бесконечно важен тем, что в ходе этого процесса мы (субъект познания) меняемся. Многие любят оптимистичное слово «развиваемся», но я предпочитаю аккуратное «эволюционируем» (т.е. далеко не факт, что знак «+», это требует отдельного анализа).

Обратите внимание, что включение в цепь познания непредсказуемым образом изменяющегося «черного ящика» сразу делает всю ситуацию принципиально иррациональной.

Трусость авторов обусловлена тем, что наука принципиально не имеет дела с иррациональными сущностями или процессами. Поэтому они предпочли смягчить формулировку, дабы не переходить границ научной политкорректности.

Но мы не о науке, а о реальной жизни. И придумывать себе искусственные ограничения не станем. Наоборот, оттолкнемся от сделанного вывода. Допустим, что один и тот же проект независимо исполняют 2 разных человека в разных местах. Первый опыты они поставили методом тыка – и затем анализируют обратную связь. Нащупывают корреляции, формулируют предварительные гипотезы, вносят коррективы, ставят новый опыт и получают следующую порцию обратной связи. Это обычный путь научного (и не только) исследования. Но – как всем прекрасно известно – один из ученых получает требуемый результат, выполняет проект и, не исключено, вырастает в признанного исследователя. А другой блуждает в 3 соснах и заваливает проект.

Совершенно очевидно, что разница только в личностях. Люди разные. Из этого следует важнейший вывод: для того, чтобы стать профессионалом в условиях неопределенности, хаоса и прочих «прелестей» реальной жизни, необходимо совершенствование собственной личности (я предпочитаю и далее буду использовать термин «Самость», понимаемый как вся совокупность феноменов, сущностей, процессов и полей, генерируемых в живом человеческом теле; т.е. это предельно широкое толкование психической сферы человека). В иных выражениях, профессионал, «креативщик» и, уж тем более, творец отличаются высочайшим уровнем развития Самости. Причем здесь я говорю не обо всех аспектах – а лишь о тех, которые необходимы для достижения цели, сформулированной выше в начале этого абзаца.

Смысл в том, что способность выдвигать гипотезы и эффективно корректировать последовательность опытов, приводящую к успешному выполнению задачи базируется на ключевом навыке. На способности создавать ментальную модель исследуемого процесса/объекта на основе не то что неполных, а просто из крупиц данных (значительная часть из которых недостоверна).

Я ментальные модели такого типа обычно называю словечком «картинка». И обычно привожу в пример процесс сборки паззла (именно отсюда термин «картинка»). Когда у нас есть множество мелких фрагментов единого изображения – и их нужно разместить в нужных местах. Вообще-то, сборка паззла – это детский лепет по уровню сложности в сравнении с реальными задачами. Ровно по 3 причинам: а) мы твердо уверены, что у нас есть все кусочки картинки; б) в горке точно нет чужих фрагментов; в) сама конечная картинка нам известна (она напечатана на упаковке).

По жизни у нас никогда не бывает всех кусочков (если пофантазировать и представить, что мы умудрились собрать-таки все – то это будет означать только то, что мы безнадежно опоздали, задача уже не актуальна). Хуже того, среди фрагментов часть заведомо «не отсюда». Т.е. мы предположили, что он (фрагмент) может иметь отношение к делу и положили его в кучку. Но потом еще нужно убедиться в том, что это было правильное отнесение. И, наконец, самое главное – общая картинка. В начале любого исследования ее никогда нет.

Центральный пункт системного мышления – это не способность обрабатывать обратную связь. Главное – это способность быстро дорисовывать, достраивать, синтезировать картинку на основе минимального набора ее фрагментов (безусловно, одной из составляющих этого навыка является способность находить, отбирать именно те фрагменты, которые необходимы для данной картинки). Смысл в том, что ментальная модель позволяет делать осмысленный выбор следующего шага. До тех пор, пока у нас модели, картинки нет, отработка обратной связи мало что дает, мы вынуждены тупо перебирать варианты.

Кстати, авторы вышеупомянутой книги совершенно правильно указывают на то, что в нашей культуре людей более-менее хорошо учат анализировать. И аналитики всех мастей у нас в почете. Проблема в том, что у нас почти не учат синтезировать, строить ментальные модели на основе неполных данных.

И тут мы подходим к центральному пункту данного эссе. Совершенно очевидно, что способность быстро (т.е. именно на основе неполных данных) синтезировать полезные картинки – это свойство Самости, свойство личности. Причем эффективно учить это делать значительно сложнее, чем учить анализу. Как у нас говорят, «ломать – не строить».

Надо отдать должное авторам вышеупомянутой книги, им все же хватило смелости мельком упомянуть об аутопоэзе. Точнее, о теории, выдвинутой У. Матурано и Ф. Варела в конце 60-х годов прошлого века. Немного вникнув в их идеи, я с радостью убедился в том, что они почти полностью повторяют мои собственные, придуманные независимо от них лет 20 тому назад. Хотя, конечно, они пошли (и зашли) дальше. За что огребли немало критики. Но философские и религиозные аспекты этих умопостроений мы сейчас не рассматриваем. В данном контексте нам важно, что, цитирую Википедию:

«Согласно теории У. Матураны и Ф. Варелы, живые существа отличаются «аутопоэзной организацией», то есть способностью к самовоспроизводству — к порождению, «строительству» самих себя: аутопоэзная система как бы «вытаскивает сама себя за волосы», создавая собственные компоненты. Аутопоэзные системы — это системы, которые, а) в качестве единств, определяются как сети производства компонентов, которые рекурсивно, через свои интеракции, генерируют и реализуют сеть, которая производит их; и б) конституируют, в пространстве своего существования, границы этих сетей как компоненты, которые участвуют в реализации сети. Так, клетка производит компоненты своей мембраны, без которой клетка не могла бы ни существовать, ни производить эти компоненты.»

Наконец, процитирую собственно авторов теории: «…в нашей книге мы намеревались показать, путем тщательного анализа феномена познания и проистекающих из него наших действий, что весь когнитивный опыт включает познающего на личностном уровне, коренится в его биологической структуре. Поэтому опыт обретения уверенности есть явление индивидуальное. Этот опыт слеп к когнитивным актам других индивидуумов, а потому уединен, обособлен и, как мы увидим дальше, может быть преодолен только в мире, который творится нами вместе с другими людьми.»

Очевидно, что «опыт обретения уверенности» — это и есть развитие Самости, о котором я говорил выше. И именно тому, как запустить и поддерживать такие процессы в своей голове и посвящена процитированная в предыдущем абзаце их книга «Древо познания» (М.: Прогресс-Традиция, 2001).

Автор: Elpi

Источник

Поделиться

* - обязательные к заполнению поля