Люди десятилетиями верили в миф по поводу одомашнивания кроликов

в 12:00, , рубрики: домашние животные, кролики, Научно-популярное, одомашнивание, эволюция

Учёные не знают, когда кролики стали домашними – и даже не уверены, что на такой вопрос можно ответить

Люди десятилетиями верили в миф по поводу одомашнивания кроликов - 1

В популярных статьях и научных работах часто упоминается, что кроликов впервые одомашнили французские монахи в 600 году н.э. В те времена папа римский Григорий I Великий якобы издал указ о том, что новорожденные кролики не считаются мясом, в результате чего христиане могли есть их во время Великого поста. Они превратились в популярный деликатес, и голодные монахи начали их разводить. Их работа превратила диких, норовистых европейских кроликов в одомашненных животных, способных выносить людей.

Такую историю услышал Грегер Ларсон из Оксфордского университета, когда впервые начали изучать домашних кроликов. Почти что из прихоти он попросил своего студента Эвана Ирвина-Пиза отыскать ссылку на этот факт в Ватикане, чтобы её можно было цитировать. «Я сказал: я уверен, что существует какой-нибудь эдикт, или что-то типа того, — говорит мне Ларсон. – Эван вернулся пару недель спустя, и сказал: Небольшая проблемка, его не существует».

Ирвин-Пиз отследил все ссылки на историю с папой Григорием и все ссылки на эти ссылки. Он обнаружил целую сеть неразберихи, неточностей и приукрашиваний. К примеру, сам Чарльз Дарвин предполагал, что кролики были одомашнены во времена Конфуция, поскольку этот мудрец считал их, согласно Дарвину, «относящимися к животным, достойными стать жертвой богам». Но Конфуций никогда не писал о кроликах.

Двое других авторов – Ф. Е. Зонер и Х. Нахстейм [F. E. Zeuner and H. Nachtsteim] – ещё больше провинились. Этот дуэт исказил историю, рассказанную св. Григорием Турским в шестом веке. Это история о человеке, заболевшем в тот момент, когда он угрожал разграбить город Тур. Якобы, этот человек ел молодых кроликов во время Великого Поста – в результате чего, по мнению Григория, и умер из-за божественной кары. Зонер и Нахстейм поняли большую часть истории неправильно, и их неверная интерпретация привела к появлению современного мифа о папе Григории. Это был не папский вердикт, а просто история одного человека. И эта история явно не одобряла поедание кроликов во время Великого поста. Там ничего не говорилось о популярности подобной еды. Также св. Григорий Турский и папа Григорий Великий – это вообще два разных человека.

И всё же, из-за неправильной интерпретации Зонера и Нахстейма, и механически повторяющих за ними людей, легенда о случайно одомашнившем кроликов папе превратилась в общепринятый факт. Таков был источник вида благодаря естественному отбору. «Это прекрасный миф, успешно поддерживаемый постоянным некритическим распространением в начальных параграфах множества работ по одомашниванию кроликов», — говорит Ларсон.

Так какова же реальная история одомашнивания кроликов? «У нас такой нет», — говорит Ларсон.

Археологические свидетельства говорят о том, что в Испании и Франции ели кроликов ещё со времён эпипалеолита, в промежутке от 20 000 до 10 500 лет назад. В средние века они превратились в еду высокого статуса, и люди начали перевозить их по Европе. Но сложно указать, когда это произошло, из-за, как пишут Ирвин-Пиз и Ларсон, «вторжения кроликов археологическую стратиграфию». Проще говоря: сложно узнать, произошла ли найденная кроличья кость от древнего кролика, или от недавно бывшего там.

Генетические исследования мало чем помогают. Теоретически должна быть возможность сравнить геномы диких и домашних кроликов, живущих сегодня, измерить, насколько они различны, и проработать вопрос того, сколько им потребовалось бы времени на наработку этих различий. При помощи такого подхода Ларсон оценил, что общий предок домашних кроликов отделился от диких в промежутке между 12 200 и 17 700 лет назад. Эти даты кажутся слишком отдалёнными, и с ними есть две проблемы.

Во-первых, для таких подсчётов необходимо знать, как быстро ДНК кролика меняется со временем – и учёные сделали четыре отличные оценки этой скорости, сильно различающиеся между собой. Во-вторых, возможно, что Ларсон с командой выбрали не ту популяцию диких кроликов, не происходящую на самом деле от той же группы, из которой произошли домашние. Ларсон считает, что, вероятно, в этом всё дело.

Это не должно быть такой уж сложной проблемой. Кролики были одомашнены сравнительно недавно, и всё же ни история, ни археология, ни генетика не может точно указать этот момент. «Есть чёткие генетические свидетельства того, что домашние кролики находятся в близком родстве с дикими кроликами во Франции, от которых они в основном произошли», — говорит Мигель Карнерио из CIBIO, недавно проведший своё генетическое исследование кроликов. «Но момент, мотивация и лежащий в основе этого процесс до сих пор чётко не выяснены».

Ларсон считает, что это происходит потому, что люди неправильно представляют себе одомашнивание в виде единственного события. «Сначала всё идёт без изменений, а потом что-то внезапно меняется, как гром среди ясного неба, и после этого всё становится другим, — говорит Ларсон. – На этом построено множество наших историй. Но если вы ищете определённый момент одомашнивания, вы его не найдёте. Он будет ускользать из ваших пальцев».

Одомашнивание – это процесс, а не момент. Люди охотились на кроликов десятки тысяч лет назад. Они перемещали диких животных вокруг Средиземноморья. Римляне содержали их в загонах для скота под названием leporaria. Средневековые британцы содержали их в «насыпях-подушках» – кучах почвы, служивших земляными клетками. Потом они использовали реальные клетки. В итоге мы начали разводить их, как домашних животных. Эти действия не представляют собой какой-то момент, в который кролики перепрыгнули через порог одомашнивания. Но в целом они показывают, как дикие кролики превратились в одомашненных.

Поэтому Ларсон и говорит о том, что «когда» – неправильный вопрос по отношению к одомашниванию. Ему также не нравится и вопрос «зачем». Многие истории об одомашнивании представляют людей в качестве действующих лиц, имеющих чёткие намерения, похищающих животных из дикой природы и разводящих их с какой-то целью. Миф о папе Григории идеально накладывается на эту платформу, из-за чего в частности он и существовал так долго.

Проблема в том, что не существует чётких свидетельств того, что люди одомашнивали кого-либо намеренно (за исключением, возможно, варианта с домашними лисами, которых разводили с научной целью). Не существует недвусмысленного случая, когда люди поймали дикое животное с чёткой целью его одомашнить. Вместо этого, к примеру, скорее всего, дикие волки в поисках еды были привлечены охотой людей или кучами остатков пищи, выработав в итоге более терпимое отношение, что привело к их превращению в собак. Точно так же мышей привлекали наши зернохранилища, а кошек – мыши. «В одомашнивании нет вопроса „почему“, — говорит Ларсон. – Это относится к некоей направленности, которой, судя по всему, не существует».

«Это коэволюционный процесс, который очень трудно разделить на части, — говорит Мелинда Зедер, археолог из Смитсоновского инситутута. – Мы не рассматриваем ситуации типа или-или. Нам нужно понять этапы, которыми люди и кролики сошлись вместе. До тех пор мы не поймём одомашнивание. До тех пор мы будем просто писать банальные статьи [игра слов — fluff pieces можно перевести, как „банальные статьи“, или как „пушистые комочки“ / прим. перев.]».

Автор: Вячеслав Голованов

Источник

Поделиться

* - обязательные к заполнению поля